Немецкие сленгизмы в свете неологической теории icon

Немецкие сленгизмы в свете неологической теории



НазваниеНемецкие сленгизмы в свете неологической теории
ОЛЕЙНИК Ольга Викторовна
Дата конвертации28.08.2012
Размер291.5 Kb.
ТипАвтореферат


На правах рукописи


ОЛЕЙНИК Ольга Викторовна


НЕМЕЦКИЕ СЛЕНГИЗМЫ

В СВЕТЕ НЕОЛОГИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ


Специальность 10.02.04 – германские языки


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


Самара – 2007

Работа выполнена на кафедре немецкого языка и методики преподавания немецкого языка Оренбургского государственного педагогического университета.


Научный руководитель

доктор филологических наук, профессор,

засл. деятель науки РФ

ШЕХТМАН Николай Абрамович

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор

ФЕДОРЦОВА Валентина Николаевна


кандидат филологических наук, доцент

ШАЙХУТДИНОВА Халида Абдрахмановна


Ведущая организация

Тольяттинский государственный университет






Защита состоится «27» марта 2007 года в 13.30 часов на заседании диссертационного совета К 212.216.04 при Самарском государственном педагогическом университете по адресу: 443099, г. Самара, ул. М. Горького, д. 65/67, корпус № 1, ауд. 10.



С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Самарского государственного педагогического университета.


Автореферат разослан «____»__________ 2007 г.



Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат филологических наук, доцент







Г. В. Стойкович


^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Реферируемая диссертатия посвящена сопоставительному анализу периферийных языковых пластов, в частности, неологии и сленга: центральные, хорошо изученные сферы не могут отразить всего богатства форм, словоупотреблений, нюансов общенационального языка.


Чтобы фиксировать вновь появляющиеся или осваиваемые человеком явления действительности, лексика расширяется не только количественно (число слов), но и качественно (группировка значений, возникновение новых значений у старых слов и т. д.). Изменение характера употребления единиц лексикона во времени рассматривается как один из путей расширения и изменения словарного состава. Словарный состав языка – это открытая система, качественно неограниченный, количественно и функционально изменяемый инвентарь лексем, который может быть структурирован и систематизирован.

Появление в языке новых обозначений – слов – обязательный спутник нового в области культуры общества, будь то материальное производство, духовная жизнь, мода или взаимоотношения людей, социальных групп и государств. Изучение неологии – один из перспективных путей исследования общественного сознания людей, так как эволюция словарного состава языка отражает важные общественные процессы. Человек, реагируя на воздействие изменяющихся внешних факторов, постоянно варьирует язык, совершенствуя его, что приводит к динамике языкового материала. В работах ряда отечественных исследователей [Розен, 2000; Девкин, 2001 и др.] описываются общие тенденции развития той или иной части словарного состава немецкого языка, которая формировалась в течение последних десятилетий. К проблемам неологизации обращались многие германисты [Степанова, 1953; Чернышёва, 2003; Розен, 1991; Левковская, 1968; Искоз, 1970; Шиппан, 1984; Девкин, 2001].

Однако классификация неологизмов, как и всякая классификация в лексике, не охватывает все возможные степени инновации, которые часто пересекаются. По мнению В.Д. Девкина, не пропущенное через словарь языковое явление не может считаться по-настоящему описанным. Поэтому для данного исследования интересен тот материал, который остался за пределами некоторых словарей, а именно неологизмы и сленгизмы.

Неопределённость теоретических концепций о сленге сохраняется по сей день, что отражено в работах лингвистов, занимающихся и занимавшихся этой проблемой в разных языках [Есперсен, 1925; Партридж, 1935; Робертсон, 1945; Судзиловский, 1954; Скребнев, 1961; Кузнец, 1960; Елистратов, 2000; Хомяков, 1970]. Каждый из них по-своему подходит к пониманию этого феномена. Так, И.Р.Гальперин считал, что сленг как языковое явление вряд ли существует [Гальперин, 1956: 107]. Ф.Травничек выделял главную особенность сленга – неструктурность. В.С. Елистратов характеризует сленг как «новейший варваризм» [Елистратов, 2000: 43]. В.А. Хомяков рассматривает сленг как лексико-фразеологический пласт просторечия [Хомяков, 1968: 6].

Среди германистов также нет единства взглядов по поводу того, существует ли немецкий сленг или же подобные единицы являются частью обиходно-разговорного языка. Но те, кто утверждает, что немецкий сленг существует [Диттмар, 1997; Домашнев, 2001; Мозер, 1979; Порциг, 1971; Шиппан, 1984; Левандовски, 1994], едины во мнении, что это форма раскованной, небрежной речи.

Актуальность исследования «Немецкие сленгизмы в свете нео- логической теории» обусловлена неразработанностью проблемы сленга и нео-логизмов в лексике, в частности, вопросов соотношения этих явлений, путей их вхождения в немецкий язык, отражения в современных словарях.

Сленг – это феномен, в котором свойственные естественному языку процессы не сдерживаются давлением нормы, давлением языковых средств и элементов системы языка, исторически отобранных и закрепленных общественной языковой практикой. Эти процессы происходят здесь во много раз быстрее и доступны непосредственному наблюдению. Благодаря этому сленг удобен для исследования. Здесь речь идет о языковых явлениях, характеризующихся в ряде отношений значительной вариативностью. Всё выше изложенное свидетельствует об актуальности изучения сленгизмов, неологизмов и их проявлений в лексикографии и речи.

Объект исследования – неологизмы (лексические единицы, маркированные во времени) и сленгизмы (социально маркированные единицы), отобранные из журналов ФРГ, современной художественной литературы, а также специальных словарей.

Предметом исследования являются семантические преобразования лексических единиц, представленных немецкими сленгизмами и неологизмами.

^ Научная новизна работы заключается в том, что явление нормы и ее вариативности в немецком языке рассматривается на материале новейшей лексики, в сфере функционирования сленгизмов и неологизмов. Функционально-прагматический подход к материалу исследования призван выявить особенности семантической актуализации рассматриваемых единиц, а также их языковой, лексикографический статус.

Цель данной диссертации – комплексное описание характерных особенностей сленгизмов и неологизмов в немецком языке с точки зрения их взаимовлияний, сходств и различий.

В соответствии с целью в работе ставятся следующие основные задачи:

  1. Конкретизировать место сленга и неологизмов в лексике и выяснить пути их вхождения в немецкий язык.

  2. Выявить словообразовательные особенности сленгизмов и неологизмов; их общие черты и различия.

  3. Проанализировать сленг с позиции социальной стратификации лексики.

Материалом исследования послужили выборки из журналов ФРГ (Stern, Gala, Bunte, WarumDarum, Juma), из современной художественной литературы (H. Lind, M. Gorski, N. Penn und L. LaRose, U. Plentzdorf, S. Paretti и другие), а также толковые и переводные словари, всего 16 словарей. Это словари разных годов издания с временным интервалом примерно в 30 лет, различных издательств: Langenscheidts Großwörterbuch (2001), Duden Deutsches Universalwörterbuch (1996), Немецко-русский словарь под рук. О. Москальской (1969); а также специальные словари – Немецко-русский словарь разговорной лексики В. Д. Девкина (2000); Hermann Ehmann «Das neueste Lexikon der Jugendsprache» (2001); Eike Schonfeld «Alles easy: ein Wörterbuch des Neudeutschen» (1997) и другие. Всего было проанализировано 4439 страниц художественной литературы, 2042 cтраницы публицистической литературы, а в корпусе представлено около 1500 лексических единиц и фразеологизмов. Трактовка явлений и их подача в работе состоит из принципа: лексема, текстовый пример.

Выбор материала (сленгизмы и неологизмы) обусловлен следующими факторами:

  • эти лексические единицы демонстрируют динамику обогащения лексикона;

  • знание их значений облегчает взаимопонимание коммуникантов;

  • изучение их функционирования в современных источниках способствует обнаружению общих тенденций развития языка, особенно в сфере удовлетворения потребности в эмоциональных и экспрессивных средствах выражения.

В работе использованы следующие лингвистические методы: компонентный и этимологический анализ лексических единиц, метод статистического сопоставления, дефиниционный анализ. В исследовании учитывалась специфика контекста и экстралингвистические показатели.

^ Положения, выносимые на защиту:

  • особенностью современной немецкой лексики является наличие сленга, в котором доминирует изначально экспрессивно-эмоционально-оценочная номинация;

  • подвижность сленгизмов и неологизмов приводит к их взаимовлиянию и взаимопроникновению;

  • сленг открыт для новообразований и развивается параллельно с неологией;

  • сленг и неологизмы являются маркерами определенных социолектов;

  • сленг – не повтор литературной номинации, а средство, которое имеет отличительные свойства, оправданные для определенных условий общения, это особый вид самовыражения;

  • сленг – это норма особого порядка, более лабильная и менее регламентируемая, а не отступление от общеязыковой нормы.

^ Теоретическая значимость данного исследования заключается в попытке упорядочить понятийный аппарат описания отношений между сленгом и нео логией. Согласно нашей гипотезе в немецком языке просматривается интеграция единиц разных языковых пластов (сленгизмов и неологизмов), которая приводит к возникновению вариантов языковой нормы.

^ Практическая значимость работы состоит в том, что материалы настоящего исследования могут быть использованы в разработке спецкурсов по лексикологии, социолингвистике, сравнительной типологии немецкого и русского языков. Создание словника сленгизмов и знание их особенностей будет способствовать повышению коммуникативной компетенции изучающих немецкий язык.

^ Апробация результатов исследования. По результатам исследования опубликованы: статья в сборнике материалов международной научно-практической конференции «Проблемы прикладной лингвистики» Пензенский гос. пед. ун-т (18-19 декабря 2003 г.), статья в сборнике всероссийской научно-методической конференции «Языковые и культурные контакты различных народов» Пензенский гос. пед. ун-т (26-27 июня 2003 г.), статьи в сборнике итоговой научно-практической конференции Орского гуманитарно-технологиче-ского института (2004 г.), статья в «Вестнике Оребургского государственного университета» (№ 12, 2005 г.), методические рекомендации «Neologismen in der deutschen Sprache» (2006 г.). Проводились выступления на научно-практических конференциях ОГТИ (филиал) ОГУ (2003 – 2006 гг.).

^ Структура и объем диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, библиографического списка, включающего 193 наименования теоретических источников, 16 словарей, 37 источников художественной и публицистической литературы, приложения. В приложении собранные автором сленгизмы распределены на 2 части: в первой части сленгизмы, зафиксированные в словарях, во второй – не включенные в словари, а также представлена таблица «Пути и способы образования новых слов». Общий объем диссертации составляет 202 страницы.


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во введении обосновывается актуальность избранной темы, определяются цели и задачи исследования; характеризуются предмет и объект исследования, отмечаются научная новизна работы, ее теоретическая и практическая значимость; указываются теоретические основы и методы исследования; приводятся основные положения, выносимые на защиту.

Глава 1. «Лексические изменения в аспекте нормализационных процессов» посвящена рассмотрению влияния общества на языковые изменения (1.1), определению неологизмов как обширного пласта лексического уровня языка (1.2), выявлению роли и места англоамериканизмов в неологии (1.3) и изучению понятия вариативности языковой нормы немецкого языка (1.4).

Развитие языка протекает под знаком его постоянного совершенствования и обновления. Источник одних изменений четко просматривается и связан с экстралингвистическими факторами, с влиянием социума [Meillet, 1926; Кубрякова, 1970; Лабов, 1976; Белл, 1980; Nabrings, 1981; Щвейцер, 1982; Брайт, 1999], пользующегося данным языком. Существенные изменения, происходящие в экономической и общественной жизни, порождают множество новых явлений и понятий.

Каждый элемент настоящего стандартного языка был в прошлые времена языкового развития социально (специально для групп) маркирован, хотя сегодня это не всегда осознается говорящими. Все социолекты (специфичные для групп языки) внесли вклад в образование общенационального стандартного языка. Определение роли одного социолекта в формировании стандартного языка зависит в основном от того, какой статус имеет или имела соответствующая группа в социальной структуре и какое влияние она оказывает на общественную жизнь. По тому, как человек говорит, можно получить информацию о его социальном статусе.

Связи между структурой общества и социальной структурой языка сложны и многогранны. Члены социума используют язык с целью локализации своего места в мультимасштабном обществе, осуществляя это при помощи различных языковых вариаций. Это чрезвычайно важное свойство языка, обеспечивающее говорящему возможность не только свободно выражать свои мысли на данном языке, но и делать это разными способами, создавая при этом новые номинации.

Изменение характера употребления единиц лексикона во времени является одиним из путей расширения и изменения словарного состава языка, что невозможно представить без неологии. Неологизация – это межуровневый процесс, который затрагивает не отдельные единицы лексикона индивида или общества в целом, а всю совокупность единиц и их связь с фразеологией, морфологией, словообразованием. Существуют разные критерии определения неологизмов. Некоторые авторы относят к неологизмам слова (или словосочетания), обозначающие новую реалию (предмет или понятие), появившиеся в языке сравнительно недавно [Кузнецова, 1989; Левковская, 1968; Розен, 2000], или слова, которые еще не вошли в узус [Schippan, 1984: 257], а также слова, обладающие временной коннотацией новизны [Заботкина, 1989: 16], другие считают, что эти единицы отличаются новизной формы или значения [Степанова, Чернышева, 1962]. Существует точка зрения, согласно которой новые коннотационные изменения или изменения смысла не могут являться достаточным критерием для статуса неологизма [Kinne, 1996: 347]. В данном диссертационном исследовании под неологизмами понимаются не только новые лексические единицы, обладающие новой, еще не зарегистрированной формой – звуковым рядом, новым морфемным и словообразовательным составом, но и уже имеющиеся в языке лексемы, претерпевшие смысловые изменения значения.

Новые слова возникают в языке не только в связи с появлением новых понятий, но и в результате потребности языкового коллектива в экспрессивно-эмоциональной лексике, синонимичной той, которая уже существует в языке [Степанова, Чернышева, 2003]. Влияние социо-культурного фактора выражается в выделении более узких тематических подгрупп среди неологизмов: политические неологизмы [Stötzel, 2000: 129], лозунговые слова [Розен, 2000: 129], модные или трендовые слова [Glück, 2003: 42]. Появление этих неологизмов напрямую связано с изменением общественного сознания. Двигателями коммуникативного развития являются периферийные группы – молодежь, творческая элита, именно эти микросоциумы наиболее чувствительны к изменениям и веяниям времени [Тогоева, 2000: 18], варьируя язык, они стремятся к самовыражению через словотворчество.

Автором исследования рассмотрены особенности образования неологизмов в немецком языке. Данные были взяты из одноязычных толковых словарей (Duden Deutsches Universalwörterbuch, 1996; Das neue deutsche Wörterbuch für Schule und Beruf, 1996; Wörterbuch zum deutschen Sprachgebrauch: Wörter und Wendungen, 1962) и из двуязычных словарей (Das große deutsch-russische Wörterbuch, 1969; Langenscheidts Großwörterbuch, 2001). На основании анализа словарных статей к буквам «В» и «К» выявлена группа неологизмов, которые зафиксированы в поздних изданиях словарей при их отсутствии в словарях более раннего периода. Рассматриваются основные пути образования неологизмов, а именно словосложение, деривация, семантическая деривация, словосложение с одновременной суффиксацией, сокращение, конверсия, заимствование. Продуктивность и частотность перечисленных видов словообразования различна. Наибольшей продуктивностью в образовании неологизмов обладает словосложение (37 – 40 %), где часто компонентами сложного слова являются заимствования из английского языка (das Babyjahr, der Busenstar). Вторым по продуктивности способом количественного увеличения новых слов являются заимствования из других языков (19 – 39 %), прежде всего из английского (das Bunny). На третьем месте по продуктивности – аффиксация, полуаффиксация (15,7 %). Среди существительных распостранено словосложение (33 – 37 %). Продуктивность словосложения подтверждает тот факт, что среди сложных слов достаточно много окказионализмов: у Ch. Wolf «die Kleinstadtmädchenkammer», у H.Lind «das Hypophysengefängnis» (голова).

Рассмотренные способы словообразования не равномерно представлены в немецком языке, каждая функциональная сфера языка обладает своими особенностями в технике образования новых слов. Так, композиты преимущественны в языке прессы. В языке молодежи неологизмы чаще образуются благодаря изменению значения, деривации и также префиксации. В языке рекламы среди нео-логизмов большая встречаемость композит, где один из компонентов является словом иностранного происхождения.

Постоянные изменения лексического строя языка находятся в связи с коммуникативными и когнитивными потребностями общества. Из-за этого возникает трудность в регистрации новых слов, новых значений. О времени появления нового слова или значения говорят приблизительно, опираясь на факт отсутствия данного слова или значения в словарях раннего издания. Определение основного словарного состава немецкого языка, по мнению Р. Гатауллина, находится в кризисе, так как многие словари основываются на частотности [Gataullin, 2000]. Тем самым составители словарей пытаются избежать фиксации окказионализмов и слов-одиночек и упускают из виду сленгизмы и неологизмы.

Неологизмы возникают самыми разными путями, при этом расширение лексического состава за счет неологизмов пересекается с процессами заимствования. XX век ознаменовался постоянным расширением международных контактов. Функции языка мирового (глобального) общения возлагаются на английский язык. Немецкая культура явилась одной из наиболее проницаемых для реалий англо-американского образа жизни, а немецкий язык вобрал за последние 100 – 150 лет не одну тысячу слов из американского и британского вариантов английского языка.

СМИ, различные общественные группировки, микросоциумы, молодежь активизируют процессы неологизации и заимствования англоамериканизмов. По данным автора, 70% вокабуляра словаря «Trendwörterbuch von Acid bis Zippies» (Matthias Hory Trendbüro, 1996 г.) английского происхождения. Заимствование англоамериканизмов вызвано общественно-политической ситуацией, а также коммуникативным престижем.

Наиболее яркие сферы заимствований – это области науки, конкурирующие в интернациональном плане, прежде всего естественные науки, компьютерная область, область путешествий, туризма, общественного транспорта, рекламы, моды и поп-музыки. Например: Der Star unter den Designern bekam Ovations für die supercoolen Outfits mit den trendigen Tops im Relax-Look [Lisa, 2005/ 30]. – <Звезда в обществе дизайнеров заслужила овации за крутой внешний вид, выразившийся в модных топах свободного стиля.>

В зависимости от времени интенсивность проникновения иностранных слов в лексический фонд немецкого языка неодинакова. Последние десятилетия среди всех заимствований англицизмы являются самой частотной лексикой в речи носителей немецкого языка. Американская культура является молодой, современной, динамичной, сексуальной, эти качества передаются словарному составу английского языка, что обеспечивает наличие определенной привлекательности называемых предметов: Trash Look – Müllaussehen, Bike – Fahrrad, Double Color Everlasting Lipstick – zweifarbiger Dauerlippenstif, Event – Veranstaltung, Service – Kundendienst.

Перемещение этих слов в немецкий язык носит закономерный характер и поддерживается такими внутриструктурными детерминантами, как экономия языковых усилий (синтагматическая экономия), тенденция к коммуникативной четкости лексических единиц и, наоборот, тенденция, для которой характерна односложность как результат свертывания многокомпонентных лексем.

Иноязычные слова в той или иной степени ассимилируются и участвуют наравне с немецкими в последующих номинационных процессах, служат основанием для организации других неологизмов – существительных, глаголов, прилагательных и причастий, ср.: die Tellerwäscher-Story – «история, в которой низкооплачиваемый рабочий разбогател», der Nebenchecker – «сосед», der Jet-set-Geselle – «молодой человек из высшего общества», jetten – «улетать».

Сегодня не остаётся времени на долгий ассимиляционный процесс новых слов. Средства информации, которые создают эти нововведения, должны быстро обработать иностранные сообщения прессы, поэтому процесс ассимиляции англоамериканизмов ограничивается только присвоением, например, существительным, грамматического рода, числа и падежа.

Англоамериканизмы выполняют не только номинативную функцию, но и служат для самовыражения, саморекламы людей. Они используются для выражения отношения говорящего к действительности.

Вопрос о возникновении и классификации новых слов напрямую связан с понятием нормы как формой существования языка. Когда появляется, заимствуется новое слово или формируется новое значение, возникает потребность в оценке языкового явления в плане нормы / отклонения от нормы. Динамический характер лексики заставляет искать и динамические критерии ее нормативности. Языковая норма – это совокупность наиболее устойчивых, традиционных элементов системы языка, исторически отобранных и закрепленных общественной языковой практикой. Поскольку языковая норма закрепляется языковой практикой общества, которое не является однородным, а язык коммуникативно многофункционален, постольку языковая норма не является единой. Язык образует систему разных видов и типов нормы как форм его существования и функционирования [Щерба, 1987; Семенюк, 1965; Хомяков, 1986; Девкин, 2000]. Варьирование языковой нормы объясняется не только фактором времени, но и социальными условиями. Норма не является статичным образованием, она постоянно развивается как динамическая система, испытывающая влияние экстра- и интралингвистических факторов. Она предстает в двух или нескольких вариантах, характерных для разных социальных групп. Выбор того или иного варианта зависит от возраста, образования, социального положения.

По мнению автора реферируемой работы, сленг и неологизмы можно охарактеризовать как норму особого порядка, для которой типичны свои закономерности. Здесь норма представляет собой не жесткую, императивную кодификацию, а правила, выведенные из непосредственного употребления языка. Неологизмы, выступая как индикаторы новых явлений и понятий, находящихся в фокусе социального внимания, используются в качестве базовых основ словопроизводства. Для сленга и неологии характерны актуальность, регулярность, повторяемость как отдельных лексических единиц, так и их моделей. Принятие сленга обществом, мода на его употребление дают нам возможность рассматривать его как вариант нормы. При этом следует строго различать действительное несоблюдение норм разных ярусов и игру в несоблюдение их в сленге, когда оно не ведет к восприятию речи как ненормативной.

^ Глава 2. «Природа сленга в немецком языке» посвящена анализу различных точек зрения на понятие «сленг», выделению сленга на фоне пограничных явлений (2.1), рассмотрению путей формирования сленгизмов и их отличительных особенностей (2.2), обзору недолговечности лексического состава сленга (2.3) и выявлению оценочности, эмоциональности, экспрессивности немецких сленгизмов (2.4).

Известно, что не существует общепринятого определения сленга. Этот термин применяется для обозначения различных понятий. Одни исследователи относят его к формам обиходно-разговорного языка, к просторечию [Partridge, 1935], другие к жаргону [Жирмунский, 1936; Домашнев, 2001], иные даже к специальным языкам [Radtke, 1984]. Сленг определяют как «мимолетный, вульгарный язык» [Robertson, 1945], как раздел субстандартной лексики и фразеологических единиц [Дегтяренко, 1989], как словарный состав молодежи больших городов [Porzig, 1971; Schippan, 1984; Lewandowski, 1994; Ольшанский, Гусева, 2005]. Также существует мнение, согласно которому сленг не является отдельной, самостоятельной языковой категорией [Гальперин, 1956].

Автор подходит к понятию «сленг» с позиции социальной дифференциации немецкого языка, отождествляя его с понятием «социолект». На основе анализа многочисленных определений сленга в диссертации делается попытка дать свое рабочее определение: сленг – это сложная система, занимающая определенное место в социально-стилистической иерархии компонентов словарного состава. Сленг не имеет отчетливой социально-групповой ориентации, хотя его чаще употребляет молодежь. Поэтому он отчасти является знаком социальной принадлежности. Сленг – это специфическое образование, упомянутая специфичность заключается, прежде всего, в том, что он представляет собой относительно новое образование, для исследования которого не всегда достаточно традиционных лингвистических методов.

Сленг – это слой лексики и фразеологии немецкого языка, где большую роль играют внеязыковые факторы (социальные и психологические). Речь идет об исследовании языкового явления, характеризующегося значительной вариативностью, где зачастую объектом исследования является и сфера экспрессивного выражения. Сленг имеет ярко выраженный эмоционально-оценочный характер с преобладанием эмотивной функцией над денотативной..

Другой проблемой исследования является проблема разграничения сленга и смежных с ним пластов субстандартной лексики. Границы, разделяющие сленг, арго и жаргон, трудно определимы и весьма неустойчивы [Hartung, Schönfeld, 1981; Судзиловский, 1954; Хомяков, 1970]. В качестве инструмента определения таких границ в работе рассматривается: а) социальная база (сленг в отличие от жаргона и арго имеет более широкую социальную базу); б) степень эмоциональной окрашенности (в сленгизмах она выше, чем в неологизмах, в которых она вообще может отсутствовать).

Источником пополнения сленга могут быть профессионализмы, диалектизмы, вульгаризмы, арготизмы, но это не дает основания сводить воедино совершенно разные пласты лексики, так как языковой материал нередко указывает на факты перехода слов и выражений с течением времени из одной группы в другую. Бывшие арготизмы и жаргонизмы в рамках сленга участвуют в дальнейших словообразовательных процессах. Например, наряду с единицей из воровского арго das Moos (aus der Gaunersprache)«деньги» в сленге представлено отыменное прилагательное, построенное по модели причастия II bemoost – «денежный». Существительное из воровского арго der Knast – «тюрьма» обнаруживает в сленге ряд производных: der Knasti – «зэк», der Knastologe – «тот, кто отсидел срок или знаком с укладом тюремной жизни», die Knastologie – «опыт тюремного заключения».

Само явление сленга достаточно неоднородно: более всего автору исследования импонирует точка зрения В. А. Хомякова, сформулированная на основе изучения английского сленга. Эта характеристика релевантна и для немецкого языка. Согласно этой точке зрения, сленг можно подразделить на общеизвестный и общеупотребительный, малоизвестный и узкоупотребительный, что дает возможность обозначить условные границы между такими слоями лексики, как сленг, арго, жаргон. В отличие от жаргона и арго немецкий сленг общеупотребителен и широко известен.

Немецкий сленг представляет собой интересный лингвистический феномен, бытование которого ограничено не только определенными возрастными, но и социальными, временными и пространственными рамками. Актуальность сленга связана с историческим фоном, на котором развивается немецкий язык. С 80-х годов число носителей молодежного сленга увеличилось. Одним из важных источников пополнения немецкого сленга является язык молодежи: der Chippie – «наркоман»; tote Hose – «ничем не знаменательный, скучный»; der Teeny (от англ. Teenager) – «девушка, парень 13-19 лет»; der Hirni – «интеллектуал, придурок»; der Schlaffi – «неинтересный, скучный человек»; die Solo-Tante – «соседка; тётка, проживающая одна». В сленге отражается образ жизни речевого коллектива, который его породил. Наиболее развиты семантические поля: «Человек» (с дифференциацией по полу, родственным отношениям, профессии), «Внешность», «Одежда», «Жилище», «Досуг», «Любовь», «Межличностные взаимоотношения».

Формирование словаря так называемого «системного» сленга происходит за счёт тех же источников и средств, которые свойственны немецкому языку, их 10: аффиксация (abfüttern – «питаться некачественной едой», einpfeifen – «наспех есть», zubuttern – «дать взятку»); иноязычные заимствования (das Feeling – «чувство, ощущение», der Hopper – «человек, который во время просмотра телевизора постоянно переключает программы»); метафорика (der Käse – «ерунда, чепуха», sich aus dem Kaftan ausschälen – «раздеться»); развитие полисемии (der Trip – «1. короткая поездка; 2. кайф после принятия наркотиков; 3. увлечение»); заимствование арготизмов (Rück den Zaster raus! – <Выворачивай карманы!>); имя собственное как нарицательное (Hinz, Kunz – «заурядные граждане»; der Presseheini – «журналист»); усечение корней (der Skeletti – «костлявый человек», der Hirni – «интеллектуал», der Realo – «Realist», der Assi – «Asozialer»); сложение корней (gehirnamputiert – «дурак», der Total-verblöder – «Fernseher, телевизор»); контаминация (efrauzipieren – «emanzipieren, Frau»); речевая ритмизация (schickimicki – «модный»); фразеология (einen Kopf wie eine Eckkneipe haben – «путаница в голове»).

Автор анализирует сленгизмы, опираясь на типологию изменений между номинациями и смыслами, данную Н.А.Шехтманом. Лингвистические изменения между номинациями и смыслами представлены тремя типами [Шехтман, 2003].

1) Старое означающее – новый смысл, это семантические неологизмы. Слова данного порядка по выборке автора составляют 20%. Например: у существительного der Lift при наличии двух уже имеющихся значений 1) лифт и 2) подъемник на горнолыжном спуске появляется еще одно значение .

2) Новое означающее – новый смысл (der User«человек, потребляющий изредка наркотики, не имеющий зависимости к ним»). Изменение мира приводит к появлению новых слов, в основной массе заимствованных из английского языка. Эта группа слов представлена 8 % в молодежном сленге и используется для обозначения новых тенденций в музыке, моде, технике.

3) Новое означающее – старый смысл. Это одна из групп, которая в количественном отношении представлена более широко, чем другие группы (56%). Существительное das Esperantogeld является синонимом к слову der Euro.

Автором исследования был выявлен четвертый тип отношений: 4) старое означающее – старый смысл (3 %). Некоторые из этих слов могут осознаваться как новые, т.к. раньше они не были общедоступными, например, употреблялись только в условных языках (Gaunersprachen). Это подтверждает мысль как о подвижности языковых пластов в немецком языке, так и о нечеткости границ исследуемого в данной работе сленга. Например: Bei ihrem Ehemann sucht sie den Zaster, bei Ihnen das Laster [Penn, 1997: 118]. – <У мужа ищет она деньги, у вас порок.>

13% выборки представлено фразеологическими единицами. ^ Er war nicht gerade in einer Glückshaut geboren. – <Он был неудачником.>

Автор, анализируя сленгизмы, выявляет частеречную частотность образования сленга (существительные – 51 %, глаголы – 35 %, прилагательные и наречия – 14 %).

Участник коммуникации часто использует не готовые производные, а сам создает новое, то есть занимается словотворчеством. Судя по приведенным примерам, человек создает новые сленговые слова с целью выражения своей индивидуальности, оригинальности, неоднородности. Нестандартно используемые известные словообразовательные техники образуют в сленге новые броские, экспрессивные единицы, что является вызовом миру солидных людей, протестом против стагнации и клишированности в языке и в жизни.

Сленг – это явление, которое имеет непосредственную связь со временем. Пласт этой лексики очень подвижен хронологически. Образные, броские речевые обороты либо теряют свою остроту и становятся со временем заурядными, либо вообще устаревают и выходят из вокабуляра. Для того чтобы выяснить, как быстро изменяется словарный состав сленга за определенный промежуток времени, автором были проанализированы сленгизмы из романа Э.М.Ремарка «Три товарища» [Remarque, 1963]. Сленг выступает в произведении как характеристика данной исторической эпохи, данной культурно-языковой ситуации, он является способом видения бытия. В романе это сущность мировосприятия людей «потерянного поколения» (1920 – 1940 г.г.), чьи идеалы были уничтожены военными событиями, неурядицами и разрухой послевоенных лет. Нестабильность в обществе тех лет совпала с активизацией сленга.

В романе можно встретить сленговые выражения, в которых употреблены историзмы, слова, вышедшие из активного употребления, но используемые для характеристики определенной исторической эпохи. Er stand wie ein Karmeliteпmönch auf Urlaub. – <Он стоял как член католического монашеского ордена во время отпуска.> В значении <Он стоял безучастно.>

На страницах романа встречаются сленговые слова и выражения, которые либо отсутствуют, либо приводятся с пометой «veraltet» в современных словарях от издательств Duden, Langenscheidt. Например: der Schupo встречается в словаре Duden с пометой «veraltet». Это доказывает, что пласт этой лексики быстро теряет свою актуальность. Многие слова и выражения устарели, так как эта лексика не упомянута в современных словарях, но ее можно обнаружить в словаре более раннего издания 1969 года (авторский коллектив под руководством О. И. Москальской). Например: der Speckjäger – «любитель легкой наживы»; das Bierfaß – «толстяк». Отмечены также факты отсутствия фиксации слова во всех перечисленных словарях, что свидетельствует об устаревании слова, не успевшего войти в активный вокабуляр. Например: der Trauerbolzen – «печальный болт» в значении «несчастный человек», der Kasten в значении «машина»; verboxen в значении «испортить дело».

Активность сленга связана с историческим фоном, на котором развивается немецкий язык. Заметное оживление и интенсивное словообразование в немецком сленге связано с историческими катаклизмами, с периодами застоя в политической и экономической жизни общества.

В. А. Хомяков высказывает мысль о том, что сленгизмы, которые являются эмоционально-окрашенными номинативными единицами, дублирующими лексику и фразеологию литературного языка, легко превращаются в языковые «излишки». Они увеличивают уже существующие синонимические ряды и поэтому быстро исчезают из употребления. А сленгизмы, не имеющие синонимичных толкований в словарях и не входящие в синонимические ряды, выступают как единственные «заменители» несуществующих слов и словосочетаний литературного языка, нередко переходят в литературную разговорную речь и надолго в ней закрепляются [Хомяков, 1970].

Сленговая окраска ощущается, пока слово ново и не начало употребляться всеми. Как только оно становится общеизвестным и широко употребляемым, к нему меняется отношение и оно начинает считаться нейтральным (der Senior – «пенсионер»).

В современном немецком языке сленговые названия представляют собой специфический, отнюдь не малозначащий компонент словарного состава и его фразеологии. Это относительно новые образования, появление которых в плане номинации (ономасиологии) мотивируется как потребностью обозначить новые явления действительности, так и намерением по-новому назвать явление, уже имеющее свое обозначение.

Последнее бывает продиктовано стремлением отразить с помощью языковых средств все разнообразие эмоциональной жизни. Данная вариативность может быть истолкована как результат поиска оригинального, актуализованного средства выражения, стремления к необычности средств выражения.

Само функциональное предназначение сленга предполагает использование эмоциональности и оценочности в квалификативных целях: он служит целям выражения дистанцирования, наглядности, образности, преувеличения и преуменьшения, усиления и ослабления, огрубления и смягчения, завышения и занижения. Сленг выражает негативные и позитивные (der Prachtkerl – «славный парень», das Sahnetörtchen – «аппетитная девушка») оценки. Число единиц с положительной оценкой (мелиоративы) по сравнению со словами со сниженной оценкой (пейоративы) невелико, что доказывают данные исследования. В словаре немецкого сленга [Strutz, 2000] представлено 3690 лексических единиц, из них ярко выраженной сниженной оценкой обладают 45 %, ср.: die Buschtrommel – «сарафанное радио»; die Brillenschlange – «очкарик»; pl, Gartenzwerge – «полицейские»; das Kleinkleckersdorf – «провинциальный город, захолустье». У большинства слов подобную оценку вызвали свойства денотата, ср.: der Blaumacher – «прогульщик», sich bepissen – «в стельку напиться». У некоторых единиц пейоративность связана с одним из словообразовательных компонентов, который дает неодобрительную оценку предмету, ср.: der Bildungsprotz – «самодовольный, спесивый человек, который кичится своим образованием»; das Drecknest – «провинция, дыра»; der Versicherungsheini – «человек из страхового общества». Только 5 % единиц из словаря Г.Штрутц имеют положительную оценку, ср.: der Brandmeister – «спец по рекламным плакатам», die Biene – «привлекательная девушка».

Эта лексика используется в функции непосредственного маркера (манифестатора) эмоций и служит целям эмоционального воздействия. Специфика этой лексики может определяться особой сложностью семантики слов. Через неожиданные, непривычные для рамок стандартного языка сочетания в сленге проявляются эмоции говорящего (das Dackelgesicht machen – «делать глупое выражение лица», die stinknormale Ehe – «абсолютно нормальный брак, нормальный до отвращения», der Bratkartoffeltrend – «мода на домашнюю кухню»). Экспрессивность достигается при нарушении семантической совместимости, то есть соединении непосредственно-составляющих, которые по норме не подходят друг к другу. Здесь допускается соединение немецких производящих основ с заимствованными суффиксами (die Bierologie – «любовь к пиву», die Beklopptomanie – «безумие, полное помешательство», die Futterage – «еда, харч»).

Наблюдения показывают, что самым простым путем создания эмоционально-оценочного отношения в сленге служит использование иносказательного образного наименования с помощью метафоры и метонимии (der Gockel – «самовлюбленный мужчина», das Fossil – «ископаемое, человек со старомодными взглядами»). Имеются сленгизмы, совмещающие несколько образных значений, ср.: bemoost – «денежный, богатый» и «вечный (студент)», die Biene – «привлекательная девушка» и Biene machen – «убегать, делать ноги».

Особенно ярко в немецком сленге представлены существительные и прилагательные как средства выражения эмоциональной оценки (oberaffengeil – «классный», bärenstark – «классный, мощный», piepegal, wurstegal – «безразлично»). Возможности глагола в плане выражения оценки более ограничены. Как правило, это группа глаголов, предметно-логическое значение которых осложнено оценочной семой, ср.: berappen – «оплачивать без желания», faseln – «нести чепуху».

Специфичной чертой сленга является заимствование экспрессивных англицизмов или наделение такой лексики экспрессией в самом немецком языке. Это и группа слов, обладающая постоянной оценкой (Dink(s) – «бездетная семья, где оба члена семьи работают») и англицизмы, где сема положительности или отрицательности вытесняет предметно-логическое содержание (Horror! Cool!), также лексемы с двойным оценочным признаком (der Blitzmerker – «быстро соображающий человек и тупой») и лексические единицы, в которых значение претерпело образный перенос: Floppy – (первое значение) «дискета», (последующее) «голова, мозг».

Роль такой лексики очень важна, она является необходимым средством совершенствования и гибкости речевой культуры, средством, где в объективной информации присутствует субъективный человеческий фактор.

В заключении обобщаются основные результаты исследования и указываются перспективы дальнейшего изчения проблемы:

Развитие языка происходит в социальном контексте. Изменения социальных структур отражаются в языке, а именно в языковых инновациях. Инновациями лексической системы немецкого языка являются неологизмы и сленг, которые в большинстве случаев создаются молодым поколением и являются «опознавательными знаками», своеобразными социолектальными маркерами.

Сленговые инновации переплетаются и пересекаются с неологизмами, оба эти пласта лексики подвержены активной модернизации. В своем становлении они проходят одинаковые стадии социализации: употребление в устной речи, применение в рекламе, СМИ, включение в словарь. В зависимости от времени возникновения сленгизмы могут быть и неологизмами. Имеются в виду лексические единицы, которые, являясь сленгизмами, также обладают всеми признаками неологизмов.

Одним из факторов развития языка является пополнение системы за счет сленгизмов и неологизмов. Все эти движения пластов лексики внутри лексико-семантической системы не приводят к ее дестабилизации. В своем функционировании сленгизмы и неологизмы имеют более свободные нормы, допускающие отклонения, так как относятся к наиболее подвижному пласту лексики, что заставляет искать динамические критерии нормативности.

Оба явления удовлетворяют потребность в новых номинациях, так как они открыты для новообразований. В случае со сленгом – это потребность языкового коллектива в экспрессивно-эмоциональных лексических единицах. В качественном отношении сленг характеризуется непременным осложнением номинативного значения экспрессивными, оценочными, эмоциональными оттенками. Эти оттенки семантики превалируют над денотативным (рациональным) компонентом значения лексических единиц. Сленгизмы социально значимы, так как заполняют не только номинативные, но и коммуникативные лакуны.

Возникновение новых сленгизмов и неологизмов – непрерывный процесс, поэтому данная работа не претендует на полное отражение существующих в современном сленге лексических единиц, но фиксирует те слова и выражения, которые имеются в прессе и художественной литературе на конец ХХ, начало ХХI века. В дальнейшем предполагается изучение лексических инноваций с точки зрения стилистического расслоения немецкого языка не только в синхронии, но и в диахроническом аспекте, с тем чтобы инновации были включены в самые современные лексикографические справочники.


^ Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:


  1. Языковые излишества в немецком языке / О.В. Олейник // Проблемы прикладной лингвистики : сборник статей Международной научно-практической конференции, 18-19 декабря 2003 г. / под ред. канд. филолог. наук А.П. Тимониной; Пензенский гос. пед. ун-т. – Пенза, 2003. – С. 160-162. – ISBN 5-8356-0273-1.

  2. Немецкий сленг: формирование и функционирование / О.В. Олейник // Языковые и культурные контакты различных народов: сборник материалов Всероссийской научно-методической конференции, 26-27 июня 2003 г. / под ред. канд. филолог. наук А.П. Тимониной; Пензенский гос. пед. ун-т. – Пенза, 2003. – С. 196-199. – ISBN 5-8356-0245-6.

  3. Эмоциональность и оценочность немецкого сленга / О. В. Олейник // Итоговая научно-практическая конференция Орского гуманитарно-технологического института (филиала) государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Оренбургский государственный университет» (2004 год): материалы. – Часть 2. – Орск : Издательство ОГТИ, 2004. – С. 70-73. – ISBN 5-8424-0211-4.

  4. Сленг, его связь со временем / О.В. Олейник // Итоговая научно-практическая конференция Орского гуманитарно-технологического института (филиала) государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Оренбургский государственный университет» (2004 год): материалы. – Часть 2. – Орск : Издательство ОГТИ, 2004. – С. 73-75. – ISBN 5-8424-0211-4.

  5. Неологизмы немецкого языка = Neologismen in der deutschen Sprache : методические рекомендации/ сост. О.В.Олейник. – Орск : Издательство ОГТИ, 2006. – 22 с.

6. Немецкий сленг как неологическое явление / О.В. Олейник // Вестник Оребургского государственного университета : приложение : гуманитарные науки. – Оренбург : Издательство ОГУ, 2005. – № 12 / декабрь. – С. 215-220.


Отпечатано с оригинал-макета заказчика


Подписано в печать 22.02.2007 г.

Формат 60х84/16. Усл. печ. л. 1,0.

Тираж 100 экз. Заказ 21.


Издательство Орского гуманитарно-технологического института

(филиала) государственного образовательного учреждения

высшего профессионального образования

«Оренбургский государственный университет»


462403, г. Орск Оренбургской обл., пр. Мира, 15 А





Похожие:

Немецкие сленгизмы в свете неологической теории iconВопросы к экзамену по Теории экономического развития (кроме зачеркнутого)
«Теории экономического развития» в качестве самостоятельной дисциплины (выделение «Теории экономического развития», или «Экономики...
Немецкие сленгизмы в свете неологической теории iconВ свете современной экономической теории
Сегодня Российская экономика характеризуется четырьмя её извеч­ными проблемами: инфляция, отраслевой монополизм, бюрократизм и кор­рупция...
Немецкие сленгизмы в свете неологической теории iconЭтика, духовность онкология, вич п. Гаряев*, А. Энфи**
В настоящей статье отражён новый взгляд на проблему онкологии и вич-инфекции в свете Лингвистико-Волновой Генетики (лвг) и Теории...
Немецкие сленгизмы в свете неологической теории iconЭтика, духовность онкология, вич п. Гаряев*, А. Энфи**
В настоящей статье отражён новый взгляд на проблему онкологии и вич-инфекции в свете Лингвистико-Волновой Генетики (лвг) и Теории...
Немецкие сленгизмы в свете неологической теории iconЗенков М. Ю., доцент кафедры государственного и муниципального управления Сибагс
...
Немецкие сленгизмы в свете неологической теории iconЖил-да-был на белом свете симпатичный парень целых 20 лет, и твердил все годы эти, что любви на белом свете больше нет

Немецкие сленгизмы в свете неологической теории iconПроблема ландшафта в струнной теории
На основании анализа уравнений общей теории относительности показано, что предсказания теории струн о существовании бесконечного...
Немецкие сленгизмы в свете неологической теории iconБелок и всё о нём в биологии и химии {
Петербургской ан (1830). Открыл (1823) изомерию. Получил ряд органических соединений. Один из создателей теории радикалов. Автор...
Немецкие сленгизмы в свете неологической теории iconКритический анализ общей электродинамики
Некоторые его выводы легко могут быть распространены и на другие теории. Здесь я лишь снова напомню или завершу идеи, выдвинутые...
Немецкие сленгизмы в свете неологической теории iconДокументы
1. /Info.txt
2. /Проблема существования человечества...

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов