Формальные корреляты текстовых категорий в семантическом пространстве американского короткого рассказа icon

Формальные корреляты текстовых категорий в семантическом пространстве американского короткого рассказа



НазваниеФормальные корреляты текстовых категорий в семантическом пространстве американского короткого рассказа
Торгашева Марина Александровна
Дата конвертации28.08.2012
Размер295.68 Kb.
ТипРассказ


На правах рукописи




Торгашева Марина Александровна




ФОРМАЛЬНЫЕ КОРРЕЛЯТЫ
ТЕКСТОВЫХ КАТЕГОРИЙ
В СЕМАНТИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ
АМЕРИКАНСКОГО КОРОТКОГО РАССКАЗА



Специальность 10.02.04 – германские языки


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук





Самара 2007

Работа выполнена на кафедре английского языка
государственного образовательного учреждения
высшего профессионального образования


«Самарский государственный педагогический университет»


^ Научный руководитель:

кандидат филологических наук,
доцент Гусева Елена Васильевна







^ Официальные оппоненты:

доктор культурологии, кандидат филологических наук, профессор Кулинич Марина Александровна




кандидат филологических наук,
доцент ^ Никитина Светлана
Яковлевна








Ведущая организация:

Тамбовский государственный

университет им. Г.Р.Державина



Защита состоится « » 2007 г. в часов на заседании диссертационного совета К-212.216.04 при Самарском государственном педагогическом университете по адресу: 443099, г. Самара, ул. М.Горького 65/67, ауд. .


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Самарского государственного педагогического университета


Автореферат разослан « » 2007г.


Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук, доцент Стойкович Г.В.



^ Общая характеристика работы

Реферируемая диссертация посвящена изучению проблемы соотношения формы и содержания художественного текста в аспекте развертывания его семантического пространства и в аспекте его понимания.

В настоящее время текст рассматривается в рамках нескольких лингвистических направлений, в частности, лингвистики текста (И.Р.Гальперин, Г.В.Колшанский, З.Я.Тураева, К.А.Филиппов), семиотической текстологии (Ч.Моррис, Ч.С.Пирс, Ю.М.Лотман), лингвокультурологии (Ю.С.Степанов, В.В.Карасик, В.А.Маслова, М.А.Кули­нич), психолингвистики (Л.С.Выготский, А.А.Леонтьев, Н.И.Жинкин), филологического анализа текста (А.И.Домашнев, И.В.Гюббенет, Л.Г.Бабенко), герменевтики (И.В.Арнольд, М.М.Бахтин, В.А.Ку­ха­ренко), когнитивной лингвистики (Т.А. ван Дейк, Е.С.Кубрякова, Т.М.Николаева, Н.А.Шехтман), функциональной стилистики (В.В.Ви­ноградов, М.Н.Кожина, В.В.Одинцов).

Нами избран комплексный подход к изучению текста: методология исследования базируется на принципах, разработанных в рамках коммуникативно-прагматического направления лингвистики текста, семиотической текстологии, когнитивной лингвистики и филологического анализа текста. Все эти направления объединяет то, что текст изучается как структурно-семантическое единство высшего ранга, отличное от простой последовательности предложений. В работе текст трактуется как сложный знак, имеющий формальный, семантический и прагматический аспекты.

Антропоцентрический подход, практикуемый в диссертации, ориентирован на исследование языковых фактов в тесной связи с человеком, различными видами его познавательной активности и подразумевает изучение текста как результата особой художественно-эстетической деятельности. Отражая окружающий мир в совокупности индивидуального мировидения и объективных факторов экстралингвистического и лингвистического характера, автор создает свой неповторимый «мир текста». Задача читателя - понять этот текст в ходе индивидуального познания его формальной и смысловой сторон. Недостаточная изученность процессов образования семантического пространства текста и его последующей интерпретации с опорой на формальные (структурные) конституенты определяет актуальность исследования.

^ Объектом исследования являются текстовые категории членимости, связности и интертекстуальности; предметом исследования – формальные корреляты этих категорий.

Понятие «формальные корреляты» категорий текста, являющееся центральным в работе, нуждается в пояснении. Все текстовые категории, независимо от их подразделения на формально-структурные и содержательные, имеют план содержания и план выражения. Содержание категории (ее сущность) передается языковыми средствами, которые мы и называем «формальными коррелятами» категории текста.

^ Цель работы состоит в выявлении универсальных формальных коррелятов категорий членимости, связности и интертекстуальности художественного текста, а также в исследовании той роли, которую они играют в создании семантического пространства текста и в его понимании.

Выбор в качестве объекта исследования названных выше категорий обусловлен тем, что именно членимость и связность художественного текста образуют его поверхностную структуру – ту лингвистическую форму, в которую облечена глубинная, концептуально-подтекстовая структура. Однако в художественном тексте поверхностная структура формально-содержательна: корреляты категорий членимости и связности имеют четкую прагматическую направленность – их выбор обусловлен замыслом автора. Реализуя в тексте свою индивидуальность и свой фонд культурных знаний, автор неизбежно привносит в него элемент интертекстуальности, отражая процесс непрерывного взаимодействия текстов в общей цепи мировой культуры (И.В.Арнольд).

Сложность достижения поставленной цели заключается в том, что содержание спаяно с формой в единственный в своем роде уникальный сплав (В.А.Кухаренко). Вместе с тем разделение формальной и смысловой сторон, проводимое нами только в целях анализа, позволяет сосредоточиться на решении следующих задач:

– выявить универсальные формальные корреляты категорий членимости, связности, интертекстуальности и описать индивидуальные сигналы этих категорий в тексте;

– раскрыть роль формальных коррелятов категорий членимости и связности в формировании денотативного и концептуального пространства текста короткого рассказа;

– исследовать роль категории интертекстуальности в создании подтекста;

– определить характер взаимосвязи между жанровыми признаками короткого рассказа и формами репрезентации категорий, обеспечивающих цельность текста;

– представить процесс понимания текста читателем в терминах ликвидации «проблемных зон» с опорой на выделенные формальные корреляты текстовых категорий и индивидуально-авторские сигналы интертекстуальности.

^ Материалом исследования послужили тексты коротких рассказов американских писателей ХХ века – Скотта Фицджеральда, Эрнеста Хемингуэя, Ринга Ларднера, Карсон Маккалерс, Мэри Маккарти, Синклера Льюиса, Джона Стейнбека, Вильяма Сарояна, Джона Апдайка и Ирвина Шоу. Общий объем материала составил 160 страниц текста десяти рассказов, что представляется достаточным для выявления специфики семантики короткого рассказа и его понимания по следующим причинам.

Как известно, часть и целое – философские категории, выражающие отношение между совокупностью предметов и связью, которая объединяет эти предметы. Именно через эту связь задается целое, по отношению к которому отдельные предметы выступают в качестве частей. В нашем исследовании десять рассказов выступают как части по отношению ко всему жанру короткого рассказа, воспринимаемому как целое.

Познание целого и частей происходит одновременно: выделяя части, мы анализируем их как элементы данного целого, а в результате синтеза целое выступает как диалектически расчлененное, состоящее из частей. Применительно к данной работе это значит, что выводы, сделанные на ограниченном текстовом материале, могут быть перенесены на энное количество текстов и могут рассматриваться как общие по отношению к жанру короткого рассказа в целом.

Эти доводы подкрепляются обращением к философским категориям качественной и количественной определенности предметов и явлений: если количественная определенность жанра короткого рассказа (как совокупность всех произведений этого жанра) предполагает качественную однородность частей – рассказов, то будет верным и обратное утверждение: характеристики отдельных рассказов являются, одновременно, характеристиками всего множества – жанра американского короткого рассказа в целом.

Обращение к текстам американских авторов диктуется тем, что они не являлись ранее объектом подобного исследования. В работах Р.И.Енукидзе [Енукидзе 1984] и К.И.Шпетного [Шпетный 1979], посвященных исследованию короткого рассказа, материал не дифференцировался на произведения американских и английских авторов, равно как и цели исследований, проведенных в структурно-функциональном ключе, не включали анализ формы, релевантной для создания смысла текста и его понимания. Избранный нами материал исследования, таким образом, обуславливает один из аспектов его новизны, которая определяется также тем, что в качестве инструмента анализа структуры текста короткого рассказа выступили текстовые категории как свойства общего характера, репрезентантами которых в тексте явились универсальные формальные корреляты этих категорий. Впервые в работе ставится цель рассмотреть текст короткого рассказа в единстве его формальных и содержательных характеристик.

^ Теоретическое значение диссертации определяется тем, что она вносит вклад в разработку принципов филологического анализа художественного текста с позиций когнитивной лингвистики и дополняет теорию коммуникативно-прагматического анализа текста.

^ На защиту выносятся следующие положения.

  1. Жанровым характеристикам короткого рассказа соответствуют универсальные формальные корреляты текстовых категорий членимости, связности и интертекстуальности, которые реализуют прагматическую установку текста и выступают в качестве конституентов его денотативного и концептуального пространства.

  2. Универсальными формальными коррелятами названных категорий в тексте являются: абзац (объемно-прагматическое членение текста); сложное синтаксическое целое (структурно-смысловое членение текста); повествование и описание (представление речи автора при контекстно-вариативном членении текста); диалог, конструкции с прямой/косвенной речью (представление речи персонажа при контекстно-вариативном членении текста); повтор (логико-семантическое средство связи); согласование грамматической семантики, неполные и параллельные конструкции (грамматические средства связи); топонимы (ассоциативные связи, реализующие категорию интертекстуальности).

  3. Удельный вес формальных коррелятов «структурных» текстовых категорий – членимости и связности – в создании семантического пространства текста уменьшается по мере перехода от его денотативного пространства к концептуальному и, далее, к подтексту, тогда как роль текстовых сигналов «смысловой» категории – интертекстуальности – увеличивается.

  4. Процесс понимания текста есть процесс его индивидуального познания читателем, каждая из фаз которого соотносится с текстовыми категориями. Понимание текста короткого рассказа как ликвидация его «проблемных зон» и постижение глубинного смысла опирается на те же формальные корреляты и индивидуально-авторские сигналы, что и построение семантического пространства текста, равно как и на совпадение «картин мира» автора и читателя.

^ Практическое значение проведенного исследования определяется тем, что его результаты могут быть использованы в курсе филологического анализа текста, а также в спецкурсах по лингвистике текста и когнитивной лингвистике. Материалы исследования могут быть интересны всем тем, кто интересуется лингвостилистическими аспектами американской литературы и интерпретацией текста.

Достоверность результатов обеспечивается за счет применения комплекса методов исследования: гипотетико-дедуктивного метода, контекстуального анализа, компонентного анализа на основе словарных дефиниций, метода лингвистического описания, приемов количественного и статистического подсчета.

^ Апробация работы.

Основные положения диссертации были представлены в докладах на ежегодных научно-практических конференциях преподавателей и сотрудников Самарского государственного педагогического университета (в 2003-2006 гг.), на Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Высшее гуманитарное образование XXI века: проблемы и перспективы» (Самара, 2006 г.), на Всероссийской научно-практической конференции «Дискурсивный континуум: текст – интертекст – гипертекст» (Самара, 2006 г.), а также изложены в пяти публикациях.

^ Структура и объем работы.

Диссертация состоит из введения, трех глав и заключения. К диссертации прилагается библиографический список, включающий использованные словари и источники языкового материала, а также приложение. Основная часть диссертации составляет 176 страниц машинописного текста.

^

Основное содержание работы


Во введении обосновывается выбор темы, ее актуальность и научная новизна, определяются цель, основные задачи, теоретическая значимость и практическая ценность работы, формулируются положения, выносимые на защиту.

^ В первой главе «Понимание художественного текста как филологическая проблема» излагаются важнейшие теоретические вопросы лингвистики текста и теории понимания художественного текста, положенные в основу исследования формальных коррелятов текстовых категорий. Первый параграф работы посвящен анализу онтологических и гносеологических характеристик художественного текста, во втором параграфе рассматривается соотношение познания и понимания текста.

Обобщение существующих подходов к изучению текста позволило заключить, что они дифференцируются в зависимости от того, какой из аспектов текстовой деятельности является непосредственным объектом исследования. Релевантным для настоящей работы представляется антропоцентрический подход [Арнольд 1981, Сосновская 1974, Кухаренко 1979, Бабенко 2004], реализуемый в своей коммуникативно-прагматической направленности. Текст рассматривается как процесс взаимодействия автора и реципиента, как речевой акт, имеющий своей целью определенным образом (с помощью тех или иных речевых средств) воздействовать на реципиента.

Далее отмечается необходимость комплексного подхода к изучению текста, при котором учитываются его характеристики как сложного знака, равно как и собственно лингвистические и экстралингвистические параметры.

Принимая во внимание цель исследования, в качестве рабочего нами принимается узкое определение текста, данное И.Р.Галь­периным. Подобная трактовка позволяет уточнить понятие «текст» за счет конкретизации его дифференциальных признаков и текстообразующих категорий. Такие признаки текста, как его тематическое, коммуникативное и структурное единство сопряжены с основными текстовыми категориями – информативности, членимости и связности (цельности), интертекстуальности и авторской интенциональности.

Рассматривая, далее, особенности художественного текста, в работе акцентируется положение о том, что в этом типе текста структура является результатом творческого акта и сама выступает как носитель определенной информации [Лотман 1970]. Любые формальные элементы текста могут обладать силой эмоционального воздействия на читателя.

Среди основных характеристик текста как произведения художественного творчества выделяется субъективно-объективная обусловленность структуры текста замыслом автора и закономерностями жанра, что предопределяет наше обращение к жанровым характеристикам короткого рассказа.

Проблема определения жанра достаточно полно изучена в отечественной и зарубежной лингвистике (М.М. Бахтин, И.Р.Гальперин, Р.А.Будагов, И.В.Арнольд, О.П.Брандес, Н.М.Разинкина, И.А.Вино­градов, М.Н.Кожина, Н.А.Николина, J.F.Petöfi, M.J.Swales). Однако, в зависимости от исходных параметров, дифференцируются различные виды жанров. Изучив жанровые характеристики короткого рассказа, представленные в работах И.А.Виноградова, К.И.Шпетного, Р.И.Ену­кидзе, В.П.Скобелева, Н.А.Шехтмана, выделяем следующие основные параметры короткого рассказа как типа текста:

– целостное художественное воспроизведение жизни с помощью совокупности таких средств, как тема, характеры, действие, содержащее конфликт, обстановка и стиль;

– преимущественно изображение одного эпизода с ограниченным числом персонажей, что отражает метонимический принцип в формировании содержательно-тематической стороны текста (часть представляет целое);

– малый объем, заставляющий автора структурно и композиционно концентрировать выразительно-изобрази­тель­ные средства языка;

– единство, целостность впечатления.

Основываясь на этих характеристиках, мы предполагаем, что в тексте короткого рассказа на уровне развертывании семантического пространства и, далее, при определении его концепта как заложенного автором глубинного смысла, существуют некие обязательные связи, реализации языковых средств и импликации, обусловленные жанровыми характеристиками короткого рассказа и не связанные с идиостилем автора. Именно эти связи и реализации языковых средств релевантны в аспекте понимания текста.

Понимание текста рассматривается в работе как процесс индивидуального познания этого текста читателем. В ходе описания того, как соотносятся процесс познания и проблема понимания текста, во втором параграфе главы мы обратились к понятиям философии, семиотики, психологии (познание, сознание, знак, значение, смысл), которые, далее, получили формулировку в собственно лингвистическом плане. Понятие «значение» сопряжено в работе с текстом и трактуется как его содержание – ментальное образование, моделирующее фрагмент действительности, тогда как смысл текста неотделим от его концепта как свернутой смысловой структуры, выражающей интенцию автора. Процесс понимания художественного текста представлен в виде модели «автор – текст – читатель – язык – действительность», чем подчеркивается антропоцентризм подхода к этому явлению.

Рассматривая язык с точки зрения его участия в познавательной деятельности человека, когнитивная лингвистика позволяет представить процесс понимания художественного текста в виде определенных ступеней: восприятия (образования в сознании читателя денотативной структуры текста), понимания (постижения концепта текста) и интерпретации (проникновения в подтекст как приращенный смысл текста), на каждой из которых происходит ликвидация трудностей, «проблемных зон» читателем [Лукин 1999, Шехтман 2005]. Если трактовать восприятие текста как коммуникативный акт, то в нем можно выделить пять проблемных участков – «проблемных зон»: языковые средства, использованные автором; коммуникативная направленность текста; логическое строение текста; смысловое строение текста; концепт текста [Красных 2003].

Изучение механизма постепенного понимания текста как познания его смысла возможно на основе исследования и описания основных текстовых категорий, сопряженных с названными выше фазами. Такими категориями являются информативность, членимость и связность, интертекстуальность и авторская интенциональность.

Прежде всего, понимание (способность постичь смысл) можно представить как процесс аналитического и синтезирующего познания. Расчленяя целое на части, субъект познает действительность, однако для полного понимания необходим и обратный процесс – воссоздание осмысленного целого из частей. Аналогичный процесс имеет место при понимании текста, что проявляется в реализации категорий членимости и связности. Понимание поверхностной, содержательной структуры текста оказывается невозможным без структурно-смысло­вого членения текста [Бабенко 2004]. С другой стороны, для читателя текст – это совокупность тематически обусловленных смыслов, своеобразных «смысловых пучков», составляющих целое. Отсюда, понимание как анализ и синтез текстового материала предполагает обращение к категории информативности, в первую очередь запрограммированной на передачу фактуальной информации.

Языковые средства передачи информации наталкиваются на определенные смыслы, важные для более глубокого проникновения в замысел автора, но этого оказывается не вполне достаточно. Выявление признаков концепта как многокомпонентной ментальной сущности, включающей в себя поле знаний, представлений, понятий, ассоциаций, опирается на опыт читателя.

«Развертывание» концепта художественного текста базируется, также, на категории интертекстуальности, которая отражает процесс непрерывного взаимодействия текстов как в вертикальном плане, то есть в общей цепи мировой культуры, хранящей опыт многих поколений, так и в горизонтальном, под которым понимается отношение «автор – текст – адресат (читатель)» [Арнольд 1997].

Глубина восприятия текста предопределяется целым рядом факторов, среди которых – единство общего знания (опыта, аккумулируемого в ценностях культуры социума) и индивидуального знания (опыта, накопленного читателем), то есть значимой выступает картина мира читателя. Выражая мировоззрение человека, картина мира варьируется благодаря пространству, времени и социальной принадлежности индивидов [Шехтман 2005]. Именно в совпадении/несовпадении мировоззрений автора и читателя мы усматриваем причину полного/неполного понимания воспринимаемого текста.

^ Во второй главе работы «Структурная организация текста короткого рассказа», состоящей из трех параграфов, представлены закономерности и особенности реализации категорий членимости и связности, выявленные в результате анализа текстов коротких рассказов. Нами были определены формальные корреляты этих категорий, релевантные как для построения семантического пространства текста, так и для понимания текста читателем.

Первым этапом исследования явился анализ трех видов членения текста: объемно-прагматического, структурно-смыслового и контекстно-вариативного. На втором этапе исследования выявляются и анализируются средства связности текста, обеспечивающие его целостность.

Анализ обеих категорий – членимости и связности – опирается на их формальные корреляты. Понятие «коррелят категории» базируется в нашей трактовке на понятии универсальности формального признака как обязательно присутствующего во всех без исключения рассказах и напрямую сопряженного с параметрами короткого рассказа как типа текста. Поскольку универсальность формального признака не отрицает особенностей его проявления в текстах различных авторов, в исследовании формальных коррелятов категорий членимости и связности мы обращаемся к анализу как общего, так и особенного (отражающего идиостиль автора) в структурной организации текстов.

В качестве основного вывода, отражающего особенности объемно-прагматического членения, возможно построение модели поверхностной структуры среднестатистического рассказа как матрицы его формальных коррелятов:

– количество страниц в тексте = 16 (наибольший объем = 37, наименьший = 7);

– количество абзацев в тексте = 64 (наибольшее количество = 165, наименьшее = 23);

– количество абзацев на одну страницу текста = 4 (наибольшее количество = 7, наименьшее = 1);

– количество единиц в тексте = 3995 (наибольшее количество = 9101, наименьшее = 1819);

– количество единиц в абзаце = 62 (наибольшее количество = 225, наименьшее = 36);

– количество строк в абзаце = 7 (наибольшее количество = 22, наименьшее = 3).

Очевидно, что выявленные формальные признаки четко соотносятся с таким жанровым свойством короткого рассказа, как малый объем.

Анализ также показал, что в соответствии с признаком цельности художественного воспроизведения жизненной ситуации в коротком рассказе присутствуют все традиционные элементы композиции. Матрица структурно-композиционного строения среднестатистического текста этого жанра выглядит следующим образом:

– экспозиция = 12 абзацев (наибольшее количество = 29, наименьшее = 1);

– завязка = 3 абзаца (наибольшее количество = 7, наименьшее = 1);

– развитие действия = 43 абзаца (наибольшее количество = 126, наименьшее = 8);

– кульминация = 2 абзаца (наибольшее количество = 4, наименьшее = 1);

– развязка = 5 абзацев (наибольшее количество = 22, наименьшее = 1).

Наполнение матрицы композиционно-формальных коррелятов категории членимости индивидуально для каждого из авторов рассказов. Например, наибольшая протяженность абзаца (434 единицы), зафиксированная в рассказе М.Маккарти «Жестокое, варварское обращение» (“Cruel and Barbarous Treatment”), не является случайной. Этот рассказ представляет описание душевного состояния молодой женщины на грани развода. Длина абзацев подчинена внутреннему ритму текста – неторопливому и детальному изложению переживаний героини по поводу того, насколько несправедливо, по ее мнению, судьба обошлась с ней, лишив приятного положения страдающей женщины на грани развода (“being a potential divorcee was deeply pleasurable …” P.226) и ничего не предоставив взамен.

Таким образом, объемно-прагматическое членение текста не является произвольным. С одной стороны, оно подчинено основным параметрам жанра короткого рассказа и в определенной мере отражает их; с другой стороны, оно обусловлено замыслом автора.

Формальные корреляты объемно-прагматического членения текста, из которых универсальным является абзац, напрямую связаны с композиционными характеристиками короткого рассказа и уже в этом обретают свое неповторимое метасемиотическое звучание.

В основе структурно-смыслового членения лежит внутреннее содержательное и структурно-смысловое устройство сложного синтаксического целого (ССЦ). Параметрами этого типа членения текста, соотносимыми со структурно-содержательными коррелятами членимости, выступают: количество ССЦ в рассказе; средний объем ССЦ (количество абзацев, строк, предложений); объем предложения (количество слов); представленный в ССЦ тип ситуации, развертывающий денотативное пространство текста.

Результаты структурно-смыслового членения текста, как и результаты его объемно-прагматического членения, показывают единство индивидуально-авторского и общего для короткого рассказа как типа текста.

Универсальным коррелятом категории членимости на уровне структурно-смыслового членения является ССЦ. Как правило, границы ССЦ и абзацев не совпадают: меньшее число ССЦ объясняется метонимическим принципом в формировании содержательно-темати­ческой стороны текста, где одно событие из жизни героя может представить его жизненную позицию в целом, а единичное описание наводить на мысль о характеристике общего плана.

Основной функцией ССЦ является развертывание денотативного пространства текста, представленного тремя типами ситуаций – событийным, временным и пространственным. Внутри каждого из типов выделяются отдельные пропозиции, взаимодействующие и дополняющие друг друга.

В центре сюжетной линии как основного компонента развертывания денотативного пространства текста находятся максимум два главных героя (иногда один); семантическое пространство текста отражает одно важное событие из жизни героев (героя, героини) или его переживание. Введение второстепенных героев, а также заключение действия в определенные временные и пространственные рамки способствуют разрешению конфликта и реализации авторского замысла. Названные особенности развертывания денотативного пространства текста коррелируют с принципом метонимического представления действительности, свойственным короткому рассказу как жанру.

Метасемиотика ССЦ релевантна также при передаче концептуального содержания, реализующего прагматическую установку текста. В ССЦ отражены принципы авторского отбора языковых средств, через призму которых читатель воспринимает ССЦ – своеобразные смысловые блоки текста, которые помогают ему правильно понять акценты, расставленные автором.

В качестве примера обратимся к пропозиции места действия, представленной в рассказе Р.Ларднера «Обитель свободы» (“^ Liberty Hall”) в нескольких ССЦ. Указатель места действия помещен уже в первое ССЦ: My husband is in Atlantic City… . Далее, по мере развертывания действия эта пропозиция расширяется, она включает в себя имение Lansdowne (герои рассказа, муж и жена Дрейк, соглашаются поехать туда на некоторое время, чтобы дать мужу, Бену Дрейку, отдохнуть от шума светской жизни) и New York (Бен стремится уехать в этот город от излишне гостеприимных хозяев). Своеобразная триада пропозиции места – Atlantic CityLansdowneNew York – выходит за рамки денотативного пространства текста, она коррелирует с названием рассказа, переводя читателя в концептуальное пространство текста. Очевидной становится прагматика рассказа – юмористически обыгранная ассоциация реалии Зал Независимости (Liberty Hall): то, что казалось героям свободой (пребывание в гостях у четы Трейер), оказалось навязчивым ограничением малейших ее проявлений.

Таким образом, структурно-смысловое членение текста напрямую связано с основными параметрами короткого рассказа и, одновременно с этим, отражает авторский замысел.

В качестве основных параметров контекстно-вариативного членения текста приняты формы представления точки зрения автора и точки зрения персонажа, отражающие корреляты категории членимости. Речь автора включает: описание, повествование; речь персонажа - полилог, диалог, монолог, конструкции с прямой речью, конструкции с косвенной речью, несобственно-прямую речь, поток сознания, внутренний монолог, вкрапления с внутренней речью.

Проведенный анализ показал, что в качестве универсальных коррелятов категории членимости текста в плане контекстно-вариа­тивного представления точки зрения автора выступают описание и повествование; в представлении точки зрения персонажа – диалог и конструкции с прямой и косвенной речью.

Выявленные корреляты напрямую соотносятся с жанровыми признаками короткого рассказа. Одним из таких признаков выступает художественное изображение жизненной ситуации через действие, характеры, обстановку (что мы видим во всех текстах), языковая репрезентация которых невозможна без повествования и описания. То, что в качестве представления речи персонажа используется именно диалог, объясняется несколькими причинами: ограниченным числом персонажей, небольшим объемом всего произведения, а также распространением субъективного повествования с элементами недосказанности. Рассказ становится все более лаконичным, ориентированным на умного читателя, не нуждающегося в подсказках (какими могут быть монологи персонажей).

Повествование передает динамику событий, для чего используются глаголы, причем во всех рассказах доминируют глаголы в форме прошедшего времени. Лексико-грамматическим значением именно этой части речи является выражение действия, последовательности и имени действия. Так, в рассказе С.Фицджеральда «Зимние мечты» (“Winter Dreams”) повествование дает развитие событий в динамике: от начала повествования до его концовки проходит 18 лет. Повествовательный ряд представлен следующими глаголами: to come, to move, to borrow, to reach, to take, to arouse, to drop, to lose, to find, to return, to marry, to go away, to go back, to go down, to cry … . Эта цепочка связана с основным персонажем – Декстером Грином, а многие из единиц ряда называют «жизненные вехи» той ситуации влюбленности, которая поглотила 18 лет жизни героя.

Описания состоят, в основном, из статических структур (с глаголом to be и его эквивалентами), выражают бытийность и передают ее наиболее типичные логические отношения. Необходимо отметить, что в большинстве случаев повествование и описание не представлены в текстах в чистом виде, они располагаются всегда по соседству, плавно перетекая одно в другое.

Анализ способов репрезентации чужой речи – речи персонажа – показал, что всем рассказам свойственно использование диалога и конструкций с прямой и косвенной речью. Эти формальные элементы могут рассматриваться как корреляты категории членимости при передаче чужой речи, которые выполняют двоякую функцию. Во-первых, они создают эффект достоверности жизненной ситуации, способствуя созданию целостности впечатления. Во-вторых, наполненные тем или иным содержанием, они значимы для понимания образа героя.

Обратимся к рассказу Дж.Апдайка «Озарение» (“^ The Lucid Eye in Silver Town”), где диалог в тексте становится средством выражения оценочной позиции одного из героев:

“… But, now that the young invalid is recovered, we can think of a dinner.”

No, I really appreciate your kindness, Quin, but we must be getting back to the sticks. I have an eight-o’clock meeting I should be at.”

^ I’m extremely sorry to hear that. What sort of meeting, Marty?”

A church council.”

So you’re still doing church work. Well, God bless you for that.” (P.288).

Представленный диалог не только выражает ироническое отношение одного из героев, дядюшки Куина, к духовной деятельности брата, но и создает его речевой портрет, а именно, пренебрежительное отношение к родственникам: он называет племянника не по имени, а дает ему прозвище ‘young invalid’, когда Джею попадает ресница в глаз.

Второй по степени распространенности в текстах формой передачи речи персонажей выступает использование конструкций с прямой речью – они превышают число конструкций с косвенной речью в 90% рассказов.

Необходимо подчеркнуть, что все универсальные корреляты уровня контекстно-вариативного членения текста взаимосвязаны и взаимообусловлены. Переплетаясь, они дополняют друг друга и имплицитно раскрывают содержательно-концептуальную информацию.

Членимость текста подразумевает связность его элементов: читатель воспринимает текст как языковые знаки, специфическим образом взаимодействующие между собой. Являясь одной из основных категорий текста, связность имеет двойственную природу: она синтагматична, так как выражается сочетанием слов, предложений, фрагментов текста; с другой стороны – она обусловлена замыслом автора, прагматична. Внутритекстовые связи проявляются в виде логико-семанти­ческих, грамматических, прагматических связей, соответствующих уровням семантики, грамматики и прагматики текста.

Все разновидности логико-семантических связей построены на повторе информации, осуществляемом на разных участках текстового пространства, в различном объеме и различными лексическими средствами. Анализ показал, что во всех без исключения рассказах отмечены такие разновидности логико-семантических связей, как полный тождественный повтор, частичный лексико-семантический повтор, тематический повтор, синонимический и антонимический повтор, дейктический повтор, а также союзная/бессоюзная связь слов в предложении.

Повтор, таким образом, рассматривается нами как универсальный формальный коррелят категории связности на уровне семантики текста, обеспечивающий целостность впечатления короткого рассказа как типа текста за счет максимальной концентрации языковых средств. Однако, удельный вес того или иного вида повтора, его прагматическая функция отличаются в разных контекстах, отражая особенности идиостиля автора.

В частности, пример частичного лексико-семантического повтора, осуществляемого словами sojourn, sojourner; love, lovely, loveliness; necessary, necessities находим в рассказе К.Маккалерс «Скиталец» (“The Sojourner”). Главный герой этого произведения понимает, что жизнь проходит мимо, что он не сумел удержать своего счастья, которое было кратким, таким же, как и его пребывание в гостях у первой жены. Концептуальное звучание приобретает слово “sojourner”, вынесенное в заглавие и занимающее сильную позицию в тексте.

Как показал анализ материала, универсальными формальными коррелятами грамматической связности являются согласование грамматической семантики глаголов (формы Past Simple, Past Perfect, Future-in-the-Past), неполные синтаксические конструкции, параллельные конструкции.

Выявлена четкая связь между типом контекстно-вариативного членения текста и типом грамматической связи, преобладающей в нем. В рассказах повествовательного характера в авторской речи преобладают глаголы в форме Past Simple, основная функция которых – развертывание событийных пропозиций, составляющих денотативное пространство текста. Формы Past Perfect, которые встречаются реже, значимы как для денотативно-событийного, так и для концептуально-авторского пространства текста. Конструкции с косвенной речью не обходятся без форм Future-in-the Past, сфокусированных на событиях в будущем.

Выступая в качестве формальных коррелятов категории связности, повтор, неполные синтаксические конструкции и параллельные конструкции вносят свой вклад в создание ритмического звучания текста. Они служат обязательным «наполнителем» таких отвечающих за ритмическую динамику текста структурных форм, как предложение, абзац, ССЦ, объединяя их в единое целое.

Представленные формальные корреляты и ритм как результат их взаимодействия важны для понимания текста читателем. Понимание текста как познание его смысла начинается с его восприятия. На этом уровне первостепенное значение получает метасемиотика абзаца: архитектоника текста способствует образованию у читателя денотативной структуры этого текста, без которой невозможно движение дальше, к глубинным структурам концепта и подтекста. Уровень постижения концепта, заложенного автором, базируется на вычленении содержательно-концептуальной информации, носителем которой является ССЦ. Совокупность ССЦ как «смысловых пучков» текста позволяет читателю приблизиться к постижению того смысла, который вложен в текст.

Выделенные нами формы контекстно-вариативного членения, заключенные в рамки ССЦ, также играют свою роль в ликвидации «проблемных зон» при чтении текста. Умение дифференцировать описание и повествование, диалог и полилог, конструкции с прямой и косвенной речью, а также умение ответить на вопрос, почему именно эти формальные элементы употреблены автором, составляют необходимое условие формирования собственно лингвистической стратегии в постижении текстовой информации: структура рассматривается как набор знаковых подсказок в понимании смысла.

^ В третьей главе «Прагматика текста короткого рассказа», включающей в себя три параграфа, текст исследуется с учетом авторской интенции, существенной для его порождения и восприятия и опирающейся на экстралингвистические параметры.

Прагматика текста короткого рассказа трактуется нами как один из аспектов цельности текста. Становлению цельности текста способствует его связность как структурное свойство текста, однако связность не является определяющим компонентом цельности. В основе цельности текста лежит ситуативность, соотнесенность с ситуацией, конкретной или абстрактной, реальной или воображаемой.

Прагматический аспект описывает отношение знака к интерпретатору, в качестве которого могут выступать как автор текста, так и его читатель. Являясь источником информации, автор «заряжает» свой текст определенной прагматической установкой, которая, в случае успешной реализации, ведет к тому, что получатель этой эстетической информации верно расшифровывает эту установку и открывает для себя тот смысл, который представлен метасемиотикой содержания и формы.

Совмещение «картин мира» автора и читателя, выступающее необходимым условием понимания текста в его цельности (понятие гештальта), предопределило наше обращение к категории интертекстуальности. Изучение вопроса о содержании, статусе, формах и средствах выражения этой текстовой категории позволило, в частности, сформулировать положение о том, что различные формы и типы интертекстуальности имеют свои сигналы, которые весьма разнообразны и мобилизуют интертекстуальную активность тогда, когда читатель не может разрешить языковую аномалию только на уровне системы самих языковых моделей.

Все виды интертекстуальности были проанализированы в двух типах текстообразующих связей – ассоциативных и образно-стилистических. Результаты исследования позволили прийти к следующим выводам.

Ассоциативные связи, раскрывающие, преимущественно, денотативное пространство текста, представлены топонимами, присутствующими во всех без исключения рассказах. Это позволило нам выделить топонимы как универсальный формальный коррелят внутренней интертекстуальности в тексте короткого рассказа, соотносимый с его жанровой характеристикой – целостностью художественного вос­произведения среды обитания героя, что подразумевает описание географических объектов, соотносимых с этой средой.

Например, в рассказе В.Сарояна «Жила была девушка в Перте» (“There was a Young Lady of Perth”) топонимы San Benito Avenue, M Street, Ventura Avenue, Fresno сужают мир до мира героя-подростка, в жизни которого все важные события связаны с небольшим городком Fresno и его улицами.

Проявлением идиостиля автора являются культурологические ассоциации, представленные в 80% рассказов. Так, рисуя своего героя романтической натурой, С.Льюис, автор рассказа «Вирга Вэй и Алан Сидр» (“Virga Vay and Allan Cedar”), наделяет его любовью к чтению. В тексте присутствуют имена известных поэтов и писателей: Robert Frost, Lindsay, Wallace Stevens, Jeffers.

Отмеченная вариантность культурологических ассоциаций создает «проблемные зоны» в понимании текста, ликвидация которых требует нахождения читателем нужной референции в своей «картине мира».

Образно-стилистические связи, присущие всем рассказам, неразрывно связаны с ассоциативными. Наполнение и разнообразие этих связей определяются в каждом отдельном случае идиостилем автора и не могут быть сведены к характеристике общего характера, что не позволило нам выделить универсальный формальный коррелят категории интертекстуальности при реализации образно-стилистических связей. С другой стороны, сам факт их наличия может расцениваться как константная характеристика текста короткого рассказа, общий сигнал их горизонтальной интертекстуальности.

Рассмотренные экстралингвистические параметры и средства их языкового выражения чрезвычайно важны для понимания текста. Глубина осмысления содержания текста напрямую зависит от культурной компетенции читателя, поскольку прагматические связи играют ключевую роль в развертывании основных мотивов произведения, актуализируют скрытые смыслы. Сложное переплетение логико-семантических и образных связей позволяет читателю проникнуть в подтекст. Интерпретация текста происходит в общем контексте познавательной и оценочной деятельности человека.

^ В заключении подводится общий итог исследования и намечаются его перспективы. Показанная в ходе исследования прямая сопряженность выявленных формальных коррелятов с жанровыми параметрами короткого рассказа представлена в таблице (см. ниже).

В качестве перспективного направления нашей работы мы видим исследование роли структуры в понимании смысла в текстах других функциональных стилей и жанров; изучение влияния категории авторской модальности на процесс построения текста короткого рассказа, а также категории интертекстуальности и ее особого коррелята – заглавия – на процесс интерпретации текста читателем.


Универсальные формальные корреляты текстовых категорий
американского короткого рассказа

Категория
текста

Форма репрезентации категории
в тексте

Формальный коррелят

Жанровый признак
короткого рассказа

Членимость

Объемно-прагматическое членение

Абзац

Малый объем

Структурно-смысловое членение

ССЦ

Метонимический принцип в формировании содержательно-тематической стороны текста

Контекстно-вариативное членение текста

Повествование, описание

Художественное изображение жизненной ситуации через действие, характеры, обстановку

Диалог, конструкции с прямой речью, конструкции с косвенной речью

Малый объем, антропоцентричность (субъективированность) повествования

Связность

Логико-семантические средства связи

Повтор

Целостность впечатления, максимальная концентрация языковых средств

Грамматические средства связи

Согласование грамматической семантики, неполные синтаксические конструкции, параллельные конструкции

Художественная целостность представления жизненной ситуации

Интертекстуальность


Ассоциативные связи


Топонимы

Представление среды обитания героя как компонент целостного представления жизненной ситуации

Образные связи






^ Основные положения диссертации
отражены в следующих публикациях:



1. Торгашева М.А. Взаимодействие культурологического контекста и категорий информативности и модальности в тексте англоязычного короткого рассказа // Филология и культура: Материалы IV Международной научной конференции 16-18 апреля 2003 года. – Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р.Державина, 2003. – С. 150-152.

2. Торгашева М.А. Механизмы создания целостности текста короткого рассказа // Вестник института иностранных языков, №5. – Самара: Изд-во СамГПУ, 2004. – С. 49-57.

3. Торгашева М.А. Метасемиотика структурной организации американского короткого рассказа // Сборник научных работ молодых ученых, аспирантов, соискателей и студентов «О Вы, которых ожидает Отечество…», №6. – Самара: Изд-во НТЦ, 2005. – С. 267-279.

4. Торгашева М.А. Прагматические связи текста короткого рассказа в раскрытии замысла автора // Высшее гуманитарное образование XXI века: проблемы и перспективы: материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. – Самара: Изд-во СамГПУ, 2006. – С. 245-251.

5. Торгашева М.А. Роль категории связности в развертывании семантического пространства художественного текста // Известия Самарского научного центра Российской академии наук, спец. выпуск «Актуальные проблемы гуманитарных наук», №2. – Самара: Изд-во Самарского научного центра РАН, 2006. – С. 92-98.


Лицензия ИД №06504. Подписано в печать 29.12.2006.

Формат 60х84/16. Усл. печ. л. 1,28. Тираж 100 экз.


Издательство СГПУ: 443099, Самара, ул. М.Горького, 61/63.

Тел. 333-27-27(доб. 140).





Похожие:

Формальные корреляты текстовых категорий в семантическом пространстве американского короткого рассказа iconПрезентация должна состоять из следующих разделов
Работа с текстом (оптимальность подбора количества и параметров текста на слайдах, грамотность, рациональное использование текстовых...
Формальные корреляты текстовых категорий в семантическом пространстве американского короткого рассказа iconЛ. Е. Балашов как категории работают-проявляют себя?
Язык философии — это прежде всего язык категорий, категориальной логики, категориального анализа и синтеза. Величайшие философы прошлого...
Формальные корреляты текстовых категорий в семантическом пространстве американского короткого рассказа iconИсследование категорий и при помощи категорий поистине фундаментальное направление философских исследований. Давно назрела необходимость конституирования этого направления в особую дисциплину категориологию
Язык философии — это прежде всего язык категорий, категориальной логики, категориального анализа и синтеза. Величайшие философы прошлого...
Формальные корреляты текстовых категорий в семантическом пространстве американского короткого рассказа iconИсследование категорий и при помощи категорий поистине фундаментальное направление философских исследований. Давно назрела необходимость конституирования этого направления в особую дисциплину категориологию
Величайшие философы прошлого — Аристотель и Гегель — говорили, в основном, на этом языке. Любую проблему философ осмысляет и исследует...
Формальные корреляты текстовых категорий в семантическом пространстве американского короткого рассказа iconУрока: «повторение и обобщение причастия с использованием текстовых технологий» Склонение причастий и правописание гласных в падежных окончаниях
Тема урока: «повторение и обобщение причастия с использованием текстовых технологий»
Формальные корреляты текстовых категорий в семантическом пространстве американского короткого рассказа iconПроцедура расщепления лагранжиана для группы so(3)
Поставим задачу так. В трехмерном пространстве (или в 4-мерном пространстве-времени – ведь есть еще и время) задан лагранжиан для...
Формальные корреляты текстовых категорий в семантическом пространстве американского короткого рассказа iconЦель работы Целью работы является изучение методов практического расчета начального значения периодической составляющей тока трехфазного короткого замыкания. Теоретические сведения
Ания необходим для выбора и проверки электрооборудования по условиям короткого замыкания (КЗ); для выбора уставок и оценки возможного...
Формальные корреляты текстовых категорий в семантическом пространстве американского короткого рассказа iconЦель работы Целью работы является изучение методов практического расчета начального значения периодической составляющей тока трехфазного короткого замыкания. Теоретические сведения
Ания необходим для выбора и проверки электрооборудования по условиям короткого замыкания (КЗ); для выбора уставок и оценки возможного...
Формальные корреляты текстовых категорий в семантическом пространстве американского короткого рассказа iconЗачет11 01 по теме:«Метод координат в пространстве». Карточка 1
Расскажите, как задается прямоугольная система координат в пространстве и как определяются координаты вектора
Формальные корреляты текстовых категорий в семантическом пространстве американского короткого рассказа iconТема: расстояние между прямыми в пространстве
...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов