Мифологический фрейм и его языковое выражение в философских романах а. Мердок icon

Мифологический фрейм и его языковое выражение в философских романах а. Мердок



НазваниеМифологический фрейм и его языковое выражение в философских романах а. Мердок
Степанова Елена Сергеевна
Дата конвертации28.08.2012
Размер232.85 Kb.
ТипАвтореферат


На правах рукописи


Степанова Елена Сергеевна


МИФОЛОГИЧЕСКИЙ ФРЕЙМ И ЕГО ЯЗЫКОВОЕ ВЫРАЖЕНИЕ В ФИЛОСОФСКИХ РОМАНАХ А. МЕРДОК


Специальность 10.02.04 – германские языки


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


Самара 2007

Работа выполнена на кафедре английского языка

государственного образовательного учреждения

высшего профессионального образования

«Самарский государственный педагогический университет»


^ Научный руководитель

кандидат филологических наук, доцент
Гусева Елена Васильевна







^ Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор,
заслуженный деятель науки РФ

Шехтман Николай Абрамович





кандидат филологических наук, доцент
^ Водоватова Татьяна Евгеньевна







Ведущая организация

Самарский государственный университет



Защита диссертации состоится «11» сентября 2007 г. в 15.00 часов на заседании диссертационного совета К-212.216.04 при Самарском государственном педагогическом университете по адресу: 443043, г. Самара, ул. М.Горького, 65/67, ауд. 9

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Самарского государственного педагогического университета.


Автореферат разослан «^ 9» августа 2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук, доцент Стойкович Г.В.


^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Диссертационное исследование посвящено комплексному анализу мифологического фрейма как подтекстового субстрата художественного текста с учетом четырех аспектов: экстралингвистического, семантического, когнитивного и собственно лингвистического.

В центре внимания когнитивной лингвистики находятся процессы получения, обработки, хранения информации. Категориальный аппарат когнитивной лингвистики включает в себя оперативные единицы памяти – фреймы, концепты. Фрейм в его базовом определении – это структура данных для представления стереотипной ситуации [Минский 1979]. Концепт, согласно В.А. Масловой, – основная ячейка культуры в ментальном мире человека [Маслова 2004]. Культурными концептами становятся только те коллективные представления о явлениях действительности, которые актуальны и ценны для данной культуры, имеют большое количество языковых единиц для своей фиксации и хранятся в духовной памяти народа. Как результат мыслительной деятельности, концепт имеет свою форму (структуру), одним из возможных способов описания которой является фрейм. Отсюда следует, что фрейм – структура культурного знания о мире, которая ассоциируется с конкретными языковыми единицами.

Набор типичных фреймов варьируется в рамках коллективного когнитивного пространства и изменяется в ходе человеческой деятельности. Однако в каждой культуре имеются ментальные культурные образования, отражающие, «что в данной культуре типично, а что – нет» [Карасик 2004]. Одним из таких ментальных культурных образований является миф.

Мифы выражают знание о культурных феноменах, которое является частью коллективной когнитивной базы представителей данного культурного пространства. Миф выступает и как символическая форма, и как регулятор поведения, и как вид художественного творчества. Одна из особенностей мифа заключается в том, что он способен к трансформации: в художественном тексте он предстает в виде сюжета, который ведет к пониманию концепта как глубинного смысла произведения. С другой стороны, концепт может быть структурно представлен в виде фрейма. Отсюда, понятие «мифологический фрейм» (МФ) позволяет соединить сюжетную структуру и структуру мифа как содержащую накопленные знания о мире. Иными словами, МФ представляет специфическую, модифицированную модель представления знаний, хранящихся в памяти людей, и этим он интересен для когнитивной лингвистики.

Объектом настоящего исследования является мифологическая информация, репрезентированная с помощью фрейма в тексте художественного произведения.

Предмет исследования – структурные особенности мифологических фреймов, их собственно языковое выражение и способы введения в художественный текст.

Материалом исследования послужили произведения А.Мердок последнего периода ее творчества: «Монахини и солдаты» (“Nuns and Soldiers”) (1980), «Ученик философа» (“The Philosopher’s Pupil”) (1983), «Добрый подмастерье» (“The Good Apprentice”) (1985), «Книга и братство» (“The Book and the Brotherhood”) (1987), «Послание планете» (“The Message to the Planet”) (1989), «Зеленый рыцарь» (“The Green Knight”) (1993), «Выбор Джексона» (“Jackson’s Dilemma”) (1995). Мы намеренно ограничились этими временными рамками, так как именно в этот период А. Мердок было свойственно мифолого-религиозное мировоззрение, нашедшее отражение в текстах перечисленных романов.

Актуальность работы обусловлена необходимостью изучения мифологического фрейма как важного структурного и содержательного элемента текста. Именно фреймовой репрезентации знания отводится важная роль в изучении концептуально-информационной структуры текста и когнитивных аспектов восприятия, понимания и интерпретации текста читателем. В этой связи рассмотрение когнитивных способов введения мифа в текст произведения приобретает особую значимость.

Цель исследования состоит в описании мифологического фрейма как подтекстового субстрата произведения, что подразумевает анализ структурных особенностей мифологических фреймов, их языкового выражения и способов введения в художественный текст.

Поставленная цель определяет задачи исследования:

1) выявить сущностные характеристики мифологических фреймов и описать их структурные особенности;

2) проанализировать способы актуализации мифологических фреймов и их собственно языковое выражение в тексте художественного произведения;

3) показать, что фрейм несет в себе подтекст произведения, то есть является средством выражения авторской интенции;

4) описать индивидуально-авторское когнитивное пространство А. Мердок.

^ Научная новизна работы определяется тем, что в ней расширено определение мифологического фрейма. Также в работе впервые выявлены структурные особенности мифологических фреймов, их языковое выражение и способы введения в концептуально-информационное поле художественного текста. Впервые в работе поставлена цель показать, что мифологический фрейм несет в себе прагматическую установку в соответствии с интенцией автора и является своеобразным подтекстовым субстратом художественного текста.

^ Теоретическая значимость диссертационной работы определяется тем, что полученные результаты вносят определенный вклад в лингвокультурологию и когнитивную лингвистику по вопросам, касающимся изучения фреймовой семантики текста. Помимо этого, результаты исследования расширяют имеющуюся в отечественной лингвистике базу изучения семантики мифов, способов и языковых средств их актуализации в художественном произведении; предлагаемая типология мифологических фреймов может быть использована при анализе произведений других авторов и жанров.

^ Практическая значимость исследования заключается в том, что его результаты, раскрывающие связь между способами введения мифологических фреймов в пространство художественного текста и языковыми средствами их актуализации, способствуют более адекватной интерпретации авторского замысла. Это делает возможным использование полученных выводов на занятиях по филологическому анализу текста в вузе. Исследование мифологического фрейма позволяет также сравнить репрезентацию одних и тех же лингвокультурных феноменов у представителей того или иного социума, что необходимо для исследования «языковой картины мира» и может найти применение в спецкурсах и спецсеминарах по лингвокультурологии, при написании курсовых и дипломных работ.

^ На защиту выносятся следующие положения.

1. В художественном тексте фрейм как обобщенная модель организации культурного знания является средством выражения подтекста. Активизация фрейма возможна при наличии адекватного пресуппозиционного фонда у автора текста и читателя.

2. Мифологический фрейм вводится в состав художественного произведения с помощью текстовой мифологической реминисценции, которая, в зависимости от способа реализации, может принимать вид текстовой мифологической интерполяции и мифолого-параллельного текста. Если в художественном тексте актуализируются два фрейма, которые служат одной цели – экспликации конкретного эпизода или художественного образа, то один фрейм способствует активизации другого.

3. Материальным воплощением активизации мифологического фрейма являются феноменологические и лингвистические когнитивные структуры, причем первые реализуются через вторые: знания и представления о культурных феноменах составляют феноменологические когнитивные структуры, а в качестве лингвистических когнитивных структур выступает их собственно языковое выражение. Основными стилистическими приемами введения МФ в текст художественного произведения являются аллюзия, сравнение и повтор.

4. Фреймы, реализуемые в художественных произведениях, формируют когнитивное пространство их автора. Индивидуально-авторское когнитивное пространство А. Мердок включает в себя мифологические фреймы следующих типов: греко-римские, иудейско-христианские и трансформы западноевропейских писателей.

Цель и задачи настоящей работы определили выбор следующих методов исследования:

- фреймовый анализ, используемый для системного представления языковых единиц, вербализирующих мифологический фрейм;

- компонентный анализ, применяемый для описания семантики единиц фрейма;

- этимологический анализ, используемый с целью изучения семантики мифа;

- культурологический анализ, предполагающий учет совокупности представлений, связанной с мифологическим фреймом;

- описательно-аналитический контекстуальный метод – непосредственный анализ фрагментов текста, содержащих языковые репрезентации фреймов;

- статистический анализ, применяемый для определения частотности использования различных типов фреймов, характеризующих индивидуально-авторское пространство;

- метод моделирования, используемый для представления структурных особенностей мифологических фреймов.

^ Теоретическую и методологическую базу исследования составили труды отечественных и зарубежных ученых в области

когнитивной лингвистики (Е.С. Кубрякова, З.Д. Попова, И.А. Стернин, Р. Лангакер), когнитивной семантики (Ю.Д. Апресян, А.П. Бабушкин, А.Н. Баранов, Н.А. Шехтман), лингвокультурологии (Ю.С. Степанов, В.И. Карасик, В.В. Красных, С.Х. Ляпин, В.А. Маслова, В.Н. Телия, С.Г. Воркачев), фреймового анализа (М. Минский, Ч. Филлмор, Т.А. ван Дейк), стилистики художественного текста (И.Р. Гальперин, И.В. Арнольд, В.А. Кухаренко).

Основные теоретические положения и практические выводы исследования были апробированы в докладах на ежегодных научно-практических конференциях преподавателей и сотрудников Самарского государственного педагогического университета (в 2004-2007 гг.), на Всероссийской научно-практической конференции «Дискурсивный континуум: текст – интертекст – гипертекст» (Самара, 2006), Всероссийской научно-практической конференции «Высшее Гуманитарное Образование XXI века: проблемы и перспективы» (Самара, 2006). По теме исследования опубликовано четыре работы: статья (О Вы, которых ожидает Отечество…: Сборник научных работ молодых ученых, аспирантов, соискателей и студентов. – Вып. 6. – Самара, 2005), статья (Филологическая проблематика в системе высшего образования: Межвузовский сборник научных трудов. – Вып. 2. – Самара, 2005), статья (Известия Самарского научного центра Российской академии наук. Спец. Выпуск «Актуальные проблемы гуманитарных наук». – № 3. – Самара, 2006), статья (Высшее Гуманитарное Образование XXI века: проблемы и перспективы: материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. – Самара, 2006).

Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и библиографии, включающей список теоретической литературы, список словарей и справочников, список источников фактического материала и список сокращений. Общий объем диссертации (без библиографии) составляет 153 страницы.


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во введении обосновываются актуальность темы диссертации, выбор объекта и предмета исследования, определяется цель работы, раскрываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость, указываются методы анализа материала, а также формулируются основные положения, выносимые на защиту.

^ Первая глава «Категория подтекста в художественном тексте и ее роль в реализации авторского замысла» посвящена рассмотрению основных теоретических вопросов, связанных с категорией подтекста. Отмечается, что подтекст является средством выражения интенции автора. Разграничивая понятия «интенциональность» и «подтекст», мы трактуем подтекст как средство реализации категории интенциональности, скрытый глубинный смысл текста. Подтекст отличается также от импликации, которая ограничена рамками отдельного коммуникативного акта или ситуации, тогда как подтекст раскрывает основные идеи всего произведения.

Подтекст, являясь способом манифестации авторских интенций, определяется особенностью стиля автора. Интенция автора находит свое выражение в семантической функции того или иного языкового средства, играющего свою роль в создании смысла текста. Реализация авторской интенции заключается в отборе лексических средств (метафоры, метонимии, эмоционально-оценочной лексики), а также в выборе особых синтаксических построений (эллиптических конструкций, различных видов повторов).

Подтекст реализуется в речи автора и персонажей. Речь автора характеризуется использованием максимально полных, некомпрессированных конструкций; в ней выражается авторская оценка по поводу отдельных эпизодов, персонажей. Средством, с помощью которого имплицируется подтекстовая информация, является экспрессивный контекст-мнение, который содержит, помимо фактуальной информации, эмоциональную.

Речевая партия персонажа может быть представлена в двух видах: произнесенной, внешней речи (диалог) и непроизнесенной, внутренней речи. Главная особенность диалога заключается в компрессии языковых структур, что требует от читателя восстановления имплицированной информации. Одной из самых ярких форм выражения компрессии является эллипсис.

Наряду с внешней, речевую партию персонажа составляет и его внутренняя речь, в которой отражается внутренний мир персонажа. Художественно изображенная внутренняя речь характеризуется двунаправленностью: персонаж обращается к самому себе; автор через речь персонажа – к читателю.

^ Во второй главе «Фрейм как инструмент реализации и интерпретации авторского замысла» основное внимание уделяется теоретическим основам проводимого исследования: излагаются когнитивные аспекты анализа художественного текста, систематизируются основные подходы к проблеме концепта, рассматривается понятие фрейма в контексте современных исследований, а также функционирование фрейма в тексте философского романа.

Отмечается, что в современной лингвистике существуют различные подходы к определению понятия концепта: когнитивный (Е.С. Кубрякова, А.П. Бабушкин, И.А. Стернин, К.А. Филиппов), культурологический (Ю.С. Степанов, В.И. Карасик), лингвокультурологический (В.Н. Телия, В.В. Красных, С.Т. Воркачев), ментальнодеятельностный (С. Аскольдов), семантический (А. Вежбицкая). В целом, большинство исследователей признают концепт как сложное многомерное ментальное образование, которое формируется в сознании людей, детерминируется культурой и реализуется в языке. Подобное толкование концепта отражается в ряде определений ученых, представителей когнитивного подхода. Концепт определяется как «некая идеальная сущность, не всегда напрямую связанная с вербальным кодом» [Кубрякова 1988], «смысловой квант бытия» [Ляпин 1997], «квант структурированного знания» [Попова, Стернин 1999], «единица нашего знания, образованная на основе нашего восприятия и опыта» [Филиппов 2003]. Вслед за В.И. Карасиком, под концептом мы понимаем хранящуюся в индивидуальной либо коллективной памяти значимую информацию, обладающую определенной ценностью [Карасик 2004].

Далее мы проследили роль концепта в порождении и интерпретации текста. Порождение текста основывается на том, что концепт, который структурно развертывается в нем, помимо ценностной, образной и понятийной составляющих, несет в себе признак, известный читателю. Если у реципиента нет сведений о нем, и он не может понять смысл текста – его концепт, то он интуитивно создает иной концепт данного текста, отличный от замысла автора.

В процессе интерпретации текста большую роль играет компетенция реципиента. Для адекватной интерпретации текста необходимо наличие фоновых знаний, которые рассматриваются как информационный фонд, единый для говорящего и слушающего, в нашем случае порождающего текст (автора) и интерпретирующего текст (читателя). Информация, которую реципиент получает из текста, становится частью его индивидуального когнитивного пространства.

Большую роль в понимании текста играет фрейм. В данной главе приводятся различные трактовки понятия «фрейм» и делается вывод, что все определения этого понятия объединяет то, что фрейм рассматривается как определенным образом структурированная информация, которая хранится в памяти и обеспечивает адекватную когнитивную обработку стандартных ситуаций. Фреймы могут быть введены в процесс понимания текста вследствие их активизации интерпретатором или самим текстом. Фрейм активизируется тогда, когда интерпретатор, пытаясь понять смысл фрагмента текста, приписывает ему толкование, поместив содержание этого фрагмента в модель, которая известна независимо от текста. При этом некоторая языковая модель ассоциируется с рассматриваемым фреймом [Fillmore 1985, W. Croft and D. Alan Cruse 2004]. Способность автора сознательно или бессознательно выбрать адекватные средства для активизации в сознании читателя фрейма обеспечивает желаемый эффект, а, следовательно, понимание интенции автора.

Взяв за основу положение М. Минского о том, что фрейм является средством перекодировки ментальных образований в знаковую систему [Минский 1979], а также вышеуказанные положения теории Ч. Филлмора, мы считаем возможным расширить понятие фрейма с позиции изучения текстовых структур. Фрейм трактуется в работе не только как определенным образом представленное автором абстрактное знание, но и как результат его актуализации в художественном произведении с учетом ментально-когнитивных способностей читателя – декодированное знание. В задачу читателя входит соотнести определенный сегмент текста с фоновыми знаниями, репрезентированными с помощью фрейма, с личной концептуальной моделью и с концептуальной моделью автора.

Рассматривая фрейм в художественном тексте философского романа, мы определили понятие «философский роман» как «синтетическую форму культуры, в которой соединяются элементы философии и искусства» [СЛТ 1974]. Философская идея в романе предстает в виде заранее оформленного вывода, который принимается или отрицается всем ходом повествования, путем построения сюжета и оформления героя, то есть через структуру романа. Иными словами, философская идея представляет концепт произведения. Для читателя философская идея, оформленная художественно-образными средствами языка, выступает в качестве фрейма, который трактуется в работе как своеобразный «прецедентный субстрат» по отношению к тексту романа.

Актуализация фрейма происходит посредством прецедентных высказываний, прецедентных имен, прецедентных ситуаций, которые, в свою очередь, передаются достаточно разнообразными лексико-стилистическими средствами.

^ В третьей главе «Мифологический фрейм в романах А. Мердок» с позиции когнитивной лингвистики, дается определение понятий «миф» и «мифологический фрейм», представляется методика анализа мифологических фреймов с учетом их структурных особенностей, языкового выражения и способов введения в художественный текст, предлагается типология фреймов, характеризующая индивидуально-авторское когнитивное пространство А. Мердок.

Разнообразие толкований понятия «миф» связано с тем, что миф является культурологической, философской и в то же время лингвистической реалией. С одной стороны, – это продукт духовной жизни народа, с другой – своего рода система поведения людей, представителей определенной культуры. К сфере мифа относятся также обычные культурные реалии, наделенные мифологическими признаками.

Сопоставив определения мифа как «художественного образа, представляющего собой функционально переосмысленные древние мифологические сюжеты» [Пивоев 1991], и определения фрейма как «когнитивной структуры в феноменологическом поле человека, которая основана на вероятностном знании о типических ситуациях» [Макаров 2003], мы предположили, что культурный феномен мифа может быть представлен в виде фрейма (научного конструкта).

Отправным моментом для исследования мифологического фрейма послужила работа Кэтрин А. Морган, в которой она приходит к выводу, что мифологический фрейм состоит из «традиционных элементов мифа для выражения философского мировоззрения» [Kathryn A. Morgan 2000]. В нашей работе на основании изученной теоретической литературы под мифологическим фреймом понимается когнитивная структура, репрезентирующая культурные феномены конкретных мифов. Мифологический фрейм трактуется нами достаточно широко и распространяется на мифы и легенды, поскольку легенды содержат в себе мифологические знания, которые также могут быть представлены с помощью фрейма.

В ходе проведенного исследования было показано, что в художественном тексте мифологический фрейм несет в себе прагматическую установку, вносит дополнительное значение в соответствии с авторской интенцией, то есть является средством выражения подтекста, своеобразным подтекстовым субстратом художественного текста.

Далее в этой главе нами были описаны структурные особенности мифологических фреймов, обусловленные количеством ассоциаций, которые возникают у реципиента при восприятии фрейма. В случае ограниченного количества ассоциаций мифологический фрейм имеет «треугольное» строение, при достаточно большом количестве ассоциаций мифологический фрейм приобретает структуру «многогранника».

Как показал проведенный анализ текстового материала, МФ в романах А. Мердок имеют «треугольное» и «многогранное» строение. При «треугольном» строении верхнему уровню фрейма соответствует содержание мифа, а слотам на нижнем уровне – второстепенные элементы мифа. При «многогранном» строении тот или иной слот (вершина), заполненный указанием какого-то признака, актуализирует фрейм. Сигналом этого выступает слово или словосочетание.

Описанные структурные особенности МФ стали основой методики его анализа, основные положения которой сводятся к следующему.

МФ, имеющий структуру «треугольника» или «многогранника», актуализируется в тексте с помощью текстовой мифологической интерполяции, которая в случае «треугольного» строения является вершиной (основным признаком), а в случае «многогранного» строения – основным слотом (также основным признаком) верхнего уровня. Для актуализации МФ в тексте художественного произведения необходимо согласовать элементы нижнего уровня фрейма с элементами верхнего уровня. В случае «треугольного» строения вершине соответствует центральное содержание мифа, которое в случае «многогранного» строения находим на верхнем уровне фрейма. Нижнему уровню фрейма соответствуют второстепенные сведения о событиях.

Примером «многогранного» строения может послужить МФ «Демон», несущий идею разрушения, который реализуется в произведении «Книга и братство» (“The Book and The Brotherhood”). Доминантным языковым репрезентантом текстовой мифологической интерполяции при его актуализации является сравнение. Подчеркнем, что этот же миф имеет иное название – «Комета Галлея». В романе А. Мердок с кометой Галлея можно сравнить появление Дэвида Кримонда (David Crimond), главного героя романа, псевдофилософа, жестокого и корыстного человека:

Yet what a curious being, was it after all so surprising that Jean Kowitz was this man’s slave? It flashed on Gerard’s mind that Crimond was a changeling, a mischievous destructive airy spirit, who visited the earth like Halley’s comet every so many years, perhaps every hundred, perhaps every thousand, not a great spirit, no doubt a small one, one of many, but a daemon, who seized ruthlessly upon a woman suitable to be his mate, and (so Gerard’s fantasy went on) upon his departure killed her, or by the withdrawal of his power simply brought about her death, then vanishing in a puff of smoke or a revolver shot” [Iris Murdoch. The Book and the Brotherhood. p. 340].

В этом фрагменте автор использует сравнение, дополненное антитезой. С помощью антитезы А. Мердок стремится к созданию у читателя негативного эмоционального отношения, поддерживает ассоциацию Дэвида Кримонда с разрушительной кометой Галлея, которая является предвестником бед и несчастий каждый раз, когда она приближается к Земле.

Графически структура МФ «Демон» (МФ «Комета Галлея»), актуализированного с помощью текстовой мифологической интерполяции, представлена на рис. 1. Текстовая мифологическая интерполяция выступает в качестве основного слота и представлена в тексте сравнением и усилена антитезой.


Рис. 1.




Если в художественном тексте актуализируются два фрейма, которые служат одной цели – экспликации конкретного эпизода или художественного образа, то один фрейм способствует активизации другого. При этом один из них несет в себе основной признак и реализуется на верхнем уровне фрейма с помощью текстовой мифологической интерполяции, другой – обозначает дополнительный признак фрейма и реализуется с помощью текстовой мифологической реминисценции на нижнем уровне фрейма. Текстовая мифологическая реминисценция заполняет информацией второстепенный слот, который содержит указание для акцентуации конкретной ситуации или действующего лица. Такой способ актуализации имеет место как при его «треугольном», так и при «многогранном» строении.

В романе «Выбор Джексона» (“Jackson’s Dilemma”) актуализируется – по одной определяющей ассоциации – шекспировская трансформа мифа «Калибан», имеющая «треугольное» строение. Ее реализации способствует текстовая мифологическая интерполяция, языковым репрезентантом которой выступает аллюзия. Текстовая мифологическая интерполяция эксплицирует образ конкретного героя – Джексона (Jackson), слуги господ двух поколений. Однако расширение информационного пространства текста этого романа происходит за счет его обогащения мифологическим содержанием, складывающимся при реализации МФ «Калибан» и МФ «Наказание Марсия». МФ «Калибан» актуализируется с помощью текстовой мифологической интерполяции по вершине фрейма. Мифологическая подоплека заключается в том, что Джексон сравнивается с Калибаном (героем пьесы Шекспира «Буря»), незаконнорожденным сыном Просперо от Сикораксы. Калибан олицетворяет искупление грехов Просперо, который страдал тайными угрызениями совести:

Didn’t Uncle Tim say that Jackson was Caliban?”[p. 63]. “Of course Caliban was his son by Sycorax…” [Iris Murdoch. Jackson’s Dilemma. p. 64].

Прием аллюзии, с помощью которого репрезентирован фрейм, позволяет вывести подразумеваемое значение и творчески осмыслить описанные события.

Активизации этого фрейма способствует МФ «Наказание Марсия» (“The Flaying of Marsyas”), который ассоциативно создает дополнительную характеристику героев и реализуется в нижнем уровне фрейма с помощью текстовой мифологической реминисценции. Герои романа предполагают, что Джексон испытывает боль и стыд, подобно Тициану, которые страшно мучают его в течение жизни. Автор актуализирует данный МФ в тексте, экстраполируя его на образ героя, который явился в этот мир, чтобы искупить грехи свои и чужие:

How Titian must have felt it, when he was very old, The Flaying of Marsyasthe pain, the pain, the old must have felt it deeply at the end. I


wonder what Jackson is ashamed of”…[Iris Murdoch. Jackson’s Dilemma. p. 64].

Использование автором простого повтора, наряду с аллюзией, является дополнительным средством, способствующим актуализации этого МФ. Прагматическая коннотация в данном случае «привязана» к слову “pain”: значение слова развивается в контексте и на фоне широкого информационного пространства текста создает свой подтекст – боль как искупление грехов.

Графически актуализация двух МФ представлена на рис. 2. МФ «Калибан» актуализирован в художественном тексте с помощью текстовой мифологической интерполяции (вершина) и МФ «Наказание Марсия» активизирован с помощью текстовой мифологической реминисценции (второстепенный слот нижнего уровня).


Рис. 2


Таким образом, анализ показал, что при «треугольном» строении основным механизмом актуализации МФ является текстовая мифологическая интерполяция, позволяющая «вычленить» подтекстовый субстрат по одной, определяющей ассоциации. Языковой доминантой, пробуждающей у читателя ассоциации для вычленения мифологического подтекста, является аллюзия (35%). Достаточно частотны также различные виды повторов (лексико-семантический и анафорический повтор, повтор параллельных конструкций) (21%) и случаи употребления конвергенции стилистических средств (10%). Наименее частотными стилистическими средствами показали себя риторический вопрос, тематически однородная цепочка (вместе составляют 34%).

Отметим, что для индивидуально-авторского когнитивного пространства А. Мердок характерен такой способ внедрения мифологического подтекста, при котором художественный текст осложнен несколькими фреймами, несущими одну идею и концептуально подкрепляющими друг друга.

При «многогранном» строении основным механизмом актуализации МФ также является текстовая мифологическая интерполяция. Однако ее основными языковыми репрезентантами выступают сравнение (36, 6%) и параллельные конструкции с анафорическим повтором (36, 4%). Менее частотна конвергенция стилистических средств (27%). Различие языковой доминанты в актуализации МФ при «треугольном» и «многогранном» строении объясняется тем, что мифологический текст интерполируется на художественный текст по-разному. При «треугольном» строении МФ проецируется на все пространство художественного текста, и именно аллюзия вызывает у реципиента тот или иной вариант восприятия прецедентного текста в новой смысловой канве – в произведении А. Мердок. При «многогранном» строении вследствие большого количества ассоциаций сравнение и параллельные конструкции с анафорическим повтором являются именно теми стилистическими средствами, которые «наводят» читателя на ассоциации, существенные для вычленения мифологического подтекста.

В результате проведенного исследования были выделены следующие сущностные характеристики мифологических фреймов произведений А.Мердок, выступающие как феноменологические когнитивные структуры в семантическом пространстве текстов: страдание как процесс очищения от религиозных заблуждений; «иллюзия» свободы от религиозно-мифологических мировоззрений; преодоление раздвоенности человеческого сознания в процессе духовного поиска; любовь к ближнему; осознание человеком сути Добра и «путь» к Богу.

Систематизация языкового материала выявила основные языковые средства репрезентации фреймов – лингвистические когнитивные структуры, характерные для индивидуально-авторского пространства А.Мердок. Ими явились следующие языковые средства:

● аллюзия:“I think he’s the Minotaur”.

● повтор: (лексико-семантический “It’s got to be religion without God, without supernatural dogmas”), (цепной “We have to think in terms

of an entirely new person, a new consciousness, a new capacity for happiness, a kind of happiness the human race hasn’t yet dreamt of”), (с нарастанием “Or was it simply a desire for security, a desire for a house and a home, a desire for a mother?”).

● имплицированные сравнительные обороты:“as a stainless virgin quality”, “as if like Cordelia”, “as if a god or a fairy-tale magician”.

● конденсация слов интенсифицированного содержания: “he had vaguely imagined a deep cleft or grotto and a steamy surging spring, not all these terrible glittering pipes. Passing a red notice saying Danger he stepped on to the nearest stairway. The humming throbbing sound was louder…The same frightful thrilling nervous anxiety was making him go on, go down rather than up. He went down another longer flight of trembling stairs which seemed to be suspended on nothing in the middle of the space, passing through a thick cloud of steam…Might not the whole thing be about to explode? He looked below him: more pipes overlaying each other, mixed now with monstrous horizontal tubes, another glimpse of wet concrete”.

● средства акцентного выделения: эмфатическая инверсия “^ Only occasionally when he woke from sleep did he for seconds recover his lost self”, антитеза “not a great spirit, but a daemon”.

● тематически однородные цепочки:“Tim sensed himself as sick, sick forever with a kind of moral sickness…The sense of the loss crept into his heart as he sat there on the floor” (sensed – sense).

● параллельные конструкции:“He wanted to be able to be a place of peace and space to others, he wanted to be invisible, he wanted to heal the world”.

● средство создания образной экспрессивности – метафо-ра:“Grief and remorse were pale names”, “Mrs. Mount …had the fussy, self-absorbed movements of a private animal”.

● комбинированное использование стилистических средств (например, параллельных конструкции, кольцевого повтора и слов-интенсификаторов): I must get to the end, I must find the source, I must get there, it’s dangerous, yes, at any moment I may hear something terrible, some loud roar as of some huge thing breaking, it’s all out of control. But I can get there first and get back, I’ve got to find the place, I’ve got to see it, the real source, there’s rocks and water and earth down there and and a cleft in the ground, somewhere down below, I must get there and…and touch it”.

Проведенное исследование позволило очертить индивидуально-авторское когнитивное пространство А. Мердок, которое реализуется в ее художественных произведениях, и формируется когнитивными структурами (мифологическими фреймами), где экстралингвистические знания и представления о культурных феноменах составляют феноменологические когнитивные структуры, а в качестве лингвистических когнитивных структур выступает их собственно языковое выражение. Индивидуальное когнитивное пространство этого автора реализуется в своей собственной типологии мифологических фреймов, которая представлена следующими МФ:

1. Греко-римские мифологические фреймы, отражающие слож-ную и многоплановую картину религиозных воззрений античности. Примером данного типа МФ может послужить МФ «Наказание Марсия», актуализированный в романе «Монахини и солдаты».

2. Иудейско-христианские мифологические фреймы, передаю-щие комплекс представлений, образов, наглядных символов, связанных с религиозной доктриной христианства. К иудейско-христианским мифологическим фреймам также относятся сюжеты Библейских историй, в которых нашли отражение реальные проблемы человечества: веры и морали. Иллюстрацией этого типа мифологических фреймов является МФ в романе «Добрый подмастерье», где Эдвард вспоминает библейский миф о Каине и Авеле, ассоциируя себя с Каином, убившим своего брата:

Like Cain I have killed my brother whom I loved. Perhaps I killed him purposely, out of envy, like someone said, how can I know? Edward heard these thoughts ,…ringing in his head” [Iris Murdoch. The Good Apprentice. p. 12].

3. Трансформы западноевропейских писателей, композиционно связанные со структурой произведений и мифологизирующие сюжет, придавая ему, с одной стороны, философский, с другой – занимательный характер. Примером данного типа МФ выступает шекспировская трансформа МФ «Калибан» в романе «Выбор Джексона».

Анализ показал, что А. Мердок отдает предпочтение иудейско-христианским мифологическим фреймам (72%); наименее частотными являются трансформы западноевропейских писателей (16%) и греко-римские мифологические фреймы (12%). Приведенные статические данные отражают эволюцию философских воззрений автора, ее путь от экзистенциализма Платона, Сартра до христианства (Ветхий и Новый завет), что нашло свое языковое выражение в произведениях последнего периода ее творчества.

^ В заключении подводится итог исследования, и намечаются его перспективы, которые мы связываем с предлагаемой методикой описания МФ: она может быть применима для анализа индивидуального когнитивного пространства других авторов или же для анализа подтекста в произведениях других жанров.


^ Основные положения диссертации

отражены в следующих публикациях:


1. Степанова Е.С. Когнитивные аспекты интерпретации художес-твенного текста // Сборник научных работ молодых ученых, аспирантов, соискателей и студентов «О Вы, которых ожидает Отечество…», № 6. – Самара: Изд-во НТЦ, 2005. – С. 250-258.

2. Степанова Е.С. Лексико-синтаксические средства создания подтекста в романе А. Мердок «Добрый подмастерье» // Филологическая проблематика в системе высшего образования: Межвузовский сб. научных трудов. – Вып. 2. – Самара: Сам ГАПС, 2005. - С. 55-61.

3. Степанова Е.С. Типология мифологического фрейма как характеристика индивидуального когнитивного пространства автора // Известия Самарского научного центра Российской академии наук, спец. выпуск «Актуальные проблемы гуманитарных наук», № 3. – Самара: Изд-во Самарского научного центра РАН, 2006. – С. 132-138.

4. Степанова Е.С. Фрейм и его языковая репрезентация в тексте философского романа // Высшее гуманитарное образование XXI века: проблемы и перспективы: материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. – Самара: Изд-во СамГПУ, 2006. - С. 224-230.





Похожие:

Мифологический фрейм и его языковое выражение в философских романах а. Мердок iconВся жизнь Господу
Эта молитва не только выражение полной покорности, но и выражение нашего искреннего, горячего желания добра всему человечеству Мы...
Мифологический фрейм и его языковое выражение в философских романах а. Мердок iconЯзыковое бытие
Языковое бытие человека и этноса: психолингвистический и когнитивный аспекты. Материалы IV международных Березинских чтений. Вып....
Мифологический фрейм и его языковое выражение в философских романах а. Мердок iconФилософское наследиε григорий сковорода
Член-корреспондент ан усср в. И. Шинкарук (председатель) Доктор философских наук В. Е. Евграфов доктор философских наук В. Е. Евдокименко...
Мифологический фрейм и его языковое выражение в философских романах а. Мердок iconЯзыковое бытие человека и этноса
Языковое бытие человека и этноса: психолингвистический и когнитивный аспекты. Материалы Международной школы-семинара (VI березинские...
Мифологический фрейм и его языковое выражение в философских романах а. Мердок iconВы намеренно выбираете женщин, причастных к миру искусства?
Один из самых обаятельных российских актеров признается, что долгое время в своих романах пытался убежать от одиночества. Сегодня...
Мифологический фрейм и его языковое выражение в философских романах а. Мердок iconКонвективное действие электричества. Эксперименты роуланда, рентгена и эйхенвальда
На элемент ds одного из этих токов будет действовать сила dRx, dRy, dRz равная сумме воздействий на его положительный заряд E'ds...
Мифологический фрейм и его языковое выражение в философских романах а. Мердок icon5 курс Самостоятельная работа. 1в. Числовое выражение и выражение с переменной
...
Мифологический фрейм и его языковое выражение в философских романах а. Мердок iconОсновы полярной логики1
Такое выражение будет означать, что выражение Х обоснована на меру выражения у. Частным случаем таких выражений будет запись
Мифологический фрейм и его языковое выражение в философских романах а. Мердок iconЛогические законы и правила преобразования логических выражений Пример Упростить логическое выражение
Пример Упростить логическое выражение: Пример Упростить логическое выражение
Мифологический фрейм и его языковое выражение в философских романах а. Мердок iconУрок-фрейм
Охватывает все информационное окружение данного понятия, правила, теоремы
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов