Шамардин А. А. – к ю. н., доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики icon

Шамардин А. А. – к ю. н., доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики



НазваниеШамардин А. А. – к ю. н., доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики
Дата конвертации21.05.2012
Размер183.59 Kb.
ТипСтатья

Статья опубликована:

Труды Оренбургского института (филиала) МГЮА (выпуск 11). - Оренбург, 2010. - С. 415-425.


О соотношении правосудия, судебного контроля и судебного санкционирования в уголовном процессе


Шамардин А.А. –

к.ю.н., доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики


Адильшаев Э.А. –

Следователь по особо важным делам специализированного следственного отдела по комплексу «Байконур»

Следственного комитета при Прокуратуре РФ


Ключевые слова: уголовный процесс, судебная власть, правосудие, судопроизводство, судебная защита, судебный контроль, судебное санкционирование, меры процессуального принуждения, меры пресечения, процессуальная форма, процессуальное решение.

В статье рассматриваются дискуссионные вопросы соотношения понятий правосудия, судебного контроля и судебного санкционирования, анализируются концептуальные подходы, обоснованные в современной науке уголовного процесса. Рассматриваются основные черты судебного санкционирования. Предлагается собственный подход к решению указанной теоретической проблемы, обосновывается вывод о том, что судебное санкционирование и судебный контроль следует отграничивать друг от друга и рассматривать как две самостоятельные формы осуществления правосудия.


Вопрос о соотношении понятий правосудия, судебного контроля и судебного санкционирования является весьма дискуссионным в первую очередь ввиду того, что в науке на сегодняшний день нет единой трактовки указанных понятий.

В этой связи считаем необходимым вначале рассмотреть основные аспекты определения обозначенных понятий.

В учебной и научной литературе, посвященной проблемам судебной власти выделяется несколько различных форм осуществления судебной власти, в частности такие, как:

- правосудие;

- конституционный контроль;

- судебный контроль за законностью и обоснованностью решений и действий органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие;

- обеспечение исполнения судебных решений;

- разъяснение действующего законодательства по вопросам судебной практики;

- участие в формировании судейского корпуса и содействие органам судебного сообщества1.

В.А. Ржевский и Н.М. Чепурнова к формам осуществления судебной власти относят правосудие, надзор за судебной деятельностью нижестоящих судов со стороны вышестоящих, судебное управление, судебный контроль в области исполнительной власти и судебный конституционный контроль2.

В.В.
Скитович рассматривает правосудие, юрисдикционный контроль, формирование судейского корпуса и руководство судебной практикой не как формы осуществления, а как функции судебной власти3. Другие авторы рассматривают в качестве основных функций судебной власти только правосудие и судебный контроль4.

Ряд авторов совершенно справедливо подвергли сомнению такой подход и обосновали вывод о том, что судебная власть может осуществлять посредством единственно возможной формы - правосудия5. Любая деятельность суда по реализации судебной власти отвечает признакам правосудия. При этом содержание понятия правосудия следует рассматривать наиболее широким образом.

А.П. Гуськова пишет в этой связи: «Сегодня обоснованно границы правосудия раздвигаются, ибо суд получил качественно новую функцию - функцию осуществления правосудия в досудебном производстве. Суд теперь вершит правосудие не только в том понимании, как это рассматривалось прежде в плане деятельности его в судебных стадиях процесса, но и в предварительном производстве, поскольку сфера судебной власти в виде контроля на досудебных стадиях обозначилась с учетом ст. 6 Европейской Конвенции «О защите прав человека и основных свобод» и, соответственно, ст. 46 Конституции РФ, которая каждому гарантирует судебную защиту его прав и свобод»6.

К числу наиболее значимых признаков правосудия в юридической литературе традиционно выделяются следующие:

- осуществление только судом;

- реализация не иначе как в детально регламентированной законом процессуальной форме;

- осуществление на основе системы демократических принципов;


- направленность на разрешение имеющегося или потенциального социально-правового спора (юридического конфликта);

- деятельность по отправлению правосудия сопровождается принятием особых правоприменительных (процессуальных) решений – актов правосудия7. Причем, как представляется, последние могут носить как итоговый, так и промежуточный характер, ибо результат судебной деятельности по отправлению правосудия невозможно отделить от самого процесса его реализации.

С учетом изложенного, предлагаем рассматривать правосудие как деятельность суда, связанную с разрешением действительного или потенциального социально-правового спора (конфликта), и осуществляемую в процессуальной форме на основе совокупности демократических принципов, которая сопровождается вынесением итоговых и промежуточных процессуальных решений.

Относительно понятия судебного контроля также не существует единой точки зрения. Одни авторы предлагают четко разграничивать судебный контроль и правосудие (В. Азаров, В. Горбань, В. Галузо, Л. Масленникова, Н. Колоколов, С. Шейфер, И. Таричко, А. Цихоцкий, А. Черненко, В. Яблоков); другие - рассматривать судебный контроль как составную часть или особую форму осуществления правосудия (А. Гуськова, В. Бозров, Н. Ковтун, В. Лазарева, В. Лебедев, Т. Савельева, И. Петрухин).

Н.Г. Муратова рассматривает судебный контроль не только как деятельность суда, но и как принцип уголовного судопроизводства и предлагает дополнить текст УПК соответствующей статьей8.

В.А. Азаров и И.Ю. Таричко считают судебный контроль уголовно-процессуальной функцией9.

Н.Н. Ковтун рассматривает судебный контроль как институт уголовно-процессуального права и как соответствующую деятельность суда. Институт судебного контроля, по мнению Н.Н. Ковтуна, представляет собой систему уголовно-процессуальных норм, «подчиненных решению общей контрольной задачи - проверке и оценке законности и обоснованности предшествующих действий и решений по делу с целью разрешения социально-правового спора сторон по определенному кругу (спорных) вопросов»10. Судебный контроль как деятельность «есть контрольно-проверочная деятельность суда в сфере уголовного судопроизводства по отправлению полномочий судебной власти, направленная на обеспечение конституционных прав личности в уголовном процессе, путем разрешения по существу средствами права социально-правового спора (конфликта) сторон и иных граждан, вовлеченных в уголовный процесс»11.


На наш взгляд, судебный контроль является частью правосудия, а поскольку для него характерны определенные специфические черты, его следует рассматривать как особую форму осуществления правосудия.

В.А. Лазарева пишет по этому поводу следующее: «Этой судебной деятельно­сти присущи все черты правосудия: наличие особой процедуры, рассмотрение дела (спора) специальным субъектом - судом, принятие процессуального решения. Деятельность суда по рассмотрению и разрешению жалобы, бесспорно, является контролирующей по от­ношению к тем общественным отношениям, которые сложились в сфере обжалуемого действия или решения соответствующего органа иди должностного лица, однако это не опровергает и того факта, что по отношению к конфликтующим сторонам суд выступает как орган правосудия. Не случайно в гражданско-процессуальной науке все ак­тивнее высказывается мысль о единой процессуальной природе иска о восстановлении права и жалобы на незаконные действия и вносят­ся предложения о единой форме рассмотрения всех обращений гра­ждан. Обжалуемые в порядке гражданского судопроизводства дейст­вия и решения нарушают права и законные интересы граждан, в связи с чем их рассмотрение есть рассмотрение спора о праве12.

В науке нет единства относительно определения содержания судебного контроля в уголовном процессе, т.е. тех полномочий суда, которые следует рассматривать как судебно-контрольные.

Например, А.Д. Назаров и ряд других авторов считают, что судебный контроль включает только проверочную деятельность суда на досудебных стадиях уголовного процесса13. Н.Н. Ковтун рассматривает содержание судебного контроля наиболее широким образом, включая в него: конституционный судебный контроль за соответствием Конституции РФ нормативных актов, регулирующих общественные отношения в сфере уголовного судопроизводства и собственно уголовно-процессуальный судебный контроль судов общей юрисдикции за действиями и решениями государственных органов и должностных лиц, ведущих процесс. В рамках второго вида судебного контроля им выделяются такие две его процессуальных формы как: а) контроль за действиями и решениями органов предварительного расследования и прокурора; и б) контроль за действиями и решениями нижестоящего суда. При этом в содержание судебного контроля за действиями и решениями органов предварительного расследования и прокурора Н.Н. Ковтун включает и деятельность суда по принятию решений о применении мер процессуального принуждения и производстве следственных действий, рассматривая их как предшествующий судебный контроль14.

В.А. Лазарева также именует такие полномочия суда предварительным судебным контролем15. Категории предварительного и последующего судебного контроля выделяются также О.В. Рябковой16 и З.Т. Чеджемовым17.

В.А. Лазарева также довольно широко подходит к рассмотрению содержания судебного контроля и выделяет «ревизионный судебный контроль», т.е. контроль каждой после­дующей стадии за результатами предыдущей, который осуществляется в т.ч. в судебном разбирательстве уголовного дела по существу18. Сходную позицию занимают В.А. Азаров и И.Ю. Таричко, включая в предмет судебного контроля «контроль качества доказательств».

Н.Г. Муратова включает в число форм судебного контроля также «заявление ходатайств о проведении предварительных слушаний», судебный контроль при исполнении приговора и иных процессуальных решений, пересмотр вступивших в законную силу судебных решений в надзорном производстве и возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств»19, зачастую не разграничивая понятия контроля и надзора и включая в понятие судебного надзора апелляцию20.

Как уже было отмечено выше, многие авторы включают в содержание судебного контроля деятельность вышестоящих судов по проверке законности, обоснованности и справедливости решений нижестоящих судов в апелляционном, кассационном и надзорном порядке, и, реже – решение вопроса о возобновлении уголовного дела ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств. Позволим себе не согласиться с подобными суждениями.

Как верно отмечают В.А. Азаров и И.Ю. Таричко «законодатель совершенно обоснованно при обозначении этого направления деятельности суда использует наряду с термином «проверка» понятия «пересмотр судебных решений» и «рассмотрение уголовного дела»21.

В данном случае суд разрешает не второстепенные процессуальные вопросы о применении временных мер, ограничивающих права личности, но вопросы о виновности и уголовной ответственности осужденного или оправданного. Следовательно, данные виды деятельности суда, обладая определенной спецификой, представляют собой так сказать правосудие «в чистом виде», а не судебный контроль. Судебный контроль, по нашему мнению, предполагает проверку законности и обоснованности действий и решений не самого суда, а других субъектов – т.е. фактически представителей стороны обвинения, наделенных государственно-властными полномочиями.


Итак, судебный контроль состоит исключительно в рассмотрении судом жалоб участников уголовного процесса на действия (бездействие) и решения государственных органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство. При этом суд разрешает по существу вполне определенный правовой спор, предметом которого выступает не вопрос о виновности лица в совершении преступления, а иные весьма значимые вопросы – о законности и обоснованности действий и решений органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование, ограничивающих конституционные права и свободы личности либо препятствующих доступу к правосудию.

Традиционно деятельность суда по санкционированию следственных действий и мер пресечения рассматривалась как составная часть судебного контроля. Лишь в последние годы в науке уголовно-процессуального права стала звучать идея о самостоятельности функций судебного контроля и судебного санкционирования.

Так, Г.Ф. Насыров пишет, что «Термины «судебный контроль» и «судебное санкционирование» не тождественны. Судебный контроль предполагает наделение суда в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования полномочиями по проверке принятых, в том числе санкционированных прокурором уголовно-процессуальных решений, незаконно и необоснованно ограничивающих права и законные интересы граждан и организаций (ст. 109 УПК Республики Казахстан). Судебное санкционирование означает удовлетворение судом ходатайства следователя, возбужденного с согласия прокурора, и дачу разрешения на проведение строго определенных законом процессуальных, в том числе следственных действий, которые ограничивают конституционные права и свободы гражданина и человека»22.

Разграничивает понятия судебного контроля и судебного санкционирования и Р.Ф. Зиннатов, который отмечает, что «В ходе досудебного производства при обращении за согласием на проведение следственных действий, ограничивающих конституционные права и свободы граждан, суд принимает решение о допустимости их осуществления на основе рассмотрения ходатайств, заявленных стороной обвинения. Следовательно, он не осуществляет контрольных функций, его деятельность имеет самостоятельный характер в рамках, установленных УПК РФ полномочий»23.

В русском языке под контролем понимается проверка, а также постоянное наблюдение в целях проверки24. «Проверить», в свою очередь, означает – удостовериться в правильности чего-нибудь, обследовать с целью надзора, контроля25. Ч. 2 ст. 29 УПК гласит: «Только суд, в том числе в ходе досудебного производства, правомочен принимать решения…», следовательно, суд в данных случаях сам принимает решения о применении тех или иных мер процессуального принуждения и пресечения, производстве следственных действий. Тем не менее, суд сам не производит соответствующих мероприятий, он фактически санкционирует (разрешает) их производство органам уголовного преследования, но не контролирует их законность и обоснованность, в отличие от УПК РСФСР 1960 г., где суд, действуя в порядке ст.ст. 2201 и 2202 УПК РСФСР, действительно лишь контролировал законность и обоснованность решений органов предварительного расследования. Если рассматривать указанную деятельность суда в качестве контрольной, то это фактически будет означать, что в данных случаях суд одновременно контролирует сам себя, что противоречит законам логики и кибернетики26.

Таким образом, по нашему мнению, отождествление судебного контроля с деятельностью суда по санкционированию мер процессуального принуждения и следственных действий представляется необоснованным. Судебный контроль и судебное санкционирование следует отграничивать друг от друга и рассматривать как две самостоятельные формы осуществления правосудия.

Значение термина «санкционирование» в «Современном толковом словаре русского языка» Т.Ф. Ефремовой представлено следующим образом: «санкционировать - давать санкцию чему-нибудь, разрешение на определенные действия»27. В толковом словаре русского языка под редакцией Д.Н. Ушакова термин «санкционировать» понимается следующим образом: «дать (давать) санкцию чему-нибудь, узаконить (узаконять), признать (признавать) законным, правильным, утвердить (утверждать)»28.

Судебное санкционирование представляет собой особый вид уголовно-процессуального санкционирования. Однако если обратиться к научной литературе, то окажется, что данный термин весьма редко употребляется при исследовании вопросов деятельности суда в досудебном производстве. Яблоков В.А. в этой связи совершенно обоснованно отмечает, что «этот вид деятельности суда не принято называть санкционированием. Однако, на наш взгляд, его сущность не отличается от подобной деятельности прокурора, при описании которой этот термин является общепринятым. К тому же семантический анализ слова «санкционирование» подтверждает, что оно как нельзя лучше отражает значение этого вида судебного контроля как при рассмотрении вопроса о потенциальной возможности ограничения конституционного права гражданина (разрешение), так и при последующей проверке действий, совершаемых в исключительных случаях без судебного решения, требующегося в обязательном порядке для придания им законной силы (утверждение). Следовательно, менять название деятельности только из-за того, что изменился осуществляющий ее субъект, представляется не вполне оправданным»29.

О необходимости введения в отечественный уголовный процесс «санкционирования следственных действий, связанных с возможностью ограничения конституционных прав и свобод граждан» сказано в Концепции судебной реформы30. В Концепции модельного УПК для государств-участников СНГ также использован термин «санкция» применительно к соответствующей деятельности суда: «предполагается передать суду право давать санкции на избрание меры пресечения в виде заключения под стражу, производство следственных действий в жилище, прослушивание переговоров, перлюстрацию корреспонденции…»31.

Сущность судебного санкционирования как правоприменительной деятельности состоит в разрешении судом вопроса (даче санкций) о применении определенных законом мер принуждения и следственных действий, ограничивающих конституционные права и свободы человека. При этом суд, выступая органом правосудия, осуществляет предварительную либо, в исключительных случаях, последующую оценку законности и обоснованности данных мероприятий по ходатайствам следователя или дознавателя либо по собственной инициативе (в судебных стадиях уголовного процесса).

Итак, судебное санкционирование есть правоприменительная деятельность суда по принятию в судебном заседании решений (даче санкций) о применении отдельных мер принуждения и следственных действий, ограничивающих конституционные права и свободы человека.

Судебное санкционирование, являясь одним из важнейших направлений судебной защиты, в конечном итоге призвано обеспечить недопущение незаконного и необоснованного ограничения прав личности в уголовном процессе.

Итак, судебный контроль и судебное санкционирование являются самостоятельными видами деятельности суда. При этом оба этих вида судебной деятельности имеют общую правовую природу, являясь внешним выражением, иначе говоря, формой осуществления судом своих полномочий. В этой связи трудно согласиться с Р.Ф. Зиннатовым, который рассматривает судебное санкционирование как функцию судебной власти наряду с правосудием и судебным контролем32. Он пишет: «Мы не рассматриваем судебное санкционирование как особый вид осуществления правосудия, так как суд в указанной ситуации не разрешает спора, поскольку он отсутствует»33. Думается, что автор в некоторой степени противоречит другим своим выводам. Так, рассматривая судебное санкционирование в качестве одного из видов особых уголовно-процессуальных производств, он совершенно обоснованно отмечает, что «Особое производство предполагает рассмотрение спорного уголовно-процессуального правоотношения…, которое возникает между сторонами в процессе производства по уголовному делу. Предметом спора является вопрос о применении либо отказе в применении, либо законности применения конкретных уголовно-процессуальных норм. Суд в данном случае выступает в качестве арбитра и выносит самостоятельное судебное решение. Он не контролирует деятельность представителей той или иной стороны, а разрешает возникший между ними конфликт, обусловленный применением уголовно-процессуальной нормы»34.

Ю.К. Якимович совершенно справедливо рассматривает деятельность суда, связанную с санкционированием меры пресечения в виде заключения под стражу как вид особого производства по уголовным делам35.

Е.Ю. Лихачева в свою очередь пишет, что «В качестве объекта уголовного правосудия могут выступать не только уголовно-правовые (материальные) отношения, в основе которых лежит вопрос о виновности или невиновности обвиняемого в совершении преступления, но и отношения уголовно-процессуального характера, предполагающие возможность или необходимость ограничения конституционных прав и свобод личности»36.

Судебная власть имеет по существу единую функцию – функцию судебной защиты, осуществляемую в единственно возможной форме – форме правосудия. Стало быть, судебное санкционирование (равно как и судебный контроль) представляет собой не функцию судебной власти, а особую форму осуществления правосудия.



1 См.: Гуценко К.Ф., Ковалев М.А. Правоохранительные органы: Учебник для юридических вузов и факультетов. – М.: ЗЕРЦАЛО, 1998. – С. 45.

2 См.: Ржевский В.А., Чепурнова Н.М. Судебная власть в Российской Федерации: конституционные основы организации и деятельности. - М.: Юрист, 1998. – С. 96.

3 См.: Скитович В.В. Судебная власть как системное образование // Правоведение. – 1997. - №1. – С. 150.

4 См.: Абросимова Е.Б. Судебная власть: Конституционно-правовые аспекты: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. – М., 1991. – С. 9; Масликов И.С. Судебная власть в государственном механизме Российской Федерации: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. – М., 1997. – С. 10-11.

5 См.: Бозров В.М. Современные проблемы российского правосудия по уголовным делам в деятельности военных судов (вопросы теории и практики) – Екатеринбург, 1999; Лазарева В.А. Судебная власть. Судебная защита. Судебный контроль: понятие и соотношение. Лекции-очерки. – Самара, 1999.; Жеребятьев И.В., Шамардин А.А. Некоторые вопросы реализации правосудия в уголовном судопроизводстве // Уголовное право. – 2004. - №3. – С. 82-86.; Правоохранительные органы Российской Федерации / Под ред. В.П. Божьева. – М.: Спарк, 1996. – С. 42.; Савельева Т.А. Конституционные основы судебной власти: Реализация Конституции Российской Федерации. - Саратов, 1994. - С. 85-86.; Шамардин А.А. К вопросу о формах осуществления судебной власти // «Пятьдесят лет кафедре уголовного процесса УрГЮА (СЮИ): Материалы Международ. науч.-практ. конф., г. Екатеринбург, 27-28 янв. 2005 г.»: В 2 ч. - Екатеринбург, 2005. Ч.2. – С. 397-403.

6 Гуськова А.П. Процессуально-правовые и организационные вопросы подготовки к судебному заседанию по УПК. – Оренбург, 2002. – С. 13.

7 См.: Гуськова А.П., Шамардин А.А. Правоохранительные органы: Учебник. – М.: ИГ «Юрист», 2005. – С. 61-62; Гуценко К.Ф., Ковалев М.А. Правоохранительные органы: Учебник / Под ред. К.Ф. Гуценко. – Изд. 4-е, перераб. и доп. . – М.: Зерцало, 1999. – С. 60.; Курс советского уголовного процесса: Общая часть. – М. 1989. – С. 19-30.

8 См.: Муратова Н.Г. Система судебного контроля в уголовном судопроизводстве: вопросы теории, законодательного регулирования и практики. – Казань: Казанский государственный университет им. В.И. Ульянова-Ленина, 2004. – С. 76.

9 Азаров В.А., Таричко И.Ю. Функция судебного контроля в истории, теории и практике уголовного процесса России: Монография. – Омск: Омск. гос. ун.- т, 2004. – С. 207 232.

10 Ковтун Н.Н. Судебный контроль в уголовном судопроизводстве России: Монография. – Нижний Новгород: Нижегородская правовая академия, 2002. – С. 12.

11 Там же.

12 Лазарева В.А. Судебная власть и ее реализация в уголовном процессе. - Самара: Изд-во «Самарский университет», 1999. - С. 40-41.

13 См.: Назаров А.Д. Влияние следственных ошибок на ошибки суда. – СПб., 2003. – С. 205-206; Адвокатура в России // Под ред. Л.А. Демидовой, В.И. Сергеева. – М., 2004. – С. 215-216.

14 См.: Ковтун Н.Н. Указ. соч. – С. 27-28.

15 Лазарева В.А. Указ. соч. – С. 75.

16 См.: Рябкова О.В. Судебный контроль на стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. – Екатеринбург, 2003. – С. 12-13.

17 См.: Чеджемов З.Т. Роль суда в оеспечении прав и свобод градлан на досудебном производстве по УПК.: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. – М., 2003. – С. 22-23.

18 См.: Лазарева В.А. Указ. соч. – С. 74.

19 См.: Муратова Н.Г. Указ. соч. – С. 107-108.

20 См. Там же. – С. 102.

21 Азаров В.А., Таричко И.Ю. Указ. соч. - С. 171.

22 Насыров Г.Х. Судебный контроль за применением ареста как меры пресечения. Автореф. дисс….. канд. юрид. наук. – Караганда, 2003. – С. 7-8.

23 Зиннатов Р.Ф. Реализация судебной власти на стадии подготовки дела к судебному заседанию в современном российском уголовном судопроизводстве. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - Ижевск, 2006. - С. 14.

24 См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 4-е изд., дополненное. – М.: Азбуковник, 1999. – С. 292.

25 См.: Там же. - С. 605

26 См.: Жеребятьев И.В., Шамардин А.А. Некоторые вопросы реализации правосудия в уголовном судопроизводстве // Уголовное право. – 2004. - №3. – С. 84.

27 Ефремова, Т.Ф. Современный толковый словарь русского языка. В 3-х томах. Том 2. М.: Астрель, 2006 г. С. 236, 248.

28 Толковый словарь русского языка: В 4 т. / Под ред. Д. Н. Ушакова. — М.: Гос. ин-т «Сов. энцикл.»; ОГИЗ; Гос. изд-во иностр. и нац. слов., 1935-1940. Т. 3. - С. 326.

29 Яблоков В.А. Реализация судебной власти на досудебных стадиях уголовного процесса России: Дисс. .. канд. юрид. наук. Самара, 2001. – С. 107.

30 Концепция судебной реформы в РСФСР. – М.: Республика, 1992. С. 16.

31 Концепция модельного УПК для государств-участников СНГ // Приложение № 2 к «Информационному бюллетеню Содружества независимых государств». 1995. № 8. С. 169.

32 Зиннатов Р.Ф. Судебное санкционирование как функция судебной власти / Зиннатов Р.Ф. // Российское законодательство в современных условиях: Материалы 4 ежегодной научно-практической конференции. Брянск: РИО БГУ, 2006. С. 310-315.

33 Зиннатов Р.Ф. Реализация судебной власти на стадии подготовки дела к судебному заседанию в современном российском уголовном судопроизводстве. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - Ижевск, 2006. - С. 14.

34 Там же.

35 См.: Якимович Ю. К. Дифференциация уголовного процесса [Текст] / Ю. К. Якимович, А. В. Ленский, Т. В. Трубникова. Томск, 2001. С. 70-71.

36 Лихачева Е.Ю. Правообеспечительная роль правосудия в досудебном производстве по уголовным делам: автореф. … дис. канд. юрид. наук. Саратов, 2005. С. 8.




Похожие:

Шамардин А. А. – к ю. н., доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики iconШамардин А. А. – к ю. н., доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики
Труды Оренбургского института (филиала) мгюа (выпуск 10). Оренбург, 2009. С. 355-363
Шамардин А. А. – к ю. н., доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики iconК вопросу об использовании результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании шамардин А. А – к ю. н., доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики
Опубликовано: Труды Оренбургского института (филиала) мгюа (выпуск 9). – Оренбург, 2008. – С. 342-356
Шамардин А. А. – к ю. н., доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики iconА. а доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики, к ю. н. Статья
Статья опубликована: Труды Оренбургского института (филиала) мгюа (выпуск восьмой). – Оренбург, 2005. – С. 393-406
Шамардин А. А. – к ю. н., доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики iconМосковская государственная юридическая академия Оренбургский институт (филиал) Кафедра уголовно-процессуального права и криминалистики примерные вопросы для подготовки к зачету по общей части уголовно-процессуального права оренбург 2005
Уголовно-процессуальные правовые нормы, их виды, структура. Санкции в уголовно-процессуальном праве
Шамардин А. А. – к ю. н., доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики iconМосковская государственная юридическая академия Оренбургский институт (филиал) Кафедра уголовно-процессуального права и криминалистики примерные вопросы для подготовки к экзамену по уголовно-процессуальному праву оренбург 2005
Уголовно-процессуальная форма: понятие, значение. Единство и дифференциация уголовно-процессуальной формы
Шамардин А. А. – к ю. н., доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики iconОтграничение криминалистики от иных наук методами информационного анализа текста. К. В. Бугаев Источник
Бугаев Константин Валериевич, доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики Факультета права и экономики Омской академии мвд...
Шамардин А. А. – к ю. н., доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики iconНормы доказательственного права в проекте Уголовно-процессуального кодекса
Нормы доказательственного права, входящие в общую часть уголовно-процессуального права, действуют во всех стадиях уголовного судопроизводства....
Шамардин А. А. – к ю. н., доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики iconПонятие уголовно-процессуального закона в теории и практике понятие «уголовно-процессуальный закон»
При таком подходе понятием «уголовно-процессуальный закон» обозначается форма и содержание уголовно-процессуального права, взятые...
Шамардин А. А. – к ю. н., доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики iconМетодология криминалистического прогнозирования (на примере экспертных подразделений овд)
Доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики Омской академии мвд россии, Факультет права и экономики, кандидат юридических...
Шамардин А. А. – к ю. н., доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики iconОб актуальности действия уголовно-процессуального закона в пространстве
...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов