Функционально-семантическое поле как средство репрезентации концепта «желание» в английском языке (в синхронии и диахронии) icon

Функционально-семантическое поле как средство репрезентации концепта «желание» в английском языке (в синхронии и диахронии)



НазваниеФункционально-семантическое поле как средство репрезентации концепта «желание» в английском языке (в синхронии и диахронии)
Макеева Елена Юрьевна
Дата конвертации28.08.2012
Размер278.83 Kb.
ТипАвтореферат


На правах рукописи


Макеева Елена Юрьевна



ФУНКЦИОНАЛЬНО-СЕМАНТИЧЕСКОЕ ПОЛЕ КАК СРЕДСТВО РЕПРЕЗЕНТАЦИИ концепта «желание» в английском языке (В СИНХРОНИИ И ДИАХРОНИИ)


Специальность 10.02.04 – германские языки


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


САМАРА 2006


Работа выполнена на кафедре английской филологии

Самарского государственного педагогического университета


Научный руководитель: кандидат филологических наук,

доцент

^ Шалифова Ольга Николаевна


Официальные оппоненты: доктор филологических наук,

профессор

Шехтман Николай Абрамович


кандидат филологических наук,

доцент

^ Водоватова Татьяна Евгеньевна


Ведущая организация: Воронежский государственный

университет


Защита состоится « » 2006 г. в часов на заседании диссертационного совета К-212.216.04 при Самарском государственном педагогическом университете по адресу: 443043, г. Самара, ул. М. Горького 65/67.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Самарского государственного педагогического университета.


Автореферат разослан « » 2006 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук, доцент Стойкович Г.В.

^ Общая характеристика работы


Реферируемая диссертационная работа посвящена комплексному сопоставительному анализу языковых средств выражения концепта “желание” на протяжении трех периодов развития английского языка.

Когнитивный подход рассматривает языковое и внеязыковое знание как единое целое, обусловленное взаимодействием языка, мышления и мира человека, а язык – как конститутивное свойство человека, которое служит не только целям общения, но и является хранилищем информации, накопленной языковым коллективом (Постовалова 1988; Телия 1988). Процессы приобретения, хранения и передачи знаний о мире (внешнем и внутреннем) осуществляются в типичных для данного языка концептах (Бабушкин 1997; Степанов 1997; Попова, Стернин 1999, 2001; Воркачев 2002; Кубрякова 1997-2004; Маслова 2004 и др.).

В настоящее время сущность и содержание концептов изучаются в разных направлениях и различными способами, однако многие аспекты остаются дискуссионными.
Серьезный научный интерес представляет, в частности, диахронический анализ средств языковой объективации концептов.

Актуальность настоящего диссертационного исследования обусловлена интересом современного языкознания к проблеме отражения в языке концептосфер разных эпох и народов, а также необходимостью изучения английского концепта “желание” как важного элемента, стоящего у истоков сознания говорящего индивида в условиях прогрессирующего межкультурного диалога.

^ Объектом исследования является концепт “желание”, вербализованный в системе английского языка, в диахроническом аспекте.

Предметом исследования послужили разноуровневые языковые средства, репрезентирующие концепт “желание” в английском языке VIII – XX веков, объединенные на основе общности выполняемой ими функции в функционально-семантическое поле.

В соответствии с избранным направлением исследования основная цель диссертации состоит в выявлении и систематизации средств языковой репрезентации концепта “желание” в английском языке, построении модели функционально-семантического поля и его описании в диахроническом плане.

Достижение поставленной цели предполагает решение конкретных задач:

  • определить место концепта “желание” в английской языковой картине мира;

  • выделить языковые единицы, реализующие в своей семантической структуре значение желания в английском языке на разных исторических этапах его развития;

  • объединить эти элементы в функционально-семантическое поле на каждом из трех синхронных срезов;

  • провести сопоставительный анализ средств репрезентации желания и описать основные сдвиги в структуре поля желания и содержании концепта “желание” от периода к периоду;

  • выявить динамику изменения исследуемого концепта в английском языковом сознании с VIII века по настоящее время.

^ Теоретической базой исследования послужили труды отечественных и зарубежных ученых в области когнитивной лингвистики и лингвокультурологии, функциональной грамматики, теории поля, теории модальности, теоретической грамматики и истории языка.

^ Научная новизна работы заключается в том, что в ней впервые в рамках диахронического исследования объединяются когнитивно-семантический и функционально-прагматический подходы для выявления особенностей речевой реализации языкового концепта; проводится синхронный анализ средств репрезентации концепта на каждом из трех периодов развития английского языка с последующим объединением их в диахронической перспективе; прослеживается динамика развития одного из основных концептов состояния, определяющих ценностное своеобразие английского национального языкового сознания.

^ Теоретическая значимость исследования состоит в развитии основных положений когнитивной лингвистики применительно к концепту “желание” в английской языковой картине мира, а также в том, что предложенный подход к изучению концепта “желание” может быть использован при рассмотрении других языковых концептов как в синхронии, так и в диахронии. Кроме того, проведенный анализ и полученные выводы позволяют дополнить имеющиеся знания в области функциональной грамматики и теории функционально-семантических полей. Результаты, полученные в ходе исследования, позволяют наметить перспективы дальнейшего рассмотрения проблемы, связанной с репрезентацией концептов в английском языке.

^ Практическая ценность работы определяется тем, что ее материалы и результаты могут быть использованы при разработке лекционных курсов по теоретической грамматике и истории английского языка, спецкурсов по когнитивной лингвистике, на практических занятиях по английскому языку, а также при написании дипломных и курсовых работ.

^ Материалом исследования послужил корпус примеров, собранных путем сплошной выборки из электронной библиотеки, представляющей собой сплошной ввод текстов художественных произведений англоязычных авторов общим объемом около 20 тысяч страниц. Корпус текстовых примеров включает приблизительно 7500 единиц. Также привлекались данные лексикографических источников.

При анализе материала использовался комплекс методов, включающих: компонентный анализ, используемый для синхронного описания ядерных элементов поля желания; этимологический анализ, применяемый с целью изучения концепта “желание” в диахронии; метод полевого структурирования; контекстуальный анализ и количественный анализ.

^ На защиту выносятся следующие положения:

  1. Когнитивный анализ языковых концептов является одним из средств проникновения в ментальность человека. Являясь единицей мыслительной деятельности, концепт “желание” составляет часть общей картины мира и имеет специфическую репрезентацию в языке на любом этапе его развития. Реконструкция концептуальных структур, находящих отражение в языке, дает возможность восстановить картину мира носителей данного языка в определенный период. Язык, таким образом, обеспечивает доступ к фрагментам архаичных картин мира. Структура и состав поля желания, изменяясь в процессе развития языка, отражают языковую картину мира, присущую конкретной исторической эпохе.

  2. Концепт “желание”, один из основных концептов психического состояния, является значимым в ментальном пространстве и принадлежит к числу семантических примитивов. Функционально-семантическая полевая модель проекции концепта “желание” в языковую семантику представляется наиболее адекватным способом его описания.

  3. Функционально-семантическое поле желания входит в систему полей модальности английского языка и обладает относительной самостоятельностью как в плане содержания, так и в плане выражения.

  4. Доминанта функционально-семантического поля желания формировалась на протяжении всех исторических этапов развития английского языка и на данном этапе представлена совокупностью четырех лексем: will, want, wish, desire.

  5. Метод полевого структурирования, предложенный в работе, позволяет с достаточной полнотой выявить специфику содержания концепта “желание” в английской концептосфере, проследить динамику его развития и подтвердить коммуникативную значимость данного концепта для английского национального языкового сознания.

^ Апробация работы: основные положения диссертации были представлены в докладах на заседаниях кафедры английской филологии СамГПУ, на ежегодных научно-практических конференциях преподавателей и сотрудников Самарского государственного педагогического университета (в 2003-2005 гг.), на международной научной конференции “Язык в пространстве и времени” (Самара, 2002 г.), международной научно-практической конференции “Актуальные проблемы лингвистического образования: теоретический и методологический аспекты” (Самара 2004 г.), а также изложены в 5 публикациях.

^ Объем и структура работы: материал диссертации изложен на 155 страницах машинописного текста, состоящего из Введения, двух Глав и Заключения. К диссертации прилагается библиография (292 источника), список лексикографических источников и список источников языкового материала.


^ Основное содержание работы

Во Введении обосновывается выбор темы, ее актуальность и научная новизна, определяются объект и предмет исследования, формулируется основная цель и сопутствующие задачи, обусловленные ими материал и методы исследования, излагаются положения, выносимые на защиту, указывается область применения полученных результатов.

В Главе I «Общетеоретические основы исследования функционально-семантического поля как средства репрезентации концепта “желание” в английском языке» излагаются и анализируются теоретические положения, связанные с проблемой описания языковых концептов, определяется содержание основных терминов когнитивной лингвистики. Здесь же уточняется методика исследования и обосновывается выбор концепта “желание” в качестве объекта исследования, даются его основные характеристики.

На современном этапе развития языкознания когнитивная лингвистика признает организующую роль языка в процессе членения и восприятия человеком окружающего мира, а язык – главным средством материализации мысли. Именно язык выступает как средство доступа к сознанию носителя языка, к дискретным единицам сознания – концептам, изучая которые исследователь реконструирует концептуальные картины мира разных народов и народов разных эпох. Анализ древнего языка является одним из средств проникновения в древнюю ментальность, в процесс развития мышления в целом. Тем самым, изучая концепт желания в его динамике, мы предпринимаем попытку реконструировать фрагменты концептуальной картины мира в сознании носителей английского языка на разных исторических этапах.

Исследованию природы концепта в современной лингвистике уделяется первостепенное значение. В настоящее время концепт принадлежит к числу популярных лингвистических категорий, разработкой которой занимаются как зарубежные, так и российские ученые (Кубрякова 1992, 1997, 2004; Болдырев 2000, 2004; Попова, Стернин 2001; Степанов 1997; Демьянков 1994, 2001; Карасик 2004; Воркачев 2003; Стернин 1999, 2004; Бабушкин 1997; Маслова 2004; Wierzbicka 1988; Langacker 1991; Jackendoff 1994 и др.).

В процессе изучения концепта “желание” и выявления языковых средств, объективирующих исследуемый концепт в английском языке, мы установили, что, проецируясь в языковую семантику, концепт “желание” получает самые различные способы языковой репрезентации – лексически полноценные единицы, синтаксические словосочетания, морфологические категории (повелительное наклонение) и др. Такое разнообразие средств позволило нам считать перспективным представление структуры концепта “желание” в английском языке в виде функционально-семантического поля желания.

Метод полевого структурирования активно используется в процессе моделирования смыслового пространства (Адмони 2004; Бондарко 1984, 2001, 2003; Беляева 1985; Стернин 1999 и др.), при этом функционально-семантическое поле определяется как двухстороннее (содержательно-формальное) единство, формируемое грамматическими средствами языка вместе с взаимодействующими с ними лексическими, лексико-грамматическими и словообразовательными элементами, относящимися к той же семантической зоне.

Желание рассматривается нами как один из видов модальности, а ФСП желания как часть ФСП модальности английского языка, особое функциональное единство, которое возникает в зоне пересечения предметной



Рисунок 1. ФСП желания в сфере модальности англ. языка

модальности и модальности волеизъявления и включает в себя микрополя желательности, оптативности и часть микрополя волеизъявления

Категория желания является центральной также в психоанализе и в философии (Блонский 1965; Lacan 1977; Шатуновский 1989; Мэйси 1999
Башков 2002). Желание – часть триады, другие элементы которой – потребность и запрос. Потребность относится к биологическому уровню, запрос – к ее словесному выражению. Желание начинает оформляться на той границе, где запрос отделяется от потребности. Получив словесное выражение, категория желания обретает самостоятельное оформление.

Таким образом, желание является одним из важнейших психических состояний личности, которые предваряют ее поведение и деятельность, и лежит в основе любого акта общения, а концепт “желание” – одним из наиболее значимых концептов физического и ментального состояния человека. Исследуемый концепт характеризуется большой значимостью в жизни и деятельности носителей английского языка, и играет важную роль в формировании концептуальной и языковой картин мира.

^ Глава II «Динамика развития концепта “желание” в английском языковом сознании» посвящена системному описанию средств репрезентации концепта “желание” в английском языке на трех синхронных срезах в рамках полевого подхода с выделением ядерных и периферийных элементов, а также анализу содержания концепта “желание” в английском языковом сознании.

Вариативность средств экспликации концепта “желание” в английском языке, неоднородность содержания и разнообразие признаков, заключенных в ядерных единицах его экспликации затрудняет выбор английского имени для исследуемого концепта. На лексическом уровне концепт “желание” репрезентируется рядом единиц, принадлежащих к разным частям речи, однако его важнейшие понятийные характеристики наиболее полно отражены в толкованиях глаголов. При определении ключевой лексемы, мы исходим из предположения, что эта лексема должна характеризоваться наибольшей актуальностью, неспециализированностью, древностью и продуктивностью в образовании других элементов концепта. Доминантный элемент в полном объеме и с наибольшей регулярностью должен передавать все оттенки значения исследуемого поля.

Сема “желание” является ядерной в интенсионале значения у следующих наиболее часто встречающихся глаголов – to want, to wish, to desire. Обратившись к лексикографическим определениям этих глаголов, мы установили, что глагол “to want” в первую очередь констатирует факт наличия осуществимого желания, акцентируя внимание на объекте желания – предмете, действии, ситуации: to want knowledge; to want judgment; to want learning; to want food and clothing to want adventure; to want to travel; to want to eat и т.д. При этом значение желания сопровождается такими значениями, как необходимость, нужда.

Это позволяет сделать вывод о том, что желание, передаваемое глаголом “to want”, имеет импликацию потребности субъекта в чем-либо, вызванную отсутствием, нехваткой или лишением желаемого, сообщая как о наличии желания, так и о его мотиве. Данное значение связано с происхождением определяемого слова. Согласно данным лексикографических источников, современный глагол “to want” является родственным древнеанглийскому “wan”deficient: wan - wanting, deficient, lacking, absent [Clark 342];

Значение “нуждаться”, “испытывать нехватку чего-либо” изначально было доминирующем и у самого глагола; значение “хотеть”, “желать” он приобретает лишь в XVIII веке. Очевидным является и наличие родственных связей лексемы “want” с лексемой “vain”, которая исторически развивалась из того же индоевропейского корня *wa-no-.

Опираясь на полученные данные, нам представляется возможным говорить о контаминации значения “want” и “vain”– отсутствие, нехватка, пустота порождают необходимость в обладании каким-либо предметом или качеством, в совершении определенного действия, перерастают в осуществимое желание этого достигнуть. Желание субъекта является выполнимым, реализация желания в большой степени зависит от активных действий субъекта высказывания.

Проанализировав определения глагола “to wish” и примеры, приводимые в лексикографических источниках, можно говорить о том, что глагол “to wish” маркируется семой невозможности реализации желания, часто по не зависящим от субъекта причинам: to wish smth impossible; to wish smth with no chance of that happening; to wish smh that can only be achieved by good luck or magic. В структуре значения “to wish” отсутствуют активная позиция субъекта желания, ориентация на выполнимость и волевые усилия.

Обращаясь к данным этимологических словарей, отметим историческую обусловленность этих признаков: глагол wyscan восходит к протоиндоевропейской основе *wun-/*wen-/*won. Эту же основу имеет латинский глагол venerari – “to worship” и нарицательное существительное venus – “love, sexual desire, loveliness”. Имя собственное Venus – Венера – означает богиню любви и красоты в древнероманской мифологии. Неосуществимость желания, таким образом, в первую очередь связана с недосягаемостью объекта желания – можно прилагать все усилия, стараться изо всех сил, однако подняться до богини заведомо невозможно, остается лишь поклоняться – worship – и надеяться.

Сравнив значения глаголов “to want” и “to wish” с глаголом “to desire”, мы пришли к выводу, что “to desire” эксплицирует более сильное желание по сравнению с “to wish” и является более официальным по сравнению с “to want”. В большинстве определений значение желания сочетается со значением ожидания и надежды, т.е. субъект высказывания сохраняет пассивно-созерцательное отношение, выражает сильное желание безотносительно к тому, осуществимо оно или неосуществимо, констатирует факт формального наличия желания.

Анализ материала, представленного лексикографическими источниками, показывает и значимость семы ожидания – надежды: глагол “to desire”, вошедший в употребление в XII веке, обнаруживает родственные связи с латинским глаголом “desiderare”“long for, wish for”. Этот глагол был образован от сочетания
de sidere – “from the stars” и первоначально имел значение “await what the stars will bring”^ [OED, ODEE].

Таким образом, можно предположить, что в истории развития значений данного слова произошло наложение, контаминация значений ожидание милости небес, сильное желание, стремление получить желаемое. При этом сам субъект, выражая свое желание, которое может осуществиться и без его усилий, остается пассивным.

Изучение эмпирического материала позволило сделать вывод, что, будучи основными единицами экспликации желания в английском языке на современном этапе его развития, глаголы “to want”, “to wish”, “to desire” в силу своего семантического содержания и особенностей исторического развития являются носителями разных характеристик концепта “желание” в сознании носителей языка. При употреблении этих глаголов, очевидно, актуализуется только один из признаков концепта, помещаемый говорящим в коммуникативный фокус высказывания. Из этого следует, что ни один из этих глаголов не является доминантным знаком объективации концепта, раскрывает лишь его часть и не может быть именем концепта.

Учитывая этимологию и время появления в английском языке этих единиц, мы полагаем, что содержание концепта “желание”, постепенно меняясь и отражая новые сведения об окружающем мире, со временем расширилось именно за счет новых концептуальных признаков, заложенных в семантику этих глаголов.

Кроме того, по мнению Ю.С. Степанова, в германском ареале “хотеть” исторически осознается как состояние “выбора”: готский глагол “wiljan”, происходящий от индоевропейского корня *uel – “выбирать”, далее означал “хотеть” (Степанов 1997).

В силу этого в качестве ключевого знака объективации концепта “желание” в английском языке мы признаем глагол “will”. Этимологически он восходит к протоиндоевропейскому корню *uel-/*wel-/*wol- и имеет соответствие в большинстве индоевропейских языков. Древнеанглийский глагол *willan/wyllan зафиксирован в самых ранних письменных источниках и характеризуется высокой частотностью употребления. В качестве актуальных признаков значения акцентируются импликация волеизъявления субъекта желания, намерение совершить действие, соотнесенность с настоящим и будущим положением дел [Bosworth; Clark; OED].

Древнеанглийский глагол willan / wyllan определяется как глагол, имеющий эксплицитное значение “to wish, desire, want” и имплицитное – “intention, volition, able to choose” – то есть совмещает в своей семантике комплекс характеристик, присущих данным глаголам с одной стороны, и выражает “чистое” желание субъекта высказывания, совмещенное с волевым моментом. На этом этапе развития очевидна взаимосвязь желания и воли в английском языке: воля предполагает осознанный выбор из возможных положений дел и служит механизмом реализации желания субъекта.

Глагол “will”, регулярно употребляемый в английском языке древнего периода для передачи значения желания, в современном языке утратил свои лидирующие позиции в сфере частотности употребления. Тем не менее, мы полагаем, что по содержанию “will” сохранил свой исторический статус ядерной единицы объективации. Глагол “to will” наиболее точно передает значение желания, не осложненного объяснением мотивов и ожиданий говорящего: to will to survive, to will oneself into an action, to will others into submission, to do as one wills .

На современном этапе развития языка “to will” лишен способности передавать эмоционально-оценочные значения и не употребляется в высказываниях, эксплицирующих мотивы говорящего. С появлением лексических единиц, взявших на себя выполнение этих функции, он утратил эту способность.

Однако, “to will” – единственный из глаголов, который выражает желание в “чистом” виде, т.е. волеизъявление, предполагающее свободный выбор субъекта. Появившиеся позже “to want”, “to wish” и “to desire” заменили его при экспликации желания, содержащего дополнительные оттенки значений.

Таким образом, определяя доминантную единицу экспликации концепта “желание” в английском языке, мы считаем, что эта единица является кватернарной по своему составу и представлена совокупностью элементов “to want, to wish, to desire” и исторической доминанты “to will”.



Рисунок 2. Доминанта концепта “желание” в английском языке

To want, to wish, to desire” характеризуются высокой частотностью употребления и способностью передавать все дополнительные оттенки, присущие желанию, “to will”имплицитно содержит в себе эти значения и выражает общее значение всех репрезентирующих концепт единиц в наиболее общей и в наименее эмоциональной форме.

Выделяя ФСП желания, на каждом из синхронных срезов нами была определена доминанта поля, а также состав ядра и периферии.

В ряду лексических средств объективации языкового концепта “желание” в древнеанглийский период центральное место занимает глагол “willan / wyllan”. Его семантическая структура охватывает все аспекты содержания концепта, характерные для исследуемого периода. Данный глагол эксплицирует “чистое” немотивированное желание, которое связано со свободным выбором субъекта. Такое желание соотносится с моментом речи и характеризуется высокой степенью потенциальности:

  • þin modor and þine ʒebroðru standað her ute. wyllað þe ʒeseon. [Luke] – Твои мать и братья ждут снаружи, хотят видеть тебя.

Эмпирический материал и лексикографические источники показывают, что значение “намерение” – “intention” и “волитивность” – “volition”, связанное с состоянием выбора, заложены в семантику “willan” изначально:

  • He us to dæӡe wolde on þisse tīde ӡesomnian. [Hom] –
    Он хотел собрать нас сегодня в это время.

Глаголы willan, ӡyrnan, lystan, lanӡian, mynian составляют ядро функционально-семантической модели поля желания в древнеанглийском языке. Для перечисленных глаголов выражение состояния желания является основной семантической функцией, при этом они конкретизируют разные аспекты содержательной стороны исследуемого концепта. Для рассматриваемого периода наиболее значимыми аспектами концепта “желание” являются субъективность, предметность, потенциальность и неадресованность.

Околоядерная зона функционально-семантического поля желания представлена единицами, семантически и словообразовательно связанными с ядром модели. Зона ближней периферии представлена глаголами “facian”, “ӡitsian”, “wyscan”, исключенных нами из состава ядра в силу их низкой частотности и специализированности значения. В эту зону также входят лексико-синтаксические единицы, словообразовательно связанные с ядерными элементами поля, и повелительное наклонение.

Наиболее частотными лексико-синтаксическими конструкциями в зоне ближней периферии ФСП желания являются следующие: hit biþ ӡeornlīc ðæt + сослагательное наклонение; ic wille ðæt …; beon / wesan ӡeorn; utan / ūton + инфинитив и другие.

Далее на периферии располагаются средства, выражающие значение желания в качестве дополнительного.

Анализ лексических значений единиц разных уровней, объективирующих концепт “желание”, и их контекстных употреблений, позволяет выявить признаки отношения к желанию: в первую очередь, желание – это ближайшие планы говорящего, намерение получить желаемое; затем желание – это предвкушение и приятное ожидание; и, наконец, желание – это душевное страдание, тоска. Отсутствие в иллюстративном материале высказываний, в которых желание соотносится со сферой бытовых потребностей человека, позволяет нам на этом этапе исследования исключить потребности из состава концепта “желание”.

Обобщенный образ концепта “желание”, характерный для древней картины мира, выглядит следующим образом:

Желать – удел сильных, способных к осознанному выбору людей. Желание – стремление души, проявление внутренней силы и изъявление воли человека достойного, а не сиюминутная физическая потребность. Нужда и недостаток не стоят того, чтобы о них говорить. Стоит избегать проявления низких желаний. Не стоит сожалеть о прошедшем, желания нужны, чтобы изменить существующую реальность. Добиться желаемого можно, и необходимо это делать.

Следующий синхронный срез представлен в нашей работе произведениями, относящимися к концу XIV – XV векам.

Анализ частотности употребления глаголов, у которых сема ”желание” является ядерной (coveiten, crauen, desire(n), geornen, lange(n), luste(n)), показал, что в средней период развития английского языка глагол “wille” практически не изменил свой удельный вес – 52% от всех случаев употребления глаголов:

  • Delited hym in drynke as the devel wolde. [Langland] – Он наслаждался пьянством – как желал того Сатана.

Ядро поля желания на данном языковом срезе может быть представлено в виде следующей модели: (см. диаграмму 1).

Околоядерная зона ФСП желания в английском языке на исследуемом синхронном срезе представлена относительно немногочисленными лексическими единицами, принадлежащими к разным частям речи.



Диаграмма 1. Ядро ФСП желания в среднеанглийский период

Исследование языковых единиц, объективирующих концепт “желание”, показывает, что историческая семантика, воплощенная в основных единицах его репрезентации, отражается на его содержании и в языке среднего периода. Так, по большей части, желания соотносятся со сферой духовных потребностей человека и ориентированы на будущее. Наиболее значимая составляющая концепта “желание” в этот период – воля субъекта желания – определяет его потенциальность.

Анализируя языковой материал современного периода развития английского языка, мы отмечаем, что в ходе исторического развития языка глагол “will”, приобретая статус связки, подвергался грамматизации, степень которой варьируется. Являясь исторической доминантой, глагол “will” с “побледневшим” лексическим значением в современном языке чаще всего используется в качестве вспомогательного глагола будущего времени или модального глагола, выражающего намерение, решимость, обещание. Выражение доминантного на протяжении всей истории развития значения “немотивированного волеизъявления” – “volition” (т.е. выбираю – хочу – объявляю свою волю) – остается единственным для полнозначного “will”:

  • It is as ^ Our Lord Jesus Christ wills, and I think perhaps you had a great lesson to learn which could not be learned in any way less destructive. [McCullough]

  • We thought he could be trusted to keep his promises, but we were wrong. This time, if God wills it, we shall replace him. [Grisham]

При этом, право свободно изъявлять свои желания, поступать так, как хочется, и распоряжаться поступками других признается только за Богом, желания человека принадлежат к другой области. Случаи употребления полнозначного “will” характеризуются торжественностью и употребляются в официальных обстоятельствах.

Во всех остальных контекстах, в которых данный глагол традиционно употреблялся в предыдущие исторические периоды, он замещается в современном английском языке другими доминантными единицами “to want”, “to wish” и “to desire”, обладающими по сравнению с другими глаголами наиболее абстрактным значением и выполняющими функцию поля – передача инвариантного значения желания – наиболее полно и однозначно.

По частотности употребления данные глаголы распределяются так: на 100 случаев употребления наиболее частотного на этом синхронном срезе глагола
“to want”, глагол “to wish” встречается 18 раз, “to desire” – 6 раз.

Таким образом, изначально выражавший потребность, нехватку чего-либо глагол “to want” перемещается из зоны дальней периферии ФСП и становится самой употребляемой доминантной единицей объективации желания. Значение “to desire, to wish for” у этого глагола впервые фиксируется этимологическими словарями в начале XVII века [HTE, ODEE, SOED]. В современном английском языке это слово полисемично, полностью сохранив значение “to be deficient, to lack, to need” (1), оно приобрело также и значение “to desire” (2), следовательно, в этом случае правомерно говорить о расширении семантики:

  • (1) Young Val will want a bit of looking after [Galsworthy]. – За Вэлом нужно присмотреть.

  • (2) Though Pork’s former owner later offered to buy him back at twice his value, Gerald obstinately refused, for the possession of his first slave, and that slave … was the first step upward toward his heart’s desire, Gerald wanted to be a slave owner and a landed gentleman. [Mitchell]

За глаголом “to wish” остаются другие доминантные признаки – широкозначность и разнообразие контекстов употребления.

Примкнувший к ядру поля в среднеанглийский период глагол
“to desire” сохранил свои позиции по частотности и расширил сферу употребления от страстного желания недостижимого (1) до интенсивного желания-мечты, которое является исполнимым и даже уже реализованным (2):

  • (1) But finally, they were just as boring with their rejection of the pleasures of this world and the fruits of success on earth, all of which Jayne so desperately desired. [Puso1]

  • (3) She found that he would give her anything she desired, answer any question she asked as long as she was forthright, and refuse her anything she attempted to gain by indirection, hints and feminine angling. [Mitchell]

Таким образом, доминанта ФСП желания на современном этапе представлена четырьмя глаголами, каждый их которых обладает собственными специфическими признаками: глагол “will” является носителем исторически ядерной семы волитивности – свободного выбора, “to want” характеризуется наибольшей частотностью и нейтральностью, “to wish” – многозначностью и широкой сферой употребления, “to desire”– способностью использоваться в качестве семантического множителя и продуктивностью.

В словарных дефинициях все данные лексемы часто служат идентификаторами, имеют высокую частотность употребления, встречаются во всех жанрах, стилистически не ограничены, образуют множество сочетаний, выполняют функцию поля – передачу элементарного инвариантного значения желания – наиболее полно и однозначно. Их отличает способность к замещению большинства остальных лексических единиц поля в разных контекстах.

Ядро поля желания образовано глаголами, близкими по значению к доминанте поля. В качестве семантических множителей для определения этих глаголов словарями используются доминантные лексемы want, wish, desire:

Таблица 1

семантический множитель

глагол

wish

desire

want

covet

+

+ + +

+

Long

+ +

+ +

+

Yearn

+

+ + +

+

Lust

+

+ + +

+

Crave




+ +

+

Hanker

+

+

+


Глаголы “to covet, to long, to yearn, to lust, to crave, to hanker” обладают свойством легкой выделимости общего значения, не маркированы по стилистическому признаку, не являются терминами, дают возможность представить состав концепта.

Дальнейший анализ ФСП желания на исследуемом синхронном срезе показал, что околоядерная зона поля представлена существительными и прилагательными в структуру которых входит сема “желание”. К средствам околоядерной зоны поля желания относятся конструкции “to be willing to do smth”, “to be eager to do smth” и “would (’d) like / love to do smth”.

Лексические конституенты зоны ближней периферии низкочастотны и обладают определенным конкретным значением желания. Например, глагол “to pant” сочетается с единственным объектом – воздух, хотеть дышать:

  • Pettigrew wiped his face again; he was almost panting for breath. [Rowling]

Часто оттенки желания обусловлены этимологически. Глагол “to pine”, который относится к древнейшему слою английской лексики и происходит из древнеанглийского “pīnian” (глагол восходит к корню *pinepunishment) –
“to cause to suffer” [OED, ODEE], на современном синхронном срезе имеет значение “хотеть – сохнуть от любви, чахнуть, безнадежно тосковать”:

  • As long as he knew you were pining for him Ralph didn’t want you, but the minute you became somebody else’s he exhibited all the classical signs of the dog in the manger. [McCullough]

Зона желаний, актуализируемых конструкцией “if only” в начале предложения, ограничена исключительно сферой нереальности. Мы относим эти конструкции к зоне периферии поскольку в ряде случаев значение желания в них стирается, остается лишь сожаление о событиях, которые не произошли:

  • He sat in his hotel room in the middle of the night, staring into the darkness. If only she had let me hypnotize Ashley on the stand, I know she would have convinced the jury. Too late. It’s all over now. [Sheldon] (курсив автора)

Зона дальней периферии ФСП желания в современном английском языке объединяет в своем составе разнородные языковые средства, принадлежащие к разным грамматическим классам и уровням языка. По составу периферия не является однородной, внутри нее существуют разнообразные группировки элементов, зоны пересечения с другими ФСП, в первую очередь полями модальности. В зоне периферии находятся также пожелания.

Анализ ФСП желания в диахронии показывает, что к современному этапу развития исследуемое поле претерпело значительные изменения. В разные синхронные срезы его отдельные составляющие представлены в разном объеме, при этом изменились как количественные, так и качественные показатели.

Наибольшим изменениям подверглись те участки поля, которые на современном этапе развития языка входят в сферу неосуществимых желаний. Для древнеанглийского языка данное значение было нетипичным. В среднеанглийском языке появился ряд конструкций, специализирующихся на передаче этого значения. В английском языке XX века значение трудноосуществимости / неосуществимости актуализируется как доминантными единицами “to wish” и “to desire”, так и ядерными глаголами “to long”, “to yearn”, “to crave”, “to hanker”, и некоторыми лексико-синтаксическими конструкциями. Тем самым количество конституентов, актуализирующих ретроспективные желания – желание-сожаление, желание-раскаяние, желание-безысходность, желание-отчаяние – увеличилось в несколько раз.

Схематично эти сдвиги можно представить в виде следующей диаграммы:



Диаграмма 2


Предпринятый в работе концептуальный анализ, на наш взгляд, выявил специфику концепта “желание” в англоязычной картине мира.

В процессе развития концепт “желание” изменил содержание следующим образом: в древнеанглийской период желание воспринималось человеком как состояние готовности к действию и получало свою вербальную реализацию в виде волеизъявления субъекта. Изначально состояние желания ассоциировалось с выбором доступного объекта или достижением определенного положения дел. При этом выбор предполагал свободное волеизъявление субъекта желания и его намерение совершить действие / получить желаемое.

Сохраняя относительную преемственность в составе при переходе из одного исторического состояния в другое, к среднеанглийскому периоду содержание концепта “желание” претерпевает ряд изменений. С точки зрения значимости признаков, в этот период желание по-прежнему ориентируется на духовные потребности и противопоставляется потребности по признаку “духовное” – “телесное”. На материальной основе базируется чаще всего лишь желание-предвкушение удовольствия. Появляется тенденция оценки ситуаций в прошлом с точки зрения их желательности / нежелательности, что, в свою очередь предопределяет тенденцию переноса сферы желаний из области потенциальности в сторону идеального мира.

При этом ядерную часть концепта на данных синхронных срезах составляют признаки потенциальность и волитивность, определяющие семантику доминанты поля глагола “will” – ключевого знака объективации концепта в английском языке древнего и среднего периодов. Желание оценивается говорящим как его свободный выбор, мотив к действию, ближайшая перспектива. В центре ситуации желания стоит человек, своими усилиями он преобразует действительность.

К современному этапу развития признак волитивности отходит на задний план, возможный выбор постепенно уступает место, во-первых, желанию как потребности, и, во-вторых, желанию-стремлению к невозможному и недостижимому. Таким образом, желание частично утрачивает свою субъективность, постепенно превращаясь из состояния конкретного индивида в абстрактное состояние, не принадлежащее никакому человеку или равно принадлежащее всем людям.

Описанный таким образом концепт “желание” представляется нам уникальным ментальным образованием, принадлежащим англоязычной картине мира, и способным отчасти послужить ключом к пониманию специфики концептосферы этой лингвокультуры.

В Заключении обобщаются основные результаты исследования и указываются перспективы дальнейшего изучения проблемы, а именно:

  • в более детальной проработке нуждается предложенная методика диахронического описания средств объективации концептов в языке;

  • с целью более тщательного изучения концепта “желание” в англоязычной картине мира исследование может быть продолжено за счёт исследования паремиологических и фразеологических единиц языка, а также описания особенностей объективации данного концепта в американском и других территориальных вариантах английского языка;

  • исследование может быть продолжено и за счёт расширения объекта наблюдения, куда войдут все концепты ментальных состояний – желание, безразличие, надежда, стремление и др., особенности языковой реализации и национальная специфика которых вызывают несомненный интерес.


Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

  1. Макеева Е.Ю. О некоторых функциях сочетания “WOLDE с инфинитивом” в древнеанглийском языке // Язык в пространстве и времени: Тезисы и материалы международной научной конференции. – Самара: изд-во СамГПУ, 2002. – С. 35-38.

  2. Макеева Е.Ю. Развитие средств выражения желания в английском языке с позиций полевого подхода // Вестник Волжского университета
    им. В.Н. Татищева. Межвуз. сб. – Серия «Филология». Вып. 4. – Тольятти, 2004. – С. 66-75.

  3. Макеева Е.Ю. Место концепта желание в языковой картине мира и средства его репрезентации в английском языке // Актуальные проблемы лингвистического образования: теоретические и методологические аспекты. Межвуз. сб.– Самара: Самар. гуманит. акад., 2005. – С. 179-182.

  4. Макеева Е.Ю. Этимологический анализ как метод исследования концепта “желание” в английском языке // Вестник института иностранных языков,
    № 6. – Самара: изд-во СамГПУ, 2006. – 0,6 п.л.

  5. Макеева Е.Ю. Средства объективации и содержание концепта “желание” в английском языке // Научный альманах «Телескоп», № 12. – Самара, изд. НТЦ, 2005. – С. 264-273.






Похожие:

Функционально-семантическое поле как средство репрезентации концепта «желание» в английском языке (в синхронии и диахронии) iconТехнология интерактивного обучения на уроках английского языка Учитель английского языка мбоу «сош г. Бирюча»
Как построить обучение так, чтобы «разбудить» у учащихся активное желание говорить и общаться на английском языке и вместе с тем...
Функционально-семантическое поле как средство репрезентации концепта «желание» в английском языке (в синхронии и диахронии) iconСемантически осложнённые предложения с атрибутивными вторично-предикативными структурами в современном английском языке (на материале произведений художественного и научного стилей)
Семантически осложнённые предложения с атрибутивными вторично-предикативными структурами в современном английском языке
Функционально-семантическое поле как средство репрезентации концепта «желание» в английском языке (в синхронии и диахронии) iconНа английском языке учеников

Функционально-семантическое поле как средство репрезентации концепта «желание» в английском языке (в синхронии и диахронии) iconЛексико-семантическое поле английских глаголов речепроизводства (лингвокогнитивный подход)
Работа выполнена на кафедре английской филологии государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования...
Функционально-семантическое поле как средство репрезентации концепта «желание» в английском языке (в синхронии и диахронии) iconФормирование коммуникативно-речевой компетентности студентов как условие их социальной адаптации Международный форум «Инновационные технологии в сервисе»
Ятельности людей, коммуникативное средство, средство познания мира, связи поколений, выражения деятельности сознания человека (когнитивное...
Функционально-семантическое поле как средство репрезентации концепта «желание» в английском языке (в синхронии и диахронии) iconЛингвокультурологический анализ «модных слов» в английском языке
Такое развитие и возникающие в связи с ним изменения получают свое отражение в лексическом составе языка, поэтому проблема рассмотрения...
Функционально-семантическое поле как средство репрезентации концепта «желание» в английском языке (в синхронии и диахронии) iconДокументы
1. /Формы обращения в английском языке/ENGLISH.RTF
Функционально-семантическое поле как средство репрезентации концепта «желание» в английском языке (в синхронии и диахронии) iconЭфироопорный электролёт как лучшее средство космоплавания
Надо сказать – не густо! «Идеальное космическое средство», на поверку, оказывается подобным соломинке, за которую хватается утопающий....
Функционально-семантическое поле как средство репрезентации концепта «желание» в английском языке (в синхронии и диахронии) iconФункционально-прагматическое поле менасивных речевых актов (на материале современной англоязычной художественной литературы)
К-212. 216. 04 при Самарском государственном педагогическом университете по адресу: 443043, г. Самара
Функционально-семантическое поле как средство репрезентации концепта «желание» в английском языке (в синхронии и диахронии) iconOur Family Let me introduce myself. 2
Цель: контроль и самоконтроль уровня сформированности коммуникативных умений читать аутентичные тексты на английском языке
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов