Лингвостилистические и лингвокультурные характеристики англоязычного песенного дискурса icon

Лингвостилистические и лингвокультурные характеристики англоязычного песенного дискурса



НазваниеЛингвостилистические и лингвокультурные характеристики англоязычного песенного дискурса
ПЛОТНИЦКИЙ ЮРИЙ ЕВГЕНЬЕВИЧ
Дата конвертации28.08.2012
Размер304.85 Kb.
ТипДиссертация


На правах рукописи


ПЛОТНИЦКИЙ ЮРИЙ ЕВГЕНЬЕВИЧ


ЛИНГВОСТИЛИСТИЧЕСКИЕ И ЛИНГВОКУЛЬТУРНЫЕ

ХАРАКТЕРИСТИКИ АНГЛОЯЗЫЧНОГО ПЕСЕННОГО

ДИСКУРСА


Специальность 10.02.04 – германские языки


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата филологических наук


Самара 2005

Диссертация выполнена на кафедре английской филологии Самарского государственного педагогического университета.


Научный руководитель: доктор культурологии, кандидат

филологических наук, профессор

Марина Александровна Кулинич


Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Ольга Аркадьевна Леонтович


кандидат филологических наук

Лариса Викторовна Молчкова


Ведущая организация: Самарская государственная академия культуры и искусств


Защита состоится 15 ноября 2005 года в « » час. на заседании диссертационного совета К-212.216.04 в Самарском государственном педагогическом университете по адресу: 443099, Самара, ул. М. Горького, 65/67, корпус №1, ауд.9.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Самарского государственного педагогического университета (г. Самара, ул. М. Горького, 65/67, корпус №1).


Автореферат разослан « » __________ 2005 года.


Учёный секретарь

кандидат филологических наук, доцент Г.В. Стойкович

Реферируемое диссертационное исследование посвящено лингвистическому изучению текстов англоязычного песенного дискурса на материале рок-песен второй половины 1990-х годов. Термин «дискурс», который толкуется исследователями неоднозначно, нами используется в одном из достаточно частотных пониманий этого термина   как «совокупность тематически соотнесённых текстов» [Чернявская, 2001: 14]. Несколько расширяя это понимание, мы рассматриваем песенный дискурс как совокупность текстов песен (в нашем случае это рок-песни второй половины 1990-х годов), характеризующихся специфическими особенностями: тематическими, лексическими, синтаксическими и т.д.

Трудность исследования песенных текстов состоит в том, что они представляют собой сложное единство музыкального и вербального компонентов; поэтому, проводя лингвистическое исследование, необходимо помнить об их двоякой природе, но одновременно абстрагироваться от мелодического компонента, поскольку последний не поддаётся однозначной интерпретации.

Данная работа выполнена в русле исследований, посвящённых лингвокультурному изучению текста, что обусловливает учёт не только чисто языковых особенностей англоязычных песенных текстов, но и культурологических аспектов их функционирования.
Если понимать язык как ключ к культуре того или иного языкового сообщества, то такой подход представляется вполне логичным и согласующимся с антропоцентрической парадигмой в языкознании. Именно поэтому в ходе исследования учитывались и такие аспекты, которые традиционно рассматривались в рамках философии культуры и культурологии. На наш взгляд, учёт культурологических факторов помогает глубже понять и точнее объяснить языковые особенности текстов англоязычного песенного дискурса. Например, только знакомство с контркультурными тенденциями 1960-х позволяет понять происхождение пессимизма, негативизма и агрессивности, свойственных молодёжной рок-музыке англоязычных стран.

Объектом исследования является англоязычный песенный текст как особый вид текста. В качестве предмета изучения рассматриваются лингвокультурные и собственно текстовые (лингвостилистические) характеристики англоязычного песенного текста.

Актуальность данного исследования обусловлена следующим:

  1. Лингвистика текста – это активно развивающаяся отрасль языковедения, вместе с тем многие фундаментальные вопросы этой области знания (типы текстов, их системообразующие признаки, категории текстов) остаются недостаточно исследованными. Специфические характеристики англоязычного песенного текста ещё не были, по нашим данным, предметом специального лингвистического анализа.

  2. Хотя тексты культуры имеют общие черты, своеобразие лингвистических характеристик англоязычного песенного текста требует освещения, поскольку это позволит глубже понять причины воздействия текстов данного типа и позиционировать их по отношению к языку поэзии и разговорному языку.

Цель работы состоит в характеристике лингвостилистических и лингвокультурных особенностей текстов англоязычных песен. Поставленная цель конкретизирована в следующих задачах:

  1. Определить место и роль текстов англоязычных песен среди других текстов культуры и важнейшие факторы, повлиявшие на формирование и развитие данных текстов.

  2. Установить специфику восприятия песенного текста как креолизованного, то есть сочетающего в себе мелодический и вербальный компонент.

  3. Выявить наиболее релевантные для текстов данного типа лингвистические и текстообразующие признаки.

В основу выполненного исследования положена следующая гипотеза: песенный текст как тип текста специфически преломляет в себе традиционные текстовые характеристики; данный тип текста также отличается своеобразием в сравнении с текстами «серьёзной» поэзии.

^ Научную новизну работы мы усматриваем в определении лингвистически релевантных признаков песенного текста как особого типа текста, в определении места текстов данного типа по отношению к текстам массовой культуры и истинной поэзии.

^ Теоретическая значимость исследования состоит, на наш взгляд, в уточнении категориальной системы лингвистики текста, в описании песенного текста как типа текста и в выяснении специфики реализации текстовых характеристик в приложении к песенному тексту.

^ Практическая ценность работы заключается в том, что её результаты могут найти применение в лекционных курсах по общему языкознанию, стилистике и интерпретации текста, межкультурной коммуникации, теории перевода, в спецкурсах по лингвистике текста и лингвокультурологии, а также могут быть полезны в практическом курсе английского языка.

Материалом исследования послужили тексты 300 рок-песен англоязычных исполнителей.

В работе использовались следующие методы исследования: интроспективный, понятийный и интерпретационный анализ, метод лингвистического описания, а также элементы статистического метода.

^ Теоретической основой работы послужили следующие положения, доказанные в лингвистических исследованиях:

  1. Текст как феномен культуры обладает многомерными связями с другими явлениями культуры, каждое из которых может рассматриваться как текст (Ю.М.Лотман, Р. Барт, Ю. Кристева, М.М.Бахтин, Ю.А.Сорокин).

  2. Текст как объект лингвистического изучения обладает собственной категориальной системой; категории текста неоднородны (И.Р.Гальперин, З.Я.Тураева, Т.М.Николаева, В.И.Карасик, Г.Г. Слышкин).

  3. Песенный текст представляет собой один из видов креолизованных текстов, то есть текст, в структурировании которого наряду с вербальными применяются средства других семиотических кодов (Н.С. Валгина, Е.Е. Анисимова, Ю.Н. Караулов).

^ На защиту выносятся следующие положения:

  1. На данном этапе социального развития песня как культурный феномен фактически выполняет функцию лирической поэзии, сохраняя ряд её существенных черт.

  2. В качестве конститутивных признаков песенного текста выступают: когерентность, диалогичность, модальность и интертекстуальность.

  3. Когезия песенного текста обеспечивается главным образом за счёт разнообразных видов повтора.

  4. Со стилистической точки зрения песенный текст неоднороден, поскольку инкорпорирует как черты разговорно-обиходного стиля, так и черты поэтической речи, такие, как эпитет, сравнение и метафора.

  5. Доминирующими видами модальности на фоне ассертивной являются модальность желательности/волеизъявления и возможности.

  6. Для повествовательной структуры песенного текста характерным является преобладание информативного и репродуктивного регистров.

Апробация. Содержание диссертации докладывалось на научно-практических конференциях: «Лингвистика и методика обучения английскому языку на пороге нового тысячелетия» (Самара, 2001), «Современные стратегии обучения английскому языку» (Самара, 2001), «Bridging linguistics and methodology» (Самара, 2003), на международной научно-практической конференции «The symphony of ELT» (Курск, 2003 г.); на международной конференции «Пространство и время в языке и речи» (Самара, 2002 г.); на международном симпозиуме «Вербализация концептов в семантике языка и текста» (Волгоград, 2003 г.). По материалам диссертации опубликовано 8 работ.

^ Структура работы. Цель и задачи настоящей диссертации обусловили её структуру: она состоит из введения, трёх глав, выводов по каждой главе, заключения и библиографического списка.


^ Содержание работы

Во введении обосновывается актуальность исследования проблемы, ставятся цель и задачи исследования, определяются актуальность, новизна, теоретическая и практическая значимость, описываются материал и методы работы, излагаются положения, выносимые на защиту.

^ Глава 1 «Англоязычный песенный дискурс в общем контексте культуры» состоит из 11 параграфов.

В первом параграфе рассматривается песня как феномен музыкальной культуры, её особенности в сравнении с «серьёзной» музыкой, такие, как простота структуры (традиционная песня состоит из 2-3 куплетов и припева и имеет один и тот же чёткий ритмический рисунок) и мелодичность, способность передавать эмоции и чувства современного человека. Несмотря на простоту, современная рок-песня также обладает чрезвычайно мощным потенциалом воздействия на аудиторию. Роль текста состоит в том, чтобы конкретизировать эмоционально-чувственный компонент, рассказывая историю или детали истории, обычно любовной, типовые коллизии которой знакомы практически каждому человеку (нарративный текст), сообщая о мнениях, оценках и суждениях автора (аргументативный текст). Современная музыка является результатом синтеза европейского мелодизма с негритянской жёсткой ритмикой. Однообразие ритма влияет на однообразие музыкальной и текстовой организации материала. В современной англоязычной рок-музыке обычно автор и исполнитель – одно лицо, что способствует сокращению дистанции между автором теста и аудиторией.

Другой важный аспект – то, что именно современная песня, особенно рок-песня, наиболее адекватно выполняет свойственную музыке функцию быть средством достижения эмоционального баланса с окружающим миром. По мысли Л.С. Выготского, искусство (в том числе музыка) «позволяет изживать величайшие страсти, которые не нашли себе выхода в реальной жизни…Мир вливается в человека через широкое отверстие воронки тысячью зовов, влечений, раздражителей – эта не осуществившаяся часть жизни должна быть так или иначе изжита» [Выготский, 1986: 301]. Большую роль играет и физиологический аспект, ведь ритмические телодвижения музыкантов и слушателей во время исполнения и прослушивания рок-песен являются средством соучастия в исполнении и интериоризации.

Как указывает В. Васина-Гроссман, именно обращение к энергичному, танцевальному ритму «всегда ведёт к решительному перевесу музыкального начала, а поэтическое слово превращается в простое средство вокализации мелодии» [Васина-Гроссман, 1987: 55]. Несмотря на доминирование мелодического компонента в песне, вербальный и мелодический компонент неразрывно связаны, особенно структурно.

Следующий параграф кратко рассматривает вопрос о соотношении понятий «текст» и «дискурс». Дискурс в работе понимается как совокупность тематически родственных текстов с присущими им языковыми особенностями, что близко пониманию В.Е. Чернявской [Чернявская, 2001: 16] и Ю.С. Степанова [Степанов, 1998: 670].

В параграфе, носящем название «Песня как культурный феномен», рассматриваются различные подходы к пониманию культуры в целом. При этом особое внимание уделяется тем подходам, которые позволяют глубже понять специфику песни, в частности, взгляд на культуру как на конгломерат различных национальных культур, мнение З. Фрейда о том, что одна из важнейших функций культуры – изживание в человеке «диких и необузданных природных влечений» [Фрейд, 1992, 18-19]. Это чрезвычайно справедливо по отношению к музыке и песне, особенно современной англоязычной рок-песне,   ведь то, что можно было наблюдать, например, на концертах «Нирвана», можно охарактеризовать как «деструктивные, антиобщественные и антикультурные тенденции» [там же].

Параграф, носящий название «Контркультура и англоязычный песенный дискурс» освещает важнейший для современного англоязычного песенного дискурса вопрос о его идеологических корнях. Дело в том, что современная англоязычная песня формировалась в 1960-х годах, известных своими контркультурными тенденциями, что является одной из причин столь характерного для рок-текстов негативизма и пессимизма, а также духа протеста. Можно утверждать, что рок-музыка и тексты рок-песен и по сей день являются тем культурным феноменом, где время от времени мы можем ощутить этот дух «мятежных шестидесятых», когда многим казалось, что буржуазную культуру легко можно заменить на новую. Именно тогда на Западе к року изменилось отношение: его перестали воспринимать просто как средство развлечения, молодёжная музыка стала фактом идеологии. Именно в 1960-е годы тексты англоязычного песенного дискурса становятся глубже и серьёзнее, в них появляются темы социального характера: одиночество, протест против войны и засилья техники, индивидуальное самосовершенствование, конфликт поколений и т.д. Знание истоков современной англоязычной песни облегчает понимание тематических особенностей текстов современных рок-песен.

В следующем параграфе рассматривается коммуникативная сторона продукции и рецепции песни в песенном дискурсе. Принимая во внимание модель коммуникации, разработанную Р. Якобсоном [Якобсон, 1983:306], следует отметить, что при актуализации песенного сообщения (то есть при исполнении песни) проявляются: 1) эмотивная функция (она выражает отношение адресанта к предмету сообщения – это авторская оценка, или субъективная модальность); 2) конативная функция (оказание воздействия на адресата с помощью сообщения); 3) референтивная функция (связанная с передачей содержательно-фактуальной информации от адресанта к адресату); 4) поэтическая функция (использование тропов и фигур речи); 5) фатическая функция (контактоустанавливающая – её роль часто выполняют формы 2 лица, вопросы, императивные предложения и стиль повседневного бытового общения); 6) метаязыковая функция (сосредоточена на языковом коде, обслуживающей роли языка).

Следующий параграф посвящён рассмотрению влияния глобализации английского языка на развитие англоязычной песни и песенного дискурса. Указывается, что популярная музыка является одним из каналов распространения английского языка в мире, при этом интересно то, что молодежь многих стран зачастую лучше знакома с англоязычными (в основном английскими и американскими исполнителями), чем с отечественными. Несомненно, англоязычный песенный дискурс является мощным средством пропаганды английского языка, английской и американской культуры с присущими им ценностями и идеалами. Следует отметить позитивную роль Интернета в стимулировании интереса к англоязычному песенному дискурсу – ведь в Интернете можно найти текст песни практически любого англоязычного исполнителя.

Англоязычный песенный дискурс является доминирующим в глобальном масштабе. Исполнители, не владеющие английским языком, как бы ни велика была степень их таланта, обречены на неудачу, поскольку их творчество просто останется незамеченным. По данным Д. Кристала [Кристал, 1997: 46], более 90% групп и сольных исполнителей современной музыки поют на английском языке, причём их родной язык не имеет значения. Д. Кристал видит в таком доминировании позитивный аспект для мировой культуры в целом, поскольку произведения таких авторов, как Боб Дилан, Боб Марли, Джон Леннон «стали для молодого поколения символом свободы, неповиновения и прогресса» [там же: 47].Не признавая за англоязычными исполнителями монополии на талант, мы не можем не признать того факта, что текст песни на английском языке – гарантия внимания со стороны публики в глобальном масштабе и важный фактор коммерческого успеха.

Однако глобальный характер распространения текстов англоязычного песенного дискурса не может не накладывать определённый отпечаток на эти тексты, главным образом, в плане их упрощения: текст песни не должен содержать сложных грамматических явлений, реалий и идиом, которые могут оказаться непонятными аудитории, для которой английский не является родным языком.

Последний параграф первой главы рассматривает статус текстов англоязычного песенного дискурса в свете концепции лингвистического континуума, разработанной В.М. Савицким и О.А. Кулаевой [Савицкий, Кулаева, 2004]. По мысли авторов концепции, языковая компетенция представителей данного языкового коллектива включает в себя не только единицы и правила языковой системы, но и надъязыковые устойчивые лингвистические единицы, такие, как: афоризмы, расхожие цитаты, многочисленные речевые стереотипы, рекламные слоганы, обрывки стихов из школьного курса литературы, строки из популярных песен и т.д. Развивая эту мысль, мы можем утверждать, что тексты англоязычного песенного дискурса являются одним из потенциальных источников формирования языковой компетенции членов данного языкового сообщества и вполне могут использоваться в процессе речепорождения. По мысли В.М.Савицкого и О.А.Кулаевой, устойчивым следует считать лишь такое языковое образование, которое «регулярно воспроизводится в готовом виде в речи языкового коллектива (или, по крайней мере, хранится в коллективной языковой памяти в качестве культурно-исторического реликта) [там же: 18]. Думается, что тексты англоязычного песенного дискурса вполне согласуются с данным определением, поскольку многие цитаты из них давно уже перешли в ранг прецедентных, хотя следует согласиться с замечанием о том, что «устойчивость есть величина градуальная и …широко варьирует по временному параметру…» [см. там же]. Вряд ли стоит уповать на то, что кто-нибудь будет регулярно вспоминать строки из песен нынешних кумиров молодёжи через 100 лет, однако многие из них уже пережили своё время и всё ещё не забыты. Для «проверки на устойчивость» хорошим доказательством является словарь цитат, например, такое авторитетное издание, как “The Oxford Dictionary of Quotations” [Oxford, 1999]. Здесь приведено около 70 цитат из современных англоязычных песен, среди которых такие, как ставшее прецедентным “We want the world and we want it now!”, принадлежащее Д. Моррисону; “I’d rather be dead than cool” К. Кобейна и многие другие.

Ещё одно важное соображение в плане высокого потенциала устойчивости – совершенство формы языкового образования, и в этом плане строки песен являются хорошим примером, ведь, помимо рифмы и стихотворного ритма, они обладают ещё и гармонической составляющей, то есть мелодическим рисунком, что как нельзя более способствует сохранению их формы неизменной. Трудно также переоценить тиражирование текстов АПД, ведь тиражи дисков популярных исполнителей исчисляются миллионами копий. Это, как отмечают авторы концепции лингвистического континуума, «способствует популяризации окказиональных речевых единиц и формированию традиции их массового употребления» [там же: 25].

Думается, что тексты англоязычного песенного дискурса обладают «культурологической устойчивостью», поскольку они существуют в пространстве культуры. К одной из важных причин устойчивости этих текстов следует отнести их актуальность в рамках определённой социально-политической ситуации и широкий общественный резонанс той или иной песни. Достаточно вспомнить в этом плане песню Д. Леннона ‘I don’t want to be a soldier, mama!”, которая появилась в разгар войны во Вьетнаме в 1970 году.

Данные Оксфордского словаря цитат свидетельствуют о том, что и тексты англоязычного песенного дискурса могут служить и служат источником пополнения речевого фонда английского языка, наряду с текстами мировой художественной литературы, кинематографа и т.д.

^ Выводы по 1 главе обобщают её основные положения:

англоязычная песня является логичным и закономерным фактом современной культуры и существенным компонентом в иерархии потребностей современного человека, живущего в массовом обществе;

англоязычная песня, в том числе её тексты, обладают некоторыми характерными особенностями, свойственными искусству постмодерна;

в текстах англоязычного песенного дискурса сосуществуют как черты массового искусства, так и контркультурные и даже субкультурные тенденции;

англоязычное песенное искусство испытывает на себе постоянное воздействие средств массовой информации и научно-технического прогресса;

процесс исполнения песни представляет собой специфический коммуникативный акт;

одним из факторов, способствующих распространению англоязычного песенного дискурса, является глобализация английского языка;

совокупность текстов англоязычных песен понимается нами как специфический вид дискурса;

современная англоязычная песня рассматривается нами как инструмент гармонизации эмоционального дисбаланса, возникающего при взаимодействии индивида с действительностью.


^ Вторая глава носит название «Лингвистические особенности текстов англоязычного песенного дискурса». В первом параграфе данной главы речь идет о специфических особенностях песенного текста как креолизованного, то есть сочетающего в себе мелодический и вербальный компонент. Несмотря на то, что для выполнения данного исследования мы вынуждены были абстрагироваться от рассмотрения мелодического компонента per se, сам факт признания песенного текста креолизованным означает учёт мелодического компонента при рассмотрении вербального.

В данном параграфе анализируется суть воздействия песни как сложного текста на реципиента, где именно мелодический компонент наиболее эффективно воздействует на эмоционально-чувственную сферу, а вербальный компонент конкретизирует и «информатизирует» сообщение. Среди текстов песенного дискурса достаточно мало чисто нарративных текстов, но в основе подавляющего большинства из них лежат типовые скрипты и фреймы: возлюбленная покидает возлюбленного (или наоборот), возлюбленные по какой-то причине не могут воссоединиться, между возлюбленными утрачено взаимопонимание и т.д. Как отмечает в своей работе Н.С. Валгина, «взаимодействуя друг с другом, вербальный и невербальный компоненты обеспечивают целостность и связность произведения, его коммуникативный эффект» [Валгина, 2001: 154]. Песня (в том числе песня в англоязычном песенном рок-дискурсе) представляет собой текст с частичной креолизацией, поскольку её компоненты могут существовать автономно: тексты некоторых рок-поэтов издаются как поэтические сборники, а мелодии песен иногда исполняются как инструментальные произведения. Поскольку основная доля эмоционально-чувственного эффекта приходится на мелодический компонент, вербальный компонент часто изобилует шероховатостями и повторами, не вполне «поэтичными» выражениями и оборотами, не имеет тех двух планов содержания, о которых говорил Г.О. Винокур [Винокур, 1959: 390], и интерпретируется однозначно, что не типично для истинной поэзии [Widdowson, 1992: VIII]. Обобщённый характер песне придаёт именно мелодический компонент, заставляющий реципиента эмоционально прочувствовать содержание вербального компонента.

Говоря о параметрах связности мелодического и вербального компонентов, необходимо также отметить, что тексты о неразделённой любви чаще положены на минорную музыку, а тексты о счастливой любви – на мажорную; так как за каждым куплетом следует припев, его содержание обычно носит обобщающий для содержания всех куплетов характер, так же структурирован и мелодический компонент: мелодия или мотив куплета разрешается в мелодию или мотив припева. Вот пример песенного текста с типичной двухчастной структурой (рефрен выделен курсивом):

Excuse me if I may

Turn your attention my way

One moment I won’t plead

It isn’t much it’s what I need

^ And what’s so small to you

Is so large to me

It’s the last thing I do

I’ll make you see

If you turn from me you darken my sun

You snap that thin thread I call my horizon

And I’d like to remind you of something small

That the rock in this pocket could cause your fall

^ And what’s so small to you

Is so large to me

It’s the last thing I do

I’ll make you see (S.Vega).

Таким образом, мелодический и вербальный компонент песни по сути представляют собой единое целое, решая задачу художественного воздействия с использованием мелодического и вербального кода.

В качестве примера текста с более высокой степенью креолизации в работе рассматривается видеоклип, где, как известно, присутствует, помимо мелодического и вербального, ещё и визуальный компонент. Поскольку мелодический компонент, как таковой, не поддаётся однозначной интерпретации, интерес представляет соотношение вербального и визуального компонентов. В результате анализа около 100 видеоклипов различных исполнителей выяснено, что визуальный компонент может выполнять в видеоклипе следующие функции:

1) Быть фоном для вербального компонента (около 30% от общего количества)

2) Подчёркивать ключевые мысли вербального компонента, служа чем-то наподобие фрагментарного, некогерентного фона (около 20%)

3) Рассказывать визуальными средствами свою собственную историю, чей смысл, символическое значение или ключевые моменты каким-либо образом связаны с содержанием вербального компонента (около 40%) – мы можем в этом случае говорить о присущей визуальному компоненту тенденции к фабулизации

4) Служить иллюстрацией (с той или иной степенью приближения) содержания вербального компонента (около 10%). Следует также отдельно указать на случаи контрастирования содержания визуального и вербального компонентов, что может трактоваться как специфическая разновидность эмфатизации или выделения ключевого положения вербального компонента, или иронии как авторской позиции. Подобные несоответствия отмечены нами в примерно 20% от общего количества видеоклипов. Чрезвычайная популярность таких креолизованных видов текстов, как кино и видеоклип, позволяют сделать прогноз по поводу того, что, очевидно, будущее – за креолизованными текстами.

Далее рассматриваются особенности повествовательной структуры текстов англоязычного песенного дискурса. Определение повествовательной структуры поэтического текста вообще (в отличие от прозаического) представляется достаточно трудной задачей. Как отмечает М.Я. Дымарский, «самым надёжным критерием выделения текстовых единиц является тематический, или смысловой» [Дымарский, 2001: 94]. Мы опираемся на концепцию Г.А. Золотовой, которая выделяет по смысловому признаку пять коммуникативных типов, или «регистров» речи [Золотова, 1999: 90]: репродуктивный (говорящий воспроизводит в речи непосредственно наблюдаемое), информативный (говорящий сообщает известное ему или познаваемое), генеритивный (говорящий делает некие выводы либо обобщения по поводу известного ему). В диалогической речи выделяются волюнтативный (волеизъявление говорящего) и реактивный (реакция говорящего на речевую ситуацию).

Мы можем констатировать, что ведущими регистрами в англоязычном песенном дискурсе являются репродуктивный (в повествовательной и описательной разновидностях) – он представлен в 276 (92 %) текстах - , и информативный – он представлен в 265 (89%) текстах, которые и образуют коммуникативную основу подавляющего большинства текстов. Что касается генеритивного регистра, то он представлен в достаточно небольшом количестве текстов – 45 (около 15%).

Следующий пример содержит генеритивный элемент в припеве (выделен курсивом), представляющем собой умозаключение обобщающего характера, не связанное напрямую с обстоятельствами, о которых сообщается в куплетах:

I hope that you miss me

Put me down on history

I feel such a reject now

Get yourself a life


I hope that you are sorry

For not accepting me

For not adoring me

That’s why I am not your wife


^ People are stranger

People in danger

People are stranger

People deranged or


I remenber there was

Nothing I could ever do

Never could impress you

Even if I tried


Tell somebody who cares

Fill the room with empty stares

Go to bed and say my prayers

Keep them satisfied


^ People are stranger

People in danger

People are stranger

People deranged or


Loud and clear I make my point my dear


I hope that you never

Get the things you wanted to

Now I cast a spell on you

Complicate your life


Hope you get a puncture

Everywhere you ever drive

Hope the sun beats down on you

And skins yourself alive


^ People are stranger

People in danger

People are stranger

People deranged or (Cranberries)



Регистры, отражающие диалогическое общение, представлены в основном волюнтативным – 186 (58%), и всего 5 (1,8%) текстов содержат примеры реактивного регистра. Эти статистические данные и проделанный анализ позволяют сделать вывод о том, что тексты англоязычного песенного дискурса характеризуются тенденцией отражать и интерпретировать конкретные ситуации, обстоятельства и объекты объективной реальности, в целом избегая делать глобальные обобщения о жизни вообще. Кроме того, в этих текстах сильна тенденция представлять ситуацию как диалогическую, что также свидетельствует о стремлении к отражению конкретных жизненных ситуаций и приданию этому отражению большей наглядности и правдоподобия.

В следующем параграфе рассматривается реализация категории интертекстуальности в текстах англоязычного песенного дискурса. Вначале даётся краткий обзор различных подходов и точек зрения на это явление. В приложении к текстам англоязычного песенного дискурса имеет смысл говорить об интертекстуальности в широком смысле, понимая её как жанровую связь текстов в рамках лирической поэзии и песенной лирики, и в узком смысле, т.е. как присутствие в тексте аллюзий и цитат из других текстов культуры. Говоря о жанровой связи текстов англоязычного песенного дискурса с другими песенными текстами, мы констатируем преобладание в них двухчастной структуры (куплет + припев) (около 70% текстов), сосредоточенность на любовной тематике (около 85% текстов) и типичные мотивы лирики (вода как метафора уходящего времени, ностальгия, одиночество, сверхъестественный и непостижимый характер жизни и судьбы и т.д.). Что касается интертекстуальности в узком смысле, то следует упомянуть такие тексты-источники аллюзий и цитат, как Священное писание, античные мифы и современные кинотексты, всего около 50 примеров. Вот некоторые из них:

Like a ^ Trojan horse…-аллюзия на поэму Гомера «Илиада»;

Where Icarus died… - аллюзия на миф об Икаре и Дедале;

Till the coin that I pass

To the ferrymans grasp - аллюзия на греческий миф о Хароне, перевозящих умерших людей в Аид;

To Morpheus I fly, he holds me in a twilight -аллюзия на миф о божестве сна Морфее;

Like ^ Douglas Fairbanks waving his walking stick (знаменитый актёр немого кино)   (K.Bush);

Looking for Shangri-La (страна вечного счастья из фильма «Далёкий горизонт») – (Danzig);

Python power straight from Monty (прецедентное имя из комедийного сериала) (RHCP);

Maybe ^ Freddi Krueger will step into your dream (ставшее прецедентным имя злодея из фильма ужасов «Кошмар на улице вязов») – (Korn);

Be like Burt in ‘White Lightning” (аллюзия на фильм с участием Берта Ланкастера) – (Limp Bizkit).

Высокая частотность библейских аллюзий и цитат подтверждает большую значимость религии для англоязычного языкового сознания, с другой стороны, преобладание фильмов над книгами в качестве источников аллюзий и цитат является свидетельством всё возрастающей роли кино и замены им литературы в качестве основного источника информации в современном обществе.

Далее в работе рассматривается реализация категории модальности в текстах англоязычного песенного дискурса. Модальность, признаваемая многими авторами одной из текстообразующих категории [Валгина, 2003: 96], рассматривается в данном исследовании как один релевантных признаков текстов англоязычного песенного дискурса. Таким образом, анализ языкового материала с целью выявить характер реализации категории модальности в текстах англоязычного песенного дискурса показывает, что данная категория реализуется либо путем преобладания в тексте какого-либо одного вида модальности (при отсутствии или – чаще – незначительной представленности других типов модальности), либо посредством сочетания двух ведущих для какого-либо текста видов модальности. В последнем случае два типа отношения к реальности в известном смысле со- или противопоставлены друг другу, и подобное со/противопоставление является значимым для решения художественной задачи, стоящей перед данным текстом – в частности, показать несбыточность желании одного из персонажей. Особенно эффективной представляется смена присущей куплету модальности на иную в рефрене, который является сильной позицией песенного текста.

Что касается преобладающих типов модальности, то наиболее часто встречается модальность фактическая (ассертивная), модальность желания/волеизъявления (волюнтативная) и модальность возможности (потенциальности). Очевидно, что две последние находятся в оппозиции к первой, так как высказывания, выдержанные в рамках волюнтативной и потенциальной модальности, отражают то, чего нет в действительности – оно либо возможно, либо автор хотел бы, чтобы было именно так, в то время, как высказывания в фактической модальности отражают действия, события или явления, реальные для прошлого, настоящего или будущего. Например, в следующем тексте противопоставлены фактическая модальность и модальность желательности (выделена курсивом):

So I ran faster

But it caught me here

Yes my loyalties turned

Like my ankle

In the seventh grade

Running after Billy

Running after the rain


These precious things

^ Let them bleed

Let them wash away

These precious things

Let them break their hold over me


He said: “You’re really an ugly girl

But I like the way you play

And I died but I thanked him…

I wanna smash the faces

Of those beautiful boys

Those Christian boys


These precious things

^ Let them bleed

Let them wash away

These precious things

Let them break their hold over me


I remember

Yes in my peach party dress

No one dared no one cared

To tell me where the pretty girls are

Those demigods with their nine-inch nails

And little fascist panties

Tucked inside the heart of every nice girl


These precious things

^ Let them bleed

Let them wash away

These precious things

Let them break

Let them wash away

These precious things

Let them bleed now

Let them wash away

These precious things

Let them break their hold over me (T.Amos).


Подобное противопоставление отношений к реальности способно отражать конфликт, наличие которого является непременным атрибутом практически любого художественного текста. Конфликт того, чего хотелось бы автору (которым часто является представитель известного своим нон-конформизмом молодого поколения), с тем, что он наблюдает или наблюдал в реальности, созвучен настроениям молодёжи, зачастую находящейся в идеологическом конфликте с обществом, жизненным укладом, отношениям разного типа, что с большей или меньшей степенью достоверности отражает рок-музыка. Итак, мы видим, что модальная вариативность в определённом смысле коррелирует с основным пафосом текстов англоязычного песенного дискурса, которым является преодоление неблагоприятных обстоятельств.

^ Выводы по главе:

Тексты англоязычного песенного дискурса являются креолизованными, поскольку инкорпорируют мелодический и вербальный компонент, и воспринимаются реципиентами именно в единстве.

С точки зрения повествовательной структуры в 90% текстов англоязычного песенного дискурса встречается репродуктивный и информативный регистр для монологической речи и волюнтативный регистр (58%) и реактивный регистр (2%) для диалогической речи.

Для категории модальности характерно преобладание нереальных модальностей волеизъявления и желательности. Категория интертекстуальности проявляется как в широком (как жанровый песенный канон), так и в узком смысле (как отсылки к другим текстам) планах.


В третьей главе работы рассматриваются лингвостилистические особенности текстов англоязычного песенного дискурса. В первом параграфе анализируются фонетические особенности текстов англоязычного песенного дискурса. Прежде всего, существенным является указание на то, что фонетические особенности песенной лирики не могут быть аналогичными таковым истинной лирики в плане мелодичности (аллитерация, ассонанс и т.д.) по той простой причине, что мелодичность в данном случае является прерогативой мелодического компонента, проще говоря, музыки песни.

Говоря о ритмических особенностях данных текстов, мы отмечаем достаточно свободную метрику, так что встречается варьирующееся количество ударных слогов.

Рассмотрим в качестве примера: текст песни “Tombstone” американской певицы Тори Амос:

1.I like a tombstone cause it weathers well

2.And if it stands or if it crumbles

3.Only time will tell


4.If you carve my name in marble

5.You must cut it deep

6.There’ll be no dancing on the gravestone

7.You must let me sleep

8.And time is burning burning burning

9.It burns away


10.I don’t need to see the gates of famous men

11.But I do try to see the kingdom

12.Every now and then


13.If you ask me where it is

14.It’s on a humble map

15.And I know that to enter in the doorway

16.Shows your handicap

17.And time is burning burning burning

18.It burns away

В этом тексте мы также отмечаем неоднородность как в количестве ударных слогов, так и в стихотворном размере. Четырехсложными (то есть содержащими 4 ударных слога) являются 1, 2, 4, 6, 8, 11, 13, 15 и 17 строки, а трёхсложными являются 3, 5, 7, 12, 14 и 16 строки, 9 (повторяющаяся 18) является двухсложной.

С точки зрения размера ямбическими являются 2, 6, 8, 9, 11, 14, 17 и 18 строки, хореическими являются 3, 4, 5, 7, 10, 12, 13, 15 и 16 строки. Мы видим, что этот пример подтверждает наши положения.

Такая неоднородность возможна только по той причине, что при исполнении, в силу того, что «мелодическая строка» длиннее стихотворной, есть возможность либо «растянуть» короткую строчку, либо «сжать» длинную, пропев её быстрее. Не следует понимать сказанное как свидетельство неорганизованности ритмического компонента текстов английских песен – просто доминирующей в них является ритмическая структура мелодической составляющей, которой и подчиняется ритм вербального компонента. Таким образом, вариативность в количестве ударных слогов в строке допустима до тех пор, пока она не вступает в конфликт с длиной «мелодической строки». Примерно такая же картина наблюдается и со стихотворным размером.

В плане рифмовки мы отмечаем достаточно редкие случаи внутренней и сквозной рифмы, чаще используются такие стандартные способы рифмовки, как парная и перекрёстная, в целом же рифмовка не является «жёсткой». Все свойства и характеристики текстов англоязычного песенного дискурса, так или иначе связанные со звучанием, не могут не испытывать на себе мощное организующее воздействие мелодического компонента.

Далее в работе рассматривается такая лексическая характеристика, как использование тропов в текстах англоязычных песен. Следует отметить, что все проанализированные тексты содержат тропы (около 800 случаев), причём их количество возрастает прямо пропорционально степени художественности текста. Самыми редкими тропами являются антономасия и оксюморон (соответственно 17 и 29 случаев), далее следуют гипербола и литота (вместе 56 случаев), сравнение (69 случаев), перифраза (96 случаев), эпитет (176 случаев), а самой частотной, как и следовало ожидать, оказалась метафора (384 случая). Среди примеров можно найти как «стёртые», так и окказиональные авторские метафоры. Вот некоторые примеры:

^ Flirting with suicide (Korn)

I’m gagged and bound (Limp Bizkit)

Thickening of fear (S.Vega)

His plastic face (9-inch nails)

Love cuts into your mind (Danzig)

Where life and death are up for grabs (Kansas)

Let precious things bleed (T.Amos)

I’m top ten in the charts of pain (T.Amos)

Love incense lives in her backroom (Aerosmith)

Insanity is such a drug (Aerosmith).

Анализ метафор, встречающихся в текстах англоязычного песенного дискурса, позволяет сделать ряд выводов лингвокультурного характера, с учётом того, что творчество каждого автора несёт черты его индивидуальности. Любовь и эмоционально-чувственная сфера в сознании англоговорящего индивида по значимости сродни смерти; жизнь представляется либо как линия, либо как дорога, либо как море или океан; существует трансцендентальный мир (бог, ангелы, дьявол, духи); счастье по ощущению сродни полёту, отношения людей в социуме похожи на поединок, игру в карты или спортивное состязание; общество есть болезнь и зло, а мечты – благо; слова и чувства материальны, они могут ранить и убить; счастье может быть возможно лишь вдали от мира людей, где царит злоба. Это соответствует результатам анализа когнитивных структур сознания, полученным Дж.Лакоффом [Лакофф, 2004, 72-83] и школой В.М.Савицкого, где рассматривается фразеологический строй английского языка и выявляется функционирование образных сценариев, таких, например, как «Путь», «Конфликт» [Варгунина, 2000, 8-9].

Последний параграф третьей главы посвящён рассмотрению синтаксических особенностей текстов англоязычного песенного дискурса. Прежде всего, следует отметить, что тексты песен в синтаксическом плане неоднородны, демонстрируя как черты высокого, так и разговорного, «сниженного» стиля, причем возможно сосуществование того и другого в одном песенном тексте.

Наиболее заметными чертами текстов англоязычного песенного дискурса следует считать параллельные конструкции в сочетании с различными видами повтора, а также высокую встречаемость вопросительных и императивных предложений, что считается чертами диалогизма, или диалогичности. Как отмечает Л.П. Кучукова, «песня может быть ориентирована индивидуально, массово или неопределённо, но, в любом случае, сохраняет адресованность – на внешнего реципиента или на самого себя. Адресованность, чрезвычайно характерная для лирики, выражается в речевых формах диалога – во втором лице, обращениях, побуждениях, вопросах…» [Кучукова, 2004, 8]. Эта точка зрения в целом соответствует подходу М.М.Бахтина, который использовал термин «диалогизм». М.Бахтин вообще считал литературу диалогом автора с героем [Бахтин, 2000, 31]. В текстах песенного дискурса чертами диалогизма следует считать, помимо вопросительных и императивных предложений, еще преобладание местоимений и глаголов в формах 1-го и 2-го лица и довольно значительное число обращений.

Чертами, роднящими англоязычный песенный дискурс с разговорной речью (бытовым дискурсом), следует считать эллипсис формальных частей предложения (отмечено около 50 случаев) и «дробление» длинных предложений на более короткие, наподобие:

All the men we got

Well, they’re going down the drain (P. Smith).

В результате этого анализа мы можем констатировать, что тексты англоязычного песенного дискурса представляют собой поэтическое языковое явление, находящееся под сильным воздействием разговорной речи.

^ Выводы по главе:

Тексты англоязычного песенного дискурса стилистически неоднородны, в них соседствуют разговорный и книжный (высокий) стиль, главенствующее место среди тропов занимает метафора, а среди стилистических приёмов – повтор и параллельные конструкции.

. Важнейшей чертой текстов англоязычного песенного дискурса является диалогизм, что проявляется в наличии большого количества вопросительных и повествовательных предложений и форм 1 и 2 лица местоимений.

Фонетические приёмы (аллитерация и ассонанс) не являются релевантными для текстов англоязычного песенного дискурса, а стихотворные особенности характеризуются достаточной степенью свободы.

В Заключении подводятся итоги проведённого исследования, а также высказывается ряд соображений общего характера, в частности, по поводу специфики восприятия текстов англоязычного песенного дискурса реципиентами с разной степенью владения английским языком.

Наиболее существенными особенностями текстов англоязычного песенного дискурса являются: диалогичность и важная роль таких видов модальности, как волюнтативная, желательности и возможности при мощном организующем воздействии мелодического компонента.

Специфика общетекстовых категорий (когерентность, когезия, адресативность, модальность, интертекстуальность) определяется креолизованным характером песенного текста и доминированием мелодического компонента. Мелодический компонент как бы организует восприятие всего текста песни, позволяя вербальному компоненту быть часто просто стихотворным текстом, но не поэзией, поскольку ритмическая структура способствует наведению транса определённой глубины. Получается, что мелодический компонент готовит реципиента к восприятию вербального компонента на ином, в большей степени эмоционально-чувственном, нежели рационально-аналитическом уровне.

Песенный текст представляет собой креолизованный текст и должен рассматриваться как единство мелодического и вербального компонентов, которые взаимодополняют друг друга. Песенный текст сохраняет некоторые черты текстов поэтического дискурса: тропеический уровень характеризуется наличием эпитетов, сравнений, метафор и интертекстуальных ссылок. Стилистически песенный текст манифестирует две основные тенденции: тяготение к повседневно-обиходному языку и противоположную – тяготение к стилю «серьёзной» поэзии. Модальная составляющая текстов англоязычного песенного дискурса характеризуется преобладанием волюнтативной модальности и модальности возможности на фоне фактической (ассертивной) модальности. Семантическая структура песенного текста представляет собой преобладание репродуктивного и информативного регистра с незначительным присутствием генеритивного регистра. Мы считаем, что песенный текст на данном этапе развития культуры фактически выполняет функции лирической поэзии и в этом качестве нуждается в дальнейших исследованиях лингвистического и лингвокультурологического плана. Одним из возможных направлений могло бы стать исследование уровней восприятия вербального компонента с опросом информантов и использованием соответствующих методик. Нам кажется, что исследование текстов англоязычного песенного дискурса могло бы принести много интересных результатов.


^ Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

  1. Плотницкий Ю.Е. Некоторые лингвистические особенности песенной лирики группы “Queen” // Лингвистика и методика обучения английскому языку на пороге нового тысячелетия: Материалы и тезисы докладов 6-й региональной конференции преподавателей английского языка. – Самара, 2001. – С. 39-42.

  2. Плотницкий Ю.Е. Некоторые особенности современного песенного дискурса // Современные стратегии обучения английскому языку: теория и практика: Материалы и тезисы докладов VII Межрегиональной научно-практической конференции. – Самара, 2001. – С. 16-21.

  3. Плотницкий Ю.Е. Англоязычный песенный дискурс как компонент культуры // Прагматические и социокультурные аспекты лингвистики и методики: Сб. статей. – Самара, 2002. – С.54-58.

  4. Плотницкий Ю.Е. Пространство англоязычного песенного дискурса // Язык в пространстве и времени: Тезисы и материалы международной научной конференции 29-30 октября 2002 г. – Самара, 2002. – Часть 1. – С. 182-185.

  5. Плотницкий Ю.Е. Англоязычный песенный дискурс как компонент массовой культуры // Bridging linguistics and methodology: Материалы и тезисы докладов VIII Межрегиональной научно-практической конференции. – Самара, 2003. – С. 141-146.

  6. Плотницкий Ю.Е. Creolized text as a product of interaction of language and music // The symphony of ELT: International conference materials. – Kursk, 2003. – P. 75-76.

  7. Плотницкий Ю.Е. К вопросу о соотношении вербального и мелодического компонентов в текстах англоязычного песенного дискурса // Проблемы преподавания иностранных языков в контексте модернизации образования: Сборник материалов и тезисов докладов IX Межрегиональной научно-практической конференции. – Самара, 2003. – С. 158-160.

  8. Плотницкий Ю.Е. Англоязычный песенный дискурс как особый вид бытийного дискурса // Проблемы вербализации концептов в семантике языка и текста: Материалы международного симпозиума. – Волгоград, 2003. – Часть 2. – С. 99-102.





Похожие:

Лингвостилистические и лингвокультурные характеристики англоязычного песенного дискурса iconФилоненко Татьяна Александровна жанрово-стилистические характеристики англоязычного научно-методического дискурса
Работа выполнена на кафедре английской филологии Самарского государственного педагогического университета
Лингвостилистические и лингвокультурные характеристики англоязычного песенного дискурса iconЖанрово-стилистические характеристики англоязычного научно-популярного дискурса (на материале периодических изданий по авиации)
...
Лингвостилистические и лингвокультурные характеристики англоязычного песенного дискурса iconТипологические и функционально-стилистические характеристики англоязычного путеводителя
Реферируемая диссертация выполнена в русле работ, посвященных проблеме типологии семиотически осложненных текстов и изучению их функционально...
Лингвостилистические и лингвокультурные характеристики англоязычного песенного дискурса iconЛингвопрагматические характеристики англоязычного электронного лексикографического гипертекста (на материале словаря-энциклопедии «The Free Dictionary»)
Гоу впо «Самарский государственный архитектурно-строительный университет», кафедра лингвистики, межкультурной коммуникации и социально-культурного...
Лингвостилистические и лингвокультурные характеристики англоязычного песенного дискурса iconЛингвокультурологические характеристики виртуального дискурса 10. 02. 19 теория языка
Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Волгоградский государственный...
Лингвостилистические и лингвокультурные характеристики англоязычного песенного дискурса iconВ традициях советской песни
Советская песня в вокально-инструментальном жанре успеш­но совмещает в себе самые раз­личные формы и стили песенного творчества:...
Лингвостилистические и лингвокультурные характеристики англоязычного песенного дискурса iconДокументы
1. /astro/14 характеров в 'прошлой жизни'.txt
2. /astro/28...

Лингвостилистические и лингвокультурные характеристики англоязычного песенного дискурса iconПрограмма Музея «Боевой путь 3-ей ударной армии»
Эту песню, на слова поэта С. Острового и музыку А. Островского, участников вов, по праву можно назвать «Путеводной звездой» песенного...
Лингвостилистические и лингвокультурные характеристики англоязычного песенного дискурса iconЕ. В. Горбачев "Борьба за лексику" как часть политического дискурса фрг: проблемы теоретического осмысления
Борьба за лексику” как часть политического дискурса фрг: проблемы теоретического осмысления
Лингвостилистические и лингвокультурные характеристики англоязычного песенного дискурса iconДокументы
1. /Нарратология как аналитика повествовательного дискурса.doc
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов