Интертекстуальная природа образа и образности (на материале образных сравнительных конструкций английской и американской литературы 19 и 20 вв.) icon

Интертекстуальная природа образа и образности (на материале образных сравнительных конструкций английской и американской литературы 19 и 20 вв.)



НазваниеИнтертекстуальная природа образа и образности (на материале образных сравнительных конструкций английской и американской литературы 19 и 20 вв.)
СТЕПАНОВА Анна Васильевна
Дата конвертации28.08.2012
Размер319.72 Kb.
ТипАвтореферат






На правах рукописи


СТЕПАНОВА Анна Васильевна


ИНТЕРТЕКСТУАЛЬНАЯ ПРИРОДА ОБРАЗА И ОБРАЗНОСТИ

(на материале образных сравнительных конструкций английской и американской литературы 19 и 20 вв.)


Специальность 10.02.04 – германские языки


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


Самара 2006

Работа выполнена на кафедре английской филологии ГОУ ВПО

«Оренбургский государственный педагогический университет»


Научный руководитель: доктор филологических наук,

профессор, заслуженный деятель

науки РФ

^ Николай Абрамович Шехтман


Официальные оппоненты: доктор культурологии, профессор

Марина Александровна Кулинич


кандидат филологических наук,

доцент

^ Галина Леонидовна Денисова


Ведущая организация: Челябинский государственный

педагогический университет


Защита состоится 28 ноября 2006 года в 16 часов на заседании диссертационного совета К-212.216.04 в Самарском государственном педагогическом университете по адресу г. Самара, ул. М. Горького, 65/67, ауд. 9.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Самарского государственного педагогического университета.


Автореферат разослан « ___ » октября 2006 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат филологических наук,

доцент Г.В. Стойкович


^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Реферируемая диссертация посвящена структурно-семантическому исследованию образа и образности, а также их интертекстуальной природы.

В последнее время все большее внимание уделяется изучению диалогизма, полифоничности в тексте или интертекстуальности. Становление теории интертектуальности обусловлено стремительным увеличением роли информационных процессов в жизни общества и активной разработкой информационного пространства на основе предшествующего опыта, закрепленного в текстах прошлых лет. Развивая идеи родоначальников теории интертекстуальности (М.М.Бахтина, Ю.Кристевой, Р.Барта, и др.), лингвисты исследуют типы интертекстуальных отсылок, их характеристику, особенности возникновения и функционирования (И.В.Арнольд, Д.Б.Гудков, В.В.Красных, Ю.Н.Караулов, Г.Г.Слышкин, А.Е.Супрун и др.).
Интертекстуальные элементы играют важную роль в различных видах дискурса, но особенно активно интертекстуальность прослеживается в создании образности художественных произведений. Являясь основной категорией художественной речи, образ может осуществлять взаимосвязь текстов и культур. Образы создаются на основе интертекста или сами выступают в качестве заимствуемых элементов.

Образ и образность являются ключевыми понятиями для языка искусства и языка литературы в частности, однако до сих пор нет четкого определения этих терминов. Существующие определения тяготеют больше то к области психологии и физиологии [М.Г.Ярошевский, Н.К.Рябцева], то к области стилистики, лингвистики, когнитологии и литературоведения [В.Б.Шкловский, А.И.Ефимов, С.М.Мезенин, Н.Ф.Крюкова, В.В.Виноградов, Г.Н.Поспелов, Е.В.Тряпицина и др.]. Часто происходит смешение понятий словесной, языковой, речевой и художественной образности. Примечательно, что составителями лингвистической энциклопедии «Языкознание» художественный образ не рассматривается как лингвистическое понятие. Это свидетельствует о том, что художественный образ как таковой, несмотря на многочисленные исследования, не вписан в терминологический аппарат науки о языке.

В связи с вышесказанным, актуальность настоящей работы обусловлена необходимостью уточнения понятий образа и образности, системного анализа способов создания образности, изучения интертекстуальной природы образа. В некоторых работах упоминается возможность образа выступать в качестве интертекстуальной единицы [Н.А.Фатеева], однако механизм функционирования таких образов не исследуется. Тем более не рассматриваются особенности перехода образа из одной культуры в другую в процессе межъязыковой трансляции.

Цель данного исследования состоит в выявлении способов создания образности, а также в изучении интертекстуальной природы образа на примере образных сравнительных конструкций (СК).

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

  1. определить способы создания образности и выделить компоненты образа;

  2. рассмотреть структурные и семантические особенности образных сравнительных конструкций, проанализировать их аксиологический потенциал;

  3. выделить парадигмы образов англоязычной культуры и, сравнив с парадигмами образов русской культуры, определить их сходства и отличия;

  4. определить, в чем состоит интертекстуальность и прецедентность образов; рассмотреть прецедентные сравнения, их свойства и типы апелляции к предтексту; определить степень социализации прецедентных единиц (ПЕ), входящих в состав сравнительных конструкций, и выстроить их прецедентное поле;

  5. определить условия сохранения образности при переводе и выделить способы и виды преобразований, необходимых для успешной межъязыковой трансляции образов.

^ Методологической и теоретической базой диссертации послужили работы, посвященные изучению интертекстуальности и прецедентности (М.М.Бахтин, Д.Б.Гудков, В.В.Красных, Ю.Н.Караулов, М.А.Кулинич, Г.Г.Слышкин, А.Е.Супрун, R.Barthes, U.Eco), а также исследования по теории образов и стилистике (И.В.Арнольд, Н.Д.Арутюнова, Д.У.Ашурова, В.В.Виноградов, А.И.Ефимов, Б.М.Гаспаров, С.К.Гаспарян, Н.А.Кожевникова, С.М.Мезенин, Н.Г.Наставшева, Н.В.Павлович, А.В.Федоров, И.В.Шенько, A.Ortony), аксиологии (Е.М.Вольф, А.А.Ивин, М.С.Ретунская, A.G.Bahm), переводоведению (И.С.Алексеева, Л.С.Бархударов, Е.В.Бреус, Ю.В.Ванников, В.Г.Гак, Г.Егер, В.Н.Комиссаров, Л.К.Латышев, Р.К.Миньяр-Белоручев, Я.И.Рецкер, А.Д.Швейцер, J.Catford, R.Jacobson, O.Kade, A.Neubert, E.Nida), лингвокультурологии и культурологии (В.В.Воробьев, Ю.М.Лотман, А.В.Михайлов, В.И.Хайруллин).

Объектом исследования является образ в системе интертекстуальных взаимосвязей. В качестве предмета исследования рассматриваются структурно-семантические особенности образных сравнений.

Материалом исследования послужил корпус 3075 сравнительных конструкций, полученных методом сплошной выборки из произведений американских и английских авторов 19 и 20 веков, а также их переводов на русский язык.

^ Научная новизна работы состоит в комплексном анализе способов создания образа и образности, в изучении интертекстуальных взаимосвязей образа в этнокультурном и интернациональном аспектах, а также в методике исчисления степени прецедентности интертекстуальных элементов, включенных в состав образа.

^ Теоретическая значимость исследования состоит в том, что образность и процесс перевода рассматриваются с точки зрения интертекстуальности, а прецедентные единицы - с точки зрения их принадлежности к языку. Это позволяет использовать полученные результаты для дальнейшей разработки теории интертекстуальности, а также для развития полевого подхода к организации прецедентных единиц.

^ Практическая значимость работы состоит в том, что ее результаты могут найти применение при разработке лекционных курсов по стилистике, лексикологии, лингвокультурологии, теории перевода. Полученный материал можно использовать на практических занятиях по интерпретации текста и практическому переводу.

В диссертационном исследовании использовались следующие методы: метод компонентного анализа, метод анализа словарных дефиниций, статистический анализ, метод интроспекции, полевый метод, метод сопоставительно-стилистического анализа текста оригинала и переводов, метод трансформационного анализа.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Парадигма образа – это инвариант образных характеристик, связывающих устойчивые смыслы отношением отождествления или уподобления. Совокупность парадигм образов представляет собой систему образов данной культуры.

  2. Индуцирование закрепленных за парадигмой сем представляет универсальный механизм создания образности, при этом в каждом конкретном образе происходит акцентуация дополнительных семантических множителей элементов СК, включая врéменную транспозицию аксиологических признаков.

  3. Наличие в составе образа прецедентных единиц свидетельствует об интертекстуальных взаимосвязях образа. Прецедентные единицы являются сложными знаками с двойной актуализацией и могут быть организованы в прецедентное поле, расположение ПЕ внутри поля зависит от степени прецедентности единиц. Понимание прецедентного образа зависит от степени социализации прецедентной единицы в лингвокультурном сообществе.

  4. Переводческая деятельность как разновидность интертекстуальной интерпретации межъязыковых связей текстов предполагает образную адаптацию: многоуровневое преобразование образа в процессе межъязыковой трансляции, обусловленное особенностями языка, культуры и литературной традиции принимающего лингвокультурного сообщества. Перевод образа состоит не только в воссоздании образа в знаках языка перевода, но и в восстановлении его статуса в системе межтекстовых взаимосвязей.

^ Апробация работы. По теме диссертации опубликовано 8 работ общим объемом 3,1 печатных листа. Результаты исследования излагались на Всероссийской научно-практической конференции «Межкультурная коммуникация: современные тенденции и опыт» (Нижний Тагил, 2004), на ежегодных итоговых научно-практических конференциях преподавателей и студентов ОГПУ, а также на заседаниях кафедры английской филологии ОГПУ в 2001-2006 годах.

^ Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения. К работе прилагаются списки использованной научной (220 наименований) и художественной литературы (119 наименований), словарей и справочников, список сокращений и два приложения. Основная часть диссертации составляет 166 страниц. Общий объем работы вместе с библиографией и приложениями составляет 212 страниц машинописного текста.


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во введении обосновываются выбор темы работы, ее актуальность, научная новизна, теоретическая и практическая значимость, определяются цели, задачи и методы исследования.

^ В первой главе «Способы создания образа и образности» излагаются теоретические предпосылки данного исследования, рассматриваются понятия образа и образности, определяются компоненты образа, выявляются способы создания образности на основе анализа образных сравнительных конструкций, изучается аксиологический потенциал сравнительных конструкций, выделяются парадигмы образов английской и американской литературы и сравниваются с парадигмами образов русской литературы.

Образ – понятие многоплановое. Как категория сознания образ представляет собой такую психологическую единицу, которая позволяет вызвать чувственное представление о предмете, действии или явлении. Она зависит непосредственно от познавательного личного опыта каждого отдельного человека, от его отношения к положению вещей во времени и пространстве. В таком образе слиты воедино смысл и форма.

Индивидуальные представления, или образы постепенно закрепляются в языке и приобретают воспроизводимость в речи, они утрачивают свою субъективную окраску, становясь достоянием речевой практики всего данного языкового коллектива или его определенной части.

Языковой знак и образ существенно отличаются друг от друга. Знак представляет собой единство идеального и материального. Образ не имеет другого содержания, кроме того, которое характеризует отражаемый предмет, образ двойственен по своей природе. Знак имеет тройственную структуру, включающую материальную субстанцию (например, слово), понятие и предмет. Языковой знак произволен, он репрезентирует предметы, с которыми не имеет какого-либо существенного подобия или сходства. Образные отклики наделены субъективным содержанием, однако при огромном количестве образных миров языковым образным представлениям присущи общие свойства: зрительная основа, множественность, пластичность, переменная сфокусированность, воспроизводимость [Б.М.Гаспаров, 1996]. Кроме того, любой языковой образ ограничен, поскольку структура познавательного аппарата человека не приспособлена к тому, чтобы сразу и полностью воспроизвести в идеальной форме сложный объект. Именно поэтому помимо языкового отражения реальной действительности существует еще и художественное отражение объективного мира, основным элементом которого является художественный образ.

^ Художественный образ – результат авторского отражения действительности, актуализируемый в рамках стилистического приема с помощью языковых средств и языковой образности, с целью эмоционального воздействия на реципиента. Художественный образ характеризуется: 1) целостностью; 2) внутренней подвижностью, которая проявляется в его двусторонней обращенности от реального к идеальному в процессе познания и от идеального к реальному в процессе творчества; 3) коммуникативностью – реализация образа происходит только в ходе диалога между автором и адресатом; 4) многозначностью истолкований; 5) импликативностью – способностью получать имплицитные приращения смысла при функционировании в тексте; 6) субъективностью – в образе наряду с объективно существующим запечатлевается возможное, желаемое, предполагаемое, то есть все, что относится к субъективной, эмоциональной сфере бытия. Обязательными компонентами образа являются экспрессивность, эмотивность, эмоциогенность и эмоциональная оценка

Стилистический прием – способ организации стилистически значимого высказывания при помощи тех или иных средств языка с целью определенного воздействия на читателя (слушателя) [Г.А.Худоногова, 1999: 118]. В этой связи и изучается один из основополагающих приемов – прием сравнения, который актуализирует одновременно изобразительную и выразительную стороны речи.

Первые упоминания о сравнении встречаются в античных учебниках Аристотеля, Квинтиллиана, Деметрия, правда, изучалось оно вкупе с метафорой как некое отклонение от «правильной речи». Но именно в XX веке сравнение стали выделять из состава метафор, изучая структурные, семантические, стилистические, функциональные, когнитивные и др. Н.Г.Наставшева, И.В.Шенько, Э.Ортони и др.].

Нельзя отрицать, что между образным сравнением и метафорой существует много общего, что позволяет некоторым лингвистам считать сравнение развернутой метафорой [Ш.Балли, E.E.Бразговская и др.]. Подобное сходство основывается на том, что и метафора, и сравнение формируются на основе сближения двух разнородных, несопоставимых в реальной жизни понятий. Однако между данными стилистическими средствами нельзя ставить знак равенства [см. Н.Д.Арутюнова, А.Вежбицкая, E.И.Черемисина, M. Le Guern, М. MacCormac, A.Ortony, W. Stanford], поскольку один и тот же процесс сопоставления приводит к разным результатам. Метафора создается тем, что подобию придается вид тождества, сравнение основывается на установлении подобия. В результате создания метафоры происходит так называемая семантическая амальгамация, формирование нового понятия. В сравнении уподобляемые объекты существуют параллельно, достаточно независимо друг от друга. Значения слов, используемых в сравнении, не претерпевают изменений.

Однако в образном сравнении, так же как и в метафоре, наблюдается некая семантическая аномалия, в сравнении она смягчается наличием слова подобия, что объясняет различие в интенсивности содержания сравнения и метафоры. У компонентов образного сравнения наблюдается прирост семантической информации, возникающей за счет взаимодействия этих компонентов, при этом смысл их кардинально не меняется.

Для изучения механизма создания образности на примере образных СК рассматриваются структурные и семантические особенности СК.

Структура СК может быть представлена следующей формулой:

A +C+ f + B

где А – тема сравнения (то, что сравнивается), С – признак, на основе которого производится сопоставление, f – формальный показатель сравнения, В – контртема (то, с чем сравнивается).

It was a singularly sharp night, and clear as the heart of a diamond. [A.Bierce, “Can Such Things Be”, P. 153]

A + C + f + B

night – тема; heart of a diamond – контртема; clear – признак; as – показатель сравнения.

Три элемента СК (тема, контртема и признак) обладают свободным или связанным лексическим значением, характеризуются относительно свободной наполняемостью, это так называемые главные компоненты. Показатель сравнения ‘like’; ‘as’ выполняет грамматическую функцию, сигнализирует о факте сравнения.

Для того чтобы определить, какой тип сравнительных конструкций выступит в качестве объекта нашего исследования, мы рассматриваем их в рамках двух классификаций – функциональной и структурной.

^ В функциональной классификации сравнения делятся по выполняемой фунцкии на логические СК (выполняют логико-интеллектуальную, или гносеологическую функцию) и образные СК (экспрессивно-эмоциональную, или образную функцию).

Логическое сравнение строится на основе прямого значения компонентов, оно представляет собой фиксацию, констатацию, результат сопоставления предметов одного семантического плана, обладающих общими признаками.

В основе образного сравнения лежит логическое сравнение, однако сопоставляемые предметы относятся к неоднородным классам, денотаты сближаются на основании общности признака и создают новый, сложно построенный смысл.

В свою очередь образные сравнения классифицируются по частотности употребления на 1) авторские, или индивидуальные СК – характеризуются единичным употреблением; 2) устойчивые сравнения, среди которых выделяются фразеологические сравнения и сравнения- клише.

Благодаря широкому распространению и употребительности фразеологические сравнительные конструкции (ФСК) вошли в систему языка, фиксируются в словарях и, соответственно, характеризуются языковой образностью и представляют собой закрепленные за данной языковой общностью стандарты или стереотипы, которые являются ассоциативным и коннотативным ядром каждого языка.

Частотность употребления сравнений-клише также высока, однако они не являются элементами языка. Возникнув как образное сравнение, сравнения-клише переходят из произведения в произведение, утрачивая новизну и выразительность.

По структуре образные сравнения делятся на полные и неполные СК.

Полные сравнения включают все элементы СК. Существует ряд трансформированных моделей, где обычный порядок следования элементов изменен с целью а) привлечения внимания к передаваемому сообщению; б) для придачи дополнительной эмоциональной окраски. Кроме инверсии компонентов состав сравнительной конструкции может усложняться за счет введения однородных тем, однородных контртем, однородных признаков.

Кроме усложнения СК наблюдается и обратный процесс: упрощение сравнительного оборота за счет элиминирования признака сравнения. По структуре сравнение становится неполным, однако признак имплицитного сравнения легко восстанавливается из контекста или из дефиниции контртемы.

Рассматривая сравнение на конструктивном уровне, мы представили его как расчлененную структуру, но на коммуникативном уровне оно выступает как единое целое. Семантика образного сравнения, его логическая, эмоционально-оценочная и эстетическая информация являются результатом не простого сложения, а сложного взаимодействия значений входящих в него слов. Как и в любой коммуникативной единице, информация, заложенная в сравнении, организуется соотношением известного и нового. В полных СК роль носителя рематической информации играет признак сравнения и контртема, в неполных сравнениях – только контртема. В осложненных СК с однородными признаками и однородными контртемами рематическая информация расширяется.

В основе семантической структуры образного сравнения лежит соотношение лексико-семантического содержания темы и контртемы СК. В сравнении происходит выражение одного предмета через другой, происходит как бы «сопряжение» двух предметов, совмещенное видение двух картин [В.Г.Гак, 1966: 10]. Особенность соотношения данных элементов в образных сравнениях состоит в разнородности сводимых в компаративную конструкцию лексико-семантических групп.

На материале нашего исследования с помощью метода словарных дефиниций мы выделяем лексико-семантические группы, представленные темой и контртемой в образных сравнениях английской и американской литературы конца 19 и конца 20 веков (диахронический аспект позволяет нам увидеть динамичность или статичность сопоставляемых классов).

Для этого мы обратились к помощи таких известных источников, как The Advanced Learners Dictionary of Current English by A.S.Hornby, Merriam-Webster’s Collegiate Dictionary, Oxford Minireference Dictionary and Thesaurus, Roget’s International Thesaurus.

Данным способом на основании 1222 образных сравнений литературы 19в. и 1326 сравнений 20в. нами получено 32 подгруппы, выступающие в качестве темы или контртемы. Выделяемые подгруппы можно в свою очередь объединить в четыре больших группы: 1) «природа» (10 подгрупп); 2) «артефакты» (12 подгрупп); 3) «человек» (5 подгрупп); 4) «универсальные категории» (5 подгрупп).

В результате классификации СК мы получили ранжированный список из 32 групп тем и контртем, используемых в образных сравнениях английской литературы 19 и 20 веков. Первые 15 самых частотных подгрупп представлены более 85% анализируемых примеров и отражают наиболее значимые для человека объекты, которые он стремится изучить и исследовать.

Сопоставление тем 19 и 20 веков позволяет нам прийти к выводу о том, что серьезной временной разницы между ними не существует, в основном выделяемые подгруппы совпадают. В процентном соотношении отмечается антропоцентрическая доминанта в выборе тем СК. Так, в 19 в. в подгруппе «человек» – 66,2%, «природа» – 14,4%, «артефакты» – 7,8%; в 20 веке – 65,5%, 17,6% и 8,4% соответственно.

Необходимо отметить перемещение подгруппы instrument в 20 в. на восьмую позицию по сравнению с пятнадцатой позицией в 19 в., а также подгруппы “vehicle” с 14 строчки в 19 веке на 9 в двадцатом. Это можно объяснить развитием технического прогресса, появлением новых инструментов и видов транспорта, а также повышением значимости материального мира в жизни человека. Таким образом, экстралингвистический фактор оказывает сильное влияние на лингвистическое оформление темы и контртемы.

Набор самых частотных контртем значительно отличается от набора тем.

Процентное соотношение используемых в СК контртем показывает, что основная их доля приходится на группу «природа»: 58,1% в 19 в. и 53,7% в 20 в.; «артефакты» - 19,1% и 20,6%; «человек» - 12,1% и 11,5%. Таким образом, тема СК описывается через наиболее известные человеку предметы окружающей действительности, нежели через его собственный, неразгаданный, неоднозначный внутренний мир.

На основании полученных групп тем и контртем мы выделили парадигмы образов английской и американской литературы 19-20 веков. Под парадигмой образа (ПО) мы понимаем инвариант образных характеристик, связывающих устойчивые смыслы отношением отождествления или уподобления. Совокупность парадигм образа представляет парадигму образов данной культуры.

Левая часть ПО представлена названием подгруппы, в которую входит тема сравнения; правая часть ПО представлена названием подгруппы, в которую входит контртема сравнения. Так, в СК

“…little lady watching him like a lynx”. [J.Galsworthy “Beyond” http://www.gutenberg.org/dirs/etexto1/byond11.txt]

реализуется ПО PERSON→ FAUNA (стрелка показывает направление уподобления). В свою очередь, данная ПО входит в парадигму образов PERSON→Х. Под переменной Х подразумевается любая из подгрупп, представляющая контртему СК. Парадигма образов открыта к изменениям и дополнениям, пустые ячейки могут заполняться в процессе расширения круга исследуемого материала или в результате появления с течением времени новых текстов, а соответственно и новых образов. Гипотетически, количество парадигм образа в их совокупности или парадигме образов будет равно 32, то есть количеству выделяемых нами подгрупп тем СК.

Самой многочисленной парадигмой образов в собранном нами материале стала парадигма PERSON → X (944 примера из 2548), она же наиболее представительна с точки зрения количества ПО - всего 26 парадигм. В состав парадигмы образов PERSON → X входит самая разработанная авторами парадигма образа PERSON → FAUNA (476), что позволяет говорить о зооцентричном характере направления уподобления.

Сравнив парадигмы образов русской и англоязычной культуры, мы подтверждаем предположение Н.В.Павлович о том, что собранные в «Словаре поэтических образов» большие парадигмы могут быть универсальными для мирового словесного искусства [Н.В.Павлович, 1999: XLIII]. Несмотря на незначительные расхождения в классификации, можно утверждать, что ПО в англоязычной и русской культурах практически совпадают. Единство законов мышления предопределяет универсальный характер парадигм образов с минимальными культурными расхождениями в составе самих парадигм и в конкретных образах. Так, в подгруппе FAUNA будут встречаться названия животных, распространенных на территории проживания определенной языковой общности. Культурно обусловленными будут не ПО, а языковые единицы, лежащие в основе создания образа.

Универсальность ПО обеспечивает переводимость образов в результате межъязыковой трансляции образов. В свою очередь переводные произведения являются источником заимствования образов, перевод становится каналом, который соединяет национальные парадигмы образов, аккумулируя мировой художественный опыт в одном языке.

В основе механизма создания образности СК лежит взаимодействие двух смысловых планов, представленных в значении темы и контртемы. При этом происходит врéменное перераспределение их семантических признаков, некоторые признаки акцентируются, другие – ослабляются. Общие усиленные семантические признаки – это и есть новый привнесенный смысл, рожденный в результате процесса уподобления разнородных понятий. Однако ослабление других сем в составе значений сравниваемых понятий не означает их нейтрализации, поскольку они являются тем фоном, на котором выделение признака происходит более наглядно.

Выделенные нами парадигмы образа являются инвариантом образа в силу установленных, закрепленных за данной парадигмой индуцируемых признаков, при этом в каждом конкретном образе происходит акцентуация дополнительных сем или врéменная транспозиция семантических признаков. Врéменная транспозиция сем представляет собой частичное замещение элементов значения темы элементами значения контртемы. Например:

A Western mining-settlement like a tumour. [S.Lewis, “Main Street”, P. 429]

Реализуется ПО LOCALITY → BODY, инвариантный признак рукотворное – природное, общие признаки выделены курсивом:

Mining-settlement tumour

1. рукотворное 1а. природное

2. неживое ← 2а. живое

3. конкретное 3а. конкретное

4. непроизвольное изменение ← 4а. произвольное изменение

размеров размеров

5. нейтральный оценочный статус ← 5а. отрицательная оценка

В анализируемом образном сравнении происходит индуцирование трех признаков с доминантой признака 5а.

Мы пришли к выводу о том, что семантическая структура сравниваемых элементов характеризуется наличием общих и разнородных признаков. Количество разнородных признаков не предопределяет количество индуцируемых признаков. Последние актуализируются в зависимости от контекста употребления СК, а также других элементов образного сравнения. При появлении признака СК или лимитирующего контртему прилагательного набор транспонируемых признаков обычно сокращается. Однако потенциально возможностей индуцирования новых признаков гораздо больше у элементов, характеризующихся большей разнородностью семантических признаков или большим семантическим расхождением между темой и контртемой, чем у однородных элементов. Очень часто перераспределение семы мелиоративной или пейоративной оценки является доминантой в создании образного потенциала СК.

Основная роль в формировании образности СК несомненно принадлежит ПО, или инварианту образа. Признак СК считается переменным фактором, однако признак также влияет на образный потенциал СК. Роль признака СК в создании образности СК зависит от типа актуализированного признака.

Существуют различные классификации признаков предметов. Они различаются по форме, содержанию, по степени фиксированности за определенным объектом, по статичности/динамичности, по значимости в процессе опознания, по значимости для идентификации принадлежности к классу объектов, по способу выделения признака и др. [Е.К.Войшвилло, 1989; Н.И.Кондаков, 1975; М.В.Никитин, 1988; А.И.Уемов, 1963; А.Н.Шрамм, 1979 и др.]. Все это находит воплощение в сфере употребления анализируемых единиц.

Для того чтобы упростить процедуру анализа СК, мы выделили следующие признаки: 1) признак-редупликат – повторяет сему темы или контртемы; 2) вероятностный признак – относится к разряду мотивированных, не противоречащих реальной действительности; 3) признак-инновация – приписывает объекту новый признак, который не может характеризовать предмет в реальной действительности. Проанализировав 6 типов взаимодействия признаков с темой и контртемой СК, мы пришли к выводу, что наименьшим образным потенциалом обладает СК с признаком-редупликатом и вероятностным признаком, поскольку они характеризуются только функцией выделения общего признака для темы и контртемы или подтверждения индуцированного признака контртемы СК.

But the moon had now sunk, the clouds seemed to settle almost in their heads, and the night grew as dark as a cave [Th.Hardy, “Tess of the d’Urbervilles”, P. 410].

В этом сравнении признак является редупликатом темы (nightdark hours between sunset and sunrise), по отношению к контртеме признак является вероятностным.

Особую образную нагрузку несут сравнения с признаком-инновацией, когда помимо индуцируемых семантических множителей, извлекаемых из структуры контртемы, актуализируется новый, неожиданный признак. Наивысшим потенциалом обладают СК с двойным признаком-инновацией, поскольку в этом случае происходит его разнонаправленное индуцирование на тему и контртему:

A newspaper sat like a half-collapsed tent on the floor…

[ D. Adams, “The Long Dark Teatime of the Soul” http://artefact.lib.ru/library/books/adams/The_Long_Dark_Tea_Time_Of_The_Soul.zip ]

Способность имплицитного признака восстанавливаться в контексте основана на вероятностном и редуплицитном характере признака по отношению к контртеме. Это означает, что имплицитный признак увеличивает образный потенциал СК не за счет приращения сем, а за счет усилий реципиента по восстановлению признака подобия.

Значимость аксиологического компонента в формировании образа определяет необходимость подробного изучения способов формирования оценочного потенциала образных СК.

Структура оценки в СК включает следующие компоненты: 1) субъект оценки, роль которого играет автор произведения; 2) объект оценки – предметы и явления реальной и нереальной действительности, в сравнении объектом оценки становится как тема, так и контртема; 3) характер оценки – сравнительный, основанный на сопоставлении объектов друг с другом; 4) основание оценки, базирующееся на стереотипном представлении, принятом в социуме, о том, что является хорошим/плохим; реальность оценивается с помощью признаков, расположенных на аксиологической шкале от знака «-» до знака «+».

Оценки, выраженные в СК, подразделяются на постоянные и факультативные. К постоянным типам оценок относятся сравнительная и эмоционально-рациональная оценка, к факультативным – этическая, эстетическая, функциональная и пиететная. Чаще всего в СК наблюдается сочетание различных типов оценок.

Семантическую основу оценки СК образует врéменная транспозиция аксиологических признаков входящих в ее состав лексических единиц с ингерентной оценочностью. В простых СК, представленных темой, признаком и контртемой, основную аксиологическую нагрузку несут контртема и признак сравнения:

she sprang up as gay as fairy… [E.Bronte, “Wuthering Heights”, P.202]

(0) (+) (+)



(+)

В имплицитной СК – только контртема.

…they saw the sky in front, like mother-of-pearl… [D.Lawrence, “Sons and

Lovers”, P. 169]

(0) (+)



(+)

В распространенных СК, помимо вышеперечисленных элементов, на знак оценки влияют оценочные дексрипторы. Роль оценочных дескрипторов играют прилагательные и уточняющие словосочетания. С их помощью происходит 1) дублирование оценочности определяемого существительного; 2) поляризация оценки; 3) иррадиация оценочного атрибута на существительное.

В образных СК наблюдаются различные способы интенсификации оценки. На лексическом уровне оценка интенсифицируется за счет: 1) семантической редупликации; 2) сем интенсивности в семантике прилагательных, наречий и глаголов; 3) лексических единиц, принадлежащих к разным стилям. На синтаксическом уровне – за счет: 1) инверсии элементов СК; 2) параллелизма; 3) переноса прилагательных в постпозицию; 4) повтора элементов. На фонетическом уровне – с помощью аллитерации, ассонанса или звукового повтора. Деинтенсификация оценки происходит из-за клишированности, частой повторяемости СК.

Фразеологические сравнения являются стандартным способом оценивания для всей лингвокультурной общности в целом. Некоторые ФСК не передают знак оценки, а только интенсифицируют пейоративность или мелиоративность СК, то есть оценочность фразеологических интенсификаторов контекстуально обусловлена. Попытки автора обновить образность ФСК способствуют интенсификации оценки, но не влияют на ее знак. С течением времени ФСК, как правило, не меняют свою аксиологическую ценность, они лишь могут выйти из употребления в процессе архаизации устойчивого сравнения.


^ Во второй главе «Система интертекстуальных связей образа» рассматриваются вопросы интертекстуальности, прецедентный характер образа, прецедентное сравнение; описываются типы прецедентных сравнений и определяются виды апелляции прецедентных единиц; предпринимается попытка определения степени прецедентности прецедентных единиц и построения прецедентного поля; изучается переводимость образов и их адаптация в процессе межъязыковой трансляции.

Вопросы интертекстуальности стали активно изучаться с середины XX века в русле литературоведения такими авторами, как М.М.Бахтин, Ю.Кристева, Р.Барт и др. Интертекстуальность как лингвистическое явление представлена в работах И.В.Арнольд, Д.Б.Гудкова, Ю.Н.Караулова, В.Г.Костомарова и Н.Д.Бурвиковой, Н.А.Фатеевой, Г.Аллена, М.Фуко, М.Гардинера и др.

Интертекстуальная природа образа состоит в его способности отсылать реципиента к текстам других авторов. В этом случае образ строится на основе текстовых включений, сигнализирующих о межтекстовой взаимосвязи созданного образа, что активизирует процессы воспоминания, извлечения из объема общей культурной памяти индивида необходимых для понимания текста знаний.

Источником готовых фрагментов, включаемых в новый контекст, является предтект. Элементы, представляющие предтект, являются прецедентными единицами (интертекстом или прецедентом). ПЕ появляются благодаря механизму удобного свертывания в виде аллюзии, реминисценции, цитаты и др. Референтом прецедентного знака выступает другой текст, то есть ПЕ отсылает к другому знаку. Таким образом, ПЕ представляет собой сложный знак с двойной актуализацией: сначала в предтексте, а затем в заимствующем тексте. ПЕ выполняет номинативную, экспрессивную, апеллятивную, фатическую, поэтическую, реферативную, метатекстовую, персуазивную функции.

Сравнение со ссылкой на предтект мы называем прецедентным (ПСК). ^ Прецедентные сравнения делятся на 1) именные ПСК, в качестве контртемы которых выступает имя собственное; 2) ситуационные ПСК, контртема которых содержит фрагмент-описание идеальной ситуации с определенными коннотациями; 3) цитатные ПСК, когда в качестве контртемы выступает цитата.

Выделяемые типы ПСК взаимопроникаемы, цитаты могут модифицироваться, сокращаться или предстают в форме пересказа, что переводит их в группу ситуационных ПСК. Последние могут сократиться настолько, что лишь имя, как символ, будет вводить прецедентную ситуацию. Кроме того, разные виды ПСК могут совпадать по типу апелляции к прецедентному источнику: ПЕ→ текст, ПЕ→ звукоряд, ПЕ→ статичный зрительный образ, ПЕ→ динамичный видеоряд, ПЕ→ символ, ПЕ→ ситуация.

Понимание ПСК зависит от некоторых особенностей ПЕ. По значимости прецедентные единицы делятся на этноцентричные и интернациональные, по временным параметрам на вечные и одномоментные. ПЕ могут быть одномоментными – этноцентричными, одномоментными –интернациональными, вечными – интернациональными, вечными – этноцентричными. Одна категория может переходить в другую, образуя т.н. «круговорот прецедентов», подчиняющийся сложным законам культурного движения.

В связи с интерпретацией ПЕ возможно появление одноименных ПЕ с разными источниками и хронологией появления, т.е. прецедентных омонимов.

Так, например, наш современник при упоминании имени “Scrooge” скорее вспоминает Скруджа Макдака, героя диснеевского мультсериала, чем Скруджа Эбенезера, его прототипа, героя рождественских рассказов Чарльза Диккенса. В следующем примере сам Скрудж Макдак послужил прототипом для создания комиксов:

When I tried to see what they meant, the only pitcher I could make inside my head was like the ones in the Scrooge McDuck comic books Joe Junior used to read Little Pete when Pete was four or five [S.King, “Dolores Claiborne” http://artefact.lib.ru/library/books/king/Dolores_Claiborne.zip].

Знаковый характер ПЕ позволяет говорить о пограничном статусе прецедентных элементов в языке. Обрастая устойчивыми ассоциациями, ПЕ постепенно приобретают статус языковых единиц. С помощью лексикографических источников была определена степень социализации прецедента в лингвокультурном сообществе, или степень прецедентности. Степень прецедентности вычислялась по следующим параметрам: 1) зафиксированность в словарях с различным размером словника; 2) количество значений в структуре лексической единицы; 3) наличие дериватов; 4) появление в устойчивых словосочетаниях и фразеологических оборотах; 5) возраст ПЕ или хронологический фактор.

Диапазон степени прецедентности 19 века колеблется от 0 до 63, 20 века – от 0 до 54 (большинство – с показателем от 0 до 10). Высокой степенью прецедентности обладают ПЕ, источники которых появились до 20 века. Современные прецеденты зачастую еще не зафиксированы в словарях и не успели за короткий период существования войти в идиоматику языка и образовать дериваты.

Нами получено прецедентное поле, в качестве единиц которого выступают ПЕ, соотнесенные с текстовым континуумом (совокупностью всех когда-либо создаваемых текстов). В центре поля располагаются ПЕ с высокой степенью прецедентности, на периферии – с низкой степенью прецедентности. С течением времени расположение ПЕ в прецедентном поле может меняться в зависимости от увеличения или уменьшения степени прецедентности единицы.

Прецедентное поле делится на микрополя по принципу тематической принадлежности соотносимых предтекстов. В состав прецедентного поля ПСК 19 века вошли микрополя «Библия» (24% ПЕ), «Мифология» (30% ПЕ), «История» (13% ПЕ), «Искусство» (33% ПЕ) [см. рис.1]. Микрополе «Искусство» предполагает наличие таких составляющих, как «Живопись» (8%), «Театр» (3%), «Музыка» (2%), «Архитектура» (3%) и «Литература» (17%).

5% ПЕ отражает современный автору текстовый континуум, в 95% случаев ПЕ взяты из текстов, созданных в прошлом. 23% ПЕ – этноцентричны, 77% – представляют интернационально значимые предтексты.



Рис.1 Прецедентное поле 19 века Рис.2 Прецедентное поле 20 века


В составе прецедентного поля ПСК 20 в. выделяются микрополя «Библия» (13,9 % ПЕ), «Мифология» (9,4% ПЕ), «История» (16,3% ПЕ), «Искусство» (57,8% ПЕ), а также «Спорт» (1,1% ПЕ) и «Наука» (1,1%) [см. рис.2]. В составе микрополя «Искусство» также представлены сегменты «Музыка» (4,6%), «Архитектура» (1,1%) и «Литература» (18,6%), к ним добавились сегменты «Кино» (29%), «Комиксы» (2,3%), «Телевидение» (1,1%), «Реклама» (1,1%); сегменты «Живопись» и «Театр» в 20 в. не представлены.

Прецедентное поле 20 века отличается этноцентричностью – 67,4 % этноцентричных ПЕ, 32,6% - интернациональных ПЕ. Увеличился показатель современных автору прецедентов – 46,5%. Это говорит о процессе перехода от универсальных ПЕ к этноцентричным ПЕ, появившимся в течение последних 50 лет.

Основную аксиологическую нагрузку в ПСК несет прецедентная единица, которая характеризуется общей для носителей языка оценочной коннотацией. Однако низкая степень прецедентности, лакунарность ПЕ или переориентация аксиологических ценностей может привести к ошибке в процессе восприятия, поэтому в большинстве случаев ПЕ не вводится изолированно, к ней «подключается» контекст. Чаще всего возможная лакунарность снимается с помощью введения в ПСК оценочных дескрипторов или аллонимов. Например:

When the annals of each little reign are shown to the Supreme Master, under whom we hold sovereignty, histories will be laid bare of household tyrants as cruel as

(-) (-)

Amurath, and as savage as Nero, and as reckless and dissolute as Charles.

(-) (-) (-) (-) (-) (-)

[W.Thackeray, “The History of Henry Esmond”, P. 195]

Прецедентному сравнению свойственны те же способы интенсификации оценки, что и образному сравнению. Основной причиной деинтенсификации оценки ПСК является низкая степень закрепленности ПЕ в сознании языковой общности, а также недостаточные фоновые знания коммуниканта.

Интертекстуальность прослеживается также в процессе межъязыковой трансляции образов. Текст оригинала является текстом-источником, текст перевода – интертекстом, который становится гиперссылкой на весь корпус текстов и культуру иноязычного социума. При переводе происходит заимствование целого текста, заимствование отличается непроизвольностью, предопределенностью и подвергается минимальной интерпретативной процедуре. Особенность перевода как интертекстуальной деятельности состоит в том, чтобы сделать отсылку на сверхтекст чужеродной культуры и при этом воссоздать текст таким образом, чтобы он сам стал феноменом принимающей культуры.

Переводимость образов с одного языка на другой обеспечивается универсальной природой парадигм образов и существованием универсального предметного кода. Несмотря на принципиальную переводимость образов, полное тождество между оригиналом и переводом невозможно ввиду лингвокультурных различий. В связи с этими различиями в процессе перевода образ подвергается адаптации. Образная адаптация – это оптимизация образа языка оригинала (ИЯ) в контексте языка перевода (ПЯ). Под оптимизацией образа понимается его многоуровневое преобразование в процессе межъязыковой трансляции, обусловленное особенностями языка, культуры и литературной традиции принимающего лингвокультурного сообщества.

В процессе образной адаптации наблюдаются структурные преобразования: 1) изменение следования компонентов СК, обусловленное актуальным членением предложения ПЯ; 2) появление признака, имплицируемого в ИЯ; 3) применение повтора на других компонентах СК; 4) деструктуризация СК; 5) реструктуризация СК ИЯ в метафору на ПЯ. На фонетическом уровне наблюдаются: 1) нейтрализация стилистической значимости звуковых повторов, рифмы и аллитерации в связи с языковыми различиями; 2) реконструкция фонологических элементов; 3) компенсация рифмы и звукового повтора через лексические средства и повтор. К семантическим преобразованиям относятся 1) конкретизация и дифференциация; 2) генерализация; 3) добавление, в том числе экспликация в ПЯ имплицитного признака; 4) опущение; 5) смысловое развитие, при котором чаще всего происходит деструктуризация СК; 6) метонимическая замена; 7) замена, обусловленная различием в категории рода; 8) перераспределение семантических компонентов.

Аксиологический компонент является основой образа, потеря или замена знака оценки приводит к неадекватности коммуникативного эффекта. На процесс передачи эмоционально-оценочной составляющей образа сказывается аксиологическая позиция переводчика. При этом наблюдаются: 1) замена нейтрального компонента ИЯ оценочным в ПЯ; 2) перераспределение оценочных компонентов внутри образа; 3) аксиологическая замена; 4) деинтенсификация оценки; 5) интенсификация оценки с помощью морфологических элементов или за счет введения дополнительных оценочных дескрипторов, лексической единицы другого стиля или лексической единицы с более высоким эмоционально-оценочным зарядом. Интенсификация в ПЯ обусловлена особенностью носителей ПЯ к более яркому и активному проявлению эмоций, чем у носителей ИЯ.

Также на межъязыковую трансляцию образа огромное влияние оказывают межкультурные различия. При переходе в контекст другой культуры культурные маркеры или реалии чаще всего становятся лакунами, которые препятствуют адекватному декодированию образа. В процессе образной адаптации для элиминирования лакун используются приемы заполнения и компенсации. Заполнение лакуны – процесс раскрытия смысла реалии с помощью пояснения, комментария, примечания. Компенсация – это замена реалии ИЯ на знакомые реципиенту реалии ПЯ. При переводе образа предпочтение отдается приему компенсации, поскольку он позволяет сохранить структуру образа. В рамках приема компенсации наблюдаются 1) замена образной СК в ИЯ на стереотип или клише в ПЯ; 2) лингвокультурологическая замена – замена на похожую реалию ПЯ; 3) замена, обусловленная различием культурных ассоциаций; 4) замена на типичную для ПЯ реалию; 5) нивелирование культурологической информации; 6) экспликация лакун.

В рамках теории перевода прецедентная единица рассматривается нами как прецедентная реалия, которая относит нас не только к другой культуре, но и к тексту-источнику прецедента. Выделяются 3 типа ПР для пары языков (ИЯ и ПЯ): 1) внутренняя для ИЯ и внешняя для ПЯ; 2) внешняя для ИЯ и внутренняя для ПЯ; 3) внешняя для ИЯ и ПЯ. Если значимость ПР примерно одинакова для пары языков, ПР становится универсальной.

Тип ПР определяет стратегию перевода. Универсальные ПР обычно передаются с помощью готовых эквивалентов в ПЯ. Например, в переводе следующего прецедентного сравнения ПЕ представлена не дословным переводом Библии, который есть в ПЯ, а его равнозначным эквивалентом:

This inexplicable incident, this reversal of my previous experience, seemed, like the Babylonian finger on the wall, to be spelling out the letters of my judgement…[ R.Stevenson, “The Strange Case of Dr.Jekyll and Mr.Hyde”, P. 85]

Это необъяснимое происшествие, это опровержение всего моего предыдущего опыта, казалось, подобно огненным письменам на валтасаровом пиру, пророчили мне грозную кару…[ Р.Стивенсон, «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда», С. 490]

В английском и русском переводах Библии упоминается «перст». Однако в русской литературной традиции более привычна ПЕ «огненные письмена» как символ предупреждения о неминуемом наказании, который в английском языке передается цитатой, а в русском – обозначается через словосочетание, обобщающее ситуацию.

В зависимости от узнаваемости универсальной ПР в ПЯ можно наблюдать заполнение и компенсацию лакунарных ПР или их опущение. Элиминирование прецедентных лакун других типов ПР также осуществляется с помощью заполнения и компенсации. Компенсация прецедентных лакун заключается в замене прецедентного имени на имя нарицательное по основному признаку, при этом ПСК ИЯ теряет прецедентный характер в ПЯ. В рамках приема замещения сохраняется ссылка на предтекст, при этом наблюдается 1) добавление в тексте перевода, частично эксплицирующее значение прецедента; 2) экспликация ПЕ в тексте перевода; 3) выход за пределы текста в область лингвистического гипертекста или комментария.

Необходимо отметить, что процесс оптимизации образа осложняется не только различиями в культуре языка оригинала и языка перевода, но и существованием интертекстуальных связей исходного текста, которые могут быть лакунарны или менее значимы в рамках принимаемой культуры. Именно поэтому от переводчика требуется не только воссоздание образа в знаках ПЯ, но и воссоздание его статуса в системе межтекстовых взаимосвязей.

^ В заключении подводится общий итог исследования и намечаются его перспективы.

Дальнейшая перспектива работы видится в продолжении разработки понятий образности, особенно в аспекте межъязыковой трансляции образа. Несомненный интерес представляют также проблемы прецедентности образа, выработка новых критериев организации ПЕ в прецедентном поле.


^ Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

  1. Квазистереотипы как константы языковой картины мира и проблемы перевода (на материале сравнительных оборотов) // Наука XXI века: Проблемы и перспективы: Материалы XXIV преподавательской и XLII студенческой науч.-практ. конф. ОГПУ. Ч.4.: Секции иностранных языков. – Оренбург: Издательство ОГПУ, 2002. – С.144 – 147. 0,1 п.л.

  2. Компаративность как способ познания окружающей действительности // Теория и практика высшего профессионального образования: содержание, технологии, качество: Материалы XXV науч.-практ. конф. 3-4 апр. Ч.2: Секции иностранных языков. – Оренбург: Изд-во ОГПУ, 2003. – С. 135 – 139. 0,25 п.л.

  3. Прецедентное сравнение в переводе // Межкультурная коммуникация: современные тенденции и опыт: Материалы первой Всероссийской науч.-практ. конф. Ч.3: Межкультурная коммуникация и современные лингвистические теории. – Нижний Тагил, 2003. – С.74 – 77. 0,25 п.л.

  4. Прецедентное сравнение как разновидность прецедентного текста // Вестник ОГПУ. – 2004. - №2(36): Гуманитарные науки. – С.102 – 109. 0,75 п.л.

  5. Роль признака в определении степени образности сравнения // Качество профессионального образования: Материалы XXVI преподавательской науч.-практ. конф. 7-8 апр. Ч.1: Секции факультета иностранных языков. – Оренбург: Издательство ОГПУ, 2004. – С.255 – 260. 0,25 п.л.

  6. Образное сравнение и оценка // Вестник ОГПУ. – 2005. - №1(39): Гуманитарные и естественные науки. – С.66 – 74. 0,75 п.л.

  7. Прецедентные реалии в переводе // Теории, содержание и технологии высшего образования в условиях глобализации образовательного процесса: Материалы XXVII преподавательской науч.-практ. конф. 12-14 апр. 2006г. Ч.5: Секции факультета иностранных языков. – Оренбург: Издательство ОГПУ, 2006. – С.250 – 256. 0,3 п.л.

  8. Интертекстуальные элементы как единицы прецедентного поля // Вестник ОГУ. – 2006. - №4. – С.141 – 146. 0,5 п.л.




Похожие:

Интертекстуальная природа образа и образности (на материале образных сравнительных конструкций английской и американской литературы 19 и 20 вв.) iconЛингвопрагматический анализ экспрессивности эпистолярного текста (на материале английской частной переписки XVIII xix вв.)
Работа выполнена на кафедре английской филологии государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования...
Интертекстуальная природа образа и образности (на материале образных сравнительных конструкций английской и американской литературы 19 и 20 вв.) iconРечевые акты огорчения в английской стилизованной разговорной речи (на материале англоязычной художественной литературы 18-21 вв.)
Защита состоится 27 февраля 2007г в 15. 30 часов на заседании диссертационного совета К–212. 216. 04 в Самарском государственном...
Интертекстуальная природа образа и образности (на материале образных сравнительных конструкций английской и американской литературы 19 и 20 вв.) iconСинтагматика и синтаксис инфинитивных конструкций в динамике английской речи
Гоу впо «Самарский государственный аэрокосмический университет им. С. П. Королева»
Интертекстуальная природа образа и образности (на материале образных сравнительных конструкций английской и американской литературы 19 и 20 вв.) iconСтруктура и прагматика инференциального смысла высказываний (на материале английского языка)
...
Интертекстуальная природа образа и образности (на материале образных сравнительных конструкций английской и американской литературы 19 и 20 вв.) iconПрагмалингвистические аспекты письменного делового общения (на материале англоязычных текстов контрактов и деловой корреспонденции)
Работа выполнена на кафедре английской филологии Самарского государственного университета
Интертекстуальная природа образа и образности (на материале образных сравнительных конструкций английской и американской литературы 19 и 20 вв.) iconМетафора в англоязычном поликодовом тексте (на материале британских и американских музыкальных видеоклипов)
...
Интертекстуальная природа образа и образности (на материале образных сравнительных конструкций английской и американской литературы 19 и 20 вв.) iconПри передаче отношений сравнения
С. 13]. Общий признак данных высказываний: явная компаративность в условиях отсутствия показателей сравнительных отношений, заставляет...
Интертекстуальная природа образа и образности (на материале образных сравнительных конструкций английской и американской литературы 19 и 20 вв.) iconЖанрово-стилистические характеристики англоязычного научно-популярного дискурса (на материале периодических изданий по авиации)
...
Интертекстуальная природа образа и образности (на материале образных сравнительных конструкций английской и американской литературы 19 и 20 вв.) iconЛексика, грамматика, фонетика, упражнения
Чтение и перевод английской научной и технической литературы является уникальным учебным по­собием, неоднократно переиздававшимся...
Интертекстуальная природа образа и образности (на материале образных сравнительных конструкций английской и американской литературы 19 и 20 вв.) iconПолитический нарратив: структура и прагматика (на материале современной англоязычной прессы)
Работа выполнена на кафедре английской филологии государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов