Политический нарратив: структура и прагматика (на материале современной англоязычной прессы) icon

Политический нарратив: структура и прагматика (на материале современной англоязычной прессы)



НазваниеПолитический нарратив: структура и прагматика (на материале современной англоязычной прессы)
Кириллов Андрей Геннадьевич
Дата конвертации28.08.2012
Размер238.52 Kb.
ТипАвтореферат



На правах рукописи


Кириллов Андрей Геннадьевич


Политический нарратив: структура и прагматика

(на материале современной англоязычной прессы)


Специальность 10.02.04 – германские языки


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата филологических наук


САМАРА 2007


Работа выполнена на кафедре английской филологии государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Самарский государственный педагогический университет»



^ Научный руководитель:

доктор культурологии, кандидат филологических наук, профессор

Кулинич Марина Александровна


^ Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор Вышкин Ефим Григорьевич





кандидат филологических наук, доцент ^ Чаплыгина Юлия Сергеевна


Ведущая организация:

Волгоградская академия государственной службы



Защита состоится 27 февраля 2007 года в 13.30 часов на заседании диссертационного совета К-212.216.04 при Самарском государственном педагогическом университете по адресу: 443099, г. Самара, ул. М. Горького 65/67, корпус №1, ауд. 10.


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Самарского государственного педагогического университета.


Автореферат разослан 25 января 2007 года.



Учёный секретарь диссертационного совета

кандидат филологических наук, доцент


Г. В. Стойкович

^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Данная работа выполнена в русле таких научных парадигм, как лингвистический и социолингвистический анализ дискурса, лингвокультурология, исследования по теории политического дискурса и дискурса средств массовой информации.
Она посвящена структурно-стилистическим особенностям англоязычного политического нарратива как сложного дискурсивного образования.

Актуальность исследования определяется рядом факторов: политический нарратив является актуальным явлением современной общественно-политической жизни в англоязычных странах и заслуживает всестороннего лингвокультурологического изучения; изучение соотношения понятий «дискурс», «текст», «нарратив» находится в центре интересов социолингвистики, прагмалингвистики и лингвистики текста.

Объектом исследования является англоязычный (главным образом, американский) политический нарратив как лингвокультурный феномен и сложное дискурсивное образование, объединяющее политический дискурс и дискурс средств массовой информации. В дальнейшем мы будем именовать такой нарратив англоязычным, подразумевая под этим термином как британскую, так и американскую разновидности данного вида нарратива.

^ Предмет исследования составляют структурные, жанровые и прагмалингвистические особенности англоязычного политического нарратива.

Цель заключается в описании англоязычного политического нарратива как лингвокультурного феномена современной массовой коммуникации.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

  1. выявить конститутивные признаки политического нарратива как сложного дискурсивного образования;

  2. разграничить роли политического и медийного дискурсов в политическом нарративе;

  3. охарактеризовать особенности структуры и роль сильных позиций в текстах англоязычного политического нарратива;

  4. выявить жанровую структуру англоязычного политического нарратива;

  5. описать основные метафорические модели создания образа в англоязычном политическом нарративе;

  6. описать невербальные средства создания образа в англоязычном политическом нарративе.

Гипотеза исследования состоит в том, что политический нарратив, как сложное дискурсивное образование, сочетает в себе черты политического дискурса и дискурса средств массовой информации, является важной формой современной политической и медийной коммуникации и создания политических образов, обладает определёнными структурными и прагмалингвистическими особенностями, проявляющимися при реализации ряда функций.

^ Научную новизну работы мы усматриваем в комплексном описании англоязычного политического нарратива как сложного дискурсивного явления и лингвокультурного феномена; выявлении его структурных, жанровых и прагмалингвистических особенностей.

^ Теоретическая значимость работы состоит в уточнении концептуального аппарата теории политического дискурса и англоязычного политического нарратива, дальнейшей разработке таких проблем прагмалингвистики, лингвокультурологии, лингвистики текста и дискурс-анализа, как сложные дискурсивные образования, их формы, виды, структурные, жанровые и прагмалингвистические особенности на материале англоязычного политического нарратива.

^ Практическая ценность выполненной работы состоит в том, что её результаты могут найти отражение в вузовских курсах общего и частного языкознания, стилистики английского языка, интерпретации англоязычного текста, лингвокультурологии, социолингвистики, спецкурсах по языку средств массовой информации и политической коммуникации англоязычных стран. Они также могут представлять интерес для специалистов по связям с общественностью, журналистов и аналитиков политических технологий.

Исследование проводилось на материале новостных и публицистических текстов, взятых из разных по качеству и вектору политической направленности газет и журналов (преимущественно, британских и американских), электронных СМИ (главным образом, электронных версий печатных СМИ) за период 1998-2006. Всего было проанализировано около 450 текстов англоязычных источников. Объём текстовых примеров варьировался от нескольких строк (краткое новостное сообщение) до нескольких страниц (развёрнутый политический комментарий).

В работе применялись следующие методы: понятийный анализ категорий лингвистики текста, лингвокультурологии и социолингвистики; описательный (приёмы наблюдения, обобщения, типологизации анализируемого материала); метод метафорического моделирования с применением методик фреймового и концептуального анализа.

^ Теоретической базой исследования послужили работы отечественных и зарубежных учёных в области нарратологии (Д. Принс, М. Тулан, С. Четман, Г. Эбботт), лингвистики текста и теории дискурса (Р. Барт, И. Р. Гальперин, Т. ван Дейк, В. И. Карасик, М. Л. Макаров, Н. Н. Миронова, Т. М. Николаева, А. Ф. Папина, М. Пешё, П. Серио, Г. Г. Слышкин, З. Я. Тураева, П. Чилтон, Е. И. Шейгал), прагмалингвистики (Н. Д. Арутюнова, О. С. Иссерс, В. И. Шаховский), семиотики и лингвосемиотики (В. Я. Пропп, Ю. С. Степанов, А. П. Чудинов), теории коммуникации (Г. Г. Почепцов), психолингвистики (А. А. Леонтьев), когнитивистики (А. Н. Баранов, Ю. Н. Караулов, М. Джонсон, Д. Лакофф).

В своём исследовании мы опирались на следующие положения, доказанные в лингвистической литературе:

1. Дискурс рассматривается как общение людей и обусловлен их принадлежностью к определённой социальной группе и нахождением в определённой социальной и речевой ситуации (В. И. Карасик).

2. Сложные дискурсивные образования современного коммуникативного пространства могут быть интерпретированы как сверхтексты при наличии тематического и содержательного единства (Н. А. Купина, Г. В. Битенская).

3. Сложные дискурсивные образования, сконцентрированные вокруг какого-либо политического события, могут быть интерпретированы как политический нарратив (Е. И. Шейгал).

4. Текст является сложным образованием; наиболее существенные признаки и связи текста, определяющие специфику данного лингвистического объекта, являются категориями текста; категории текста неоднородны (И. Р.Гальперин, З. Я. Тураева, В. И. Карасик).

5. Тексты массовой коммуникации образуют своеобразный социальный феномен, включённый в систему управления обществом, играют ведущую роль в современном использовании языка как средства воздействия, обладают общими системными и специфическими текстовыми характеристиками, реализуют двуединую цель информирующего воздействия (Б. А. Зильберт, Л. М. Майданова, В. Л. Наер, Е. Ф. Тарасов, Н. Н. Трошина).

^ На защиту выносятся следующие положения:

1. Политический нарратив как сложное дискурсивное образование является сочетанием политического и медийного дискурсов.

2. Тексты, посвящённые одному политическому событию, представляют собой единый политический нарратив, вне зависимости от политической, идеологической и социальной направленности СМИ. Каждый политический нарратив является гипертекстовым образованием.

3. Основная прагматическая нагрузка в текстах политического нарратива ложится на сильные позиции текста: заглавие, подзаголовок, начало и окончание текста.

4. Основными приёмами создания политических образов в англоязычном политическом нарративе являются метафора, аллюзия, прецедентность и использование невербальных средств.

^ Апробация работы. Концепция, основные положения и результаты исследования докладывались на научных конференциях Самарской областной общественной организации преподавателей английского языка в Самарской гуманитарной академии (2001, 2002) и в Международном институте рынка (2005, 2006), конференции преподавателей, аспирантов и молодых учёных в Самарском государственном педагогическом университете (2003, 2004, 2005, 2006), Международной научно-практической конференции «Язык и культура» (Самара, 2003), Международной научно-практической конференции «Компаративистика: современная теория и практика» (Самара, 2004), Всероссийской научно-практической конференции «Дискурсивный континуум: текст – интертекст – гипертекст» (Самара, 2006), на заседаниях кафедр английской филологии и иностранных языков Самарского государственного педагогического университета, иностранных языков Самарской гуманитарной академии. По теме диссертации опубликовано 12 работ.

Объём и структура работы. Диссертация насчитывает 209 страниц. Она состоит из введения, трёх глав, заключения, библиографии и приложений.


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во Введении обосновывается выбор темы, демонстрируется её актуальность, научная новизна, теоретическая значимость и практическая ценность, определяются цель, задачи и методы исследования, формулируются основные положения, выносимые на защиту, описывается материал исследования.

В ^ Главе 1 «Теоретические основы исследования политического нарратива» излагаются и анализируются теоретические положения, связанные с выделением политического нарратива как сложного дискурсивного образования, проблемой соотношения дискурса и текста, выделением видов дискурса, образующих политический нарратив, функциями, ролью и взаимодействием политического и медийного дискурсов в политическом нарративе.

Тексты различных жанров и различных типов дискурса являются актуальным предметом лингвистических исследований (Р. Барт 1978, 1987; В. П. Белянин 1988; Н. С. Болотнова 1992; И. Р. Гальперин 1981; М. Я. Дымарский 2001; М. Ю. Кочкин 2003; В. В. Красных 2003; М. А. Кулинич 1998; М. Л. Макаров 2003; О. И. Москальская 1978; Т. М. Николаева 1978; А. Ф. Папина 2002). Выделяются институциональные и бытовые типы дискурса, под которым понимается тематически обусловленный коммуникативный акт в совокупности с экстралингвистическими характеристиками (Н. Д. Арутюнова 1990; В. И. Карасик 2000, 2002; Н. Н. Миронова 1997). В современной социокультурной реальности дискурсы взаимодействуют между собой, образуя сложные коммуникативные события междискурсивного характера.

Современные лингвисты полагают, что разграничить понятия «дискурс» и «текст» можно, исходя из позиций когнитивной лингвистики, то есть противопоставив когнитивную деятельность и её результат. Как отмечают Е. С. Кубрякова и О. В. Александрова, «под дискурсом следует иметь в виду именно когнитивный процесс, связанный с реальным речепроизводством, созданием речевого произведения, текст же является конечным результатом процесса речевой деятельности, выливающимся в определённую законченную (и зафиксированную) форму» (М. К. Бисималиева 1999). То есть дискурс рассматривается как деятельность, процесс порождения текста или его восприятия. Соответственно, дискурс необходимо анализировать с учётом его участников и сложившейся ситуации общения, а текст – с позиций его формального построения.

Одним из универсальных средств представления действительности в речи является нарратив (H. P. Abbott 2003; S. Chatman 1980; W. Labov 1997; G. Prince 1982, 1987; M. Toolan 2001). Под нарративом нами понимается зафиксированное в виде текста дискурсивное образование, представляющее пересказ серии взаимосвязанных событий со своими героями/персонажами и авторами/рассказчиками, происходящими в определённых пространственно-временных рамках. Нарратив включает в себя два основных компонента: историю с её тематическим единством, действующими лицами, временными и пространственными границами, событийной канвой, с одной стороны, и нарративный дискурс (форму представления истории), с другой.

^ Политический нарратив представляет собой изложение политических событий в средствах массовой информации. По определению Е.И. Шейгал, политический нарратив является совокупностью дискурсных образований разных жанров, сконцентрированных вокруг определённого политического события (Е.И. Шейгал 1998). Мы посчитали необходимым уточнить это определение, включив в него указание на объединение двух видов институционального дискурса – политического и медийного. Политический дискурс является основным источником историй политического нарратива, а дискурс средств массовой информации выступает в качестве формы репрезентации данных историй для широкой аудитории. Нами установлено, что политический нарратив не может быть полностью сведён к одному из дискурсов, его составляющих.

События

Политический Герои = История

дискурс Обстановка

История,

переработанная

через Политический

культурные нарратив

коды

Структура автора

передачи

Дискурс нарратива = Дискурс

СМИ

Проявление


При установлении границ политического нарратива выделяются отдельные рамочные нарративы со сложной структурой, отдельные рамочные нарративы без осложнения и под-нарративы внутри других рамочных нарративов. Один политический нарратив может перерастать в другой, что часто происходит со скандалами или событиями глобального масштаба.

Анализ различных политических нарративов показывает, что в большинстве случаев правильно подобранные формы репрезентации материала, количество текстов и настойчивость авторов в отстаивании своей точки зрения приводят к достижению политических целей посредством влияния на общественное мнение. Политический дискурс имеет очень большой социально-политический потенциал именно благодаря тому, что он является частью политического нарратива.

Работа журналиста по созданию материала может быть осмыслена как текстовая деятельность, объектом которой является реальное событие – медиа-событие, или модель действительности, полученная в процессе деятельности журналиста. Результат текстовой деятельности журналиста получил название медиа-текста. При этом в медиа-тексте определённым образом сочетаются язык (материал творчества), личностные приоритеты и вкусы автора, интересы и возможности издания. Мы можем считать медиа-текст формой фиксации дискурса средств массовой информации в устном (на телевидении или радио) или письменном (печатные СМИ, Интернет) виде.

Политический нарратив имеет ряд свойств, среди которых выделяются сюжетно-ролевая структура (переходящая, главным образом, из политического дискурса), протяжённость во времени и пространстве, множественность повествований. При взгляде на политический нарратив как на сложное дискурсивное образование становится возможным определить ситуацию и участников коммуникации.

В ^ Главе 2 «Жанровые и структурные особенности англоязычного политического нарратива» рассматриваются структура газетно-журнальных текстов, сильные позиции текста, жанровая структура политического нарратива и его гипертекстовый характер.

Политический нарратив представляет собой гипертекст, состоящий из множества конкретных текстов, объединённых определённым политическим событием. Гипертекстовый характер политического нарратива предполагает многообразие взаимосвязей между отдельными его элементами с возможностью свободного обращения к одним его элементам (информационным узлам) и игнорирования других элементов. Эти взаимосвязи обнаруживаются адресатом в процессе линейной и нелинейной ориентации в нарративе. Гипертекстовая структура политического нарратива также позволяет свободное и быстрое обращение адресата к различным информационным узлам и единицам нарратива в силу наличия информационных взаимосвязей между его элементами, с одной стороны, и одновременного присутствия различных узлов в едином медиа-пространстве, с другой стороны.

Тексты политического нарратива представляют собой совокупность открытых образований. Имея формальное композиционное оформление в виде начала (включая заглавие) и окончания, они включены в единый нарратив и являются отдельными его звеньями. Ни один из текстов какого-либо политического нарратива не может быть признан фактически закрытым в силу того, что он – лишь часть общего рассказа. Даже финальные тексты нарратива не всегда закрывают данный нарратив, поскольку многие нарративы переходят из одного в другой с временным перерывом или без такового. Также нами было установлено, что тексты, посвящённые одному политическому событию (и зависимым от него событиям), являются компонентами одного политического нарратива вне зависимости от количества, качества и политической ориентации средств массовой информации, которые освещают данные события.

Важную роль в построении политического нарратива как текста играет его композиция. Тексты политического нарратива представляют собой четырёхчастную структуру, включающую заголовок, вводную часть, основную часть и заключение.

Так называемые сильные позиции текста – заголовок, подзаголовок, вводка, начало и окончание статей – несут на себе основную коммуникативную нагрузку, концентрируя смысловые акценты статьи, а также привлекая внимание читателей. Заглавия выполняют ряд функций, основными из которых являются информативная, рекламная и идеографическая, и сближаются с политическими призывами или лозунгами.

Заглавия могут быть классифицированы в зависимости от их коммуникативного характера (транспарентные, семитранспарентные, нетранспарентные).

Подзаголовки являются факультативным компонентом композиции. В журнальных статьях (значительно реже в газетных) выделяется также категория вводки. Нами выделено три структурных типа вводной части статей: заголовок + подзаголовок + начало статьи; заголовок + вводка + начало статьи; заголовок + начало статьи.

В зависимости от типа информации, представляемой в первом абзаце статей, начала текстов могут быть разделены на информационно-повествовательные (хронологическое описание главного события), неинформационно-повествовательные (описание сопутствующих событий), ретроспективно-аллюзивные (описание параллельных событий из мировой истории), ретроспективно-повествовательные (описание событий, предшествующих главному событию) и авторские рассуждения. Наблюдается переход одного вида в другой с преобладанием первых двух.

Жанровая структура политического нарратива включает в себя жанры различных дискурсов. Прототипными, то есть типичными для дискурса СМИ, являются жанры информационного сообщения и политического комментария. К околоядерным жанрам можно отнести жанры интервью и публичного выступления. Остальные жанры, такие как разговоры о политике, слухи, анекдоты, открытое письмо, политическая карикатура следует относить к периферийным жанрам политического нарратива. Жанры новостного сообщения и политического комментария представляют собой ядро политического нарратива. Они же являются основными звеньями нарративной цепи, вокруг которых вращаются все остальные жанры.

^ Жанр информационного сообщения в современном политическом нарративе характеризуется тем, что, наряду с информативной коммуникативной целью, приобретает и оценочную интенцию. Данная интенция реализуется как на объективном языковом уровне (модальность номинаций и разная степень экспликации доводов противоборствующих сторон), так и на субъективном уровне отбора информационных сообщений для публикации.




^ Жанр политического комментария можно рассматривать в качестве реакции первого порядка на новостное сообщение. Данный жанр характеризуется применением широкого спектра языковых приёмов. В языковой реализации жанра политического комментария используются общие лингвориторические приёмы: авторские метафоры, спекулятивные апелляции к прецедентным текстам, риторические приёмы, характерные для выступления на митинге, мифологизация оппонента.

^ Жанр разговоров о политике является наиболее продуктивным периферийным жанром политического нарратива. Разговоры о политике несут функцию сублимации социальной агрессии, а также функцию регулирования политического процесса. При этом политический комментарий представляет собой институционализированную форму разговоров о политике.

Важную роль в политическом нарративе играют и жанры публичного выступления и открытого письма, которые различаются лишь авторами и формой подачи. Авторами публичного выступления являются политики, а с открытыми письмами выступают, как правило, известные люди. Средства массовой информации являются первичным каналом передачи открытых писем и лишь вторичным каналом передачи, или каналом трансляции, публичных выступлений.

^ Глава 3 «Прагмалингвистические особенности англоязычного политического нарратива» посвящена общей прагмалингвистической характеристике англоязычного политического нарратива, основным приёмам создания образности в политическом нарративе (метафоре, аллюзии и невербальным средствам), частотным метафорическим моделям в англоязычных политических нарративах и факторам ориентации аудитории в политическом нарративе.

В ходе исследования нами было установлено, что в политическом нарративе важную роль играют различные приёмы создания образности. Они используются как политиками, так и журналистами. Политические образы несут на себе ключевую прагмалингвистическую нагрузку, позволяют преподнести сложный политический материал в виде понятных массовому читателю структур, персонажей и взаимодействия между ними.

Под образом нами подразумевается целостный портрет политического деятеля, события или действия со всем набором присущих им качеств или ролей в политической коммуникации, как это представлено в средствах массовой информации. Представители политических фигур и журналисты постоянно создают и поддерживают политические образы, то есть представляют политиков и события через определённые образы, что позволяет создавать некую «понятийную карту» – политическую картину для аудитории. Для успешного декодирования информации, содержащейся в текстах политических нарративов, необходимо совпадение тезаурусов адресантов и адресатов, в том числе, определённых культурных и семиотических кодов. Чем больше совпадение, тем прозрачнее для аудитории смысл, передаваемый журналистами.

Важнейшим стилистическим приёмом, который используется в англо-американской журналистике, является метафора. При исследовании основных метафорических моделей создания политического образа в англоязычном политическом нарративе мы пользовались методом анализа фреймов. Мы выделили три основных образных сферы (источника метафорической экспансии), концептуальную сферу-объект (направление метафорической экспансии) и её концептуальные поля. В политическом нарративе исходными образными сферами-источниками наиболее часто выступают «ВОЙНА», «СПОРТ» и «ТЕАТР». Сферой-объектом является сфера политики. В зависимости от вида политического нарратива, возможны различные концептуальные поля внутри данной сферы, например, «ВЫБОРЫ», «СКАНДАЛ» и так далее.

Самой продуктивной метафорической моделью политического нарратива о выборах является модель «Война». Метафоры войны создают «метафорический скелет сюжета» некоторых статей. В рамках данной модели выделяется несколько наиболее характерных фреймов.

^ 1. Фрейм «Вид/характер войны/борьбы». Составляющие данный фрейм слоты представляют выборы следующим образом: war (война), struggle (борьба), head-to-head fight (схватка один на один), guerrilla warfare (партизанская война), assault (нападение), street fight (уличный бой), information war (информационная война).

THE US presidential election is down to a head-to-head fight between John Kerry and George W. Bush …. (The Australian, March 4, 2004)

"There is going to be guerrilla warfare," says Ken Miller, a professor of government at Claremont McKenna College in California. (The Financial Times, Feb 25, 2004)

But right now the US presidential election campaign looks like a street fight to the finish. (The Australian, Feb 13, 2004)

^ 2. Фрейм «Фазы войны и место проведения военных действий». Слоты данного фрейма представляют действия участников предвыборной кампании как: pre-emptive campaign strategy (стратегия упреждающей кампании), attack (атака, нападение), defence (защита), fightback (ответный удар), fight (бой), direct attack (прямой удар, прямое нападение), mobilisation (мобилизация). Действия происходят на поле боя (battleground), на различных флангах (front and centre of the battle).

By firing his entire cabinet this Tuesday, he scored fresh tactical points by distancing himself from the politically unpopular prime minister Mikhail Kasyanov. (The Financial Times, Feb 26, 2004)

And the White House did not even wait for the polls to close yesterday before launching its first direct attack on Senator Kerry …. (The Australian, March 4, 2004)

3. Фрейм «Орудия войны». Входящие в данный фрейм узлы дают представление о кандидатах на пост президента как людях, всегда находящихся в полной боевой готовности, владеющих разными видами оружия и имеющих это оружие в запасе.

Howard Dean's rise has captured the imagination because it offers dramatic evidence not only that the web can be a valuable weapon in the electioneer's armoury, but that this presidential election might prove a tipping point in political history. (Sunday Times, Jan 25, 2004)

4. Фрейм «Участники военных действий». Участники предвыборной кампании представляются в СМИ, как правило, как enemies (враги), opponents (оппоненты), fighters (бойцы), rivals (противники). Таким образом, для номинации участников выборного процесса в США СМИ используют лексические единицы с отрицательной коннотацией.

America alone had been wounded and humiliated. No matter how many alternative arguments were offered, America was going to show its enemies … that it meant business. (Spectator, Jan 31, 2004)

^ 5. Фрейм «Итоги войны и её последствия». Окончание промежуточных этапов и самих выборов представляется обычно в терминах победы (victory) или поражения (defeat). Возможны оттенки, уточняющие характер победы или поражения (disastrous defeat, key victory).

^ Of course, it may instead prove to have been a disastrous defeat for Mr Putin. (The Financial Times, Dec 11, 2003)

Senator Kerry's key victory was an emphatic win in the battleground state of Ohio, where his last serious rival, John Edwards, had hoped to stage a fightback with a populist message blaming free trade for job losses. (The Australian, March 4, 2004)

Следующей метафорической моделью является модель «Спорт». Спортивные состязания – это тоже своего рода борьба, и в этом данная модель сближается с предыдущей («Война»).

^ 1. Фрейм «Виды состязаний и их участники». Выборы ассоциируются с состязанием, чаще всего забегом на длинную дистанцию (в силу длительности избирательной кампании), участники которого могут преждевременно покинуть трассу, выдохнуться или неправильно рассчитать силы. Иногда предвыборная кампания того или иного кандидата сравнивается с участием в командном состязании, когда на основного кандидата работает команда помощников. Тем не менее, чаще кандидаты в президенты состязаются в одиночку, в том числе и для того, чтобы доказать народу свою выносливость и бойцовский характер.

^ As one Kremlin official shrugs: "We did not prevent others from entering the race." (The Financial Times, March 4, 2004)

As Russia gears up for the least-contested presidential race in post-Soviet history on March 14, everything from A to Ya is stacked firmly in favour of the incumbent, Vladimir Putin. (The Financial Times, Feb 26, 2004)

^ But it is probably too late to rein-in the Kremlin's electoral teams competing to do their best for the president. (The Financial Times, March 13, 2004)

Нередко нарратив «Выборы» метафорически представляется как спортивное единоборство.

The answer is that, even if Mr Putin proves a champion reformer in his second term…. (The Economist (US), March 13, 2004)

Наконец, встречаются метафоры, связанные с настольными играми, преимущественно азартными.

Like dominoes on the political playing field, as New York Republicans grab for more traditionally Democratic issues and voters …, the Democrats are forced to find a way to demonstrate how they are different …. (The New York Times, April 13, 2004)

Playing the Holocaust card (The New York Times, Jan. 29, 2005)

2. Фрейм «Участники состязаний». Политики могут быть представлены в образе соревнующихся, тренеров, чемпионов или проигравших соревнования.

The Republican Senator from Arizona, who fought a bitter primary contest with Mr Bush in 2000, told a morning TV news programme he would consider an offer from Mr Kerry to become his running mate. (The Irish Times, March 11, 2004)

The answer is that, even if Mr Putin proves a champion reformer in his second term…. (The Economist (US), March 13, 2004)

^ 3. Фрейм «Ход состязаний». С помощью метафор часто описывается ход и характер состязаний, подчёркивается, является ли данное событие спокойным интеллектуальным соревнованием или стремительной гонкой.

^ As one Kremlin official shrugs: "We did not prevent others from entering the race." (The Financial Times, March 4, 2004)

4. Фрейм «Итоги состязаний». Даже исход политической кампании может быть метафорически переосмыслен и представлен в виде победного финиша, фотофиниша, неудачи на финише.

^ It is not just that the election will be very close, but that a repetition of the 2000 photo finish is extremely likely. (The Times, Feb 19, 2004)

Метафора театра – это один из наиболее распространённых фреймов интерпретации политики. Можно выделить несколько основных (наиболее частотных) фреймов в рамках данной метафорической модели:

^ 1. Фрейм «Жанр и вид представления». Политические события регулярно обозначаются как тот или иной зрелищный жанр: drama (драма), comedy (комедия), tragedy (трагедия), performance (представление), spectacle (спектакль), show (шоу), tragicomedy (трагикомедия).

The tradition of studies on economic and retrospective voting, which maintains that the public responds to the substance of party performance, seems strengthened by the Lewinsky matter. (British Journal of Political Science, April 2003)

This year's US presidential election is getting dirty precisely because it is getting serious, and the rest of us should be celebrating because we are in for a classic spectacle. (Daily Telegraph, Feb 16, 2004)

2. Фрейм «Участники представления». В политической деятельности часто различаются организаторы и исполнители тех или иных действий.

The audience had expected ^ Monica Lewinsky, holder of the title role, to be his nemesis; but a new twist in the plot presented her as a moderately supportive figure.

3. Фрейм «Публика и приём, оказанный спектаклю». Политики не могут существовать без народа, им важна реакция масс. Особенно это заметно в демократических обществах, где от действий избирателей реально зависит направление политики и пребывание политиков у власти. Поэтому неслучайно широкое использование в СМИ метафор, связанных с оценкой действий политиков.

^ The audience had expected Monica Lewinsky, holder of the title role, to be his nemesis; but a new twist in the plot presented her as a moderately supportive figure.

4. Фрейм «Театральное здание и театральный реквизит». Мир политики рассматривается как некое театральное здание, площадка, на которой разыгрывается представление. В этом здании можно выделить сцену, на которой играют «актёры»-политики, служебные помещения, где за кулисами происходят многие события политической жизни, зрительный зал, из которого аудитория наблюдает за политическим спектаклем.

Jobs again took centre stage in the political theatre of the US presidential election yesterday…. (The Financial Times, Feb 19, 2004)


Таким образом, через метафорические модели реализуются сценарии политического дискурса. Нами также установлено, что сценарии большинства нарративов представляют собой сочетание различных метафорических моделей. Проанализированный корпус материала составил около 200 метафор. Наиболее частотными оказались метафоры войны (68%), далее следуют метафоры театра (17%), спортивные метафоры (15%).

Помимо метафор в англоязычном политическом нарративе представлены и другие стилистические средства. Особое место среди них принадлежит аллюзиям. Аллюзии способны вызывать к жизни образы-элементы коллективной памяти, имеющие различные эмоциональные заряды. Подобные образы могут носить универсальный (общемировой) или локальный (национальный) характер. Наблюдается также пересечение зарядов точек сравнения (источников аллюзий) при столкновении различных культур, в том числе в англоязычном мире. Мы выделили три структурных типа аллюзий:

собственно аллюзия (вербальный метафорический перенос аллюзивного характера):

заголовки ^ America the Sensible, All the Vice-President’s Men, The Military Archipelago, We Shall Overcome…Liberals;

распространённая аллюзия (присутствие в отдельном тексте или его отрезке многочисленных вербальных аллюзий на одну точку сравнения):

At the height of hostilities between Rome and Carthage, Cato the Elder could not keep quiet. Every diatribe he delivered in the Senate ended with the words "Delenda est Carthago" – "Carthage must be destroyed." Cato's battle cry incited the Romans to invade northern Africa, burn Carthage to the ground and plough salt into the enemy soil. Although James Carville, Bill Clinton's devoted pit-bull and strategist, may not (yet) be advocating such extreme measures, his hatred of the Republican establishment is no less venomous. With Catonian zeal, Mr Carville declared on September 27th that he would "roll into battle" against Newt Gingrich, the House speaker, a man he has characterised across the land as "a sanctioned, certified, adjudicated and confessed liar". It is all part of a larger White House strategy to villianise the president's foes. Evidently, Mr Clinton's period of contrition is over. (The Economist, 1998);

неметафорическая аллюзия (референция на схожие события и персонажи, проведение прямых параллелей с использованием фактического материала неметафорического характера, подтверждающего сходство настоящего с прошлым).

В связи с изучением аллюзии в политическом нарративе затрагивается понятие интертекстуальности и проблема присутствия прецедентных текстов. Аллюзия является одним из видов текстовых реминисценций в политическом нарративе. Различные виды таких текстовых реминисценций, фрагменты других текстов, включённые в принимающий текст, создают интертекстуальное поле.

Значительную роль в современных политических нарративах играют различные невербальные средства создания образности. К паралингвистически активным текстам относятся и так называемые креолизованные тексты, в структурировании которых участвуют коды вербальной и невербальной семиотических систем. В англо-американской прессе представлено несколько разновидностей иллюстративного материала: фотографии, фотоколлажи, вербальные иллюстрации, информационные табло, иллюстративно-информационные таблицы, графическое сопровождение, рисунки некарикатурного характера, карикатуры и комиксы. Для сжатого и максимально насыщенного в информационном плане представления различных данных используются комплексные креолизованные тексты, которые могут быть зависимыми (включёнными в текст статьи) или независимыми (представляющими собой статью в креолизованной форме).

Воздействие новостей на аудиторию и ориентация адресата в политических нарративах зависит от комплекса внутренних и внешних факторов, которые могут стать как осложнителями процесса потребления информации, так и проводниками в нарративе. СМИ прибегают к ряду методов для облегчения ориентации адресата в нарративах.

В Заключении подводятся итоги диссертационного исследования и указываются перспективы дальнейшего изучения проблемы. Дальнейшая перспектива исследования видится в изучении взаимодействия институциональных и неинституциональных дискурсов в политическом нарративе; углублённом изучении жанров политического нарратива; выявлении этнокультурной специфичности политического нарратива в различных вариантах английского языка, тактик манипулирования; дальнейшем исследовании прагмалингвистических средств создания образности, метафорических моделей, специфики эмотивности, ролевой и темпоральной структуры англоязычного политического нарратива.


Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:


  1. Кириллов, А. Г. Политический нарратив [Текст] / А. Г. Кириллов // Сборник статей конференции TESOL. – Самара, 2001. – С. 13-15. – 0,2 п.л.

  2. Kirillov, A. On the Role of Political Discourse in Political Narrative [Текст] / А. Г. Кириллов // Bridging Linguistics and Methodology: Сборник статей конференции TESOL. – Самара, 2003. – С. 11-19. – 0,6 п.л.

  3. Kirillov, A. War Rhetoric as a Means of Political Imaging in American Media [Текст] / А. Г. Кириллов // Сборник статей конференции «Культура и язык». – Самара, 2003. – С. 275-285. – 0,7 п.л.

  4. Kirillov, A. Allusions as a Means of Political Imaging in Modern Media [Текст] / А. Г. Кириллов // Вестник факультета иностранных языков СГПУ. – № 4 – 2003. – С. 102-111. – 0,6 п.л.

  5. Кириллов, А. Г. Политический нарратив как особый вид медиа-текста [Текст] / А. Г. Кириллов // Жанры, типы и сорта текста: Межвуз. сб. науч. трудов. – Вып. 1. – Орёл: ОГИИК, 2004. – С. 40-44. – 0,3 п.л.

  6. Кириллов, А. Г. Характеристика газетных заголовков в английском и русском политических нарративах [Текст] / А. Г. Кириллов // Компаративистика: Современная теория и практика: Международная конференция и XIV Съезд англистов (13-15 сентября 2004г.). Том первый. – Самара: Изд-во СГПУ, 2004. – С. 256-259. – 0,2 п.л.

  7. Кириллов, А. Г. Границы политического нарратива [Текст] / А. Г. Кириллов // Жанры и типы текста в научном и медийном дискурсе: Межвуз. сб. науч. трудов. – Вып. 2. – Орёл: ОГИИК, 2005. – С. 123-128. – 0,3 п.л.

  8. Кириллов, А. Г. Опыт лингвистического анализа политического дискурса (На примере обращения Президента США к Конгрессу и американскому народу 20 сентября 2001 года) [Текст] / А. Г. Кириллов // О Вы, которых ожидает Отечество…: Сб. науч. Работ молодых учёных, аспирантов, соискателей и студентов. – Вып. 6. – Самара: Изд-во НТЦ, 2005. – С. 115-131. – 1,2 п.л.

  9. Кириллов, А. Г. Функции и роль дискурса СМИ в политическом нарративе [Текст] / А. Г. Кириллов // Обучение английскому языку: в поисках новых решений: Сб. материалов и тезисов докладов XI Межрегиональной научно-практической конференции. – Самара: СГАУ, 2005. – С. 126-130. – 0,3 п.л.

  10. Кириллов, А. Г. Факторы воздействия новостей в политических нарративах на адресата [Текст] / А. Г. Кириллов // Обучение иностранным языкам: настоящее и будущее: Сб. материалов и тезисов докладов XII Межрегиональной научно-практической конференции. – Самара, 2006. – С. 108-111. – 0,3 п.л.

  11. Кириллов, А. Г. Жанры политического нарратива [Текст] / А. Г. Кириллов // Жанры и типы текста в научном и медийном дискурсе: Межвуз. сб. науч. трудов. – Вып. 4. – Орёл: ОГИИК, 2006. – С. 192-198. – 0,4 п.л.

  12. Кириллов, А. Г. Основные метафорические модели создания политического образа в англоязычном политическом нарративе [Текст] / А. Г. Кириллов // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. Спец. вып: «Актуальные проблемы гуманитарных наук». – №3. – Самара: Изд-во Самар. науч. центра РАН, 2006. – С. 45-52. – 0,9 п.л.



Подписано в печать 22.01.2007. Формат 60х84 1/16.

Объём 1,5 п.л. Тираж 110 экз.


Типография «Центр перспективного развития»:

443013, г. Самара, Московское шоссе, 3.






Похожие:

Политический нарратив: структура и прагматика (на материале современной англоязычной прессы) iconСписок рассылки автореферата Кириллова Андрея Геннадьевича «Политический нарратив: структура и прагматика (на материале современной англоязычной прессы)»
«Политический нарратив: структура и прагматика (на материале современной англоязычной прессы)»
Политический нарратив: структура и прагматика (на материале современной англоязычной прессы) iconКириллова Андрея Геннадьевича на тему «Политический нарратив: структура и прагматика (на материале современной англоязычной прессы)». Приложение: диссертация
Направляем Вам кандидатскую диссертацию Кириллова Андрея Геннадьевича на тему «Политический нарратив: структура и прагматика (на...
Политический нарратив: структура и прагматика (на материале современной англоязычной прессы) iconГ. В. Список рассылки автореферата
«Политический нарратив: структура и прагматика (на материале современной англоязычной прессы)»
Политический нарратив: структура и прагматика (на материале современной англоязычной прессы) iconГ. В. Список рассылки автореферата
«Политический нарратив: структура и прагматика (на материале современной англоязычной прессы)»
Политический нарратив: структура и прагматика (на материале современной англоязычной прессы) iconМ. А. Кулинич Официальные оппоненты
«Политический нарратив: структура и прагматика (на материале современной англоязычной прессы)»
Политический нарратив: структура и прагматика (на материале современной англоязычной прессы) iconДиссертации
«Политический нарратив: структура и прагматика (на материале современной англоязычной прессы)» по присуждению учёной степени кандидата...
Политический нарратив: структура и прагматика (на материале современной англоязычной прессы) iconДиссертация 1 экз
Кириллова Андрея Геннадьевича на тему «Политический нарратив: структура и прагматика (на материале современной англоязычной прессы)»,...
Политический нарратив: структура и прагматика (на материале современной англоязычной прессы) iconДиссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании
Прошу принять к рассмотрению и защите мою диссертацию на соискание учёной степени кандидата филологических наук на тему «Политический...
Политический нарратив: структура и прагматика (на материале современной англоязычной прессы) iconО. М. Буранок Кириллов Андрей Геннадьевич Политический нарратив: структура и прагматика (на материале современной англоязычной прессы) Специальность 10. 02. 04 германские языки Автореферат
Работа выполнена на кафедре английской филологии государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования...
Политический нарратив: структура и прагматика (на материале современной англоязычной прессы) iconКириллову Андрею Геннадьевичу диплом
Кириллову А. Г. учёной степени кандидата филологических наук на основании защиты диссертации «Политический нарратив: структура и...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов