Так вот. Все было не просто отвратительно. Все было хуже не бывает icon

Так вот. Все было не просто отвратительно. Все было хуже не бывает



НазваниеТак вот. Все было не просто отвратительно. Все было хуже не бывает
страница1/7
Дата конвертации28.08.2012
Размер1.06 Mb.
ТипКнига
  1   2   3   4   5   6   7



Когда книга начинается словами "Все было просто отвратительно" - это еще полбеды. Потому что вы сами отлично знаете, что сидите в уютном кресле с чашкой крепкого кофе, и, возможно, даже лопаете коржики. С вами все в полном порядке. А что же до книги, то такое начало сулит еще немало приятных минут. Оно означает, что герою и, соответственно, вам, просто не сможет быть скучно.

Но то в книге. Когда сами вы просыпаетесь с такой мыслью, то, не сомневаюсь, готовы убить каждого, кто осмелится что-нибудь вякнуть о фабуле сюжета и прочих литературных излишествах.

Так вот. Все было не просто отвратительно. Все было - хуже не бывает.

Началось все утром. Я проснулся один. С одной стороны - не велика беда. В 23 года как-то несолидно ощущать страх от пробуждения в темноте и в полном одиночестве. Я его, страх этот, тоже поначалу не ощутил. Так, смутную тревогу. Сразу в голову стал ломится целый легион причин, по котороым произошло сие досадное недоразумение. Например, что Усаги в ванной. Или что ей захотелось пожевать чего-нибудь вкусненького, и эта сластена отправилась в разведку на кухню, где специально для таких случаев у меня припрятан стратегический запас.

Ну в крайнем случае - что она убежала к очередному распоясавшемуся демону, по доброте душевной оставив меня, бесчувственного оболтуса, смотреть свою порцию сладких снов.

Я встал, если, конечно, мое нервное сползание на пол можно было так назвать, и отправился на поиски. Разумеется, в доме было пусто, Я глянул на часы. Циферблат честно показывал четвертый час, а в такое время даже я, известный полуночник, обычно или уже сплю, или еще сплю. А тут – Усаги… Сказать, что все это меня насторожило – это сказать глупость. Все составляющие моей личности, которые, обычно, и отождествляются с понятием «я» пришли в состояние боевой тревоги. Тот самый вздорный и буйный тип, который, обычно, являлся зачинщиком всех действий, в которых требовалось размахивать остро заточенными железками и гарцевать на коне, требовал незамедлительных действий. Мне без особого труда удавалось игнорировать его заполошные вопли, уже хотя бы просто потому, что я знал – суета ни к чему не приведет. Никакие перевоплощения, никакие подвиги и, разумеется, никакие вопли не являлись ключом к решению этой новой загадки.

У меня из-под носа пропала собственная жена. Ну, почти жена. Невеста. Но кого такое подробности волнуют-то?

Я вернулся в комнату, и принялся тщательно ее исследовать. Я искал малейшие следы, могущие стать для меня зацепкой в нелегком деле пропажи Усаги. Обшарил нашу кровать, ковер, и, на всякий случай, даже подоконник. Однако мои старания были тщетны. Складывалось впечатление, что Усако просто-напросто исчезла из постели, без всякой видимой на то причины. Если очень постараться, то можно было даже увидеть вмятину на матрасе, соответствующую месту ее сна. Усаги спала на боку, благополучно вписавшись спиной в мой бок.
А потом – раз – и ее не стало. Куда, спрашивается?..

Только не паникуй – сам себе приказал я – Знаешь, парень, твое общество еще не настолько мне осточертело, чтобы вот так запросто позволить тебе сойти с ума. То есть как-нибудь на досуге, если пожелаешь – пожалуйста, можешь заняться. Мало ли, у кого какие хобби… но сейчас сделай милость, отложи.

Внутренний монолог подействовал положительно. Успокоиться не получилось, конечно, но, по крайней мере, пропало желание немедленно поставить на уши всю полицию славного города Токио.

Я глубоко вздохнул, усаживаясь на подоконник – излюбленное мое место для плодотворных размышлений. Открытое окно и отсутствие сетки меня не смущало. Наоборот – высоту я любил, и вид из окна вдохновлял меня на дедуктивные подвиги.

Итак. Дано: Усако любимая, одна штука, исчезнувшая ночью при невыясненных обстоятельствах. Требуется: найти и спасти от всего, что только возможно. Рекомендуемый метод исполнения… а вот тут пришлось притормозить. Я понял, что у меня явная недостача данных. Вполне могло статься, что это опять какие-нибудь сейлорсеншевские закидоны, о которых я ни сном ни духом. Во мне еще были слишком свежи воспоминания, когда эта чудная особа упорхнула на «Лунный круг», ритуальный танец в день летнего солнцестояния. Дескать, некогда на Луне была такая традиция, и, согласно неписаному правилу, нашему брату на таких сборищах делать было нечего. Более тот, факт их проведения никогда не упоминался в присутствии мужчин. Это было как-то связано с почитанием исконной тайны женской сущности, или как-то так. Скольких нервов мне стоили тогдашние поиски лучше не вспоминать. И все то, что я впоследствии высказал этим конспираторшам в матросках – тоже. Конечно, высказано все было совершенно цензурно и вежливо, но, думаю, общий смысл они уяснили неплохо. Ну в самом деле, хоть предупредить же могли, не посвящая в свои священные тайны!..

А может, и сейчас происходит нечто подобное? Может, Усако вовсе не пропала неведомо куда, а просто отправилась на очередной внеплановый девичник в матросках, а я тут бегаю по потолку, как взбесившаяся муха…

Но в глубине души я знал – такого нет, и быть не может. Усаги именно пропала, и я ощущал это так же ясно, как и царившую в этом мире полу-ночь полу-утро. Я просто не чувствовал присутствия Усаги. Ни здесь, в моем доме, ни в Токио, ни вообще – нигде. Словно такая девушка и вовсе никогда не существовала, а просто была плодом моей нездоровой фантазии.

Я спустил ноги с подоконника, и долгим задумчивым взором уставился на телефон. Вообще-то того, что я намеревался сделать, делать не следовало. Воспитанные люди так не поступают. Более того – другие воспитанные люди, которым довелось участвовать в подобных акциях, обычно убивают тех, кто является их инициатором. По крайней мере, я бы точно убил. На счет Усаги не знаю – она у нас великая гуманистка. Может, обошлось бы всего лишь брошенным тапком…

Короче говоря, я взял трубку, и мысленно приготовился услышать очень, очень много неприятной истины в свой адрес. Впрочем, я даже не был уверен, что номер, послушно подсунутый мне не кстати оживившейся памятью, все еще действует. Тем не менее, я очень на это надеялся. В противном случае мне придется начать творить всяческие безобразия магического характера, а за это абонент меня по макушке не погладит. Разве что чем-нибудь тяжелым.

Одним словом, я набрал номер Сецуны. В трубке послышались задумчивые гудки – словно линия никак не могла решить, есть она в природе, или все же нет. Я бездумно смотрел в уже слабо бледнеющее небо с гаснувшими холодными точками звезд. Слушал эти гудки, и ждал – без всяких мыслей в голове. Словно человек по имени Мамору ненадолго умер оставив вместо себя автоответчик, а сам отошел на пару минут в астрал непонятно за каким чертом.

Наконец, мое упорство было вознаграждено. Трубка была поднята, и одно очень сонное и смазанное «алё?» подтвердило наличие Сецуны в этом мире.

-Привет – каким-то глухим, незнакомым и мне самому голосом произнес я. Со стороны Сецуны было истинным героизмом не завопить «Маньяк, у меня осталось еще семь дней!» и не швырнуть трубку. Впрочем, возможно, она еще не слишком проснулась…

-Привет – слегка сиплый со сна, ее голос не был сердитым. Скорее, крайне удивленным. Дескать, какая стрекоза укусила такого обычно спокойного товарища, что тот занялся банальным телефонным хулиганством? Но я не дал ей углубиться в морально-этический аспект проблемы.

-Усаги пропала, – без предисловий сообщил я

-Как?.. – Сецуна на том конце провода явно проснулась, как бравый пожарник от запаха пригоревшей яичницы. Рефлекс, знаете ли…

-Не знаю, – мрачно ответил я, – Пропала, следов нет. Я все облазил. Ничего не нашел.

-Ясно, – моя собеседница подавила отчаянный зевок в самом зародыше, – Приезжай ко мне. Сейчас. Сможешь?

-Да, – кивнул я, забыв, что видеть меня она не может, – Буду через четверть часа.

-Оптимист… - буркнула Сецуна, но я ее уже не слышал…


^ Шаг первый. Порог трухлявого дерева.


Я мчался по городу, вспоминая совершенно некстати подвернувшийся американский мультик. Там забавный гусь, похожий на комедийного Зорро, кричал, что он, дескать, ужас, летящий на крыльях ночи, и с должной периодичностью летал, дабы оправдывать имидж. Так вот, в текущей ситуации я себе напоминал того самого гуся, как там бишь его…

Байк уже давно перешел на ультразвук, и в звучании его мотора слышалась почти откровенная мольба. Он отчаянно намекал, что на его воскрешение после таких полетов я угроблю не одни выходные. Все-таки я не Харука, и профессионально гонками не занимаюсь. Соответственно, и «железный конь» у меня самый обычный, и вовсе не предназначен для подобных спринтерских забегов. Если в начале путешествия он взревел, как раненый минотавр, и рванул на трассу с таким энтузиазмом, словно собирался самолично отомстить всем виновным в исчезновении Усаги, то теперь он только смущенно кашлял и жалобно подвывал. Но я был неумолим. Более того, я и констатировал-то все это только потому, что мне надо было на что-то отвлекаться. Мысль о том, что заставило меня вот так слепо мчаться сквозь ночь, рождала ледяную боль в груди, впивающуюся острыми углами во все жизненно важные органы. Я знал, чуял, что стряслось что-то непоправимое, что-то, после чего жизнь уже никогда не будет такой, как прежде. И что самое противное – я не понимал, что происходит…

Бросив почти умирающий байк под порогом Сецуны, я бесцеремонно прогрохотал сапогами по лестнице. И настойчиво забарабанил в дверь, как упорный, и очень близорукий дятел. Сецуна, надо отдать ей должное, открыла быстро, не заставляя меня лишать ее родной двери. И это очень мудрый поступок с ее стороны: я был не в том состоянии чтобы обращать внимания на какие-то мелочи вроде стальных дверей.

-Заходи, – зевнула она, кутаясь в домашний халат лилового цвета, расшитый какими-то цветами. Я не задержал взгляда на довольно красивом узоре, потому что не до того было. И вообще, чужие девушки в халатах, равно как и без них, меня не волнуют. Мне бы свою отыскать…

-Значит так, – Сецуна жестом опытного психотерапевта-практика усадила меня в кресло почти силой. Передо мной на зеркальной поверхности журнального столика как-то сами собой очутились чашка крепчайшего черного кофе, сигареты с пепельницей, лошадиная доза валерьянки и, почему-то, шоколадка.

-Употреблять в произвольном порядке – выдала ценное указание моя гостеприимная хозяйка, – пока ты ехал, я заглянула в гранатовый шар…

-Молодец, – кивнул я, запивая валерьянку кофе, и мысленно радуясь предусмотрительности Сецуны. Она совершенно верно рассудила, что меня надо срочно отпаивать какими-нибудь зельями, пока я чего-нибудь не разнес. Небось, еще и брому в кофе бахнула, не удивлюсь, коли так. А она тем часом продолжала:

-Плохи твои дела, парень. – Поплотнее закуталась в свое лиловое одеяние, и опустилась в кресло напротив. Я заметил, как бегают ее глаза, и молча протянул свою чашку. Конечно, заварить сразу две порции, она, видимо, просто не успела. Сецуна жадно ополовинила мою порцию, и заоглядывалась в поисках кофеварки. Я понял, что дело пора брать в свои руки. Хранительница явно не в себе. Посему сам отправился на кухню и принес целую джезву этого грешного кофе, а заодно сахарницу и молочник. Знал, что Сецуна не пьет кофе «пустым». Она благодарно приняла мои подношения и занялась кухонной алхимией. Я молча созерцал. На самом деле мне хотелось затрясти ее, аки яблоню по осени, и пытать с особой жестокостью, пока не расколется. Ну в крайнем случае – показать таракана, да только где ж его взять-то…

-Произошло очень неприятное событие, – заявила девушка, нахлебавшись своей приторной дряни.

-Это я как-то и сам понял, – деликатно заметил я.

-Не умничай, – Сецуна зыркнула на меня исподлобья, - Знаешь, небось, что такое равновесие?

-Предположим, – осторожно ответил я, еще не зная, куда она клонит, но уже активно не любя это всей душой

-Во вселенной существует нескончаемое число миров, – продолжала между тем она, и ее вишневые глаза подернулись дымкой воспоминаний, – В них, как ты, я думаю, догадываешься, есть отражения всего, что ты знаешь. Но история миров развивается по-разному. То, что произошло в твоем родном мире, могло не произойти в другом, а во всем прочем они совершенно идентичны.

-И что? - хмуро буркнул я, тоже наливая себе добавки. Я чувствовал себя последним идиотом: запаниковал посреди ночи, сорвал с кровати хорошего человека, и теперь сижу, и как ни в чем ни бывало, слушаю лекцию по метафизике пространства… Бред какой-то.

-В этих других мирах тоже есть, или должна быть, одним словом – предусмотрено наличие – Сейлор Мун, – подошла к животрепещущему вопросу моя собеседница. Я насторожился. Кажется, я уже знал, где здесь зарыта целая стая собак…

-В некоторых, как и в нашем, она побеждает тьму и зло, в некоторых – нет. И есть даже такие, где она погибает, – меня ощутимо передернуло, Сецуна понимающе кивнула и придвинула пепельницу. Дескать, валяй, не стесняйся, знаю, что не куришь, но тут такое дело…

-Есть, понимаю, – подтолкнул ее к продолжению мысли я, – И что дальше?

-За счет таких мест и поддерживается Равновесие, – произнесли Сецуна почти торжественно, – Мир не может быть однозначно счастлив или несчастлив, хорош или плох, добр или зол…

-И?!

-Не нервничай. Мир, которому не повезло, и в котором зло победило, сам понимаешь, несчастен. Он испытывает непреодолимую потребность качнуться в другую сторону. Это жадное место, Эндимион… Жадное, и … страшное, – она зябко передернула плечами, словно лично не раз убеждалась в излагаемых фактах. Впрочем, кто знает, может, так оно и было.

-Но одной силы даже самого жадного мира не достаточно, – гнула свое Сецуна, упрямо не желавшая отвечать на мой вопрос прямо и толково, -Но если миру помогают его обитатели… Если и они хотят того же, и помогают, как бы это правильно сказать, тянуть одеяло на себя – они могут «перетащить» чужое одеяло на себя.

-То есть, – я поставил чашку и обхватил подбородок. Мда, не мешало бы побриться… Этим и займусь, когда домой вернусь. – Ты хочешь сказать, что некий несчастный параллельный мир объединил свои усилия с обитателями, и перетащил Сейлор Мун нашего мира – к себе. Я правильно уразумел?

-Ты правильно уразумел, – подтвердила Сецуна, – И я не могу тебе сказать ни места, ни времени, где оказалась наша принцесса. Более того, я ее даже не увидела в своем талисмане.

-Значит, этот жадный мир прячет свою добычу, чтобы ее не отобрали обратно, – сделал вывод я.

-Раз ты так говоришь, значит, так оно, скорее всего и есть, – огорошила меня девушка. Я недоуменно на нее воззрился. До сих пор сентенции «Слово принца – закон!» мне доводилось слышать только от очень ограниченного круга лиц, и это было так давно, что уже не имело значения. А тут – нате вам… До сих пор Сецуна, со всех точек зрения, леди очень рассудительная, вела себя куда как более разумно, а не принимала на веру все, что только мне вздумается брякнуть. Но она немедленно пояснила свой эксцентричный поступок:

-Понимаешь – немного смущенно пояснила она – Этот мир, он несколько похож на тебя

-На меня?.. – я окончательно был сбит с толку. В теме иных миров и прочей мистической чуши я был не силен, и даже то, что успел запихать в свою непутевую голову в еще прошлой жизни, умудрился то ли забыть, то ли так тщательно прикопать, что тут требовалась целая бригада бульдозеров.

-Именно, – Сецуна еще больше смутилась, – Он такой же одинокий, такой же никому не нужный и такой же ожесточенный, каким был ты. Он – это, собственно, слепок с тебя-прошлого. И думает он поэтому похоже, и решения принимает похожие.

-Погоди! – я протестующее выставил руку, – Я никогда не поступал с Усаги подобным образом! Если мы действительно похожи, как ты говоришь, то этот мир должен ее просто на руках носить, пылинки сдувать, и далее по списку…

-Он и сдувает, – саркастически заверила меня Сецуна, – Я, конечно, не видела того места, но не забывай – я его чувствовала. И если я говорю, что вы похожи, значит, так оно и есть. Придется тебе верить мне на слово, Эндимион, или не верить вовсе, потому что никаких доказательств у меня нет.

-И не надо, – я запрокинул голову, потому что мне она вдруг показалась очень тяжелой.

-Значит, чужой мир забрал Усаги, и оберегает ее. Что ж, это хорошо, она вне опасности…

-На твоем месте я не была бы столь уверена, – с сомнением покачала головой Сецуна, – То, что кажется миру неопасным, может оказаться для Усаги последним, что она увидит в жизни. У мира – не человеческое сознание, и мерить его нашими мерками можно только очень условно. Когда я говорю, что мир похож на тебя, я имею в виду именно ощущение, причем мое субъективное, имей это в виду.

-На твои ощущения можно положиться, – заверил я воина времени, – Именно благодаря ним Врата все еще целы. – Она смущенно улыбнулась, словно я не констатировал всем известный факт, а незнамо какой комплимент ей отвесил.

-Ну что ж, – я уже было собрался подняться, – Тогда мне всего лишь и нужно, что пройти в этот мир и вернуть Усако. Осталась сущая мелочь: как это сделать…

-Ну, положим, с технической стороной вопроса я тебе помогу, – пообещала Сецуна, – И теоретически ты прав. В самых общих чертах. Только есть одно «но»…

-Что еще за «но»? – вздохнул я, не ожидая ничего хорошего. И оказался прав, кто бы мог подумать.

-Не забывай, что в альтернативных мирах есть и свой Такседо Маск, – заметила Сецуна, – И как ты будешь забирать Усаги у самого себя?


^ Шаг второй. Размытый гранит

Уже почти рассвело, когда мы с Сецуной снова встретились в парке. Ранний белесый туман испугано ластился к нашим ногам, словно надеясь, что мы сможем защитить его от неумолимо восходящего солнца. Я поправил дорожную сумку на плече. Сложил я туда немногие, но нужные вещи, без которых в походе приходится трудновато, хоть и не смертельно. Сецуна уже ждала меня, нервно меряя шагами площадку, выбранную нами на роль стартового полигона. Она недовольным взглядом обозрела мою уже выбритую морду, и хмыкнула. В том, очевидно, смысле, что вот же довелось связаться с психом, и как только угораздило…

Концом своего магического посоха она начертала на почти белом песке магический круг, в запутанных символах которого я почти ничего не понял. После чего жестом велела мне стать в его центр.

-Я не знаю, куда ты переместишься – заявила она мне, в качестве прощальной речи – Так же, я не могу дать тебе совет о перемещении между мирами: у каждого свой способ делать это. Но я прошу… - она замялась - , но продолжила, словно неуверенная в себе школьница, читающая стихи перед большой аудиторией

-Эндимион, пожалуйста, не обижай тот мир… Я понимаю, что ты чувствуешь, но…

-Сецуна – я устало вздохнул – Ты все еще ждешь от меня всего того, что вытворял тот умалишенный тип в Террианском королевстве многие века назад? - я даже улыбнулся поневоле – до того забавной показалась мне ее просьба не обижать чужой мир. И сама идея того как я, один смертный человек, буду его обижать…

-Я не буду – серьезно пообещал я – Я слишком хорошо его понимаю.

Она кивнула, принимая мой ответ

-И не попадайся себе на глаза – добавила она совсем другим тоном.

Под ногами вспыхнуло таким же лиловым, как халат Сецуны, светом. Он пробежал по контуру магического круга, как пламя по бикфордову шнуру, сияя все ярче. В какой-то момент я не выдержал, и зажмурился от этого ослепительного света. Вспомнилось, что мой собственный магический свет, был мне куда более приятен. Темное некромантское пламя цвета индиго оживало, когда того требовал земной принц, а требовал он не редко. Синие языки охотно облизывали и сырые дрова случайных костров, и кости не менее случайных врагов. Даже поговорка была такая «гори все синим пламенем»…

…когда я глаза все-таки открыл, то сначала подумал, что меня окружает темнота. Она не была угрожающей в полном смысле этого слова, но она была неприятной. Вообще-то удивительно: я люблю темноту. Пожалуй, больше, чем свет. А ночь я любил больше, чем день. Темнота – мой плащ и доспех, мой дом, моя тропа, и моя сущность. Не тьма, а именно темнота. А эта, что вокруг, отталкивала. Была какой-то противной, как назойливая муха. Постепенно мои глаза привыкли к ней, и я стал кое-что различать. Оказалось, я стоял на крутом тонком мостике, переброшенном через мутное темно-багровое озеро. Вокруг же был не лес и не степь, а камень. Очевидно, озеро находилось в пещере. Здесь не было знакомых по фильмам сталактитов и сталагмитов, которые вечно все путают: что вверху, а что внизу. Стены были гладкими и дымчато-серыми. Мостик был того же камня. Хоть и тонкий, но удивительно крепкий. Меня, по крайней мере, он выдерживал без труда. Я посмотрел на право, потом на лево. И с той и с другой стороны была одинаковая картина. Многочисленные, незаметные почти на фоне серого цвета, щели в стенах, казались даже симметричными. Хоть монетку бросай, честное слово… Мне оставалось только понадеяться, что меня не занесло в какую-нибудь обитель тьмы. Вот уж и правда, чего не хватало… Толпы демонов, все как один, желающие захватить/уничтожить наш( ну не наш, но все равно!) мир меня не прельщали. Поэтому я не стал ломать голову, и, вспомнив о печальной участи ездового животного мудреца Буридана, задумчиво побрел направо. Почему именно на право? А не знаю. Захотелось, наверное. Я шел, понемногу спускаясь с мостика, и поначалу с любопытством вертел головой в разные стороны. Все-таки другой мир, это вам не дракон от обеда оставил!.. Но вскоре мне надоело. Пейзаж не менялся, никаких представителей живых существ, будь то разумная раса, фауна или флора, в пределах видимости не наблюдалось. И мое совершенно непознавательное схождение с мостика так и осталось довольно заурядным событием моей жизни.

Ровно до тех пор, пока ноги мои не коснулись земли. Серый пол, выглядящий так, словно его отполировали не мастера, а сотни тысяч ног до меня, ощутимо вздрогнул. Первой моей мыслью было: землетрясение. У нас в Японии это совершенно обычное дело. Страна находится в зоне сейсмической активности, так что периодические встряски не дают нам повода сетовать на излишнюю однообразность жизни.

Я обернулся через плечо, да так и застыл, даже не сообразив, что гораздо удобнее было бы развернутся всему.

На озере начался дождь наоборот!.. От его маслянистой поверхности отрывались совершенно круглые капли, и с медленной грацией слонов из мультиков воспаряли вверх, в темноту слишком высокого свода. Я наблюдал за этим чудом, мысленно повторяя про себя третий закон ньютона. Кажется, в этом мире не только Сейлор мун нет. В нем еще и яблоко никому на голову не падало, и никто ничего не придумал. Так что каплям из озера было глубоко чхать на все законы природы, ну и здравого смысла заодно. Они, покачиваясь, плыли вверх, и каждая отражала мой искаженный портрет: удивленное лицо с округлившимися глазами. Хорошо еще, что рот не открыл, а то был бы точь в точь, как Чиби-Уса в планетарии…

Пол под ногами еще раз тряхнуло, да так сильно, что я едва не свалился в это грешное багровое озеро. Вернее, свалился бы непременно, если бы кто-то не ухватил меня за руку сзади. Вывернув голову, я понял, что еще не устал удивляться. Передо мной стоял тот, кого я уж никак не ожидал увидеть.

-Аррашииссс нээййи? – певуче вопросил меня Кунсайд. Я только и мог, что улыбнутся ему.

  1   2   3   4   5   6   7




Похожие:

Так вот. Все было не просто отвратительно. Все было хуже не бывает iconУважаемая Татьяна Георгиевна! В своем интервью
Вот, мы последний раз когда проверяли, вместо 50 воспитателей было 16, все они без педагогического образования. И вот за ребятами...
Так вот. Все было не просто отвратительно. Все было хуже не бывает iconЛюдм. Духанина. Неужели меня нет
Я. я дебил, так всегда кричит моя мама. Я, дебил, потому что сбегаю из дома вот уже 17 раз. Со мной было все, что может случиться...
Так вот. Все было не просто отвратительно. Все было хуже не бывает iconВладимир Высоцкий
Однажды (начало довольно банальное, но все-равно однажды) ночью я пошел купаться на реку. Один. Не потому, что было не с кем, а просто...
Так вот. Все было не просто отвратительно. Все было хуже не бывает iconИз жизни отдыхающих
Вот так … Не санаторий, прямо тюрьма Гуантанамо. Ну, да ладно, где наша не пропадала. Все же юг, море, пусть и апрель, не сезон....
Так вот. Все было не просто отвратительно. Все было хуже не бывает iconНе замести снегам память…
Все было по-другому. Но не менее отвратительно в своем цинизме. Тихо, под «неусыпным оком», прикормленных «демократизированных» и...
Так вот. Все было не просто отвратительно. Все было хуже не бывает iconНочь. Огни гоночных машин. Он сидел на мосту, ветер и холод проходили сквозь тело, но ему было все равно. Он уставился в пустоту, с глаз падали слезы, сердце было наполнено непередаваемой болью…
Бы он умер, в 2004 он, наверное, встретился с мамой и тетушками на небесах в 2026? Он не знал …, они говорят, что Ты не попадешь...
Так вот. Все было не просто отвратительно. Все было хуже не бывает iconВсё, я ушла, крикнула я в пустоту
Уже давно. Мне лет 11 было. И вот прошло уже 7 лет, а всё называют. Но ничего, я ей тоже имя придумала. Её зовут Аня, я её Нюся называю....
Так вот. Все было не просто отвратительно. Все было хуже не бывает iconЗаметки инопланетянина
Помню, когда я был совсем маленький и сидел у папы на плечах, вокруг было много народа, все шумели, что–то кричали. Запомнил флаг...
Так вот. Все было не просто отвратительно. Все было хуже не бывает iconВладимир Бедуля
Хотя не все в его жизни и творчестве было просто. Я хорошо помню те времена, когда на голову Владимира Георгиевича выливалось столько...
Так вот. Все было не просто отвратительно. Все было хуже не бывает iconСергей Пантелеевич Мавроди Мы. Россия. «Ммм»
Между прочим, если бы все было нормально, если бы не всем известные события, если бы мне просто в конце концов не так активно мешали,...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов