Володимир свенельд icon

Володимир свенельд



НазваниеВолодимир свенельд
страница1/5
Дата конвертации05.07.2012
Размер0.96 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5

ВОЛОДИМИР СВЕНЕЛЬД.


ТРИ ВИКИНГА:


МЕЖ ДВУХ ВРЕМЁН.


I.


...9 Мая 198.. года, СССР, день праздника победы над

Германией.

... Ранее утро. Ярко-оранжевый шар Солнца неспешно выплыл

из-за горизонта. Его лучи осветили тёмное пятно виднеющегося

вдалеке города, лениво заскользили по примыкающему к нему

колхозному полю, уже позеленевшему из-за взошедших всходов,

разрезающему поле надвое пустынному шоссе, ведущему в город, и под

конец упёрлись в ровный ряд домиков дачного посёлка.

Оттуда на шоссе выехала старая, серая "Победа". В машине

ехали двое: ветеран-танкист Пётр Николаевич Аскольдов, крепкий

невысокий старик, на кителе которого висели два боевых ордена и

три медали, а также худощавый подросток лет так

двенадцати-тринадцати - его внук Артур.

Последний смотрел в полуоткрытое окно - набегающий поток

свежего весеннего воздуха приятно освежал, мимо проносились

посаженные вдоль дороги деревья, все покрытые молодой листвой,

некоторые из них уже зацвели, вдалеке на поле работал трактор, гул

его мотора был едва слышен.

- Деда, а деда, а где ты воевал ?

- Да много где, - старик усмехнулся, - вначале, в 1939

году был на Халхин-Голе. Это на Дальнем Востоке. Там тогда с

япошками была заваруха. Я был молодым, командиром танком. В

следующем году - Финская Кампания. Чудом жив остался. Эх, сколько

наших там погибло! Войну с немцами встретил младшим лейтенантом на

румынской границе. После - Воронеж, Сталинград. На Курской Дуге

снова ранило, опять еле выжил. Закончил войну в Праге гвардии

майором.

- Деда, а что на войне самое плохое? Ветеран, тяжело

вздохнул, вспомнил военные годы, и задумался, соображая, что можно

можно, а чего нельзя сказать своему хоть и настырному, но очень

любимому потомку.

Но на сей раз, фронтовик решил быть предельно откровенным -

мальчик уже вырос и нуждается в мужском воспитании:

- Хуже всего - это предательство, когда свои же стреляют в

спину... И трусость. Один раз испугался - не беда! Ну, с кем не

бывает. Война-то вещь страшная. Но если не привык, если не

преодолел свой испуг, то ты уже не человек, а так ... Помнишь, что

сказал Спартак? Лучше умереть стоя, чем жить на коленях! ...И ещё

- неизвестность. Это когда, например, в окружение попадаешь, везде

враги и непонятно куда идти, и где к своим пробиваться.... А также

враньё. Нам говорили: На фронте без перемен, на фронте без

перемен, - но мы уже знали, что наше дело плохо, раз нам бояться

сказать правду.


- Деда, а кто виноват, что вы отступали и в окружения

попадали? Маршалы и генералы? Или Сталин?

Петру Николаевичу снова вспомнил войну, трагический 1941-й

год с его постоянными отступлениями и поражениями Красной Армии,

реки слёз и моря крови, выплаканные и пролитые советскими людьми,

речи Сталина и Молотова, страшный военный парад 7-го Ноября на

Красной Площади, когда смертники, промаршировав мимо стоящего на

ленинском мавзолее товарища Сталина сразу отправлялись на фронт -

из них лишь единицы выжили, и, наконец, битву под Москвой - первую

весомую победу Красной Армии.

Поэтому он и не стал отвечать:

- Вот мы уже и приехали, - автомобиль въехал в город.

Внезапно на перекрёстке им наперерез выскочила белая

"Волга". И хотя Аскольдов и ударил мгновенно по тормозам и до

упора вывернул руль, однако "Победу" "занесло", и она зацепила

крыло советского лимузина.

Фронтовик пулей выскочил из машины:

- Куда прёшь?! У тебя, что глаз нет - чего на "красный

свет" едешь?!

- Не гуди, дед! - водитель "Волги", одетый в дорогой

костюм, высокий мужчина лет так тридцати с небольшим с уже явно

обозначившейся лысиной, вообще, с типичной внешностью

коммунистического чиновника, тоже вышел из машины и не торопясь

стал осматривать причинённые повреждения.

- Слышь, старик, - чиновник закончил осмотр, - плати

пол-тыщи и я претензий не имею.

- Это я платить должен? - возмутился Аскольдов-старший, -

Это я что ли на "красный" ехал?

- А у тебя свидетели есть? - водитель "Волги"

неопределённо махнул рукой, указывая на безлюдные улицы. - Ладно,

тогда ждём милицию.

И он извлёк из кармана серебряный портсигар, открыл его и

достал дорогую кубинскую сигару - подарок Фиделя Кастро советским

товарищам, - некоторое время мял её, крутил пальцами - видимо

какая-то тревожная мысль не шла у него головы, потом резким

движением сунул её в рот, и, не прикуривая, направился к ближайшему

уличному телефонному автомату.

Город просыпался - на улицах появились первые прохожие, и

вскоре возле места происшествия собралась толпа зевак.

Наконец заявилась и дорожная инспекция:

- Инспектор Денисенко. Ваши документы! - скороговоркой

пробурчал краснощёкий широкоскулый украинец высокого роста и

неспортивного телосложения. Судя по мутноватому блеску его

небольших серых глаз, он уже выпил свои сто или может более грамм,

отчего работать в праздник ему, как и всем нормальным советским

людям, естественно, не хотелось.

Инспектор едва глянул в права и паспорт Аскольдова, зато

документы водителя "Волги" вызвали у него немалый интерес -

Денисенко столь скрупулезно их рассматривал, словно пытался их

выучить наизусть. Конечно, только глянув на номера, он уже знал

кто перед ним - в Советском Союзе автомобильные номера у

коммунистической номенклатура были другие, чем у простых граждан,

- и теперь, шевеля пьяными извилинами, обдумывал, какую ему занять

позицию в этом конфликте, чтобы не прогадать. И решение было

принято быстро.

- Возьмите, - физиономия стража порядка расплылась в

подхалимской улыбке, - так что тут у вас произошло?

- Он поехал на "красный", - дедушка Артура решил взять

инициативу в свои руки.

- А что вы скажете, товарищ Миргородский?

- Этот гражданин ошибается, поскольку нарушил правила сам.

- Вот видите гражданин Аскольдов - у него другое мнение, а

не доверять товарищу Миргородскому у нас нет оснований.

- Ну да, этот товарищ, наверно, большой член партии,

однако не только у него есть заслуги ...перед Родиной.

- Не только вы один воевали, - чиновник возмутился и

кивнул на китель Аскольдова, - мой отец тоже воевал... в войсках

НКВД. Поэтому мы знаем, как "воевали" вы, быдло...

- Да, что вы такое говорите, товарищ Миргородский?! - даже

для инспектора, который, казалось бы, все видел в жизни, это было

уж слишком.

Но того остановить уже было невозможно:

- Как вы, быдло, в начале войны от немцев драпали и

миллионами в плен сдавались. И лишь когда у вас остался выбор

между ссылкой в Сибирь, на Колыму, немецким концлагерем или

расстрелом на месте, вы наконец-то свою горячо любимую Родину

защищать соизволили.

Воцарилось молчание - такого никто не ожидал.

- Так что не бряцай медалями, дед, - Миргородский

продолжил, - и запомни - суд, и милиция всегда будут на моей

стороне. Захочу я тысячу рублей - и суд присудит тысячу, а захочу

две тысячи и ты две "штуки" заплатишь - никуда не денешься. А

будешь жаловаться, добиваться справедливости, так знай - в

психбольнице свободные места всегда найдутся. Но ты этого делать

не будешь, правда? Вы, ведь поколение, войной и Сталиным хорошо

напуганное...

- А я думаю, что эта царапина на две тысячи не потянет, -

ветеран уже пришёл в себя от подобного хамства и двинулся к своей

машине, - но ничего это мы сейчас исправим... Артурчик выйди и иди

туда - к людям.

- Зачем деда, а?

- Выйди, тебе говорят! Артур послушался, нехотя вылез из

машины и поплёлся к толпе. Его дед был добрым и уступчивым, но

только до того момента, пока выходил из себя - тогда его упрямство

не имело границ, и спорить с ним было бесполезно.

Пётр Николаевич сел за руль - "Победа" сорвалась с места.

- Стой! - утренний воздух прорезала трель милицейского

свистка.

Но ветеран и не пытался бежать. Его автомобиль дал задний

ход, отскочил назад, и с разгона таранил машину коммуниста. Но

этого Аскольдову показалось мало. "Победа" снова отъехала назад,

но на много дальше чем в первый раз, и ударила снова.

Наступила мёртвая тишина. Внезапно оцепенение прошло и

толпа бросилась к месту трагедии. "Волга" была разбита вдребезги,

"Победа" же пострадала значительно меньше, однако её рулевая

колонка въехала ветерану в грудь.

- Скорее вызывайте "Скорую помощь"! - выкрикнул кто-то.

Пётр Николаевич открыл глаза.

- Да как вы могли такое сделать? - с ужасом спросил сразу

протрезвевший Денисенко.

- Как? Да так, как я таранил немецкие танки под Курском! -

ветеран закрыл глаза. Он был мёртв.

- Деда, дедушка не пугай меня, открой глаза, - всхлипывал

Артур, - деда, не умирай.

- Ну и натворили вы, товарищ Миргородский! - в душе

инспектора кипела яростная схватка между совестью и страхом перед

нагоняем, который он обязательно получит от своего начальства.

- Вы мне не товарищ, - отрезал коммунист.

Артур повернул заплаканное лицо к убийце деда: - Запомни,

гад! Когда я выросту, то тебе отомщу обязательно!

- Ты ещё вырасти щенок! - Миргородский зловеще засмеялся.

- Скоро ваши времена закончатся, и наступит время наше, и мы ещё

покрасим крыши вашей кровью...

...4 октября 1993 года, Москва. Танки расстреливают Белый

Дом. По тёмному подземному переходу московского метро с автоматами

бегут двое защитников российского парламента, прорвавшихся сквозь

отцепление правительственных войск.

Один из них остановился:

- Ну, всё, Медведь, я пошел на Курский вокзал. На, - Артур

Аскольдов бросил спутнику автомат. - Думаю тебе он ещё

пригодиться, а мне его через границу всё равно не провести.

- Удачи, Артур! Если что надо - звони. Ведь я тебе по гроб

обязан.


II.


... Наши дни, США, Нью-Йорк.

В это ранее воскресное утро в кровати после бурной ночи

двое приходили в себя. Изнурительная постельная битва, ко

взаимному удовлетворению, закончилась боевой ничьёй, но

удивительно - ни ему ни ей спать не хотелось.

- Ну ты и жеребец, Джек, - я от тебя этого не ожидала! -

восхищённо сказала хозяйка квартиры, тридцатилетняя банковская

служащая Джина Смит своему приятелю. Любовниками они уже были три

года, и уже давно подумывали о браке. Вообще на Джека, ей было

грех жаловаться: он - настоящий мужчина во всех отношениях,

сильный и мужественный, цену себе знает, но не заносится до небес,

если иногда и позволяет собой манипулировать, то до определённого

предела, конечно. Однако на сей раз он превзошёл самого себя.

- А это что плохо, Джина?

- Наоборот, отлично! - она мечтательно посмотрела в

потолок. Мисс Смит была на седьмом небе.

- Сама понимаешь, у меня был вчера очень трудный день, вот

пришлось усиленно заняться "выравниванием гормонального

баланса..". - усмехнулся Джек Эрикссон.

Он работал в ФБР, что от своей будущей жены, разумеется,

не скрывал, но для посторонних он был лишь скромным работником

департамента юстиции.

- Почаще бы у тебя были такие "трудные" дни! - в её глазах

было ещё что-то. - А если серьёзно, то что произошло?

- Это всё из-за денег русской мафии. Прокуратура жмёт,

чтобы мы быстрее провели расследование, ведь это дело

политическое. Приходиться работать сверхурочно, но результаты,

увы, не впечатляют. Например, вчера целых четыре часа допрашивали

хорошо знакомых тебе, Аллу Беккер и её мужа, но всё впустую.

- А что такое? - заинтересовалась Джина.

- Они всё отрицали. И раз у нас пока против них прямых

улик нет, то любой суд посчитает их действия халатностью. Но..но

когда мы их "прижмём", то будет процесс десятилетия...

- Ладно, хватит о работе, а то ты не остановишься, -

оборвала его подруга.

- Хорошо, давай тогда лучше допьём бутылку, - возле

кровати на ночном столике в компании двух фужеров стояла

наполовину пустая бутылка виски.

- Подожди, я сейчас принесу льда, - будущая мисс Эрикссон

не одеваясь, вскочила с кровати, взяла фужеры, и грациозной

походкой двинулась на кухню.

Джек невольно ей залюбовался, ведь Джина красавица -

безупречная фигура, длинные, каштановые волосы, миловидное личико

с симпатичным носиком и большими, слегка раскосыми глазами, а

ножки, её ножки были откровенно прелесть, красивые, стройные,

настоящие американские ноги. За свои тридцать с небольшим лет у

него было немало красивых женщин, но такую, как Джину он встречал

впервые. И дело было даже не в том, что её острый, проницательный

ум прекрасно уживался с обилием форм - такое, согласитесь,

встречается довольно редко, - нет, от мисс Смит исходило ощущение

какой-то силы, которая, вызывая необъяснимое чувство, влекла к

ней, со всей остротой будила в Эрикссоне желание, так

притупившееся с возрастом.

Длинноволосая богиня отсутствовала не долго - фужеры с

кубиками льда были водворены на прежнее место, и в них залито

виски.

- Твой фужер.

- Благодарю, - Джек взял руки бокал. - Ну, что, за нас?

Она улыбнулась, и еле слышно проговорила:

- За нас.

Они выпили, и тут Эрикссону в голову пришла новая идея:

- Сейчас, кажется, начался утренний выпуск новостей; давай

посмотрим что произошло нового, - он поднялся с постели и взял со

столика пульт дистанционного управления телевизора.

- Ты без работы не можешь.

-...Вчера в связи с делом об незаконных финансовых

операциях прокуратура допрашивала Льва и Аллу Беккеров...А вот

только что пришло сообщение от нашего нью-йоркского

корреспондента: около часа назад Лев Беккер был сбит машиной,

которая скрылась...

- Черт!!!

На экране появилось изображение места происшествия.

-...Полиция считает, что русская мафия начала убирать

свидетелей своей преступной деятельности в США. Тело погибшего

отвезено в городской морг, местонахождение же Аллы Беккер

неизвестно и её разыскивает полиция. А теперь о спорте...

- Чёрт! - повторил Джек и выключив телевизор, стал быстро

одеваться. - Извини, но мне нужно бежать. - Мысленно он уже был на

месте происшествия.

Но не успел сотрудник ФБР завязать галстук, как зазвонил

его сотовый телефон:

- Да, видел из новостей. Буду на месте минут через десять.

- Это вызывает шеф, - пояснил он. - Мой Старик в ярости,

так и ищет на ком отыграться - ну сегодня и денёк. Я пошёл, -

Эрикссон на прощание поцеловал невесту, - а ты всё-таки попытайся

заснуть.

Однако выспаться подруге не пришлось - несколько часов

спустя после его ухода, в квартире Джины раздался новый телефонный

звонок.

- Алло, это ты, Джек?

- Нет, - в трубке послышался женский голос. - Это Алла.

Здравствуй, Джина!

- Привет, Алла!

- Ты сейчас одна?

- Сейчас да.

- Тогда к тебе можно приехать? У меня к тебе есть дело.

- Конечно, приезжай. Жду, - мисс Смит зевнула и сразу

стала набирать номер "мобильника" Эрикссона.

- Алло, Джек! Ты где?

- На мосту Вашингтона.

- И что ты забыл в Джерси?

- Дела, - попав на работу Эрикссон сразу становился

скрытным. - А что случилось?

- Скоро у меня будет Алла Беккер, так что заедь ко мне,

как освободишься. Послушаю, что она мне скажет.

- Сейчас же выезжаю, но ты сиди дома - поняла? Дело-то

ведь опасное...

- Конечно поняла - за кого ты меня принимаешь. Некоторое

время Джек молчал, переваривая услышанное, затем

произнёс:

- Знаешь, мне это всё совсем не нравится. Я вышлю к тебе

Майкла - он сейчас где-то в твоём районе.

- Кого? Не того ли грязного, низенького итальяшку с

повадками сутенера? Пусть держится от меня подальше!

- Ничего страшного не произойдёт, если он подежурит у

твоего подъезда. Пока, любимая!

Спустя пять минут раздался дверной звонок и перед Джиной

предстала заплаканная Алла, невысокая полноватая брюнетка лет

сорока. В руках она держала большую чёрную сумку. Работали они в

одном банке, хорошо знали друг друга, но близкими подругами

никогда не были.

Хотя госпоже Беккер нельзя было отказать в уме и деловой

хватке, из-за чего её ценило начальство, Джину отталкивало

развязные, довольно вульгарные манеры этой бывшей иммигрантки из

СССР, её неискоренимое желание быть центром всеобщего внимания и

источником по меньшей мере половины слухов и сплетен,

циркулировавших в банке. Особенно доставалось Аллиным подчинённым,

к разряду которых мисс Смит, к её великому счастью не относилась.

"Она пришла из-за Джека, который, якобы работает в

департаменте юстиции", - догадалась Джина.

- Я только, что из морга, - вместо приветствия захлюпала

носом вдова. - Они убили Льва! И всё из-за этих денег, будь они

прокляты! И меня они убьют! Можно войти?

- Проходи. А почему ты не обратишься в полицию?

- Нет! За то что мы со Львом натворили, меня посадят в

тюрьму, причём надолго - ведь дело идёт о миллиардах - и ни какие

адвокаты и чистосердечные признания мне не помогут... Во общем так -

я уезжаю из страны - уже купила билет на самолёт, но за Лёву я

этим ублюдкам отомщу, - хлюпанье на мгновение стихло. - Всем им

отомщу - и кремлёвским бандитам и дяде Мише Миргородскому.

Вдова храбрилась, но расширенные глаза явно выдавали её

испуг. Она нервно открыла сумку, перерыла её содержимое и достала

небольшую пластиковую коробку:

- Вот компакт-диск - на нём всё: и схемы их махинаций, и

фамилии других посредников, и тайные номера банковских счетов, в

том числе и зарубежных - в России и в оффшорных зонах. Эту

информацию мой Лёва по крупицам собирал, думал нас обезопасить,

если что, да вот не получилось...Так вот передай этот диск своему

Джеку, и пусть он отдаст своему начальству.

- Хорошо.

Мисс Смит ещё долго пришлось выслушать долгие причитания

вдовы, о том каким хорошим человеком был её Лев, и как Алла с ним

познакомилась, как хорошо они жили, и какие строили планы на

будущее.

"Вот бы её задержать до прихода Джека", - с трудом

сдерживая своё нетерпение подумала Джина,

- Мне нужно идти, - Беккер заторопилась на самолёт. -

Может когда-либо ещё увидимся.

Джина открыла дверь, чтобы выпустить гостью - Алла

перешагнула порог, и внезапно вскрикнула. Раздался негромкий

хлопок и она повалилась на пол. Три мужчины отталкивающей

внешности с пистолетами стояли у двери, - последнее, что увидела

Джина Смит в своей жизни.

Перепрыгивая через трупы, убийцы ворвались в прихожую и

стали заглядывать во все помещения квартиры, но больше никого не

было.

- Шеф, их было только двое, мужчины нет - обратился один

из них к своему главарю, узколицему субъекту очень высокого роста,

со злобным выражением лица.

- Сам вижу, это и к лучшему.

Они затащили за собой бездыханное тело Аллы, и закрыли

дверь.

- Обыщите их, - скомандовал высокий своим подчинённым, а

сам стал внимательно осматривать комнаты.

В одной из них он обнаружил компьютер, возле него лежало

несколько компакт-дисков. Считанные минуты занял их просмотр у

Виктора Иванова, в прошлом работника КГБ, а ныне главы службы

безопасности олигарха Миргородского, и обнаружив диск с

компроматом на своего босса, он удовлетворённо хмыкнул - что

искал, то и нашёл.

Не без усилий поборол Виктор искушение сразу позвонить

хозяину и сообщить о находке - нет компромат он прибережёт, до

лучших времён, а там видно будет.

Да вот что с этим делать? Взять с собой? Так в аэропорту

при досмотре этот диск могут обнаружить. Переслать информацию

через Интернет в свой электронный почтовый ящик? Но это займёт

некоторое время, поскольку информации много, тем более американцы

из АНБ могут её перехватить. Переписать содержимое диска по

секретной линии на свой московский сервер? А где гарантия, что

кто-то из его подчинённых не донесёт на него боссу, и тогда

Миргородский точно оторвёт ему, Виктору, голову. И тогда только

остается обратиться к Александру Ивановичу - старому верному другу

и бывшему коллеге по КГБ, а ныне сотруднику представительства

России при ООН, - он выручал Иванова не раз и поэтому уж точно

что-то придумает.

- Смотрите, шеф, - в комнату заглянул один из его

сообщников, - вот загранпаспорт с французской визой и авиабилет

компании "Эр-Франс" до Парижа.

- Ага, что ещё нашли?

- Всё, больше ничего интересного нет.

- Так, а багажная квитанция?

- Нету.

- Значит вдовушка путешествует налегке. Идёмте вниз -

нужно устранить свидетелей.

Когда Эрикссон, подъезжая к дому Джины увидел, что все

окрестности отцеплены полицией, то ему стало не по себе.

- Что случилось? - с замиранием в сердце спросил Джек у

стоящего в неподалёку полицейского.

- А вы кто?

- Джек Эрикссон - ФБР, - и показал своё удостоверение.

- Тут произошла бойня - на третьем этаже двойное убийство:

убили эту, как её..ну ее мужа сегодня задавили...Беккер, и также

местную жительницу. А на первом ещё три трупа - старика-лифтёра,

управдома и вахтёра - отставного полицейского. Я его хорошо знал -

он когда-то работал в нашем управлении. Видимо кто-то убирал

свидетелей. Остальные подробности можете узнать у нашего

лейтенанта...

Джек стал бледен, как смерть, комок подкатил к горлу, и

всё поплыло перед глазами...

- Эй, с вами всё хорошо?

- Да, - с усилием произнёс Эрикссон. - Я их всех знал.

"Чёрт, а где же Майкл? " - одновременно вспомнил он.

Ему позвонили.

- Эрикссон слушает.
  1   2   3   4   5




Похожие:

Володимир свенельд iconБакус Володимир Балко Орест тиждень на початку (1-5) або 15-20

Володимир свенельд iconДерій Володимир Олексійович, Генеральний директор
В україні функціонують понад 360 комунальних dh компаній (4800 котельних, 17000 котлів)
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов