Мгу историк и гражданское общество icon

Мгу историк и гражданское общество



НазваниеМгу историк и гражданское общество
Дата конвертации28.08.2012
Размер85.82 Kb.
ТипДокументы

EKATERINBURG

А.В.Квакин, проф. МГУ


ИСТОРИК И ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО


За последние два десятилетия в общественном и индивидуальном сознании произошли существенные изменения. За жизнь одного поколения радикально изменились официальная идеология, профессиональные исторические знания и индивидуальное взгляды большинства отечественных историков. Все это позволило говорить многим и в нашей стране, и за рубежом о том, что в сфере исторических знаний произошла трансформация тоталитарного общества в гражданское. Мне кажется, что подобные утверждения преждевременны.

Прежде всего надо отметить лишь внешнюю мимикрию в официальной идеологии. По-прежнему существует серьезное огосударствление общественных отношений, что непременно ведет к свертыванию нарождавшейся демократии, установлению нового тоталитаризма. Практически те же идеологические функционеры или их достойная смена за 20 лет упорно и последовательно проводят сменяющие друг друга официальные идеологические постулаты: «развитой социализм», «совершенствование социализма», «ускорение социально-экономического развития», «демократизация и гласность», «новая, демократическая Россия», «национальная идея России». Эта череда официальных идеологических кампаний обращается к исторической традиции, требует от историков «новых подходов». Поиски «прекрасного мира» редуцируются в формулу рационально-прагматическую – поиски «мира лучшего, чем наш» или апокалиптическую – поиски «мира, который выживет» (в отличие от нашего). Поиски активно ведутся и в истории зарубежных стран, и в прошлом нашего Отечества.

В конце 1980-х – начале 1990-х годов в официальных идеологических кампаниях упор делался на «возвращение России в ряды цивилизованных стран» за счет утверждения в нашей стране «общечеловеческих ценностей». В массовое сознание насаждалась мысль о том, что много десятилетий (а порой говорилось и о нескольких столетиях) Россия шла «не туда», а теперь пришла пора «вернуться, наконец, в лоно мировой цивилизации и приобщиться к общечеловеческим ценностям», под которыми, как правило, понимаются ценности западного образа жизни1.

Однако крупнейшие русские мыслители уже давно предостерегали от столь суженного представления об общечеловеческих ценностях, которое весьма распространено в среде части русской интеллигенции и связано с ее своеобразным «эксцентризмом» (термин Н.С. Трубецкого) – мировоззренческой установкой, заставляющей видеть именно в чужой культуре ( в XVII веке – в польской, в XVIII веке – в голландской и немецкой, в XIX веке – во французской, в XX веке – в американской) “нечто абсолютно высшее и совершеное”2, ту самую “общечеловеческую цивилизацию”, в лоно которой России надо “вернуться”. Как совершенно справедливо замечал один из идеологов евразийства Н.С.
Трубецкой, та культура, которую нам преподносят “под видом общечеловеческой цивилизации, на самом деле есть культура лишь определенной этнической группы…”3, и поэтому она “ничем не совершенней, не “выше” всякой другой культуры, созданной иной этнографической группой, ибо “высших” и “низших” культур и народов вообще нет4.

Если поиски «идеальной России» ведутся в ее историческом прошлом, то они отличаются крайней политизированностью сегодняшнего дня и непоследовательностью с научной точки зрения. Хронотоп России, то есть представление об историческом пути страны, ее прошлом и будущем, постоянно трансформируется. Если еще 10 лет тому назад официальная идеология навязывала в массовом сознании представление о трудном добольшевистском прошлом страны, а с 1917 года – постепенном продвижении к вершинам всеобщего благополучия, то ныне существует другой отсчет: до 1991 года наша страна жила в жуткой нищете, страдала от репрессий, стояла в очередях с талонами, а ныне «новая Россия поднимается с колен». Все это породило желание у многих граждан и социальных групп представить собственную «точку отсчета» бед России (1991, 1985, 1964, 1956, 1924, 1917, 1861, 1700, 1613, 988 и т.д.). Воображение «поставляет» в сознание россиян манихейские «черно-белые» картины мира, по формуле «что было – что есть – что будет». При этом ретроспективная и актуальная «картины» обычно в зависимости от «точки отсчета» окрашены в черные цвета, а прогностическая – освещена солнцем счастливого будущего. Надо только найти врага и уничтожить. Чаще всего в список врагов попадают американцы, евреи, «инородцы», «демократы», «коммунисты», масоны, западники, славянофилы и т.д.

Сегодня в России совершается деформация сознания, деформация образа мира, страны и деформация смыслового универсума личности. Происходит разрушение социальной реальности, реальности повседневной жизни и возникает явление «реификации» – когда реальность, созданная личностью, отвергает эту личность. Все это вершится на фоне массированного идеологического диктата над «демократическими» средствами массовой информации – по-прежнему проводниками официальной идеологии.

При официальном провозглашении плюрализма в области профессиональных исторических знаний, и здесь за последнее время заметно сужение сферы автономии от государства. Дезориентированные, подавленные группы историков, постоянно находящиеся под гнетом перманентных «сокращений штатов» и резкого ограничения публикаторских возможностей, за последние годы легко переходят «из одной веры в другую», активно меняя политические убеждения иногда на прямо противоположные. Ментальная неопределенность, то есть состояние общественного сознания в момент смены идеологии, ценностей, смысла жизни на личностном уровне и на уровне социальных групп, не могла не затронуть историческую науку. В бегстве от тоталитарного мировоззрения в поиск новых трактовок и интерпретаций, многие историки неоднократно произвели «знаковое опрокидывание» в своих изысканиях, хотя тоталитарность сознания является характеристикой процессов и структуры сознания, и смена его содержания еще ни о чем не говорит.

Если в конце 1980-х годов историки были популярны в обществе, как отмыватели «белых пятен» истории, то уже с середины 1990-х годов они воспринимались как «идеологические хамелеоны», готовые служить любому режиму. В конце 1980-х годов были отменены выпускные государственные экзамены в школах у дезориентированных старшеклассников. Этот акт трактовался как один из моментов гражданского общества: нет единого учебника по истории, нет единой программы для школ, нет единых выпускных экзаменов. В действительности это привело к резкому падению интереса к историческим знаниям у школьников, что особенно заметно в высших учебных заведениях, где вступительные экзамены по-прежнему проходят по чуть подправленным программам, но где произошло резкое сокращение учебных часов на историю. Так, известный современный отечественный философ М.К. Мамардашвили с тревогой говорил в конце 1980-х годов: «Молодые люди лишены чувства исторической традиции и ответственности еще и потому, что у них нет даже возможности выбора, решения. Поскольку выбор-то (в смысле: «жизнь моя, а вместе с ней и весь мир здесь решается») делается всегда в лоне предшествующих образцов-поступков, – а никто вокруг или до тебя никак не поступал»5. По мнению М.К. Мамардашвили, способность совершить конкретный поступок как нечто «невозможное» (до меня никто никогда так не поступал) формируется только на основании диалога с другими людьми, которые уже совершили свое «невозможное», то есть речь идет о «диалогах» с людьми разных исторических эпох. А сегодня такой диалог для старшеклассников практически невозможен, ибо прежние герои советского и досоветского прошлого из советских учебников, в том числе герои борьбы с фашизмом, сняты с пьедесталов, а новые еще не определены. Так, современный отечественный психолог А.Л. Свенцицкий в статье «"Позитивное незнание" как компонент советской ментальности» пишет: «Советские люди восхищались полетом Гагарина, не зная о предшествующих неудачах, о том, что до этого полета был другой первый космонавт – Бондаренко, который сгорел в ракете»6. Теперь, наверное, уже ставится под сомнение подвиг коммуниста Юрия Гагарина, хотя и фамилия Бондаренко почти никому неизвестна. Так кто был первым в мире человеком в космосе? Сенатор Джон Глен? Нет героев, нет поступков, нет гражданского сознания, а без него не может быть и гражданского общества.

При этом осталась традиционная просьба многих учителей, воспитанных десятилетиями на тоталитарных идеях, выдать им новые единые программы и учебники. Им было легче (или, во всяком случае, для многих из них) работать по стабильному учебнику, единой программе, с массой методических разработок и наглядных пособий к ним. Поэтому, используя провозглашенный «плюрализм» значительная часть учителей формально «перестроилась», выбрав пособие поновей, они продолжают работать по-старому, «как их учили». Например, среди московских учителей активно используется пособие для старшеклассников и абитуриентов «История России» В.И. Морякова, В.А. Федорова, Ю.А. Щетинова7. Это пособие мало отличается по своему характеру от других современных пособий. Именно эта схожесть позволяет рассматривать его в качестве характерного примера. Возьмем наугад одну из тем, изложенных в данном современном пособии, например, главу 20 «Экономическое развитие России в конце XIX – начале ХХ века». Здесь говорится о том, что пореформенная Россия на рубеже веков вступила в империалистическую стадию капитализма. Тот, кто хоть раз в школе или вузе изучал работу В.И.Ленина «Империализм как высшая стадия капитализма» без особого труда узнают на страницах пособия ее изложение. Как и десятилетия назад школьникам предлагается заучить признаки империализма по Ленину, правда, без сноски на Ленина. Хотите проверить свою память на знание суждений все того же В.И. Ленина о «трех этапах русского освободительного движения», тогда откройте главу 13 «Освободительное движение и общественная мысль в России в первой половине ХIХ века» данного пособия. Впрочем, в других учебных пособиях и учебниках может быть будет меньше пересказа суждений В.И. Ленина и больше упоминаний о цивилизационном подходе к истории, но строиться, как правило, они будут все по тому же классово-формационному принципу. Перефразируя известного писателя Германа Гессе, можно сказать, что при такой системе преподнесения историческая истина лишь преподается, а не переживается.

Современная ситуация в исторической науке характеризуется переходными тенденциями. Отказ от старых догматических схем, введение новых документальных материалов в исторический оборот, применение новых (в том числе, математических) методов еще не позволили совершить решительный исследовательский прорыв. Но уже сейчас понятно, что произошедшие изменения и поиски современных подходов требуют синтетического соотнесения ранее отщепленных друг от друга подходов, превращения истории в подлинно гуманитарную науку. Большое будущее принадлежит исторической психологии, занимающейся изучением «психологического склада отдельных исторических эпох, а также изменений психики и личности человека в специальном культурном макровремени, именуемом историей»8.

Тогда, без государственного диктата, но при общественной поддержке современная стадия изучения российской истории должна превратить историю в живую науку, где мыслят и действуют живые люди со своими характерами, потребностями и интересами. И это живое знание по истории России не только обязано разрушить старые догматические схемы, но и должно позволить представить многочисленные факты и описания, содержащиеся в исторических трудах, в более упорядоченном виде и приблизиться к решению той задачи, которую ставят перед собой современные историки – «постараться понять людей, бывших свидетелями тех или иных фактов, позднее запечатлевшихся в их сознании наряду с прочими идеями, чтобы иметь возможность эти факты истолковать»9.


©А.Квакин, 2000

1 Об этом смотрите: Соколова Е.Е. Идеи А.Н.Леонтьева и его школы о поступке как единице анализа личности в их значении для исторической психологии. // Традиции и перспективы деятельностного подхода в психологии: школа А.Н. Леонтьева. М., 1999, с. 88.

2 Трубецкой Н.С. История. Культура. Язык. М., 1995, с. 101.

3 Там же. С. 65.

4 Там же. С. 103.

5 Мамардашвили М.К. Как я понимаю философию. 1990, с. 173-174.

6 Свенцицкий А.Л. «Позитивное незнание» как компонент советской ментальности. // Российское сознание: психология, культура, политика. Материалы Международной конференции по исторической психологии российского сознания «Провинциальная ментальность России в прошлом и будущем». Самара, 1997. С. 25.

7 Моряков В.И., Федоров В.А., Щетинов Ю.А. История России: Пособие для старшеклассников и абитуриентов. М., 1996 (и последующие издания).

8 Шкуратов В.А. Историческая психология. М., 1997. С. 15.

9 Февр Л. Бои за историю. М., 1991. С. 19.




Похожие:

Мгу историк и гражданское общество iconУрока: Гражданское общество. Цель урока: Сформулировать у учащихся представление о гражданском обществе, его основных характеристиках. План урока
Гражданское общество — это сфера самопроявления свободных граждан и добровольно сформировавшихся ассоциаций и организаций, огражденных...
Мгу историк и гражданское общество iconДокументы
1. /Гражданское общество.DOC
Мгу историк и гражданское общество iconГражданское общество ученица класса п-10
Они основаны на праве частной собственности, свободе труда и предпринимательства
Мгу историк и гражданское общество iconДокументы
1. /Гражданское общество и политические процессы в регионах. Исследование центра Карнеги....
Мгу историк и гражданское общество iconГладышев А. В. Историк – руководящий: В. П. Волгин
Это был самый высокопоставленный профессиональный историк в советской исторической науке, личность безусловно незаурядная, но в отечественной...
Мгу историк и гражданское общество iconЛубский А. В. Идея civil society: проблемы легитимации на Юге России // Со­временное общество на Юге России: основные тенденции развития. – Ростов н/Д. 2002
Сivil society наряду с правовым государством стало рассматриваться как один из необходимых элемен­тов демократизации страны. Однако...
Мгу историк и гражданское общество iconВзаимодействие базиса и надстройки
Форма общения, на всех существовавших до сих пор исторических ступенях обусловливаемая производительными силами и в свою очередь...
Мгу историк и гражданское общество iconГражданское общество и правовое государство. Признаки правового
...
Мгу историк и гражданское общество iconБилет 1 1
Гражданское пра­во традиционно относится к отрасли частного права. Более того, гражданское право в любом обществе составляет основу...
Мгу историк и гражданское общество iconМ. М. Андрусова > Е. А. Тюгашев
На наш взгляд, эта традиционная для России историческая практика не может быть вполне успешной. Большое значение в связи с этим имеет...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов