Первая секция решение о приемлемости icon

Первая секция решение о приемлемости



НазваниеПервая секция решение о приемлемости
Дата конвертации24.06.2012
Размер91.54 Kb.
ТипРешение

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

РЕШЕНИЕ

О ПРИЕМЛЕМОСТИ

Заявления № 72683/01 
от Виктора Чемодурова 
против России

Европейский Суд по Правам Человека (Первая Секция), заседая 30 августа 2005 Палатой, в состав которой вошли:

г-н К.Л. Розакис (C.L. Rozakis), Председатель
 г-н П. Лорензен (P. Lorenzen), 
 г-жа Н. Важич (N. Vajić), 
 г-жа С. Ботучарова (S. Botoucharova), 
 г-н А. Ковлер (A. Kovler), 
 г-н К. Гаджиев (K. Hajiyev), 
 г-н Д. Шпильманн (D. Spielmann), судьи
и г-н С. Нилсен (S. Nielsen), Секретарь секции,

Рассмотрев вышеуказанное заявление, поданное 21 мая 2001 года,

Рассмотрев меморандум, поданный Правительством и ответные замечания заявителя,

После обсуждения пришел к следующему:

ФАКТЫ

Заявитель, г-н ^ Виктор Владимирович Чемодуров, гражданин России, родившийся в 1951 году и проживающий в г. Курске. В Суде его интересы представляют г-жи Г. Арапова и М. Андрук (Ледовских), юристы, практикующие в г. Воронеже. Интересы правительства-ответчика представляет г-н П. Лаптев, Представитель Российской Федерации в Европейском Суде по Правам Человека.

^ А.  Обстоятельства дела

Факты дела, поданные сторонами, могут быть кратко изложены следующим образом.

19 июля 2000 года газета Курский Вестник опубликовала статью заявителя «Двенадцать стульев из гарнитура губернатора, или Как ‘испарился’ из областного бюджета еще один миллион долларов». Статья повествовала о незаконном расходовании бюджетных средств, выделенных на покупку мебели и ремонтные работы, и невозмутимую реакцию губернатора Руцкого по поводу этих событий. Ниже приведены соответствующие фрагменты (переведено с русского языка):

Нормальный губернатор в такой ситуации наверняка [получив информацию о незаконном расходовании значительной суммы из бюджетных средств] схватится за голову и ужаснется, начнет выяснять, как и по чьей вине пропали деньги налогоплательщиков, прогонит виновных с работы, обратится в милицию, прокуратуру и в суд, чтобы ущерб бюджету возместить…

^ Но это логика поведения нормального губернатора. А наш [губернатор], получив письмо руководителя КРУ… написал такую резолюцию...

[Автор привел цитату из распоряжения губернатора Руцкого, рекомендовавшего своим ассистентам провести переоценку выполненной работы с целью восполнить недостачу между выделенными средствами и фактическими расходами.
]


Не знаю, как у кого, а у меня такое мнение-суждение: губернатор, дающий подобные советы, является ненормальным. Уточняю сразу на случай судебного иска: я говорю о поведении должностного лица, а не о личности Руцкого, до которой мне нет никакого дела”.

1 августа 2000 г. губернатор Руцкой подал гражданский иск в отношении заявителя и редакции газеты. Он счел, что некоторые фрагменты статьи нанесли ущерб его чести, достоинству и деловой репутации, и потребовал взыскать 250 000 российских рублей в качестве морального вреда (нематериального ущерба). В частности, губернатор счел оскорбительными следующие слова из заключительного абзаца: “...губернатор, дающий подобные советы, является ненормальным... я говорю о поведении должностного лица...”

19 октября 2000 г. Ленинский районный суд г. Курска удовлетворил частично иск о защите чести, достоинства и деловой репутации. Суд удовлетворили доказательства заявителя, что факты, оспариваемые губернатором Руцким, соответствуют действительности. В отношении последнего предложения, суд счел следующее:

Фрагмент статьи «…губернатор, дающий подобные советы, является ненормальным” представляет собой мнение автора статьи, однако это мнение выражено в оскорбительной форме.

Суд не может согласиться с доводами [заявителя] о том, что он использовал слово «ненормальный» в отношении поведения губернатора, а не его личности. Последующее разъяснение автора «…я говорю о поведении должностного лица, а не о личности Руцкого” не исключает двоякости восприятия, включая [восприятие] оскорбительного значения, поскольку цель и структура главного предложения подразумевало, что слово «ненормальный» явно относилось к слову «губернатор», а не к его поведению…

Суд считает, что нарушение права истца на доброе имя, честь, достоинство и деловую репутацию должно быть устранено, в соответствии со Статьями 150,151 Гражданского Кодекса, путем возмещения морального вреда со стороны лица, нанесшего его...”

Суд счел, что отрывок «выражен в оскорбительной форме и наносил вред чести, достоинству и деловой репутации А. Руцкого» и постановил взыскать с заявителя 1 000 рублей (42 Евро) в пользу губернатора. В остальной части иск губернатора был отклонен как безосновательный.

4 ноября 2000 г. заявитель подал кассационную жалобу на решение суда. Он заявил, что истец выделил оспариваемые слова от контекста, и суд не проанализировал весь абзац как единое целое. Слово «ненормальный» явно относилось к действиям губернатора Руцкого, как государственного чиновника и публичной фигуры. Более того, согласно авторитетному словарю русского языка, первое значение слова «ненормальный» было «отличный от нормы», а второе и разговорное значение было «сумасшедший, душевнобольной».

28 ноября 2000 г. Курский областной суд поддержал решение от 19 октября 2000 года. Областной суд одобрил решение суда первой инстанции об оскорбительном значении оспариваемого предложения и отклонил доводы заявителя на следующем основании:

«Доводы апелляции относительно того, что оспариваемое предложение носило оскорбительный характер, поскольку относилось не к личности, а к поведению государственного чиновника, не могут быть приняты во внимание, так как суд [первой инстанции] правильно исходил из литературного значения предложения, а его толкование, изложенное в кассационной жалобе, не соответствует его содержанию».

^ B.  Внутригосударственное право, имеющее отношение к делу

Конституция Российской Федерации

Статья 29 гарантирует свободу мысли и выражения мнения вместе со свободой средств массовой информации.

^ Гражданский Кодекс Российской Федерации от 30 ноября 1994г.

Статья 151 предусматривает право суда возложить обязанность денежной компенсации морального вреда на нарушителя указанного вреда вследствие действий, нарушающих его личные неимущественные права. Статья 150 предусматривает среди других нематериальных благ, достоинство личности, честь, доброе имя и деловую репутацию.

Статья 152 предусматривает, что гражданин вправе требовать по суду опровержения «сведений», порочащих его честь, достоинство и деловую репутацию, если распространявший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию, вправе требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

^ ЖАЛОБА

Заявитель подал жалобу в соответствии со Статьей 10 Конвенции о нарушении его права распространять идеи и информацию.

ПРАВО

Заявитель подал жалобу о нарушении его права распространять информацию в соответствии со Статьей 10 Конвенции, которая гласит:

1.  Каждый человек имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей…

2.  Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями и санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации и прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия”.

Правительство признает, что имело место нарушение права заявителя на свободу выражения мнения, и что статья затрагивала распределение Курского областного бюджета, тема, которая может считаться предметом для политического спора. Однако правительство придерживается того, что оспариваемое предложение скорее относилось к личности г-на Руцкого, нежели к его политической деятельности, и что заявитель мог сформулировать критику в другой форме, не прибегая к суждениям, нанесшим вред достоинству г-на Руцкого. Правительство ссылается на решения Суда по делу Константинеску против Румынии (Constantinescu v. Romania) (№ 28871/95, ЕКПЧ 2000-VIII). Внутригосударственные суды изучили и отклонили доводы заявителя, установив нарушение неимущественных прав и двойственность высказывания заявителя о том, что губернатор был «ненормальным». Правительство считает, что вмешательство было оправданным и «без сомнения необходимым в демократическом обществе» для защиты репутации и прав других лиц, принимая во внимание, что заявитель был привлечен к ответственности в размере одной тысячи рублей.

Заявитель утверждает, во-первых, что вмешательство не было «предусмотрено законом», поскольку правовые нормы, примененные в его деле «не были достаточно четко сформулированы, чтобы гражданин мог сам регулировать свое поведение» (Таммер против Эстонии (Tammer v. Estonia), № 41205/98, § 37, ЕКПЧ 2001-I). Изучив гражданский иск о защите чести, достоинства и деловой репутации с учетом Статьи 152 Гражданского Кодекса, внутригосударственные суды признали, что информация, изложенная в статье заявителя, соответствовала действительности. Тем не менее, заявитель понес ответственность за оценочное суждение, выраженное в оскорбительной форме, основав свое решение статьями 150 и 151 Гражданского Кодекса. Однако эти статьи носят общий и неопределенный характер, и не позволяют гражданину предвидеть ответственность за публикацию оскорбительного оценочного суждения. Эти статьи также не содержат определение оскорбления. Статья 130 Уголовного Кодекса определяет преступное деяние "оскорбление" как "негативная оценка личности потерпевшего, выраженная в оскорбительной форме". Уважая этот правовой запрет, заявитель использовал нейтральное и корректное слово «ненормальный», которое не являлось непристойным и не могло повлечь уголовную ответственность. Тем не менее, внутригосударственные суды пошли дальше, нежели заявитель мог разумно предвидеть, и признали его виновным в соответствии со статьей 150 ГК РФ в нанесении оскорбления, не предоставив разъяснения, что понимается под оскорблением в гражданском праве. Таким образом, формулировка закона, на основании которого было вынесено решение суда об оскорблении, была лишена достаточной четкости и ясности.

Далее заявитель оспаривает, что, в любом случае, вмешательство было необходимо в демократическом обществе. Г-н Руцкой был политическим деятелем и, на момент рассмотрения дела, участвовал в предвыборной кампании на переизбрание на пост губернатора. Решение внутригосударственных судов о том, что прилагательное «ненормальный» относилось скорее к личности Руцкого, нежели к его профессиональным действиям, не учитывало контекст, в котором это слово было употреблено в статье. Статья целиком касалась реакции Руцкого на информацию о крупномасштабном незаконном расходовании бюджетных средств. Частная жизнь г-на Руцкого или его здоровье, умственное или физическое, даже не упоминались. Было очевидно, что журналист писал о «ненормальности» профессионального поведения губернатора. Заявитель привел особую оговорку, он уточнил, что имел в виду поведение г-на Руцкого, а не его личность, для того, чтобы исключить любые признаки двоякости понимания. Более того, последовательное прочтение статьи показывает, что заявитель сначала уточнил поведение «нормального» губернатора в аналогичной ситуации, а затем выразил свою точку зрения о реакции г-на Руцкого. Заявитель не утверждал, что губернатор был в целом ненормальный, его мнение относилось к одному конкретному проявлению профессионального поведения губернатора (его рекомендации прикрыть дефицит в бюджете).

В заключение заявитель утверждает, что действовал добросовестно. Он проверил достоверность всех фактов, изложенных в статье, и суды признали их соответствие действительности. Таким образом, он высказал оценочное суждение, основанное на твердых и убедительных фактах. В этом пункте, данное дело является отличным от дела Константинеску (приведенное выше), где заявитель утверждал о том, что некоторые лица были признаны виновными в мошенническом присвоении имущества, тогда как они не были привлечены к уголовной ответственности (§ 73). Учитывая важность вопроса, обсуждаемого в его статье, заявитель считает свое дело аналогичным делу Обершлика, где публичное использование в адрес политического деятеля гораздо более сильного слова «идиот» (Trottel) не сочли несоразмерным (Обершлик против Австрии (Oberschlick v. Austria) (№ 2), решение от 1 июля 1997г., Reports of Judgments and Decisions 1997-IV, § 34). Заявитель полагает, что необходимость ставить защиту личных прав политического деятеля выше его права на свободу выражения мнения и общей заинтересованности в содействии данной свободе в тех случаях, когда затрагиваются вопросы, представляющие общественный интерес, не была установлена.

Суд считает, в свете представленных сторонами документов, что жалоба поднимает серьезные вопросы фактов и права в соответствии с Конвенцией, определение которых требует рассмотрения дела по существу. Суд пришел к заключению, что данная жалоба не является безосновательной в рамках значения § 3 Статьи 35 Конвенции. Другой причины, по которой жалоба может быть признана неприемлемой, не было установлено.

По этим причинам, Суд единогласно

Объявляет заявление приемлемым без предварительного рассмотрения конкретных обстоятельств дела.

Сорен Нилсен (Sшren Nielsen), Кристос Розакис (Christos Rozakis),

секретарь председатель. 
_____________________________________________________________________

© перевод на русский язык Центра Защиты Прав СМИ, 2005




Похожие:

Первая секция решение о приемлемости iconПервая секция решение о приемлемости
Европейский Суд по Правам Человека (Первая Секция), заседая 30 августа 2005 Палатой, в состав которой вошли
Первая секция решение о приемлемости iconЕвропейский Суд по правам человека (Первая Секция) Дело «Дементьев (Dementyev) против Российской Федерации»
По делу «Дементьев против Российской Федерации» Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе
Первая секция решение о приемлемости iconРешение о приемлемости по жалобе Бердзенишвили против
России от 29 января 2004г. (Application no. 31697/03 by Levan Valeryevich berdzenishvili against Russia)
Первая секция решение о приемлемости iconРешение еспч по делу Вожигов против России от 26 апреля 2007 года., №5953/02 (полный текст решения о приемлемости, обзор решения по существу)

Первая секция решение о приемлемости iconДело “джавадов против россии”
Европейский Суд по Правам Человека (Первая Секция), заседая Палатой, в состав которой вошли
Первая секция решение о приемлемости iconДело “джавадов против россии”
Европейский Суд по Правам Человека (Первая Секция), заседая Палатой, в состав которой вошли
Первая секция решение о приемлемости iconПостановление Суда
...
Первая секция решение о приемлемости iconПостановление Суда
...
Первая секция решение о приемлемости iconМоу «сош №7» секция «Математика» «Задачи на проценты в вариантах егэ по математике 2011. Задания »
Задачи этого типа очень часто входят составной частью в решение других типовых задач
Первая секция решение о приемлемости iconПлетенчук Светлана Николаевна, первая квалификационная категория, воспитатель мдоу «Детский сад «Ягодка» с. Ванавара
Дошкольники прирожденные исследователи. И тому подтверждение их любознательность, постоянное стремление к эксперименту, желание самостоятельно...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов