Валентина хрисанфовна кирлиан семен давидович кирлиан icon

Валентина хрисанфовна кирлиан семен давидович кирлиан



НазваниеВалентина хрисанфовна кирлиан семен давидович кирлиан
Дата конвертации28.08.2012
Размер246.02 Kb.
ТипДокументы



Несколько лет назад, впервые знакомясь с изобретением Ё. X. и С. Д. Кирлиан, многие ученые предсказали, что оно послужит основой для приборов, доселе невиданных. Пред­сказание сбылось: уже создана и испытана, например, ориги­нальная разрядно-оптическая приставка к микроскопу.,

Есть основания думать, что использование токов высокой частоты позволит создать и новую конструкцию электронно-ионного оптического прибора, дающего возможность исследо­вать живые объекты, что почти исключено при использовании пучка электронов, Большое применение это открытие уже находит и в разработке простых и дешевых способов дефекто­скопии самых разнообразных предметов — от крупных строи-; тельных конструкций до кариозных зубов..

Предсказать все варианты применения открытого феноме­на — фотографирования «электрического со­стояния» объектов в высокочастотных раз­рядах — сейчас так же трудно, как нельзя было предвидеть диапазон использования рентгеновых лучей в первые годы после их открытия,

В этой брошюре впервые систематически изложены резуль-: таты многолетнего труда изобретателей.,

Ценность брошюры и в том, что в ней описаны пути к открытию, и в том, что она является как бы инструкцией, по­зволяющей любому исследователю и любителю эксперименти­ровать в новой, почти неизведанной области —• продолжить! начатый авторами поиск,

^ Н. В. ЛЫСОГОРОВ,

кандидат медицинских наук, заведующий лабораторией электронной микроскопии Института медицинской радиологии АМН СССР.

Авторы

^ ВАЛЕНТИНА ХРИСАНФОВНА КИРЛИАН СЕМЕН ДАВИДОВИЧ КИРЛИАН

Редактор Ж. М. Мельникова

Худ. редактор Е. Е. Соколов

Техн. редактор А, С. Ковалевская

Корректор Н. Д. Мелешкина

Обложка А. Кузнецова

Сдано в набор 24/VI1I 1964 г. Подписано к печати 2/Х 1964 г. Изд. № 116,
Формат бум. 60X90'/I6. Бум. л. 1,25. Печ. л. 2,5. Уч.-изд. л. 2,23.
Т1 — 2293. Цена 7 коп. Тираж 45 400 экз. Заказ 2929.

Издательство «Знание». Москва, Центр, Новая пл., д. 3/4. Типография изд-ва «Знание», Москва, Центр, Новая пл, д. 3/4,

Электрические заряды. Первый снимок

За минувшие 125 лет люди придумали несколько способов получения изображений. Первое место среди них по праву занимает световая фотография; к ней примыкает кинемато­графия, дающая изображение в динамике. Кроме этих глав­ных способов, наука и техника пользуются лучами Рентгена,, а также импульсами постоянного тока и фотоэлектрическим действием света на полупроводники.


В 1949 году авторы этой брошюры предложили еще одигн метод фотографирования и наблюдения за объектами — с помощью токов высокой час­тоты. Этот метод продолжает совершенствоваться, он обо­гащается различной аппаратурой, и им уже начинают поль­зоваться в науке и технике.

Чтобы читатель лучше представил себе это изобретение, напомним о некоторых электрических явлениях, родственных тем, что легли в основу нового метода, а затем вкратце рас­скажем историю изобретения.

Вся Вселенная, в том числе и земная атмосфера, состоит из электрически заряженных частиц. В верхние, разряжен­ные слои атмосферы без труда проникают космические лучи. Они ионизируют частицы воздуха и вызывают разнообразные электрические явления.

Арктическая ночь. Из таинственных глубин Вселенной опускается зеленоватый занавес из мерцающих лучей. Лучц колышутся, переливаются всеми цветами. Это полярное сия­ние. Вызвано оно электрическими зарядами. Земля — гигант­ский магнит; электрически заряженные частицы Солнца, про­летающие в околоземном космическом пространстве, притя­гиваются магнитным полем Земли и входят в верхние слои ионосферы в районе магнитных полюсов; частицы воздуха от соударений с частицами космическими превращаются в ионы,

з


ионы затем нейтрализуются, при этом выделяется энергия, и мы видим сияние.

В нижних, более плотных слоях атмосферы, электризация во много раз интенсивнее. Заряжен воздух, заряжена земля, заряжена каждая капелька влаги в облаке. Временами коли­чество зарядов в облаке растет сверх обычного, заряды стано­вятся «кандидатами в разряды», облако превращается в гро­зовую тучу, и, наконец, в небе вспыхивает первый разряд — молния.

Каждый электрический заряд распространяет вокруг себя
свои силы, и два равных электрических заряда, противопо­
ложных по знаку, когда между ними возникает электрическое
поле, притягиваются друг к другу этими силами, пока не со­
единятся в одну нейтральную частицу. «

С электрическими зарядами имгют дело техника, промыш­ленность, наука. Еще в прошлом веке они поступили на службу к медицине. Среди электрофизических методов лече­ния есть, например, дарсонвализация; специальный генератор преобразует обычный ток из сети в ток высокой частоты, безо-, пасный для человека.

Один из авторов брошюры, наблюдая за процедурой, в которой участвовали токи высокой частоты, обратил внимание на то, что еле заметное разрядное свечение между электродом и кожей человека подчинено каким-то определен­ным закономерностям. Было бы хорошо, подумал он, сфото­графировать эти разряды и исследовать подробнее. А как это сделать, если их совсем не видно? Осветить? Но они от этого не станут виднее, скорее наоборот. Может быть, попытаться воздействовать разрядами на фотоэмульсию, поставив между электродом и кожей фотопластинку? Но в голубоватом све­чении полого стеклянного электрода пластинка будет засвече­на. Можно было бы заменить стеклянный электрод металли­ческим, но тогда разряды станут болезненными. Ничего!! Наука требует жертв. Экспериментатор изолируется от земли, и неприятное ощущение смягчится.

И вот на столе лежит изолятор — эбонитовый лист, на нем электрод — металлическая пластинка, а на электроде — стек­лянная фотопластинка с эмульсией наверху. На фотопластин­ку кладется ладонь, чтобы получить с нее изображение раз­рядов. Второй электрод (тоже металлическая пластинка)' прижат к тыльной стороне кисти небольшой подушкой с пес-: ком. К электродам присоединены провода от генератора токов высокой частоты. Получается плоский конденсатор с электродами-обкладками, разделенными диэлектриком — фо­топластинкой. Рука берет на себя роль обкладки, соединяю­щейся через металлическую пластинку и провод с генерато- ром.

Включается красный свет, Экспериментатор нажимает на

4

педаль включения и чувствует резкую боль в руке под метал­лической пластинкой. Это ожог. Через три-четыре секунды генератор выключен. Полминуты уходит на проявление фото­пластинки. Еле различимые в красной полутьме, на фото­эмульсии проявляются темные контуры кисти, а на фоне кон­туров пальцев вырисовываются белые кости. Негатив изучает­ся с волнением и надеждой. Открытие? Изобретение? Неясно. Зато ясно другое: этот снимок — брак. Первый блин, как ему и полагается, комом!

И все-таки фотографировать высокочастотными разрядами можно. Надо только как следует разобраться в явлении.

^ Миниатюрная молния — модельер

Что такое высокочастотные разряды? Это маленькие мол­нии. Если бы они исходили от металлической обкладки, то больные получали бы ожоги и из физиотерапевтического кабинета попадали бы в хирургический. Мы рискнули заме­нить стеклянный пустотелый электрод с его «полярным сия­нием» металлической обкладкой и лишились тех электриче­ских картин на коже, которые привлекли в свое время внима­ние одного из авторов и положили начало опытам.

Надо было, не возвращаясь к стеклянному электроду, избавиться от ожогов и каким-то образом восстановить прежнюю картину. В этом, по-видимому, должен помочь диэлектрик.

Когда к проводнику, например к металлу, подается напря­жение, находящиеся в нем свободные электрические заряды принимают определенное направление. И мы говорим: металл проводит ток, металл — проводник.

Диэлектрик же ток не проводит. Свободных зарядов у него нет. Но под действием не обычного тока, а тока высокой час­тоты его молекулы-диполи поляризуются, ориентируются вдоль сил поля и приобретают определенные электрические свойства.

С помощью поляризованных диэлектриков можно изба­виться от искровых пробойных разрядов с металлической обкладки и от боли, а также преобразовать своенравный искровой разряд металлической обкладки в разряд стабильный и устойчивый.

На металлические обкладки конденсатора мы надели цел­лулоидные пластинки. Прикасаясь к ним, мы чувствуем уже не удар, а легкое щекочущее движение. Это действуют тончай­шие разрядные каналы.

Теперь можно спокойно заняться фотографированием.

Продемонстрируем первый опыт на примитивном металлическом предмете, Он же послужит нам и обкладкой.

5


Между гладкой обкладкой конденсатора и обкладкой с рельефом в виде типографского клише поместим фотопленку. Она должна зафиксировать разрядные каналы с обкладки и наложить запрет на искровые разряды. Поверхность клише состоит из мельчайших выпуклых точек, которые складывают­ся в рисунок. Как же на фотоэмульсии отразятся детали рисунка?

После процедуры фотографирования' высокочастотными разрядами и проявления фотопленки на ней получается кар­тина клише: совокупность точечных отпечатков разрядных каналов на снимке. Даже вышли следы коррозии, которой поражено клише.

Когда происходит грозовой разряд, заряды облака свобод­ны в своем движении и взаимодействуют с такими же свобод­ными зарядами земли противоположного знака. Свободны и заряды металлического клише, но при фотографировании они вынуждены взаимодействовать с устойчивыми, неподвижными зарядами диэлектрика-фотопленки. Неподвижные заряды удерживают их, как на якорях. Это и побуждает разрядные каналы клише устремляться к фотопленке самым кратчайшим путем. Достигая фотоэмульсии, они искрометным прикоснове-нием отмечают свой кратковременный визит.

Каждая деталь в рельефе клише, каждая точка имеет свою форму и размер, и, естественно, на каждой детали соз­дается своя картина из зарядов, свое «индивидуальное лицо» Отдельные микроканальные разряды воспроизводят на фото­пленке точную модель детали в виде геометрической фигуры. Из совокупности этих фигур и формируется изображение предмета.

^ Критический промежуток. Водяная обкладка

Сказать откровенно, первое время мы могли похвастаться только количеством снимков, но не их качеством.

Эксперимент, самый строгий и справедливый судья, помог обнаружить в фотокамере одну деталь, без которой вообще невозможно получить изображение высокочастотными разря­дами.

В оптической фотографии применяют различные приспо­собления для определения освещенности, длительности экспо­зиции, глубины резкости и т. д. При фотографировании высо­кочастотными разрядами мы должны быть вооружены не хуже.

У всех оптических аппаратов принцип один. Одинаков и основной узел. Это фотокамера. В фотографировании с по­мощью ТВЧ тоже участвует фотокамера, но основана она на иных принципах, Вместо фокусного расстояния вступает в

6


f

силу разрядное расстояние — 'промежуток между предметом и фотопленкой. Какой бы ни была аппаратура, об этом расстоянии, т. е. о разрядной камере, приходится 'помнить всегда. Она должна быть одной и той же. Именно ее .величина стимулирует образование снимка и определяет его качество. Расстояние это настолько ничтожно, что его можно наблюдать только вооруженным глазом: оно не превышает двух-трех сотых миллиметра. Установить разрядный проме­жуток можно лишь специальными приспособлениями. Не добьешься точности — не будет снимка.

Изображение растянуто, будто в кривом зеркале, — зна­чит, разрядный промежуток оказался слишком велик, доба­вочный слой воздуха помешал прямолинейному движению разрядных каналов. На снимке появились лысины, места без изображения: здесь между фотопленкой и предметом не ока­залось разрядного промежутка, не сформировался разрядный процесс, и фотографирование не состоялось.

Как же стабилизировать это трудноуловимое «критическое расстояние»?

Для хорошего фотоснимка нужна пластичная фотопленка, которая обтягивала бы рельеф предмета подобно перчатке.

Таких пленок в продаже не было, и мы отважились изгото­вить ее сами из целлофана. Мы думали, что, высыхая, целло­фан будет укорачиваться, а эмульсия, имея меньшую усадку, создаст морщинки, которые при растягивании целлофановой фотопленки предохранят эмульсию от разрыва. Такая фото­пленка плотно бы прилегала к поверхности предмета.

Но в этом случае исчез бы разрядный промежуток, и мы решили отодвинуть фотопленку от поверхности предмета, проложив между ними тонкую ткань.

А как же быть с металлической обкладкой? Ведь она должна плотно прилегать к тыльной стороне фотопленки, принимающей конфигурацию предмета. Не поможет ли ста­ниоль, в который заворачивают конфеты?

Вся эта подготовка заняла немало времени, но успехом не увенчалась: изготовить целлофановую пленку мы так и не смогли. Пришлось удовольствоваться обычной фотоплен­кой.

В дальнейших опытах мы использовали тонкую ткань. Она служила «организатором» устойчивого разрядного промежут­ка и помогла добиться контраста при фотографировании. В первых снимках был виден рисунок самой ткани, и мы стали искать более тонкую прокладку с квадратными ячейками, чтобы использовать этот «паразитический фон» в качестве полезной контрольной сетки для исследований. Такой ткани нигде не нашлось, и мы раздобыли коконы шелковичных чер­вей и на маленьких пяльцах соткали ткань толщиной в 12— 15 микрон,

7


С помощью такой паутинки мы получали замечательно чистые фотографии на фоне почти невидимой сетки. Но где тонко, там и рвется. Очевидно, из-за того что наш «ткацкий .челнок» был обычной швейной иглой, ткань после нескольких сеансов фотографирования приходила в полную негодность, нити разъезжались, прилипали к пальцам и разрывались. Бес­престанно изготовлять такую капризную паутину было не­возможно, и мы вернулись к более толстой ткани.

Проблема же станиолевой обкладки, к счастью, отпала: мы нашли более удобную. На соединенный с генератором элек­трод в виде спицы с изолированной рукояткой прикрепляется пропитанный содовым раствором ватный тампон. Им смачи- . вается тыльная сторона фотопленки, и увлажненный участок становится водяной обкладкой. По краям мы .оставля­ем ее сухой, чтобы искра не попала на фотографируемый предмет. Ток распространяется по влажной пленке, как по токопроводящему слою. Получается идеально облегающая обкладка, абсолютно не вуалирующая фотопленку, и четкие снимки.

Итак, первые приобретения: критический промежуток устанавливается с помощью тонкой ткани; металлическая об­кладка заменена жидкой.

^ Роликовая обкладка

Дело движется. Но хорошо бы теперь сделать такую об­кладку, которая бы автоматически создавала критическое расстояние. Кроме того, до сих пор мы получали снимки, раз­меры которых зависели от величины обкладки, и фотографи­ровали относительно ровную поверхность; теперь пора от этой зависимости избавиться.

Но как этого добиться? Фотографировать предмет частя­ми, как бы кадр за кадром, насколько позволит длина фото­пленки? Если вести съемку с помощью обычной плоской обкладки, это будет повторение предыдущего, а рельеф по-прежнему останется помехой. Мы поставили плоскую обкладку ребром на фотопленку и, включая и выключая генератор, переставляли ее по фотопленке, лежащей на предмете. Снимки получились плохими, на них были поло­сы, белые пропуски и темные волны, набегающие друг на друга.

Но зачем переставлять обкладку и при этом каждый раз включать и выключать генератор, когда можно равномерно волочить ее по фотопленке! Первые же снимки, полученные этим способом, были насыщены четкими, контрастными дета­лями. Снимок без лысин шел ровной полосой вдоль фото­пленки.

И приятная неожиданность! До сих пор приходилось ис-

кусственно создавать разрядный промежуток, здесь же при плоской обкладке, поставленной на ребро, каким-то чудом разрядный промежуток создавался сам собой.

Для определения механизма этого явления мы сфотогра-фировали только кадр из общего снимка. Обкладка, постав­ленная на ребро, стояла неподвижно на тыльной стороне фотопленки, помещенной на металлическую обкладку с релье­фом. На негативе два параллельных фотоснимка разделены чистой, светлой полосой; каждый снимок превосходит размер ребра обкладки.

Как же получился такой сложный снимок? Над чистой, светлой полоской стояло ребро обкладки. Обкладка прижима­ла здесь фотопленку к рельефной пластинке, разряда не было, не произошло и фотографирования. Под нажимом же ребра обкладки фотопленка деформировалась, несколько изогнулась, края ее приподнялись, и над фотографируемым предметом образовался воздушный зазор, где, по-видимому, и протекал разряд, сформировавший оба боковых снимка.

С помощью поставленной на ребро обкладки просто раз­решался вопрос об автоматическом создании условий для ста­бильных разрядов. Когда подаются импульсы токов высокой частоты, то от ребра обкладки по тыльной стороне фотоплен­ки расползаются так называемые скользящие разряды. Они поляризуют фотопленку, которая покрывается зарядами, и в зазоре между ней и рельефной пластинкой формируется элек­трическое поле, где разряды переносят на фотоэмульсию рисунок рельефа. Таким образом, у движущейся обкладки, поставленной ребром на фотопленку, автоматически устанав­ливается разрядный промежуток и создаются благоприятные условия для получения снимков.

Что же касается передвижения обкладки, то лучше не во-лочить ее, а катить: цилиндр в точке соприкосновения с плос­костью совпадает с ребром обкладки. Это напоминает ручной каток: насаженная на ось цилиндрическая обкладка катится по фотопленке, и снимок получается очень четким (фото I).

Роликовые обкладки занимают очень мало места на фото­пленке и требуют мало напряжения и мощности, что очень важно при фотографировании живых организмов,

^ Пакетные снимки

Как только качество снимков улучшилось, мы приступили к исследованию возможностей самого метода.

Плоские обкладки однотипны, назначение у них одно и то же, заряды они несут одинаково, и, по-видимому, нет основа­ния отдавать "предпочтение активной .обкладке. А раз так, то

9


нельзя ли использовать и ту и другую обкладку одновременно для фотографирования предмета сразу с двух сторон?

И вот зеленый лист растения с соблюдением «критиче­ского промежутка» в сопровождении фотопленок с двух сто­рон отправляется в разрядную фотокамеру. После подачи импульса и соответствующей обработки двух фотопленок на одном негативе получается изображение верхней стороны листа, а на другой — нижней.

Равноправное участие плоских обкладок дает возможность' использовать их для одновременной двухсторонней съемки предмета, что может быть полезно в лабораторных исследова­ниях. Для двухсторонней съемки мы из двух плоских обкла-док сконструировали своеобразные клещи, описание которых приведено в конце брошюры.

Теперь мы решили посмотреть, как подействуют высоко-частотные разряды на группу предметов, стоящих друг за •другом. Взяли три различных по плотности и конфигурации отрезка ткани. Их число можно было бы не ограничивать, если бы они поместились на фотобумаге, которую мы сложи­ли гармошкой в пять секций. Со стороны эмульсии, между первой и второй секциями и между третьей и четвертой, поло­жили по отрезку ткани. Сверху, на эмульсию пятой секции, поместили третий отрезок ткани. Этот отрезок фотобумагой не прикрыли, чтобы увидеть, как произойдет фотографирование. Пакет поместили на плоскую обкладку, а сверху на обна-женный отрезок ткани положили вторую обкладку — диско­вую. После подачи импульсов и проявления фотобумаги на ней оказалось пять снимков ткани. На первом снимке отрезок ткани окружен электрической короной, как Солнце, снятое во время затмения. Ясно, что съемка происходила с помощью разряда. В гофрированном фотопакете расположение «портре­тов» друг над другом повторяется: электрический импульс прошел через весь пакет.

Почему же на долю двух остальных отрезков ткани при­шлось сразу четыре снимка? И как могли они образоваться внутри пакета?

На двухстороннем снимке листа то же самое — ткань изо-бражена и с лицевой стороны и с изнанки. Отрезки ткани в секциях пакета, судя по снимкам, образовали с каждой сто­роны независимые электрические поля, в которых и происхо-дили самостоятельные разрядные процессы.

Итак, мы столкнулись с новым явлением в фотографиия одним высокочастотным импульсом, проходящим через не-сколько предметов, можно одновременно получать их двухсто-ронние изображения на отдельных фотопленках. Значит, мож-но передать изображение одного предмета сразу на несколько фотопленок.

Для начала мы по пробовали сфотографировать монету

10

при явном нарушении фотографических правил: поставили фотопленку одной стороной к монете, а другой, с эмульсией,— к противоположной гладкой обкладке, на которой покоилась тонкая ткань — «организатор» разрядного промежутка. Цель — передать изображение монеты через преграду из целлулоида.

И действительно, как мы и ожидали, изображение монеты передалось через целлулоид и зафиксировалось на эмульсии фотопленки. Паутинообразная накладка ткани чуть-чуть на­рушала кристально чистое изображение монеты. Очевидно, целлулоид поляризовался и перенес электрическое изображе­ние монеты с одной своей стороны на другую, и там уже в разрядном промежутке произошло фотографирование.

Таким образом, перегородка из диэлектрика, в данном слу­чае из целлулоида, в высокочастотном поле может переда­вать через себя изображение предмета. Перегородка из про­водника таким свойством не обладает.

Дальше в ход пошла рентгеновская фотопленка. Она удоб­на тем, что полита эмульсией с двух сторон, и на обеих сторонах одновременно можно получать изображение. Между четырьмя такими пленками создается разрядный промежуток. Получается восемь негативных изображений монеты, и, что интересно, снимки чередуются в прямом и в зеркальном отображении. Фотопленки в фиксаже не обрабатывались, мы оставляли их непрозрачными, чтобы на негативе одно изобра­жение не мешало рассматривать другое.

Если изображение можно передать через четыре перего­родки, как это нам только что удалось, значит, у высокочас­тотного поля большая проникающая сила. Мы уже знаем, что каждая из двух обкладок равноценна в этой системе плоского конденсатора. Интересно бы посмотреть на фотоснимки взаи­модействующих двух обкладок-монет через перегородки из диэлектрика.

Мы взяли две обкладки из трехкопеечной и двадцатико­пеечной монет и снова четыре рентгеновские фотопленки. Результат получился еще интересней предыдущего: все восемь негативов состояли из сдвоенных изображений. Но каких! Если на одной стороне фотопленки сфотографировалась моне­та в 20 копеек и в прямом изображении, то на нее наложилось изображение монеты в 3 копейки — в зеркальном отображе­нии. На другой стороне этой фотопленки роли меняются: прямое изображение принимает уже трехкопеечная монета, а двадцатикопеечная — зеркальное. Но что характерно, каждое изображение по мере приближения к противоположной обкладке-монете слегка теряет отчетливость.

Данные этих опытов помогли нам использовать передачу изображения предмета через перегородку из диэлектрика при конструировании электронно-ионных оптических приборов.

11


^ Электрическое состояние

Тонок и чувствителен метод фотографирования высоко-частотными разрядами. В сущности, с его помощью мы по-лучаем на фотоснимке изображение электри-ческого состояния живой и неживой природы,

В демонстрационных опытах мы ориентировались на топо­графическую конфигурацию металлических предметов. Элек­тричество на металлах концентрируется на остриях, с которых и стекают заряды; поэтому на снимках отражается только рельеф поверхности металлов. И механизм получения изоб­ражения металлических предметов легче объясним, чем пред­метов из диэлектриков.

Не проводя обычно ток, диэлектрик, попадающий в высоко­частотное поле, приобретает особый вид электропроводи­мости — емкостную проводимость. В нем появляется электрический заряд, но он не перемещается, как в металлах, а. наоборот, удерживается на тех же точках, где и возникает. И каждый диэлектрик, будь то стекло, целлулоид, резина или фарфор, в зависимости от своей структуры обладает особым характером высокочастотных разрядов.

Есть диэлектрики со сложной структурой, например, бетон, обработанная кожа, сухие листья растений. Они состоят из различных частей или веществ. Займемся подобными диэлек­триками. В картонную коробку поместим кусочки резины, дерева, фарфора, металла и зальем все это парафином, чтобы им пропитались и дно и крышка коробки. Остывший блок сфо­тографируем. На снимке получатся в различной теневой плотности силуэты предметов, замурованных в коробке.

По фотоснимку внутренней структуры блока неискушен­ный человек решит, что фотографирование токами высокой частоты, подобно рентгеновским лучам, просвечивает предмет через всю его толщину. Ничего подобного! Лучи Рентгена просвечивают предмет насквозь, давая на снимке теневое изображение, а здесь силуэты замурованных предметов раз­личной яркости, наоборот, светятся на поверхности парафино­вого блока соответственно проводимости каждого предмета.

Изображения разных предметов при фотографировании токами высокой частоты формируются по-разному. Если пред­мет проводник, то на снимке отражается только конфигура­ция его поверхности. Если же это диэлектрик, на фотоснимке возникает его глубинная структура. На фоне рисунка поверх­ности мы получаем снимки электрического состояния пред­метов.

Заглянем в растительный мир и посмотрим на электриче-; ского состояние листьев разных растений.

Растение — это сложный конгломерат, живые детали ко-

12

торого при фотографировании несут на себе определенные электрические величины. Их изображение — рисунок их элек­трического состояния. Посмотрите на фото II, III, IV, V, VI и VII, помещенные на вкладке. Это электрическое состояние листьев разных растений. У каждого — свое.

А интересно, что покажет один и тот же лист растения в разных своих биологических состояниях? Посмотрите на фо­то VIII, IX и X. Это в равных условиях сфотографирован лист вербены в разных биологических состояниях. Почему у одного и того же листа рисунки электрического состояния различны? Не потому ли, что первый снимок получен с несорванного листа вербены, второй — после того, как куст вербены был вырван с корнем и пролежал в тени десять часов, а третий снимок был сделан еще через двадцать часов?

Глядя на эти три снимка одного и того же листа растения, приходишь к мысли, что лист обнаруживает в них свое биоло­гическое состояние. Первый снимок получен со здорового лис-та, второй — с увядающего, а третий — с почти увядшего.

Внутренний мир листа растения связан с внешним миром, с солнцем, воздухом, температурой через биологические «при-боры» в покрове. Нарушение жизнедеятельности листа растения засухой, болезнью, старением изменяет химический состав и физическую структуру биологических «приборов», или механизмов, которые в свою очередь влияют на форму разрядов, исходящих из них, что фиксируется на фотоматериале в своеобразных геометрических фигурах.

Можно, таким образом, предположить, что в организации рисунка электрического состояния организма, помимо его поверхностной конфигурации, принимает участие и его внут­реннее биологическое состояние. По рисунку электросостояния можно судить о биосостоянии. Не говорит ли это за то, что фотографирование токами высокой частоты со временем поможет находить патологические изменения в растениях?

Из одного научно-исследовательского института к нам при-были сотрудники познакомиться с методикой фотографиро-вания. Они попросили нас сфотографировать два листа одного и того же растения. Над этими ярко-зелеными крепкими листами, близнецами по возрасту, форме и по размеру, нам пришлось много потрудиться. В конце концов мы убедились в том, что эти листья не только не близнецы, но даже и не родственники — насколько они похожи внешне, настолько они различны на фотоснимках.

Изображение электрического состояния одного листа со­стояло из округлых сферических деталей, симметрично рассы­панных по полю, а изображение другого — из мелких геомет­рических фигурок, группами разбросанных по плоскости.

Фитопатологи сообщили, что разница заключалась лишь в том, что листья были сорваны с разных кустов, один из кото-

13


рых был заражен микроорганизмами. Развиваясь внутри листа, микроорганизмы не давали внешних признаков заболе­вания вплоть до момента гибели самого листа. По мнению фитопатологов, такой способ получения изображения выяв­ляет детали, недоступные другим методам фотографиро­вания.

Конечно, по одному опыту делать обобщений не приходит­ся, но мы продолжали от случая к случаю работать в этом направлении. На других зеленых «пациентах» — листьях ви­нограда, яблонь, табака — фиксировалось болезненное со­стояние, и каждый раз при патологических изменениях листа растения видоизменялся и рисунок электрического состояния, .присущего только этому болезненному состоянию листа и только этому виду растения.

Взгляните на фото XI и XII. На первом изображен здоро­вый лист табака, на втором — больной.

^ Окно в неведомый мир

Вскоре ог методики фотографирования токами высокой частоты отпочковалось новое направление — визуальное наблюдение.

Сопоставляя фотографические снимки одних и тех же листьев растений или одного и того же участка нашей кожи, мы заметили, что на повторных снимках (при равных усло­виях фотографирования) некоторые детали иногда или меня­ют свое местоположение, или совсем исчезают, а иной раз, .наоборот, появляются новые детали. Не свидетельствовало ли это о движении, о каких-то процессах, происходящих в живом организме?

Мы допустили, что эта динамика деталей связана с про­цессами жизнедеятельности, и задались целью во что бы то ли стало наглядно наблюдать картину электрического состоя­ния живого организма в движении, а не в застывшей картине фотоснимка.

Во время разрядного процесса проникнуть глазом под об­кладку невозможно. Процесс происходит скрыто, в недоступ­ном наблюдателю разрядном промежутке. Можно увидеть, правда, часть разрядных каналов сбоку, но это лишь самые крайние каналы. Чтобы заглянуть в тайны разрядного про­цесса, надо было смотреть на него сквозь обкладку, не метал­лическую, конечно, а прозрачную, И мы решили в фотокамеру открыть окно, открыть, разумеется, не в буквальном смысле, •иначе нарушились бы условия съемки.

Можно было бы заменить металлическую обкладку токо-проводящим стеклом, но такого стекла у нас не было. Тогда из двух тончайших лабораторных стекол мы изготовили гер-

14

метическую камеру толщиной в миллиметр, залили ее токо-проводящей жидкостью — обыкновенной водой и подключили к генератору. И что же? Мы ничего не увидели. Разрядные каналы были плохо видны даже в лупу. Берем микроскоп, кон­струируем разрядно-оптическую обкладку (она тоже описана в конце брошюры), приникаем к окуляру, и нашему взору представляется фантастический мир.

Самые разнообразные разрядные каналы совершают какую-то свою сложную работу.

Каналы-великаны буйно полыхают лилово-огненным пла­менем. А рядом, в «глыбах» кожного покрова, спокойно све­тятся оранжевые и голубые «карликовые звезды». Отчего же «великаны» лиловые, а «звезды» оранжевые и голубые? И отчего они разной величины?

Полыхают и «зарницы». Это мерцают «кратеры», только из них извергается не огненная лава, а сияние, подобное полярному. То тут, то там пронзительно вспыхивают нераз­лучные близнецы желтого и голубого цвета. А это что за пары?

Вот, словно из подземелий, выплывают блеклые медузо-образные фигуры. Они колышутся и плывут в пространстве, отыскивая себе подобных, и, встретившись, сливаются с ними или скрываются в другом подземелье. А некоторые разрядные каналы временами, словно освещая язычком пламени свой путь, гуськом спешат вдоль кожных «ущелий». Откуда и куда бредет этот «караван»?

Вот они загадочные труженики высокочастотного поля, хранители тайн живого организма, родоначальники мира!

Цветная феерическая картина разрядного процесса зага­дывает десятки загадок.

И самая главная из них: случайность господствует над этой картиной или закономерность? Нет! Эта пестрая панора­ма кожного электрического состояния подчиняется каким-то закономерностям. Из многочисленных повторных наблюде­ний — разных участков тела, листьев, корней, побегов, мине­ралов, металлов, бумаги, кожи, бетона — выясняется, что при одних и тех же условиях общая картина электрических раз­рядов повторяется.

Вот на фото XIII изображена кожа человека (увеличено в 50 раз). Человек находится в уравновешенном состоянии. На фото XIV — кожа человека переутомленного (тоже увеличе­но в 50 раз). Та же картина на фото XV и XVI, только при сильном увеличении.

В поле зрения наблюдаемого участка кожи виднеются без­жизненные черные пятна. Неужели в электрическое состояние организма вкраплены мертвые зоны? Что же они означают? Мы решили искусственно осветить эти зоны. Покрыли их тон-жим слоем люминесцирующего порошка, который светится под действием электрических зарядов или ультрафиолетовых лу-

15






чей. Черные пятна исчезли, и на их месте засветилась зеле­ным светом наша кожа, на фоне которой продолжали пуль­сировать разрядные каналы.

Это могло означать, что электрические заряды, распреде­ленные на коже, обладают неодинаковой энергией. Заряды с малой энергией не принимают участия в общем разрядном потоке и создают мертвые зоны на общей картине электриче­ского состояния.

Наблюдай за электрической панорамой, мы лучше поняли значение настройки разрядного промежутка в фотокамере. Нас поражала необычайная чувствительность разрядных ка­налов к изменениям этого промежутка. Увеличивая или уменьшая его на сотые доли миллиметра, из поля зрения мож­но удалять разрядные каналы. Обыкновенно первыми выбы­вают из строя каналы с меньшей энергией, и они же последни­ми возвращаются в строй.

Как же разнообразны разряды, участвующие в фотографи­ровании; и как же велик электроэнергетический «ассортимент» нашего кожного аппарата!

^ Несовершенство конструкции или организма?

Разрядный процесс при фотографировании длится обычно одну-две секунды, а разрядный поток при визуальном наблю­дении — 500—300 секунд. Больше нельзя: мы рискуем пов­редить эрозией наружное стекло прозрачной водяной обклад­ки. А более устойчивых, кварцевых стекол у нас нет. Сеанс наблюдения за живописной природой электрического состоя­ния протекает от силы пять минут и без осложнений. Но иног­да в лагере разрядных каналов вдруг нарушается дисциплина, и они без видимых причин объявляют забастовку: некоторые то притухают, то снова разгораются, то совсем гаснут: «факе­лы» размашисто раскачиваются, как на ветру; лиловый их цвет бледнеет, переходит в желто-розовый; поле становится расплывчатым, создается впечатление, что все каналы вышли из фокуса.

Очевидно, не все ладно в обкладках. Разбираем их, проти­раем оптику, заливаем камеру свежей водой. Снова глядим в окуляр: все разряды на месте.

Пришлось строго ограничивать рабочее время разрядно-оптической обкладки. Одна-две минуты — и обкладка отправ- ляется в футляр отдыхать.

Откровенно говоря, было непонятно, что же все-таки дает перезарядка совсем исправной обкладки. Только спустя много временя при случайных обстоятельствах удалось узнать, что «нарушение дисциплины» в разрядных каналах зависело во­все не от состояния обкладки.



















































Похожие:

Валентина хрисанфовна кирлиан семен давидович кирлиан iconВалентина хрисанфовна кирлиан семен давидович кирлиан
Несколько лет назад, впервые знакомясь с изобретением Ё. X. и С. Д. Кирлиан, многие ученые предсказали, что оно послужит основой...
Валентина хрисанфовна кирлиан семен давидович кирлиан iconФотографии по методу Кирлиан
Кирлиан и его фотографирования создан ряд приборов, основанных на так называемом высокочастотном фотографировании, в частности метод...
Валентина хрисанфовна кирлиан семен давидович кирлиан iconДокументы
1. /Кирлиан.doc
Валентина хрисанфовна кирлиан семен давидович кирлиан iconДокументы
1. /Кирлиан.doc
Валентина хрисанфовна кирлиан семен давидович кирлиан iconГалкин семен Алексеевич
Галкин семен Алексеевич, капитан тр «Космонавт Гагарин» Севрыбхолодфлота в 1987 году. Журналист рыбацкой газеты таким увидел капитана:...
Валентина хрисанфовна кирлиан семен давидович кирлиан iconПервая женщина-космонавт Валентина Терешкова Презентацию
Валентина Владимировна Терешкова родилась 6 марта 1937 года в деревне Большое Масленниково Ярославской области в крестьянской семье...
Валентина хрисанфовна кирлиан семен давидович кирлиан iconДавид Давидович Бурлюк

Валентина хрисанфовна кирлиан семен давидович кирлиан iconПавел Давидович Коган

Валентина хрисанфовна кирлиан семен давидович кирлиан iconВалентина Романовна мартынова
Валентина Романова окончила среднюю образовательную школу №16 города Подольска. В школе она любила русский язык, литературу, историю,...
Валентина хрисанфовна кирлиан семен давидович кирлиан iconСемен Яковлевич Надсон

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов