К вопросу об использовании результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании шамардин А. А – к ю. н., доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики icon

К вопросу об использовании результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании шамардин А. А – к ю. н., доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики



НазваниеК вопросу об использовании результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании шамардин А. А – к ю. н., доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики
Дата конвертации21.05.2012
Размер193.14 Kb.
ТипДокументы

Опубликовано: Труды Оренбургского института (филиала) МГЮА (выпуск 9). – Оренбург, 2008. – С. 342-356.


К ВОПРОСУ ОБ ИСПОЛЬЗОВАНИИ РЕЗУЛЬТАТОВ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ДОКАЗЫВАНИИ


Шамардин А.А – к.ю.н., доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики


Вопрос об использовании результатов оперативно-розыскных мероприятий в уголовно-процессуальном доказывании всегда вызывал и продолжает вызвать активные дискуссии в науке и на практике. И это не случайно, т.к. оперативно-розыскная деятельность1, безусловно, имеет большое значение в вопросах выявления и раскрытия преступлений, являясь, наряду с предварительным расследованием, одним из методов государственно-правовой деятельности по защите общества и личности от преступлений. Однако при этом важно понимать принципиальные отличия правовой природы оперативно-розыскной деятельности от уголовного судопроизводства.

В ряде учебников по курсу «Правоохранительные органы» традиционно используется термин «выявление и расследование преступлений» для объединения в рамках одного направления правоохранительной деятельности как оперативно-розыскной деятельности, так и предварительного расследования уголовных дел. Данная позиция представляется весьма спорной.

Предварительное расследование в рамках досудебного производства по уголовному делу является процессуальной деятельностью, осуществляется в рамках процессуальной формы, установленной Уголовно-процессуальным кодексом РФ2. Предварительное расследование входит в понятие «уголовное судопроизводство», под которым п. 56 ст. 5 УПК РФ понимает досудебное и судебное производство по уголовному делу. Соответственно предварительное расследование преследует те же цели, что и уголовный процесс в целом, - защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. На предварительное расследование распространяются демократические принципы правосудия, установленные Конституцией РФ и главой 2 УПК РФ, в частности, такие, как состязательность и равноправие сторон, презумпция невиновности, обеспечение права на защиту, свобода оценки доказательств и др. Результаты проведенных в соответствии с законом следственных и иных процессуальных действий являются доказательствами по уголовному делу с момента их получения.

В свою очередь оперативно-розыскная деятельность не является процессуальной и осуществляется в соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности», который устанавливает лишь основные требования к проведению оперативно-розыскных мероприятий, но не содержит норм, детально регулирующих порядок производства оперативно-розыскных мероприятий.
Более того, средства и методы, используемые в оперативно-розыскной деятельности, тактические приемы ее осуществления содержатся в ведомственных документах и являются сведениями, составляющими государственную тайну. Согласно ст. 12 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» «сведения об используемых или использованных при проведении негласных оперативно-розыскных мероприятий силах, средствах, источниках, методах, планах и результатах оперативно-розыскной деятельности, о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, а также об организации и о тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий составляют государственную тайну и подлежат рассекречиванию только на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность». Это вполне обоснованно, т.к. в основу оперативно-розыскной деятельности положен принцип конспирации, т.е. широкое использование негласных методов работы, в отличие от предварительного расследования, где лицу официально от имени государства предъявляется обвинение, участникам процесса разъясняются их права, в т.ч. на участие в производстве следственных действий и т.п.

Оператив­но-розыскная деятельность существенно отличается от уголовного судопроизводства также по ограниченности прав лиц, в отношении которых такие мероприятия проводятся, отсутствию гарантий, характерных для уголовно-процессуальной формы.

Главное отличие ОРД и предварительного расследования заключается в их назначении. Если целью предварительного расследования является установление обстоятельств, входящих в предмет доказывания, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела с помощью доказательств, то предназначение ОРД состоит в выявлении, предупреждении, пресечении и раскрытии преступлений, выявлении и установлении лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, розыске лиц, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от исполнения наказания и без вести пропавших.

Таким образом, оперативно-розыскная деятельность и предварительное следствие имеют различную юридическую природу и нормативно-правовую базу регулирования, что не позволяет признать их единым направлением правоохранительной деятельности.

Очевидно, что именно ОРД содержит куда большую угрозу нарушения или ограничения прав человека, чем уголовное судопроизводство. В этой связи оперативно-розыскные мероприятия не должны подменять собой следственные и иные уголовно-процессуальные действия, каким бы удобным это не было для правоохранительных органов.

Согласно ст. 89 УПК результаты оперативно-розыскной деятельности запрещено использовать в процессе доказывания, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам уголовно-процессуальным законом. Иначе говоря, если они не получены и приобщены к делу в процес­суальном порядке, установленном УПК. В ч. 2 ст. 11 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» указано, что результаты оперативно-розыскной деятельности могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, представляться в орган дознания, следователю или в суд, в производстве которого находится уголовное дело, а также использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств.

В этой связи возникает вопрос, а могут ли в принципе результаты ОРД отвечать требованиям, предъявляемым к доказательствам уголовно-процессуальным законом? Ответ может быть только одним – нет, не могут. И прежде всего потому, что не отвечают основным критериям допустимости доказательств, прежде всего, таким, как надлежащий субъект и надлежащий способ получения доказательств.

Субъекты, наделенные правом собирания доказательств исчерпывающим образом перечислены в частях 1 и 3 ст. 86 УПК. Иные же лица, в том числе, сотрудники правоохранительных органов, уполномоченные на производство оперативно-розыскных мероприятий, а также руководители органов, осуществляющих ОРД, могут лишь представлять предметы и документы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств. При этом, если речь идет о дознавателях, то ч. 2 ст. 41 УПК специально подчеркивает, что «не допускается возложение полномочий по проведению дознания на то лицо, которое проводило или проводит по данному уголовному делу оперативно-розыскные мероприятия». Еще в Концепции судебной реформы было указано на недопустимость сращивания розыскной и уголовно-процессуальной деятельности, различных по своей природе и целям1.

Не представляется возможным согласиться с авторами, призывающими придать результатам ОРД статус процессуальных доказательств2. В этом случае различия между уголовно-процессуальной и административно-полицейской деятельностью нивелируются, уголовный процесс потеряет свою сущность – уголовно-процессуальную форму, то есть то, что отличает его от иных видов государственной деятельности. Если мы стремимся построить правовое, а не полицейское государство, то нужно повышать стандарты доказывания, а не открывать путь для осуждения лица на основе агентурных данных, полученных вне каких-либо процессуальных гарантий прав личности, прежде всего, права на защиту. Верно отмечает Е.А. Доля, что «В рамках оперативно-розыскной деятельности формируются результаты ОРД (сведения, имеющие значение для данной деятельности), но не уголовно-процессуальные доказательства. Уголовно-процессуальное содержание (доказательств) может формироваться только в уголовно-процессуальной форме. Каждому содержанию соответствует своя форма и, наоборот, каждой форме соответствует свое содержание. По этой причине уголовно-процессуальную форму привести в соответствие с оперативно-розыскной формой невозможно».

Принципиальное отличие результатов ОРД от результатов следственных, судебных и иных процессуальных действий, связанных с получением доказательств, состоит в том, что сами по себе результаты ОРД не являются доказательствами с момента их получения. Совершенно обоснованно в этой связи В. Зажицким была предложена формулировка нормы, подлежащей включению в текст проекта УПК: «Результаты оперативно-розыскной деятельности не являются доказательствами по уголовному делу. Они не могут использоваться для доказывания обстоятельств, перечисленных в ст. 72 настоящего Кодекса, а также положены в основу обвинения конкретного лица в совершении преступления».

Результаты ОРД могут использоваться лишь для формирования уголовно-процессуальных доказательств. Например, основой для формирования доказательств в уголовном процессе могут явиться результаты непосредственного восприятия в условиях проведенного оперативно-розыскного мероприятия обстоятельств, входящих в предмет доказывания по уголовному делу, лицом, оказывавшим конфиденциальное содействие органам, осуществляющим ОРД. С этой целью сведения о данном лице, его участии в соответствующем оперативно-розыскном мероприятии в установленном порядке должны быть представлены дознавателю, следователю, прокурору или в суд. После этого указанное лицо может быть допрошено в качестве свидетеля. На допросе свидетель в установленном порядке сообщит сведения о воспринятых им в рамках оперативно-розыскного мероприятия фактах и обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, которые образуют содержание исходящего от него доказательства - показания свидетеля. Однако это уже другие данные - полученные при производстве по уголовному делу, а не те, которые указанное лицо сообщило ранее оперативному работнику в рамках оперативно-розыскной деятельности1.

Исключение может быть сделано, во-первых, для предметов, которые при определенных условиях спо­собны непосредственно стать вещественными доказательствами после их собирания и проверки в уголовно-процессуальном порядке, и, во-вторых, для некоторых документов полученных в результате отдельных оперативно-розыскных мероприятий. Об этом подробнее будет сказано ниже. Таким образом, в рамках действующего правового регулирования лишь предметы и документы, полученные в результате проведения ОРД, могут быть легализованы в уголовном процессе непосредственно в качестве доказательств путем их осмотра и приобщения к уголовному делу.

Результаты ОРД отражаются в оперативно-служебных документах, к которым могут прилагаться предметы и документы, полученные при проведении оперативно-розыскных мероприятий. Результаты ОРД могут быть также зафиксированы на материальных (физических) носителях информации (фонограммах, видеокассетах, кинолентах, фотопленках, фотоснимках, магнитных, лазерных дисках, слепках и т.п.).

Порядок представления результатов оперативно-розыскной деятельности органам, ведущим уголовный процесс, регулируется Инструкцией от 17 апреля 2007 г. о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд, утвержденной совместным приказом МВД РФ, ФСБ РФ, Федеральной службы охраны РФ, Федеральной таможенной службы, Службы внешней разведки РФ, Федеральной службы исполнения наказаний, Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков и Минобороны РФ от №368/185/164/481/32/184/97/147.

В п. 21 данной инструкции вполне удачно сформулировано, что результаты ОРД, представляемые для использования в доказывании по уголовным делам, должны позволять формировать доказательства, удовлетворяющие требованиям уголовно-процессуального законодательства. Таким образом, в основу указанной Инструкции положена концепция, согласно которой результаты ОРД могут служить основой для формирования доказательств, создавать условия и предпосылки для их установления. Результаты ОРД в тексте Инструкции отнюдь не приравниваются по своей форме и правовому значению к доказательствам, полученным процессуальным путем.

Органу дознания, следователю, прокурору или в суд представляются те результаты ОРД , которые могут:

- служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела;

- быть использованы для подготовки и осуществления следственных и судебных действий;

- использоваться в доказывании по уголовным делам.

Результаты ОРД могут представляться по инициативе органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, либо при выполнении отдельных поручений органа дознания, следователя, указания прокурора или определения суда по уголовным делам, находящимся в их производстве.

Указанная Инструкция устанавливает различные требования к содержанию результатов ОРД в зависимости от цели их предоставления органам, осуществляющим производство по уголовному делу.

Так, результаты ОРД, представляемые для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, должны содержать достаточные данные, указывающие на признаки преступления, а именно, сведения о том, где, когда, какие признаки и какого именно преступления обнаружены, при каких обстоятельствах имело место обнаружение признаков преступления, сведения о лице (лицах), его совершившем (если оно известно), очевидцах преступления (если они известны), о местонахождении следов преступления, документов и предметов, которые могут стать вещественными доказательствами, о любых других фактах и обстоятельствах, имеющих значение для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Результаты ОРД, представляемые для подготовки и осуществления следственных и судебных действий, должны содержать сведения о лицах, скрывающихся от органов расследования и суда, о возможных источниках доказательств, лицах, которым известны обстоятельства и факты, имеющие значение для уголовного дела, о местонахождении орудий и средств совершения преступления, денег и ценностей, нажитых преступным путем, предметах и документах, связанных с обстоятельствами предмета доказывания, и о других фактах и обстоятельствах, позволяющих определить объем и последовательность проведения следственных действий, выбрать наиболее эффективную тактику их производства, выработать оптимальную методику расследования по конкретному уголовному делу.

Результаты ОРД, представляемые для использования в доказывании по уголовным делам, должны позволять формировать доказательства, удовлетворяющие требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к доказательствам в целом и к соответствующим видам доказательств, содержать сведения, имеющие значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, указания на оперативно-розыскные мероприятия, при проведении которых получены предполагаемые доказательства, а также данные, позволяющие проверить в условиях уголовного судопроизводства доказательства, сформированные на их основе.

Представление результатов оперативно-розыскной деятельности включает в себя:

- вынесение руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, постановления о представлении результатов оперативно-ро­зыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд;

- вынесение при необходимости постановления о рассекречивании отдельных оперативно-служебных документов, содержащих государственную тайну;

- оформление сопроводительных документов и фактическую передачу мате­риалов (пересылка по почте, передача с нарочным и т. п.).

В каждом конкретном случае возможность представления результатов опера­тивно-розыскной деятельности, содержащих сведения об организации и тактике проведения оперативно-технических мероприятий, используемых технических средствах, штатных негласных сотрудниках оперативно-технических и оперативно-поисковых подразделений, должна в обязательном порядке согласовываться с исполнителями соответствующих мероприятий.

Результаты оперативно-розыскной деятельности могут представляться в виде в виде рапорта об обнаружении признаков преступления или сообщения о результатах оперативно-розыскной деятельности.

Рассмотрим некоторые варианты использования результатов ОРД в доказывании при получении от­носящихся к уголовному делу сведений в рамках указанных мероприятий.

Если такие сведения были получены посредством негласного опроса лиц, ока­зывающих на конфиденциальной основе содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, либо непосредственного наблюдения об­стоятельств, имеющих значение для дела, этими лицами или оперативными со­трудниками, они могут послужить основой для получения показаний свидете­лей либо показаний подозреваемых или обвиняемых — участников преступных групп, согласившихся оказывать содействие оперативным органам. Однако по­добный способ легализации оперативно-розыскных данных имеет ограниченные возможности, поскольку согласно ч. 1 ст. 12 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» сведения о лицах, внедренных в организованные преступные груп­пы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-ро­зыскную деятельность, и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденци­альной основе, составляют государственную тайну. Предание гласности сведений о названных лицах допускается лишь с их согласия в письменной форме и в случа­ях, предусмотренных федеральными законами. Представленные оперативными органами материалы, в которых инфор­мация, полученная от подобных лиц, в целях сохранения конспирации излагается без ссылки на первоисточник, не могут служить доказательствами, даже если подлинность сведений удостоверяет руководитель соответствующего оперативного подразделения. Результаты наблюдения могут фиксироваться в протоколе этого оперативно-розыскного мероприятия, если оно проводилось непосредственно сотрудниками оперативного органа. Такой документ не является процессуальным протоколом в смысле ст. 83 УПК и может быть введен в уголовное судопроизводство только в качестве иного документа (ст. 84 УПК). При этом он должен быть удостоверен сотрудниками, проводившими наблюдение, в нем указываются использованные при наблюдении технические средства, с описани­ем условий применения и технических характеристик последних.

^ Наведение справок, т. е. получение от органов государственной власти, местного самоуправления, организаций официальных документов (например, справок, содержащих сведения о судимости подозреваемого, об имевшемся у него оружии, о месте его проживания, состоянии здоровья и т.д.), также может привести к получению доказательств, подпадающих под определение иных документов.

^ Сбор образцов для сравнительного исследования как оперативно-розыскное ме­роприятие не следует смешивать с процессуальным действием, имеющим анало­гичное наименование (ст. 202 УПК), а тем более подменять им последнее. Процессуальное получение образцов произ­водится либо по постановлению следователя, либо (если оно является частью судебной экспертизы) экспертом. Образцы, собранные оперативно-розыскным путем, могут служить лишь для оперативно-розыскного исследования предметов и документов либо имеют ориентирующее значение для следователя, но сами дока­зательствами не являются.

^ Проверочная закупка проводится путем приобретения у объекта оперативно-ро­зыскной деятельности предметов и веществ, подтверждающих факт правонаруше­ния. Ее предметом могут быть вещи, как находящиеся в гражданском обороте, так ограниченные или изъятые из него (наркотики, оружие и т.п.). Данное действие проводится на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. В результате проверочной закупки получают предметы и вещества, которые могут стать вещественными доказательствами при условии их осмотра органом дознания или следователем и приобщения к материалам уголовного дела путем вынесения соответствующего постановления (ч. 2 ст. 81 УПК). Для введения таких предметов в процесс в качестве ве­щественных доказательств необходимо также достоверно знать и зафиксировать происхождение соответствующих вещей и обстоятельства их обнаружения. Это может осуществ­ляться посредством допроса лиц, обнаруживших эти вещи, либо представивших их добровольно. Иногда на практике составляется документ, именуемый «актом (про­токолом) добровольной выдачи». Следует, однако, иметь в виду, что уголовно-про­цессуальный закон не знает такого вида доказательства, которое чаще всего факти­чески является не иным документом, как может показаться на первый взгляд, а суррогатом протокола выемки, производимой к тому же до возбуждения уголовно­го дела, без вынесения соответствующего постановления, и потому незаконной.

Сказанное справедливо и для введения в уголовный процесс в качестве доказа­тельств предметов, полученных при проведении таких оперативно-розыскных ме­роприятий, как оперативный эксперимент, оперативное внедрение и контролиру­емая поставка.

Материалы, полученные в результате оперативно-розыскной звукозаписи, видеоза­писи, фотосъемки, прослушивания телефонных и иных переговоров могут стать основой для формирования вещественных доказательств. Пункт 3 ч. 1 ст. 81 УПК относит к вещественным доказательствам также и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела. В отличие от иных документов такие материалы незаменимы, поскольку не только несут в себе информацию о непо­средственно записанном на пленке или изображенном на фотографии, но тесней­шим образом связаны также с обстоятельствами их получения, которые имеют значение доказательственных фактов. Иные же документы обычно содержат сведения справочного и удостоверительного характера, касающиеся определенных событий, процессов, конкретных лиц, но не сведения о расследуемом преступлении. Для приобщения к уголовному делу в качестве вещественного доказательства такие материалы должны быть осмотрены с участием понятых (включая прослушивание и фиксацию их содержания в протоколе следственного действия). «В ходе осмотра в результате слухового и зрительного восприятия информации, запечатленной на кассетах, в сознании следователя (и понятых) будут сформированы чувственные образы тех фактов и обстоятельств, которые были зафиксированы на кассетах. Из них следователь выберет только те, которые имеют значение для уголовного дела. Сведения о них он отразит в протоколе осмотра данных кассет, и именно они образуют содержание вещественного доказательства»1. При необходимо­сти указанные материалы могут быть проверены посредством судебной экспертизы и, в случае, констатации их допустимости и относимости приобщены к делу постановлением об этом.

Важное значение имеет вопрос, могут ли нарушения правового режима собира­ния оперативно-розыскных данных, установленные Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности», повлечь за собой недопустимость сформи­рованных на их основе доказательств. В ст. 75 УПК недопустимость связывается лишь с нарушениями самого Кодекса, поэтому при буквальном толковании указан­ной статьи нарушения оперативно-розыскного закона в расчет вроде бы не принима­ются. Однако такой подход противоречит ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, в которой недопустимость доказательств ставится в зависимость от нарушения при их полу­чении любого федерального закона, в том числе и Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности». Поэтому доказательства, полученные в результате оперативно-розыскных мероприятий, проведенных с существенными нарушениями названного закона, должны признаваться недопустимыми. Иное со­здавало бы возможность, формально не нарушая уголовно-процессуальных норм, в обход их, вовлекать в орбиту уголовного судопроизводства предметы и сведения, добытые в нарушение конституционных прав личности.

Условием допустимости полученных в результате оперативно-розыскных ме­роприятий доказательств является соблюдение в первую очередь следующих принципиальных тре­бований Закона «Об оперативно-розыскной деятельности»:

- в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий могут использовать­ся только такие технические и иные средства, которые не наносят ущерб жиз­ни и здоровью людей и не причиняют вред окружающей среде (ч. 3 ст. 6);

- запрещается проведение оперативно-розыскных мероприятий и использова­ние специальных и иных технических средств, предназначенных (разрабо­танных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получе­ния информации, не уполномоченными на то законом физическими и юридическими лицами (ч. 5 ст. 6);

- проведение оперативно-розыскных мероприятий, которые ограничивают кон­ституционные права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по се­тям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища, допускается лишь на основании судебного решения. В случаях, которые не терпят отлагательства и могут привести к совершению тяжкого пре­ступления, а также при наличии данных о событиях и действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопас­ности РФ, допускается проведение указанных оператив­но-розыскных мероприятий на основании мотивированного постановления одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, с обязательным уведомлением суда (судьи) в течение 24 часов. В течение 48 часов с момента начала проведения оперативно-розыскного ме­роприятия орган, его осуществляющий, обязан получить судебное решение о проведении такого оперативно-розыскного мероприятия либо прекратить его проведение (ч. 2 ст. 8 Закона об ОРД). Что касается прослушивания телефонных и иных переговоров, то Закон об ОРД специально указывает, что это мероприятие допускается только в отношении лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении тяжких или особо тяжких преступлений, а также лиц, которые могут располагать сведениями об указанных преступлениях;

- проверочная закупка или контролируемая поставка предметов, веществ и продукции, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых ограничен, а также оперативный эксперимент или оперативное внедрение должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную дея­тельность, а равно лиц, оказывающих им содействие, проводятся на основа­нии постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляюще­го оперативно-розыскную деятельность (ч. 5 ст. 8 Закона);

- проведение оперативного эксперимента допускается только в целях выявле­ния, предупреждения, пресечения и раскрытия тяжкого преступления, а так­же в целях выявления и установления лиц, их подготавливающих, соверша­ющих или совершивших (ч. 6 ст. 8);

- при проведении оперативно-розыскных мероприятий по основаниям, преду­смотренным пунктами 1-4 и 6 ч. 2 ст. 7 данного Закона (в частности, при нали­чии признаков противоправного деяния, а также о лицах, его подготавлива­ющих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела), запрещается проводить: об­следование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспорт­ных средств, контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи (ч. 7 ст. 8);

- предание гласности сведений о лицах, внедренных в организованные пре­ступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляю­щих оперативно-розыскную деятельность, а также о лицах, оказывающих или оказывавших им содействие на конфиденциальной основе, допускается лишь с их согласия в письменной форме и в случаях, предусмотренных феде­ральными законами (ч. 2 ст. 12).

Нарушение названных условий делает недопустимыми все полученные в результате оперативно-розыскных мероприятий доказательства. Например, вторжение сотрудников оперативного подразделения в жилище про­тив воли проживающих в нем лиц без судебного решения или (в неотложных случаях) без последующего уведомления и получения решения суда при проведении проверочной закуп­ки или оперативного эксперимента с целью изъятия наркотиков, оружия и т.п. ли­шает доказательственной силы полученные таким путем вещественные доказа­тельства, показания свидетелей-очевидцев подобного изъятия, сделанную при этом видеозапись, заключение эксперта.

Недопустимы провоцирующие действия сотрудников оперативных служб и лиц, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, подталкивающие лицо к совершению преступления (например, уговоры приобрести наркотик для лица, при­влеченного сотрудниками милиции к участию в оперативном эксперименте, обеща­ние «угостить» наркозависимое лицо приобретенным таким образом наркотиком, навязывание взятки должностному лицу и т. п.). Подобные действия игнорируют задачу предупреждения и пресечения преступлений (ст. 2 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности»), подменяя ее незаконным (а иногда даже уголовно-про­тивоправным) склонением к совершению преступления, поэтому полученные в ре­зультате такого рода акций данные не могут служить доказательствами по делу.


1 Далее – ОРД.

2 Далее – УПК.

1 См.: Концепция судебной реформы в РСФСР. - М.: Республика, 1992. С. 22, 90.

2 См., например: Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. М.: Юрид. лит., 1991. С. 67; Зинатулин 3.3. Уголовно-процессуальное доказывание: Учебное пособие. Ижевск, 1993. С. 103; Лупинская П.А. Основания и порядок принятия решений о недопустимости доказательств // Российская юстиция, 1994. №11; Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. 1995. С. 9; Бозров В. Результатам оперативно-розыскной деятельности - статус доказательств в уголовном процессе // Российская юстиция. 2004. №4.



1 См.: Доля Е.А. О доказательствах, доказывании и использовании в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности по УПК РФ. Научно-практическая конференция «Правовая и криминалистическая оценки нового УПК РФ» // Государство и право. 2002. №10. С. 113.

1 Доля Е.А. Результатам оперативно-розыскной деятельности нельзя придавать статус доказательств в уголовном процессе // Российская юстиция. 2007. №6.






Похожие:

К вопросу об использовании результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании шамардин А. А – к ю. н., доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики iconШамардин А. А. – к ю. н., доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики
Труды Оренбургского института (филиала) мгюа (выпуск 11). Оренбург, 2010. С. 415-425
К вопросу об использовании результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании шамардин А. А – к ю. н., доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики iconШамардин А. А. – к ю. н., доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики
Труды Оренбургского института (филиала) мгюа (выпуск 10). Оренбург, 2009. С. 355-363
К вопросу об использовании результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании шамардин А. А – к ю. н., доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики iconА. а доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики, к ю. н. Статья
Статья опубликована: Труды Оренбургского института (филиала) мгюа (выпуск восьмой). – Оренбург, 2005. – С. 393-406
К вопросу об использовании результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании шамардин А. А – к ю. н., доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики iconМосковская государственная юридическая академия Оренбургский институт (филиал) Кафедра уголовно-процессуального права и криминалистики примерные вопросы для подготовки к зачету по общей части уголовно-процессуального права оренбург 2005
Уголовно-процессуальные правовые нормы, их виды, структура. Санкции в уголовно-процессуальном праве
К вопросу об использовании результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании шамардин А. А – к ю. н., доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики iconМосковская государственная юридическая академия Оренбургский институт (филиал) Кафедра уголовно-процессуального права и криминалистики примерные вопросы для подготовки к экзамену по уголовно-процессуальному праву оренбург 2005
Уголовно-процессуальная форма: понятие, значение. Единство и дифференциация уголовно-процессуальной формы
К вопросу об использовании результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании шамардин А. А – к ю. н., доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики iconОтграничение криминалистики от иных наук методами информационного анализа текста. К. В. Бугаев Источник
Бугаев Константин Валериевич, доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики Факультета права и экономики Омской академии мвд...
К вопросу об использовании результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании шамардин А. А – к ю. н., доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики iconНормы доказательственного права в проекте Уголовно-процессуального кодекса
Нормы доказательственного права, входящие в общую часть уголовно-процессуального права, действуют во всех стадиях уголовного судопроизводства....
К вопросу об использовании результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании шамардин А. А – к ю. н., доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики iconПонятие уголовно-процессуального закона в теории и практике понятие «уголовно-процессуальный закон»
При таком подходе понятием «уголовно-процессуальный закон» обозначается форма и содержание уголовно-процессуального права, взятые...
К вопросу об использовании результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании шамардин А. А – к ю. н., доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики iconМетодология криминалистического прогнозирования (на примере экспертных подразделений овд)
Доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики Омской академии мвд россии, Факультет права и экономики, кандидат юридических...
К вопросу об использовании результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании шамардин А. А – к ю. н., доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики iconКалининградской области
Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", сотрудниками отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков увд калининградской...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов