Автонимная коннотация фигуры «другого» в смысловой организации дискурса (на материале современных англоязычных научно-популярных статей) icon

Автонимная коннотация фигуры «другого» в смысловой организации дискурса (на материале современных англоязычных научно-популярных статей)



НазваниеАвтонимная коннотация фигуры «другого» в смысловой организации дискурса (на материале современных англоязычных научно-популярных статей)
Садовская Екатерина Владимировна
Дата конвертации28.08.2012
Размер266.53 Kb.
ТипАвтореферат

На правах рукописи


Садовская Екатерина Владимировна


АВТОНИМНАЯ КОННОТАЦИЯ ФИГУРЫ «ДРУГОГО»

В СМЫСЛОВОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ДИСКУРСА

(на материале современных англоязычных научно-популярных статей)


Специальность 10.02.04. – германские языки


АВТОРЕФЕРАТ

на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


Самара 2008

Работа выполнена на кафедре романо-германской филологии

ОАНО ВПО «Волжский университет им. В.Н. Татищева» (институт)


^ Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор

Анохина Светлана Петровна


Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор,

зав. кафедрой лингвистики, межкультурной

коммуникации и социально-культурного

сервиса ГОУ ВПО «Самарский

государственный архитектурно-строительный

университет»

^ Вышкин Ефим Григорьевич


кандидат филологических наук, доцент

кафедры английского языка

ГОУ ВПО «Самарский государственный

педагогический университет»

^ Гусева Елена Васильевна


Ведущая организация: НОУ ВПО «Международный университет

бизнеса и новых технологий» (академия),

Институт лингвистики и массовой

коммуникации (г. Ярославль)


Защита состоится «4» декабря 2008 г. в «15.00» часов на заседании диссертационного совета Д 212. 16. 03 в ГОУ ВПО «Самарский государственный педагогический университет» по адресу: 443099, Самара, ул. М. Горького, 65/67, ауд. 9.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Самарский государственный педагогический университет».


Текст автореферата размещен на сайте: www.spgu.info

Автореферат разослан «__»________ 2008 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук, доцент Е.Б. Борисова

^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Реферируемая диссертация посвящена исследованию автонимной коннотации фигуры «другого» в смысловой организации дискурса на материале современных англоязычных научно-популярных статей.


В современной лингвистике особое внимание уделяется проблеме производства дискурса. Гетерогенность дискурсной ткани предполагает не только авторское участие в её формировании, но и участие фигуры «другого» как в эксплицитном, так и в имплицитном формате. Границы дефиниции «другого» могут быть расплывчатыми - «способ отчуждения личности от социального, выраженного в культуре и прежде всего в слове» [Бахтин, 1997: 366] или «другая культура и другие формы мышления» [Афанасьевский, 2001: 176]. Необходимость некой материализации присутствия «другого» в дискурсе обусловливает более точные лингвистические определения, где «другой» - это «синтаксические формы прямой и косвенной речи, которые однозначно обозначают в рамках предложения другой акт высказывания» [Отье-Ревю, 2002: 91].

Подобная материализация «другого» в дискурсе позволяет интерпретировать фигуру «другого» как один из составляющих элементов механизма инструкции по извлечению смысла дискурса. Необходимость изучения данного механизма поставлена на повестку дня лингвопрагматикой, когнитивной лингвистикой, контекстной семантикой и многими другими науками, что и обусловливает актуальность настоящего диссертационного исследования.

В качестве объекта исследования избрана смысловая организация дискурса.

Предметом выступает автонимная коннотация выражения фигуры «другого» в дискурсе. Под автонимностью понимается автореферентность, возникающая в том случае, когда имя указывает не на объект действительности, а на самое себя.

Материалом исследования послужили статьи из научно-популярных журналов, таких как британский официальный журнал общества науки NewScientist и американский официальный журнал национального географического общества National Geographic. Всего было проанализировано 3 822 страницы научно-популярного материала объёмом 305 132 словарных единиц, в работе представлено 975 примеров автонимной коннотации выражения фигуры «другого» в дискурсе.

Выбор материала исследования обусловлен тем фактором, что популяризация научного знания предполагает заимствование из другого дискурса, а прагматическая направленность, т.е. явная ориентация на читателя, делает эти заимствования «другого» более доступными для лингвистического наблюдения.

^ Методологической и теоретической базой исследования стали труды отечественных (Н.Ф. Алефиренко, Н.Д. Арутюнова, М.М. Бахтин, А.В. Бондарко, В.Г. Борботько, А.А. Зализняк, В.И. Карасик, М.Л. Макаров, И.А. Мельчук, Е.В. Падучева, В.Е. Чернявская, А.Д. Шмелёв и др.) и зарубежных (Р. Барт, П. Серио, Ж. Деррида, В. Коппл, Ж. Отье-Ревю, Дж. Сёрл, К. Хайлэнд, М. Хэллидей, З. Хэррис и др.) лингвистов в области теории дискурса, лингвопрагматики, контекстной семантики, логической семантики, теории смысла в лингвистике и психолингвистике.

В работе использовались следующие методы: метод дискурсивного анализа; метод контекстуального анализа для выявления основных характеристик случаев автонимной коннотации фигуры «другого»; анализ словарных дефиниций; статистический метод систематизации полученных данных.

Целью предпринятого диссертационного исследования является комплексное описание характерных особенностей автонимной коннотации фигуры «другого» в смысловой организации дискурса.

В соответствии с целью исследования поставлены следующие основные задачи:

1) выявить взаимосвязь между основными постулатами школ дискурсивного анализа и их аспектами изучения фигуры «другого» в дискурсе;

2) определить формы наивного метадискурса в научно-популярном дискурсе;

3) рассмотреть отношения между дискурсом и производителем через призму метадискурса путем исследования поля маркирования «другого»;

4) провести сопоставительный анализ маркирования автонимной коннотации «другого» в рубриках научно-популярного дискурса.

^ Основные положения, выносимые на защиту, могут быть сформулированы следующим образом:

- формы автонимной коннотации и её плотность диктуют определенную тематику в рамках институционального дискурса;

- автор, вводя фигуру «другого» в контекст своего сообщения, выполняет основные условия осуществления акта референции - когда говорящий намерен, чтобы дескрипция идентифицировала предмет X для адресата (при помощи отсылок к «другому», имя или источник «другого» не указаны), и когда говорящий намерен, чтобы дескрипция идентифицировала X для адресата, благодаря чему последний поймет его намерение (эксплицитные формы выражения «другого» с упоминанием конкретного имени или источника «другого»);

- к автонимной коннотации относятся те случаи, где источник информации не определен конкретно, а значит, и первоначальная субъектно-предикатная структура не может быть сохранена;

- сложные формы автонимной коннотации выражены комбинацией материальной и простой суппозиций и представляют собой случай референциональной неоднозначности.

^ Научная новизна диссертационной работы заключается в исследовании языка научно-популярного дискурса в рамках метадискурса с выделением форм неоднородности присутствия фигуры «другого».

^ Теоретическая значимость полученных выводов состоит в том, что они вносят определенный вклад в разработку методологии дискурс-анализа. Согласно гипотезе настоящего исследования метадискурс призван не описывать дискурс, а служить инструкцией для реципиента по интерпретации прочитанного или услышанного им материала.

^ Практическое значение настоящей работы определяется тем, что она содержит комплексное описание как простых, так и сложных форм автонимной коннотации «другого» с классификацией спектра маркирования этих форм в виде графических, вербальных, смешанных маркеров. Выводы, сделанные в ходе исследования, могут найти применение в обучении английскому языку в вузе, а именно в курсах стилистики и интерпретации текста.

^ Апробация результатов исследования. Результаты исследования излагались в докладах на всероссийских научных конференциях - «Актуальные проблемы теоретической и прикладной лингвистики и оптимизация преподавания иностранных языков» (ТГУ, Тольятти, 2005), «Актуальные проблемы прагмалингвистики в контексте межкультурной коммуникации» (ТГУ, Тольятти, 2006, 2007). Выигран грант на участие в X Летней гуманитарной школе «The Art of Change: Word as Performance in Modern Culture» при поддержке программы Fulbright (МГУ, 25-30 июня 2007 г.). По теме диссертации опубликовано 6 работ общим объемом 2,7 п. л., в том числе одна работа в издании, утвержденном ВАК.

^ Структура и объем диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, библиографического списка, включающего 184 наименований, 13 словарей, 35 источников иллюстративного материала, приложения. Общий объём диссертации составляет 197 страниц.


^ Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, формулируются его цель и задачи, определяются материал и методы исследования, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость результатов исследования, излагаются основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Изучение фигуры «другого» в дискурсе» излагаются теоретические положения, на которых основано настоящее исследование. В ней рассматривается понятие «дискурс» (1.1), изучаются национальные школы дискурса и дискурс-анализа - англоамериканская лингвистическая традиция (1.2.1), французская школа дискурса (1.2.2) и дискурсивный анализ в отечественной лингвистике (1.2.3). Отдельный раздел (1.3) посвящен фигуре «другого» в философской и лингвистической традициях. Выделяются подходы вышеупомянутых школ к исследованию фигуры «другого» в дискурсе. Основные постулаты теории интердискурса представлены в разделе 1.4.1, теории интертекстуальности – 1.4.2, теории метадискурса – 1.4.3.

Анализ научной литературы показал, что интенсивное применение понятия «дискурс» в современной лингвистике обусловлено различными подходами к описанию данного термина и многочисленными интерпретациями его содержания. При определении понятия «дискурс» существенное значение имеют научные традиции национальных школ дискурсивного анализа. Обзор англоамериканской, французской и отечественной лингвистической традиции в изучении дискурса обусловлен рассмотрением тенденций исследования фигуры «другого» в данных национальных школах.

Основное понимание дискурса в англоамериканской традиции, по нашему мнению, наиболее близко к понятию «функциональный стиль», где особенно тщательно анализируются языковые средства, формирующие дискурс. Изучение дискурса здесь отличается особой практической направленностью. В настоящее время англоамериканские школы остаются верными заложенным традициям и все чаще по результатам исследований создаются различные методические указания, дидактические пособия типа Teaching writers to anticipate readers’ needs (by K. Schriver, 1992), (Disciplinary Discourse: Social Interactions in Academic Writing (by K. Hyland, 2000), Discourse markers in oral narratives (by N.R. Norrick, 2001), Pragmatics and Discourse. A Resource Book for Students (by J. Cutting, 2002).

В соответствии со своей практической направленностью современные англоамериканские школы дискурс-анализа по-новому интерпретируют термин «метадискурс» – как «новый и интересный подход к концептуализации отношений между производителем текста, самим текстом и пользователем текста» [Hyland, 2005: 1]. Отсюда следует, что именно метадискурс выступает в качестве инструмента описания и интерпретации, а дискурс остается предметом описания.

Французская школа дискурсивного анализа по праву считается одной из самых значимых и фундаментальных школ исследования дискурса. Исследователи именно этой школы впервые начали изучать дискурс в широкой сфере действия, соединяя анализ дискурса с другими направлениями и разрабатывая новые, свободные подходы к изучению текста.

«Дискурс» во французской школе часто определяется как термин, синонимичный понятию речи (parole) и противопоставляемый языку (langue). Во всех употреблениях данного термина встречаются такие понятия, как «речь» (parole), «текст» (texte), «высказывание» как единица (enonce) и «высказывание» как процесс (enonciation). Дискурс здесь – это «конкретная манифестация устной или письменной речи, конкретный сложный и упорядоченный процесс или результат речепроизводства, индивидуальный речевой акт, объект межличностной коммуникации» [Жуков, 2007]. Развитие теории интердискурса как отношения дискурса к «уже имеющемуся» стало основополагающим фактором в исследованиях фигуры «другого» в дискурсе. Именно теория интердискурса способствовала созданию новых подходов к изучению спектра влияния выражения «другого» на формирование дискурса.

В большинстве современных работ, посвященных вопросам изучения дискурса, таких отечественных лингвистов, как В.Г. Борботько, В.И. Карасик, Ю.А. Левицкий, М.Л. Макаров, Ю.Е. Прохоров, К.Ф. Седов, В.Е. Чернявская и Е.И. Шейгал, основной акцент делается на критический обзор различных направлений в изучении дискурса, определяется место дискурса в контексте речевой деятельности и рассматриваются конститутивные характеристики и функции дискурса.

Проблематика исследований текста всегда была актуальна для отечественных лингвистов, поэтому вопрос о дифференциации понятий «дискурс» и «текст» является одним из важных методологических вопросов на сегодняшнем этапе развития отечественной лингвистики. Следует отметить, что в современной отечественной лингвистике дискурс часто трактуется с позиций деятельностного подхода. Дискурс рассматривается как единство текста и контекста, лингвистических и социокультурных компонентов. В.В. Красных определяет дискурс как «вербализованную речемыслительную деятельность, понимаемую как совокупность процесса и результата и обладающую как собственно лингвистическими, так и экстралингвистическими планами» [Красных, 2003: 84].

Рассмотрев основные тенденции в изучении дискурса англоамериканской, французской и отечественной школ, можно сделать вывод, что в современной трактовке понятие «дискурс» многозначно и тем не менее неразрывно связано с понятием «текст». Исходя из того, что текст – это не что иное, как взгляд на дискурс только с точки зрения внутреннего строения речевого произведения, в настоящем исследовании под дискурсом понимается текст и внеязыковые условия его реализации.

Анализ научной литературы показал, что в современной лингвистике существуют три основных направления, которые затрагивают проблему изучения фигуры «другого»: интердискурс, интертекстуальность и метадискурс.

Продолжая исследования М. Пеше, одного из основателей теории интердискурса, Жаклин Отье-Ревю обращает внимание на «присутствие «другого» в речевой цепочке, которую материально производит говорящий» [Отье-Ревю, 2002: 54]. Определяя форму присутствия «другого» как некую форму неоднорости дискурса, Ж. Отье-Ревю поясняет, что «другой» пересказанной речи – это «синтаксические формы прямой и косвенной речи, которые однозначно обозначают в рамках предложения другой акт высказывания» [Отье-Ревю, 2002: 91]. Ж. Отье-Ревю выделяет две основные формы неоднородности дискурса – эксплицитную и конститутивную.

К простым видам эксплицитной неоднородности дискурса относится большая область встроенных цитат, аллюзий, стереотипов, реминисценций, когда эти фрагменты обозначаются как «взятые из другого источника» (как говорит Х, повторяя выражение Х; то, что Х называет [Отье-Ревю, 2002: 91]. Приведем пример:

Haiti's voodoo or vodun has been characterized by Yale art historian Robert Thomson as «one of the signal achievements of people of African descent in the western hemisphere» [National Geographic, September 1992: 90].

Подобные случаи считаются эксплицитными в силу своей явной маркированности. Такие фрагменты, как правило, выделены кавычками, курсивом, интонацией или отмечены каким-либо комментарием. Отличительным признаком данного вида эксплицитной неоднородности дискурса можно назвать указание на конкретного субъекта заимствованного высказывания.

Ещё один простой вид эксплицитной неоднородности дискурса представлен формами или, как называет их Ж. Отье-Ревю, «формулами наивного метадискурса» [Отье-Ревю, 2002: 56]. Это формы чтения и письма, которые уточняют или объясняют другой статус их элементов. Маркирование таких фрагментов производится при помощи глосс, которые называют другого или выявляют его. Например:

^ It was there, every summer, that my family rented a cabin, as Minnesotans say, at «the lake» - in our case, Gladstone, a quiet 400-acre lake near Brainerd [National Geographic, September 1992: 89].

Jamaican Maroons - the word comes from the Spanish cimarron, or runaway bedeviled the English until peace treaties between their leaders and colonial authorities were signed in 1739 and later [National Geographic, September 1992: 89].

Такие фрагменты, как правило, маркированы не столько графически, сколько вербализованно, то есть при помощи таких глосс, которые называют не конкретного субъекта, а целый класс, род или язык «другого».

Среди форм наивного метадискурса можно отметить обороты, выражающие сомнение, оговорку, поправку и уточнение [Отье-Ревю, 2002: 56]. Ср.:

They range in size from the lordly killer whale (technically a dolphin), often nearly 30 feet long, to five-foot creatures such as the rare black dolphin of Chile [National Geographic, September 1992: 13].

^ He named the new pterosaur Sordes pilosus, or «hairy devil» [National Geographic, May 2001: 87].

The number would correlate with [what they would say] if you asked them to gauge how pleasant it was [NewScientist, 17 November 2007: 49].

Наблюдая за маркированными формами эксплицитной неоднородности дискурса, которые так или иначе приводят к «другому», можно сделать вывод, что исследование фигуры «другого» в этом случае носит сугубо лингвистический характер. «Другой» в эксплицитных формах – это слова, принадлежащие не автору дискурса, а другому субъекту или группе субъектов.

Теория интертекстуальности, безусловно, ориентирована на исследование фигуры «другого». Однако нельзя не отметить, что термин «интертекстуальность» является скорее литературоведческим, нежели сугубо лингвистическим. Не случайно большинство работ в области теории интертекстуальности посвящены скорее стилистическим тропам, за которыми можно наблюдать фигуру «другого».

В самом общем плане под интертекстуальностью понимаются отношения между текстами в непрерывном континууме их существования. Смысл этого таков: «…в данном контексте имеет место присутствие одного или нескольких предшествующих текстов, а значит, в ходе анализа подлежит распознанию отношение, возникающее между текстом и его предтекстами, которые могут находиться в неограниченном по отдаленности временном пространстве» [Глушак, Мирский, 2007: 40-41].

Рассматривая внутритекстовые и межтекстовые связи, нельзя не затронуть теорию метадискурса - подход американских и британских исследователей к изучению текста. Термину «метадискурс» свойственна многозначность. Одни лингвисты ограничивают его лишь описанием элементов текста, которые отсылают непосредственно к самому тексту, такие как «we now turn to another topic» или «this will be discussed in the next chapter», называя это «метатекстом или рефлексивностью текста» [Buhton, 1999]. Другие сужают описание термина метадискурс до эксплитивных утверждений, таких как «I believe that» или «We demonstrate that» [Beauvais, 1989]. Для того чтобы устранить расплывчатость терминологических границ понятия «метадискурс», К. Хайлэнд предложил более совершенную классификацию метадискурса, которая основана на функциональном подходе к изучению способов влияния автора на создаваемый им текст [Hyland, 2005]. К. Хайлэнд выделил два основных вида метадискурса в зависимости от аспекта взаимодействия (two dimensions of interaction): авторское взаимодействие с текстом (interactive dimension) и авторское взаимодействие с читателем (пользователем) (interactional dimension) [Hyland, 2005: 49].

В аспекте авторского взаимодействия с текстом К. Хайлэнд систематизирует следующие виды маркеров: перемещение (transition); внутритекстовая ссылка (endophoric marker); маркер доказательства (evidentials); глоссы (code glosses) [ibid.: 50-52].

К маркерам фигуры «другого» можно отнести маркеры доказательства, глоссы и внутритекстовые ссылки. Маркеры доказательства - это металингвистические указания на другой источник информации, помогающие читателю или слушателю интерпретировать воспринимаемый им текст. Это может быть как информация, основанная на слухах, так и информация, взятая из надежного источника. Маркерами доказательства в английском языке могут служить следующие конструкции: (date)/(name), [ref. no.]/[name], to cite X, to quote X, according to X, cited, quoted. Употребление таких маркеров наблюдается в следующих случаях:

^ The first widely cited appearance of this model was in paper in 1925 [NewScientist, 1 July 2006: 40].

Mutations in the canine genome have played a bigger role in dog evolution than we thought and have given breeders a rich genetic palette to dip into (Genome research, DOI: 10.1101/ gr. 5117706/ Webster) [New Scientist, 1 July 2006: 18].

According to Jason Weeden at Arizona State University, it is to go forth and multiply [NewScientist, 21 June 2008: 22].

Глоссы предоставляют дополнительную информацию, перефразируя, объясняя или поясняя то, что уже было сказано как и ранее автором, так и другим источником. Примеры глосс в английском языке: as a matter of fact, called, defined as, e.g., for example, for instance, i.e., in fact, in other words, indeed, known as, namely, say, put another way, such as, that is, that is to say, that means, this means, which means. Большая часть данных глосс скрывают за собой фигуру «другого». Ср.:

Lisi added gravity into the mix by including two force-carrying particles called «e-phi» and «omega», to the F4 diagram - creating a «gravi-electrowcak» force [NewScientist, 17 November 2007: 9].

Best Buy formula for stock funds gives equal weight to five year performance, adjusted for volatility, and to annual ownership costs, defined as one-fifth of any front-end sales charge [NewScientist, 31 May 2006: 38].

Маркеры доказательства и глоссы представляют собой имплицитную косвенную речь, которая, как правило, выражается при помощи предложно-вербальных сочетаний, или пересказанную косвенную речь с сохранением первоначальной субъектно-предикатной структуры и обязательным указанием на источник информации.

Пересечение полей интердискурса, интертекста и метадискурса наиболее отчетливо наблюдается в научно-популярном дискурсе, изучаемом подробно во второй главе диссертационной работы. Научный аспект научно-популярного дискурса, рассматриваемый в свете выражения в нем нового знания, видится возможным понимать как интердискурс. Так, по мнению Н.В. Данилевской, «научный текст функционирует именно как интердискурс, вбирающий в себя широкий фонд уже имеющихся дискурсов» [Данилевская, 2005]. Популяризация научного знания в научно-популярном дискурсе достигается путем ведения диалога между авторским текстом и предшествующим, что позволяет сделать вывод о наличии в научно-популярном дискурсе интертекстуальных признаков. Метадискурсивное поле в научно-популярном дискурсе представлено широким спектром маркированности дискурса «другого».

Вторая глава «Смысловая организация дискурса» посвящена анализу научно-популярного дискурса в системе научной коммуникации (раздел 2.1). В рамках второй главы выделен компонент смысла дискурса, который являются актуальным при изучении фигуры «другого» в смысловой организации дискурса, а именно - референция (2.2, 2.4). Раздел 2.4.1 характеризует виды референции автонимной коннотации «другого». Особое внимание уделено анализу форм автонимной коннотации и видам их маркирования (2.5, 2.6).

Отличительным признаком научно-популярных статей, согласно исследованиям К. Хайлэнда, считается «заимствование слов «другого»» или «маркирование чужих смыслов» (по В.Е. Чернявской) при формировании нового знания [Hyland, 2005: 95].

Проиллюстрируем вышеизложенное следующим сравнительным анализом статьи «^ Are devastating hurricanes becoming the norm?», взятой из журнала NewScientist, и её оригинала - научного доклада «Changes in tropical cyclone number, and intensity in a warming environment», опубликованного в журнале Science. Объем научного доклада составляет 2735 слов, объём научно-популярного изложения этого же доклада - 506 слов. В докладе обнаружена 31 фоновая ссылка на указание точного источника заимствованного материала, в научно-популярной статье - лишь одна фоновая ссылка на вышеупомянутый доклад, а источники информации выражены через приблизительное указание «researchers». Ср.:

Научный доклад «Changes in tropical cyclone number, and intensity in a warming environment»: P. J. Webster, G. J. Holland, J. A. Curry, H.-R. Chang examined the number of tropical cyclones and cyclone days as well as tropical cyclone intensity over the past 35 years, in an environment of increasing sea surface temperature. A large increase was seen in the number and proportion of hurricanes reaching categories 4 and 5. The largest increase occurred in the North Pacific, Indian, and Southwest Pacific Oceans, and the smallest percentage increase occurred in the North Atlantic Ocean. These increases have taken place while the number of cyclones and cyclone days has decreased in all basins except the North Atlantic during the past decade.

Научно-популярная статья: «Are devastating hurricanes becoming the norm?» Are the most powerful, devastating hurricanes becoming the norm? ^ Hurricane researchers are divided over the issue. When hurricane Dean reached category 5 strength in the Caribbean on Monday night, 2007 became the fourth year out of the past five to host the most intense category of storm - an unparalleled record.

Помимо этого, в оригинале присутствуют 8 графиков с изображениями возможной продолжительности урагана, уровня его мощности, количество ураганов в год в различных регионах и т.п. В научно-популярной статье все эти графические разработки представлены двумя предложениями: Category 5 storms have been uncommon: during 43 of the seasons since 1940, no such storms were recorded. The only time before now that a category 5 storm has been recorded during three out four years was between 1958 and 1961.

Отсутствие графиков в данном случае подтверждает тот факт, что полноценные научные труды сфокусированы на самом ходе исследования, а материалы научно-популярного изложения - непосредственно на объекте исследования.

Научные определения доклада часто заменяются лексикой, доступной для обычного обывателя. Так, tropical cyclone заменено на привычный hurricane, глагол to increase - на сленгизм to fuel more и т.п. Подобные изменения подтверждают прагматическую доминанту научно-популярного дискурса на усредненного рецептора.

Замена повествовательных предложений на вопросно-ответные комплексы свидетельствует об экспрессивности и диалогичности стиля научно-популярного дискурса. Ср.:

During the hurricane season of 2004, there were 14 named storms in the North Atlantic, of which 9 achieved hurricane intensity > Are the most powerful, devastating hurricanes becoming the norm?

Научно-популярная статья может быть «переложением» не только одного научного исследования, но и нескольких трудов одновременно, что, соответственно, повышает уровень возможности автонимного употребления высказываний «другого». Все вышеупомянутые особенности характера построения научно-популярных статей явились ключевыми в выборе исследовательского материала для данной диссертационной работы.

Основным предметом исследования настоящей работы является автонимная коннотация фигуры «другого» в дискурсе. В основу подхода, принятого в настоящей работе, положено представление о сущности коннотации, созвучное представлению Р. Барта - «связь, соотнесенность, анафора, метка, способная отсылать к иным - предшествующим, последующим или вовсе ей внеположным - контекстам, к другим местам того же самого (или другого) текста» [Барт, 2001: 35].

Автонимность, или автореферентность, возникает в том случае, когда «имя указывает не на объект действительности, а на самое себя» [Куайн; ссылки по: Арутюнова, 1982: 31]. Сочетание термина «коннотация» с определением «автонимная» было использовано в работе Ж. Отье-Ревю [Отье-Ревю, 2002: 54]. В работе отечественного лингвиста А.Д. Шмелева термин «автонимная коннотация» созвучен с термином «автонимное употребление выражений», под которым подразумевается употребление выражений в качестве обозначений самих себя, когда «референция не зависит от значения» [Шмелев, 2002: 29].

Говоря об основных условиях осуществления референции, Дж. Сёрл выделял следующие действия говорящего: а) когда говорящий намерен, чтобы дескрипция идентифицировала предмет Х для адресата сообщения, и б) когда говорящий намерен, чтобы дескрипция идентифицировала Х для адресата, благодаря тому, что последний поймет намерение говорящего идентифицировать предмет Х, причем автор намерен, чтобы адресат узнал его намерение, прибегнув к своим знаниям правил построения дескрипции и сведениям о контексте [Серл; ссылки по: Арутюнова, 2005: 189]. Таким образом, высказывания, содержащие отсылки к «другому», представляют собой акт референции.

Интерпретируя условия осуществления акта референции в рамках данного исследования, мы полагаем, что автор, вводя фигуру «другого» в контекст своего сообщения при помощи цитаций, косвенной речи и всевозможных сносок (т.е. непосредственно тех ярко выраженных способов, в которых есть упоминание конкретного имени «другого»), действительно осуществляет условие б) - он делает это осознанно, чтобы адресат узнал его намерение. Используя те способы отсылки к «другому», где имя или источник «другого» не указаны, автор сообщения руководствуется условием а) - для него важно, чтобы предмет был идентифицирован для адресата, при этом он осознает, что его намерение может быть и непонято.

Случаи автонимной коннотации принято подразделять на:

- случаи, когда выражение имеет в качестве референта стоящее за ним понятие («простая суппозиция»);

- случаи, когда референтом является устная или письменная форма данного выражения («материальная суппозиция») [Шмелев, 2002: 29]. Примеры автонимной коннотации:

^ He does not even offer a cup of raksi, or grain alcohol [National Geographic, December 1993: 33] - материальная суппозиция. Подобная референция к внешней стороне выражения, как правило, маркируется графически. Лексема raksi в источнике маркирована курсивом и означает форму называния тибетцами спирта. Как правило, курсивом маркируются так называемые интерлингвальные включения, то есть выражения на языке, отличном от языка оригинального дискурса.

Однако материальная суппозиция автонимной коннотации может быть представлена смешанным способом маркирования. Это те случаи, когда выражение «другого» маркировано как графически, так и вербально:

^ They are valley people or Rong-pa as Dol-pa call them [National Geographic, December 1993: 12].

Лексема Rong-pa в источнике выделена курсивом и сопровождается декларативным глаголом to call. Декларативные глаголы, или глаголы называния, также указывают на внешнюю сторону лексемы Rong-pa. К выражениям, которые указывают на материальную суппозицию, относятся: christened as, labelled as, called as, described as, reported as, referred as, advertised as, named as, touted as, dubbed as, quoted as, defined as, denounced as, distinguished as, identified as, known as. Самыми распространенными из них можно назвать labelled as, called as, named as, touted as, dubbed, as known as, именно их «неофициальность» характерна для специфики изложения научно-популярного материала.

Простая суппозиция может быть проиллюстрирована различными видами фоновых ссылок, которые часто встречаются в научно-популярных статьях:

^ Experimental findings do not support this idea (Current Opinion in Psychiatry, vol 15, p 510) [New Scientist, 20 March 2004: 38].

They know whether a call signifies a medium or high-level threat (Proceedings of the National Academy of Sciences, DOI: 10.1073/pnas.06-5183104) [NewScientist, 24 May 2008: 32].

Недавно появившаяся в фоновых сносках аббревиатура DOI расшифровывается как ^ Digital Object Identifier (system for identifying and exchanging intellectual property in the digital environment). Номер DOI позволяет читателю найти и распознать материал в цифровом изображении - как правило, здесь речь идет не только о возможности найти информацию в электронном виде, но и о возможности получить визуализацию информации в виде фотографий и видеороликов. Фоновые сноски можно отнести к простой форме автонимной коннотации, что объясняется высоким уровнем их маркированности.

В данных примерах имеет место референция к конкретной стороне выражения, где в качестве референта употребляется стоящее за ним понятие.

Особый случай референции, на наш взгляд, представляют сложные формы автонимной коннотации фигуры «другого», такие как гетерогенные лексические единицы, т.е. слова, неоднородные по своему формообразованию. Такой случай референции можно проиллюстрировать следующим примером:

^ Human seafarers have spread cats, dogs, rats, foxes, rabbits and weasels to new places, contributing to the McDonaldisation of Earth’s biota [New Scientist, September 2006].

Лексема McDonaldisation не зафиксирована ни в одном из словарей, на которые мы опирались в данном исследовании. Речь идет о широкой сфере влияния сетевой индустрии McDonalds на жизнь человека, о некой глобализации этого бренда. Столь популярное в современной прессе слово globalisation и послужило основой для создания термина McDonaldisation. Референция на ресторанную сеть McDonalds в данном случае совершенно очевидна, а вот референция на термин «globalisation» прослеживается не в таком явном виде и требует обращения к более широкому контексту, причем необязательно в рамках статьи. Наличие двух видов референции автонимной коннотации дает основание предположить, что сложные формы автонимной коннотации представляют собой комбинацию материальной и простой суппозиций, каждая из которых способна проявляться в большей или меньшей степени. Так, в слове McDonaldisation корневая морфема McDonald - это простая суппозиция, за которой стоит конкретное понятие McDonalds, аффиксальная морфема -ation - это материальная суппозиция, референтом которой является часть формы написания и произношения слова globalisation. Подобная игра слов, или каламбур, представляет собой один из самых сложных видов языковой игры и является примером «референциональной неоднозначности» [Шмелев, 2002: 256].

Частотное соотношение трех случаев референции автонимной коннотации фигуры «другого» в научно-популярном дискурсе можно продемонстрировать следующей диаграммой:




Процентное содержание простой суппозиции, представленной различными фоновыми сносками, оказалось на 13% меньше, чем процентное содержание материальной суппозиции. Именно процентное содержание материальной суппозиции выступило превалирующим компонентом смысла научно-популярного дискурса, где внешняя сторона понятия оказывается несколько важнее непосредственного источника информации. Это подтверждает тот факт, что популяризация научного знания не предполагает детализации источников информации, она в силу своей прагматичной ориентации призвана быть сфокусированной на самом объекте исследования.

В ходе исследования была разработана классификация маркеров автонимной коннотации фигуры «другого»:

^ 1) графический вид маркирования - разнообразные графические изменения текста, такие как кавычки, курсив, скобки, шрифт повышенного или пониженного кегля;

^ 2) вербальный вид маркирования - лексические, синтаксические и лексико-синтаксические маркеры, такие как декларативные глаголы, или глаголы говорения (определение по О.С. Ахмановой), предлоги, предложно-вербальные сочетания;

^ 3) смешанный вид маркирования - комбинация графического и вербального видов маркирования;

4) немаркированный вид - сложные формы автонимной коннотации «другого».

В ходе настоящего исследования нами было зафиксировано 416 случаев графического вида маркирования, 161 случай смешанного вида, 361 - вербального вида и 33 - немаркированного употребления выражения «другого».

Процентное соотношение всех четырех видов маркирования в научно-популярном дискурсе можно представить следующей диаграммой:




Подобный результат можно назвать вполне ожидаемым, графический и вербальный виды маркирования являются самыми частотными приемами указания на «другого», немаркированное употребление составляет периферию данного исследования спектра маркирования в силу своего имплицитного характера.

Однако в ходе проведения анализа научно-популярного дискурса было отмечено, что характер маркирования не остается константным, он меняется в зависимости от содержания и вида изложения научно-популярного материала. Именно поэтому считается целесообразным разделить научно-популярный дискурс на так называемые рубрики и проследить характер изменения маркирования.

За основу классификации рубрик научно-популярного дискурса было взято стандартное разделение научно-популярных статей редакторским отделом журнала NewScientist на темы, объединяющие разнообразные материалы в соответствии с наукой, о которой в них идет речь. Таким образом, было выделено 5 основных рубрик научно-популярного дискурса:

^ BEING HUMANS (в данной рубрике публикуются материалы, посвященные исследованиям эволюции человека, здесь часто характеризуются этапы развития мозга человека и приводятся новые примеры научных работ в этой области; статьи по психологии тоже можно отнести к данной рубрике, где обсуждаются актуальные исследования эмоционального мира человека, возрастной и социальной психологии).

FUNDAMENTALS (в данной рубрике речь, как правило, идет о фундаментальных исследованиях в таких науках, как астрономия и космология, физика, химия; рассматриваются инновационные методы нанотехнологий, периоды развития ядерной эпохи и квантового мира).

HEALTH (материалы, посвященные исследованиям физического и умственного здоровья человека; здесь часто анализируются работы генетиков, рассматриваются вопросы о новых методах лечения онкологических заболеваний, анализируются новые лекарственные препараты и т.п.).

^ LIVING WORLD (настоящая рубрика характеризуется большим количеством статей, посвященных изучению окружающей среды, генетически модифицированным организмам, исследованиям в области биологии и астробиологии).

OPINION (рубрика, представленная в основном материалами, которые посвящены социальным сторонам жизни человека, здесь рассматриваются вопросы истории и политики разных стран; сюда можно отнести заметки репортеров, исследующих особенности жизни и культуры других народов).

Все эти рубрики объединяет лишь одно - каждая из них рассматривает серьезные научные материалы в популяризованном масштабе.

В рамках каждой рубрики было изучено 65 статей, общее количество слов в рубрике «Health» - 45018, количество автонимной коннотации «другого» - 186 случаев; количество слов в рубрике «Being Humans» составило 61 146, случаев автонимной коннотации «другого» - 207; рубрика «Fundamentals» состоит из 53583 слов и 183 примеров автонимной коннотации; рубрика «Living World» составляет 62192 слова с 193 примерами автонимной коннотации, наконец, рубрика «Opinion» представлена 83238 словами и 206 случаями автонимной коннотации фигуры «другого».

Результат анализа маркирования автонимной коннотации в рубриках можно представить в виде следующей таблицы:



Последний раздел диссертационного исследования посвящен сложным формам автонимной коннотации. Подобные случаи автонимной коннотации фигуры «другого» составляют периферию исследования - 32 примера (3% от общего количества). К сложным формам автонимной коннотации фигуры «другого» можно отнести разнообразные устойчивые выражения, однородность которых нарушена. Здесь речь идет о концепте «гетерогенности дискурса», впервые упомянутом французскими структуралистами в конце XX века.

^ Meanwhile, Christman’s theory has an Achilles’ hand that yet to be resolved [NewScientist, 5 November 2005: 36].

В статье под названием «The secret of human handedness» речь идет о научных исследованиях, посвященных возможным причинам, по которым люди становятся левшами. Автор статьи не совсем согласен с одним из исследователей и именно поэтому изменяет устойчивое выражение Achilles’ heel на Achilles’ hand. Несмотря на гетерогенность этого выражения, дискурс «другого» в данном случае вполне очевиден.

К подобным случаям изменения однородности высказывания можно отнести и следующий пример - название статьи о двух новых исследованиях в области космологии - «It’s a wonderful cosmos…» [NewScientist, 7 June 2008: 50]. Заглавие статьи ассоциируется с названием известной песни джазового исполнителя Луи Армстронга «It’s a Wonderful World», но лишь более детальное исследование этого примера раскрыло истинную аллюзию на название известного американского фильма режиссера Фрэнка Капра «It’s a Wonderful Life», вышедшего в 1946 году, сюжет которого коррелирует с содержанием статьи.

К сложным формам автонимной коннотации фигуры «другого» можно также отнести случаи «внутрисловесного употребления». Приведем пример:

^ Open wide and say plazmaaahh [New Scientist, July 2006: 32].

Совмещая лексему plazma и междометие aah на уровне их звукового и семантического употребления, то есть применяя парономазию, автор обыгрывает выражение open wide, которое может быть понято не только как «широко открывать рот» (например, при посещении врача пациента просят открыть рот), но и как «изумляться чему-либо». В статье повествуется о новейших тенденциях использования плазмы в современных технологиях, что, безусловно, должно вызвать интерес и удивление читателя возможности такого широкого внедрения плазмооборудования. Морфема aah в слове plazmaaahh является автонимной коннотацией фигуры «другого».

Итак, в исследуемом материале среди сложных форм автонимной коннотации «другого» можно выделить три основных случая: нарушение однородности устойчивого выражения, или декомпозиция, аллюзия на популярное название (это может быть название кинофильма, телепередачи, музыкального произведения, художественного произведения и т.п.) и «внутрисловесная игра». Процентное соотношение этих трех основных сложных форм автонимной коннотации «другого» в рамках научно-популярного дискурса можно представить в виде следующей диаграммы:




Превалирующей формой автонимной коннотации фигуры «другого» в рамках научно-популярного дискурса выступает аллюзия на популярное название, что объясняется доминантой научно-популярного дискурса - популяризацией научного знания. Популярные названия вызывают знакомые ассоциации и служат неким фактором позитивного восприятия материала. Вполне ожидаемым результатом исследования можно назвать достаточно низкий процент использования «внутрисловесной» игры, который вызван высокой степенью имплицитности этой сложной формы автонимной коннотации «другого». Нарушение однородности устойчивого выражения лишь на 2 процента превышает менее употребляемую форму автонимной коннотации, что тоже может свидетельствовать об имплицитности. Сложные формы автонимной коннотации потому и называются сложными, что их имплицитность затрудняет процесс их идентификации.

В заключении на основе результатов работы, изложенных в соответствующих главах, подводятся итоги исследования и делаются выводы общего характера о роли автонимной коннотации фигуры «другого» в формировании смысловой ткани дискурса. Дальнейшие перспективы исследования связаны в первую очередь с детальным изучением сложных форм автонимной коннотации и их влиянием на границы популяризации научного дискурса, которые в связи с появлением Интернета становятся размытыми.

^ Основные положения диссертационного исследования изложены
в следующих публикациях:


Научные статьи

а) опубликованные в ведущем российском периодическом издании ВАК:

1. Садовская Е.В. Интердискурс. Интертекстуальность. Метадискурс. К проблеме формирования высказывания «другого» в дискурсе [Текст] /
Е.В. Садовская // Вестник СамГу, гуманитарная серия / Под ред. Г.П. Ярового. - Самара, 2008. - № 1(60). - С.167-176.

б) опубликованные в международных, всероссийских и региональных периодических изданиях, межвузовских и вузовских журналах, сборниках:

2. Садовская Е.В. Понимание термина «смысл» в дискурсе [Текст] /
Е.В. Садовская //Актуальные проблемы теоретической и прикладной лингвистики и оптимизация преподавания иностранных языков : материалы всероссий-ской научной конференции - Тольятти : ТГУ, 2005. - C. 46-48.

3. Садовская Е.В. К вопросу о маркерах метадискурса [Текст] /
Е.В. Садовская // Актуальные проблемы прагмалингвистики в контексте межкультурной коммуникации : материалы всероссийской научной конференции. - Тольятти: ТГУ, 2006. - C. 177-181.

4. Садовская Е.В. Фигура «другого» в философской и лингвистической традициях [Текст] / Е.В. Садовская // Актуальные проблемы теоретической и прикладной лингвистики и оптимизация преподавания иностранных языков : материалы всероссийской научной конференции с международным участием. - Тольятти : ТГУ, 2006. - C. 183-189.

5. Садовская Е.В. Отношения между текстом и его производителем через призму метадискурса [Текст] / Е.В. Садовская // Языкознание и литературоведение в синхронии и диахронии и методика преподавания языка и литературы : Альманах современной науки и образования. - Тамбов : Грамота, 2007. - № 3 (3). - С. 200-202.

6. Садовская Е.В. Сложные формы автонимного употребления выражения «другого» [Текст] / Е.В. Садовская // Языкознание и литературоведение в синхронии и диахронии и методика преподавания языка и литературы : Альманах современной науки и образования. - Тамбов : Грамота, 2008. - № 8(15). -
С. 170-171.









Похожие:

Автонимная коннотация фигуры «другого» в смысловой организации дискурса (на материале современных англоязычных научно-популярных статей) iconЖанрово-стилистические характеристики англоязычного научно-популярного дискурса (на материале периодических изданий по авиации)
...
Автонимная коннотация фигуры «другого» в смысловой организации дискурса (на материале современных англоязычных научно-популярных статей) iconПрагмалингвистические аспекты письменного делового общения (на материале англоязычных текстов контрактов и деловой корреспонденции)
Работа выполнена на кафедре английской филологии Самарского государственного университета
Автонимная коннотация фигуры «другого» в смысловой организации дискурса (на материале современных англоязычных научно-популярных статей) iconИнтертекстуальность как средство воздействия в политическом дискурсе (на материале англоязычных текстов о политической карьере А. Шварценеггера)
Негосударственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Международный институт рынка»
Автонимная коннотация фигуры «другого» в смысловой организации дискурса (на материале современных англоязычных научно-популярных статей) iconЛингвокультурный аспект языковой номинации (на материале англоязычных лингвокультурных сценариев "посещение ресторана", "посещение кинотеатра", "бытовое обслуживание")
Работа выполнена на кафедре английской филологии государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования...
Автонимная коннотация фигуры «другого» в смысловой организации дискурса (на материале современных англоязычных научно-популярных статей) iconЭпистолярный текст как составляющая ритуального и этикетного дискурса (на материале английского языка)
Работа выполнена на кафедре английской филологии государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования...
Автонимная коннотация фигуры «другого» в смысловой организации дискурса (на материале современных англоязычных научно-популярных статей) iconОсобенности аргументативного дискурса в сфере политической полемики (на материале электронных публикаций о выборах в бундестаг фрг 2005 г.)
Работа выполнена на кафедре немецкого языка Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Самарский...
Автонимная коннотация фигуры «другого» в смысловой организации дискурса (на материале современных англоязычных научно-популярных статей) iconФилоненко Татьяна Александровна жанрово-стилистические характеристики англоязычного научно-методического дискурса
Работа выполнена на кафедре английской филологии Самарского государственного педагогического университета
Автонимная коннотация фигуры «другого» в смысловой организации дискурса (на материале современных англоязычных научно-популярных статей) iconИнформация по организации и проведению XIII районной научно-практической конференции «Первые шаги в науку», I зональной научно-практической конференции Малой академии наук учащихся Кубани
В 13. 00 в моу дод «Дом детского творчества» – совещание с ответственными за научно-исследовательскую работу учащихся в школах
Автонимная коннотация фигуры «другого» в смысловой организации дискурса (на материале современных англоязычных научно-популярных статей) iconСодержание
Научно-методические принципы подбора персонала в современных организациях
Автонимная коннотация фигуры «другого» в смысловой организации дискурса (на материале современных англоязычных научно-популярных статей) iconСложноподчиненные предложения с придаточным определительным в функционально-прагматическом поле атрибутивности (на материале современных немецких газет)
Работа выполнена на кафедре немецкого языка государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Самарский...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов