Пол грэхэм hackers and Painters: Big Ideas from the Computer Age Хакеры и художники: важнейшие фигуры компьютерной эры Предисловие icon

Пол грэхэм hackers and Painters: Big Ideas from the Computer Age Хакеры и художники: важнейшие фигуры компьютерной эры Предисловие



НазваниеПол грэхэм hackers and Painters: Big Ideas from the Computer Age Хакеры и художники: важнейшие фигуры компьютерной эры Предисловие
Дата конвертации25.06.2012
Размер252.23 Kb.
ТипКнига




Пол ГРЭХЭМ


Hackers and Painters: Big Ideas from the Computer Age

Хакеры и художники: важнейшие фигуры компьютерной эры


Предисловие


Эта книга призвана объяснить всему миру, что же происходит в мире компьютерном. Это абсолютно не значит, что она написана только для программистов. Например, Глава 6 рассказывает о том, как стать богатым. Я думаю, что это интересно абсолютно всем.

Как, вы, должно быть, заметили, множество людей, разбогатевших за последние тридцать лет, были программистами, как то: Билл Гейтс, Стивен Джобс, Лари Эллисон. Почему? Почему программисты, а не инженеры, фотографы или страховщики? Ответ на вопрос, «Как сколотить состояние» - и есть ответ.

Деньги в создании программного обеспечения – это потребность в общей тенденции развития, а тенденция – и есть тема для данной книги. Мы живем в компьютерную эру. Она абсолютно не отвергает космическую эру или эру мирного атома. Данное понятие было создано журналистами. Компьютеры также широко вторглись в нашу жизнь, как и в космические путешествия или ядерные технологии.

Множество предметов, окружавших нас, превращаются в компьютеры. Печатная машинка – устарела, заменена компьютером. Ваш телефон заменен им же. Теперь у вас есть видео – камера и ТВ – тюнер. Ваш автомобиль намного умнее ЭВМ размером с комнату, создававшихся в 70 – х годах 20 века. Письма, энциклопедии, газеты и даже магазины были заменены Интернетом. И теперь, для того чтобы понять, где же мы живем и к чему идем, необходимо уяснить себе, что же творится в головах наиболее продвинутых компьютерщиков, хакеров.

Хакеры? Не те ли это люди, которые эти самые компьютеры и взламывают? Среди неспециалистов бытует именно такое мнение. Но в мире компьютерном, профессиональные программисты относят друг друга именно к хакерам. Основной замысел данной книги и состоит в том, чтобы показать то, что в действительности происходит в мире, я решил, что имеет смысл рискнуть и пояснить слова которые мы используем каждодневно, зачастую не понимая их глубинного значения.

Первые главы призваны проанализировать те вопросы, над которыми вы наверняка задумывались в прошлом. Что делает проект успешным? Кто разбирается, а кто нет в том, будет ли технология передовой? Чем занимаются программисты? Почему ребята, зачастую не окончившие и средней школы, становятся наиболее влиятельными фигурами в мире? Захватит ли Microsoft власть над Интернетом? Что делать со спамом?

Далее будет сказано о том, чего люди далекие от мира компьютеров, не знают о языках программирования. Зачем интересоваться языками программирования? Если вы хотите разбраться в технологии 1880 года – вам необходимо уяснить суть паровго двигателя, то же самое и с хакингом, чтобы понять его – необходимо разбираться в его сущности.


Компьютерные программы – это всего лишь текст. Выбор языка программирования позволяет нам говорить. Иными словами, языки программирования – это воплощение идей программистов.

Естественно, большое значение имеет то, какого рода мысли роятся у них в голове. Все это можно проследить в тех программах, которые они пишут. Orbitz, поисковик нового поколения, призванный разрушить рыночный монополизм двух гигантов: Sabre и Microsoft.

Программисты решают, каким языком программирования лучше всего воспользоваться в той или иной ситуации. Этот вопрос решается задолго до написания программы. Совершенно неверно мнение о том, что какой – то один язык программирования лучше остальных. Ни один создатель нового языка программирования не верит в это заблуждение. Возможно то, что я хочу рассказать о языках программирования будет ломкой устоявшихся мнений для большинства людей, но именно этот путь, как мне кажется, поможет лучше разобраться в самом явлении хакерства.

Возможно некоторых заинтриговало название третьей главы, «О чем Вы не можете ничего сказать». Чего хорошего можно добиться при помощи компьютера? В действительности хакеры обладают свободой слова. Slashdot, форум хакеров, организованный «Нью – Йорк Таймс» - ярко выраженный подобный пример. Полагаю большинство читателей Slashdot таким образом ищет работу. А вот у Plane & Pilot однозначно нет такой же возможности.

Почему же хакеры настолько рдеют за свободу слова? Частично из – за того, что новые идеи очень важны в разрабатываемом ПО, а новый подход и ересь зачастую сродни друг другу. Хороший хакер вырабатывает в себе привычку все подвергать сомнению и выявлять все нюансы проблемы. Необходимо понимать, что простейшее действие оператора ПК – это тысячи строк машинного кода.

Так что мне кажется, что борьба за свободу слова это характерная хакерская черта. Мир компьютеров чес – то напоминает интеллектуальный Дикий Запад, где вы можете думать о чем хотите, если не боитесь последствий.

А эту книгу я задумал и написал как интеллектуальный Вестерн. Мне хотелось чтобы вы, читая ее задумались вот о чем – «Компьютерные гении владеют миром. Мне необходимо понять как же они этого добились, чтобы быть готовым к любым нововведениям, которые ждут меня в будущем». Я постарался, чтобы книга была легкой для восприятия. НЕ смотря на то, что большинство хакеров люди экстравагантные, не похожие на простого обывателя, тем не менее копаться в подворотнях их памяти необычайно интересное занятие.

Кембридж, Массачусетс. Апрель 2004 года.


^ Глава 1. Почему не любят «очкариков»


Когда я учился в начальной школе, мы с товарищем составили схему школьной столовой, в которой ранжировали столы в зависимости от их популярности. Это было легко сделать, так как дети обычно питались группами в зависимости от рейтинга, сложившегося в детском коллективе. Мы разбили все столы на пять категорий, от А до Е. А – столы были заполнены футболистами и группой поддержки и так далее. Е – столы занимались детьми слегка туповатыми, которых во все времена называли не иначе как «тормоз».

Мы сидели за столом D, физически мы ничем не отличались от остальных детей. Сказать, что мы относили друг друга к D – категории было бы намеренной ложью. Все, кто учился в школе, хорошо представляют свой рейтинг в школьном коллективе, вот и мы его прекрасно представляли.

Прекрасно знаю, что множество людей, бывших «очкариками» в школе поведают мне одну и ту же истину о строгой зависимости понятий «быть умным» и «быть очкариком», а также «быть очкариком» и «быть популярным». Принадлежность к умникам автоматически делает вас непопулярным.

Почему так происходит? Для некоторых данный вопрос может показаться не заслуживающим внимания. Более того, вообще проблематично представить, что может быть как – то иначе. Тем не менее может. Например, в начальной школе зачастую принадлежность к умникам не относит вас к изгоям. Ни в коем случае не хочу вводить вас в заблуждение. Подобная проблема существует во многих странах. В обычной же американской школе быть умным – это значит нажить кучу проблем. Но, почему же так происходит?

Ключ в том, чтобы немного перефразировать данный вопрос. Почему принадлежность к заучкам не делает детей популярными? Если они настолько умны, чтобы разобраться со стандартными тестами, почему же они не могут сломить систему и понять в чем же секрет популярности.

Невозможность выхода из такой ситуации обусловлена прежде всего тем, что остальные дети испытывают зависть к тем, кто умнее их самих, уже только поэтому умникам не быть популярными. Полагаю, что в начальной школе, если кто – то бы мне завидовал, то это было бы очень трудно скрыть. По любому, если бы быть умным было в действительности завидным качеством, то все девчонки сохли именно по мне. Как известно, на ребят с завидными качествами все девки и западают.

В школе, в которую я ходил, быть умным означало – быть ничтожеством. Кто не обращал на нас внимания, а кто и, просто, презирал. В принципе, эти понятия схожи, потому что дети всегда предпочитали золотую середину между интеллектом и откровенной тупизной, причем интеллект всегда ценился намного ниже, чем, например, физическая привлекательность, харизма или «грубая сила».

Таким образом, если интеллект настолько непопулярен, почему же дети «с задатками» непопулярны? Думаю, что это происходит по той простой причине, что такие дети этого в действительности сами не хотят.

Скажи мне кто – то подобное раньше, я бы просто его высмеял. Ведь непопулярность ребенка в школе делает его ущербным, некоторые даже пытаются покончить жизнь самоубийством из – за такого своего статуса. Сказать, что я не хотел стать популярным – это равносильно словам о том, что странник в пустыне отказался от стакана ледяной воды. Естественно, я хотел быть популярным.

Но, видимо, хотел не достаточно сильно. Все же больше этого я хотел быть умным. Не для того, чтобы хорошо учиться в школе, а для того, чтобы создавать «шатлы», чтобы написать интересную книгу или разобраться как написана та или иная компьютерная программа. Короче, я хотел сделать что – то действительно полезное – великое, если хотите.

В то время я никогда не старался разделять свои желания и взвешивать их друг относительно друга. Если я это и делал, то быть умным для меня было намного важнее, чем все остальное. Если бы однажды кто – то дал бы мне шанс стать самым популярным человеком в школе, а ценой за это было бы снижение интеллектуальных способностей ближе к среднему уровню, то я бы никогда на такое не пошел.

Учитывая то, что на самом деле испытывают «ботаники» из – за своей непопулярности, я не думаю, что многие бы согласились с моим выбором. Для многих из нас мысль о средних способностях просто неприемлема. Тем не менее, есть дети, которые идут на подобные сделки со своей совестью. Примерно, для половины из них – это наиболее приемлемый выход из положения. Даже если у вас есть 30 – ти процентный шанс стать популярным и признанным всеми, неужели вы им не воспользуетесь?

В этом, думаю, и кроется суть проблемы. «Очкарики» - слуги двух господ. Во – первых, они конечно же хотят стать популярными, но при этом они желают еще и остаться умными. К тому же оставаться популярным в американской средней школе довольно сложно из – за огромной конкуренции.

Альберт, весьма характерный типик эпохи Возрождения, в свое время написал следующее – «в любом занятии, даже самом непопулярном, можно добиться успеха только при полной преданности делу». Я удивлюсь, если кто скажет мне, что еще кто – то в мире озабочен поддержанием своего рейтинга на должном уровне больше, чем дети в американских школах. И позднее, когда мы становимся взрослыми, ничего не меняется, будь мы «тюлени» или нейрохирурги, все время приходится работать над своей репутацией в обществе. Американский тинэйджер обязан работать над своей популярностью каждый божий день, 365 дней в году.

Причем, я не думаю, что они делают это осознанно. Тем они несколько напоминают маленьких Макиавелли, под этим выражением я понимаю то, что тинэйджеры, как пионеры, «всегда готовы».

Например, тинэйджеры уделяют большое внимание своему прикиду. Причем, они так одеваются не для того, чтобы стать популярнее. Одеваются так, чтобы выглядеть круто. Круто, а для кого? Для окружающих. Мнение окружающих играет большое значение, причем не только по отношению к одежде, а ко всему тому, что тинэйджер делает. Значит, делать все круто – это успех, осознанно или нет, но быть крутым значит быть популярным.

Боты не опускаются до такой ерунды. Они обычно не работают над своей популярностью. В общем, такие люди зачастую уделяют внимание достижению определенных высот только в тех областях, которые видят для себя успешными. Например, большинство считает умение хорошо рисовать чисто врожденным качеством, как и рост. На самом деле большинство тех, кто «хорошо рисует» просто любит это занятие и уделяет этому много времени, именно поэтому у них все получается. Так же и с популярностью, ее наличие или отсутствие зависит только от вашего желания к такому самовыражению.

Рис.1.1. Выпуск школьного шахматного клуба. Год 1981. Сверху, слева – это я.




Основная причина непопулярности очкариков заключается в их понимании популярности. Они поглощены книгами и устройством мира, а не крутыми шмотками и пирушками. Они напоминают человека пытающегося играть в футбол, поставив себе на голову стакан с водой. Неудивительно, что этого сделать не удается, следовательно при таком подходе умники и не могут быть популярными.

Если бы популярность для ботаников была бы также популярна как для остальных детей, то они и уделяли бы ей больше внимания и своего времени. Так, популярные ребята – учатся быть популярные, умные же – учатся быть умными, быть умнее своих родителей, например. Умникам важнее отвечать на поставленные вопросы, а выпендрежникам – выпендриваться.

До настоящего времени я отождествлял отношение между понятиями «быть умным» и «быть очкариком», используя их как альтернативные. В действительности, только контекст объединяет эти понятия. Бот – это тот, кто недостаточно социально адаптирован. Причем такая «недостаточность адаптивности» может быть различной в зависимости от среды, в которой бот оказался. Так, типичная американская школа – это наиболее агрессивная среда по отношению к ботам.

Компания из нескольких ботов вообще намного легче переносит отсутствие популярности. За редким исключением они хорошо одеваются, обладают видными физическими данными, являются родственниками вполне успешных детей – именно такие «особи» и становятся ботаниками, изгоями. Именно по этой причине обычно умные дети с трудом уживаются со сверстниками в возрасте 11 – 17 лет. Жизнь в этот период зациклена вокруг популярности намного сильнее чем до или после.

До наступления переходного возраста для детей важны прежде всего их родители, а не окружающие. В начальной школе детям конечно важно, что о них думают одногодки, но не настолько насколько это становится важным позднее.

Примерно к одиннадцати годам дети начинают воспринимать общение с собственными родителями как каждодневную рутинную работу. Они создают вокруг себя свой собственный мир, со своими законами, в котором зачастую нет места их родителям. Трения на этой почве с родителями только еще больше заставляют детей уходить в их собственный мир.

Проблема в том, что этот их искусственный мир – несовершенен. Когда вы откалываетесь от общего стада в возрасте одиннадцати лет, вы, прежде всего, становитесь «крутым копом». Как и большинство американских школьников, я тоже читал эту книжку. Похоже это не случайное стечение обстоятельств. Предположительно все ж, что – то подталкивает нас становиться чужаками в этом тупом мире, сплачиваться вокруг себе подобных. Сложно предположить, что заставляет нас так поступать. Когда эта книга только – только была задумана, я никак не мог подобрать тематику послесловия. Тогда мне страстно хотелось сказать о том, как же этот мир туп и жесток, раз мы стали в нем врагами.

Ботаники могли бы плюнуть на отсутствие популярности, но дело в том, что в школе «белые вороны» активно преследуются.

Почему так? По какой причине так происходит в школе толком никто не может ответить. Как изменить такое положение дел? Почему взрослые обычно не трогают одиночек, а тинэйджеры их задалбливают?

Частично, может быть потому, что тинэйджеры – это еще наполовину дети, которым присуще стадное поведение. Измученные таким отношением «очкарики» зачастую напоминают пауков, которые как бы поджимают ноги и прячутся. До тех пор пока вы не разовьете в себе некоторую долю решительности, наглости и апломба, до тех пор вы будете по полной огребать.

Другая причина преследования очкариков кроется в том, что некоторым травить слабого в кайф. Когда вы идете по луже, вы ведь наступаете НА воду. Так происходит и в некоторых социальных группах, где люди, чтобы хоть чем – то выделиться, подогреть интерес к своей персоне, занимаются травлей ботов. Я где – то читал, что именно поэтому в США в свое время белое меньшинство преследовало негров.

Но все же основной причиной непопулярности ботов является сам процесс формирования высокого рейтинга. Популярность только частично зависит от чисто физической привлекательности субъекта. Это характеристика членов какой – то группы. Став привлекательным в группе, вам и вести себя необходимо также, как все, а если вы не играете по общим правилам, то, следовательно, становитесь врагом номер один для всей группы.

Примерно так политик старается отвлечь избирателей от скользких тем, придумывая иллюзорного врага даже там, где его в помине нет. Издеваясь над слабым группа подростков, таким образом, набирает очки популярности в своей среде. Нападки на изгоя делает их героями. Наиболее агрессивно настроены именно группы хулиганья. Любой очкарик скажет, что подобные группы намного опаснее отдельных садистов.

В этом само собой нет ничего утешительного для самих ботов. Сволота, что собирается в стаи, для того чтобы вас позадирать делает это также по определенным причинам, в частности в поисках приключений. Они не ненавидят вас лично, просто им необходимо «охотиться».

Находясь на самом дне рейтинговой бочки, четырехглазые – это извечная мишень для всей школы, которая довольно редко может дать сдачи. Насколько я помню, популярные ребята никогда не опускаются до того, чтобы преследовать ботаников. Абсолютное большинство «охотников» находится намного ниже по рейтингу, где – то среди постоянно неуверенных в себе середнячков, пытающихся хоть как – то утвердиться.

Проблема в том, что таких посредственностей великое множество. Распределение популярности – это не пирамида, но тема не менее самый низ градации – это «мальчики для битья».

Таким образом, насколько удачно середнячки приобретают свой рейтинг, тем лучше: кто – то теряет свой рейтинг, а кто – то его подбирает. Знаю, что некоторые девушки скажут о том, что в старших классах им нравились умные мальчики, только вот сказать они об этом боялись, поскольку их просто бы подняли на смех. Непопулярность – это прежде всего некоммуникабельность; постоянное преследование загоняет ботаников в глухую самозащиту.

Поэтому вполне понятно, что большинство ботаников просто несчастны в средних и старших классах. Поскольку таким детям неинтересна популярность, они становятся объектом насмешек для всей школы, «игра в одни ворота». Отвратительно то, что так происходит всегда вне зависимости от обстоятельств, подобно ночному кошмару.

Для меня настоящим кошмаром была начальная школа, когда только – только начиналась специализация, которая обычно разделяет умных детей и всякую посредственность. Тем не менее, я согласен в том, что переломным возрастом является период с 11 до 14 лет, подростковый.

В нашей школе они приходился на 8 класс, куда попадали дети 12 – 13 лет. Для нас было настоящим шоком, когда однажды один из наших учителей подслушала разговор группки девушек в школьном автобусе, а на следующий день устроила прилюдный разбор каждого сказанного ими слова.

Это был эффект разорвавшейся бомбы. Это надолго выбило меня из колеи. Вообще, каким образом она могла знать дословно, о чем там девушки шептались? Вам не кажется что это уже перебор?

Важно запомнить одно, что взрослые вообще не разбираются в том, о чем же на самом деле дети разговаривают. Они абстрактно представляют что дети – это какие – то монстры - переростки, также как и понаслышке полагают, что де в Африке негры недоедают.

Зачастую учителя в школе занимают ту же позицию, что и надзиратели в каталажке. Основная задача шнырей – жизнь заключенных «по расписанию», без замечаний. Они также кормят их и смотрят, чтобы их подопечные по возможности не поубивали друг друга. Тем не менее они позволяют заключенным жить по тем законам, по которым они привыкли существовать, «по понятиям».

Что – то подобно происходило и в школе, в которой я учился. Самым важным было не схлопотать замечание. Учителя водили нас в столовую, смотрели, чтобы не было неприкрытого насилия, но при этом еще старались нас чему – то научить. Но по большому счету им не очень – то хотелось с нами связываться. Как и тюремщики, учителя зачастую предоставляли нас самим себе. Уровень морали у нас, как и у зэков, был никакой, варварский одним словом.

Почему же окружающий мир настолько негостеприимен для ботаников. Да потому, что сами взрослые, в той же школе, зачастую закрывают глаза на подобное издевательство. Но все же это правильно только отчасти. Ведь в тюрьме заключенные зачастую измываются друг над другом. Вероятно, в этом есть закономерность развития любой социальной группы и это также верно, как и то, что большинство девушек становится женщинами уже в старших классах.

Возможно важное значение имеет то, что взрослые зачастую не популяризуют мир реальный, в котором каждое наше действие имеет огромное значение и определенный эффект. Будь то в школе, тюрьме или где еще. В действительности приведенные выше примеры – это примеры разложения общества, которыми гордиться не стоит.

Если ваши действия привели к какому – то результату, совсем не обязательно, что этот результат будет хорошим. В этом – то и есть преимущество ботаников, они задают верные вопросы и отвечают на них правильно. Билл Гейтс – яркий тому пример. Он всегда отличался своей необщительностью, но тем не менее всегда правильно реагировал в создавшейся ситуации.

Дело еще и в том, что реальный мир, мир взрослых намного больше мира детского. Здесь достаточного места для мирного сосуществования различных социальных образований. В мире реальном мире интеллигенция объединяется в отдельные сообщества, в которых основным критерием является наличие несредних умственных способностей. Часто подобные сообщества образовывались в определенных местах, как то математические или естественнонаучные факультеты университетов, где кучковалось множество батанов и ценился прежде всего ум.

Когда мне было тринадцать лет, я не понимал насколько многогранен мир меня окружающий. Унылый, маленький мирок детства. Тот мир был наполнен страданьем и прессингом, затрудняюсь ответить, что же было невыносимей всего.

И поскольку я не подходил тому миру, невольно задумывался о том, а все ли в порядке со мной. Мне и в голову не приходило, что ботаники могут не вписываться в существующий мир только по той причине, что они в какой – то мере на шаг опережают по развитию основную массу его обитателей. Мы уже тогда задумывались о порядке вещей в реальном взрослом мире, хотя и играли в игры как наши сверстники.

Мы немного напоминали взрослого, которого по какой – то причине вернули в школьное среднее звено. Оказавшись тут, он не знал как «круто» одеваться, какую «крутую» музыку слушать и каким матом ругаться. Естественно, что для большинства он был полным идиотом. Все дело в том, что знал – то он о мире достаточно, а вот о «школьных порядках» не имел ни малейшего представления. К тому же у нас тогда не было никакой уверенности в собственных силах.

Многие люди считают верным то, что в этот период одаренные дети должны расти вместе с «нормальными» сверстниками. Может быть они и правы. Но тогда, по крайней мере, разумно было бы полагать, что они не полные идиоты, а получается – то совсем наоборот. Помню как – то в старших классах я сидел на «подготовительном митинге» ( собрание для повышения духа и энтузиазма, проводимое обычно перед спортивными состязаниями ), наблюдая за тем, как группа поддержки рвет на части большой портрет команды соперников, я понял, что это напоминает какой – то ненормальный племенной ритуал.

Если бы у меня была возможность вернуться в прошлое и дать себе самому совет, то основная суть его свелась бы к том, что «держи хвост пистолетом и все со временем наладится». Может быть, в том время это и не привело бы к должному результату, но я бы по крайней мере обрел бы уверенность и мог бы пофлиртовать с девочками, а мне так этого хотелось. Может быть, и не в школе, а вообще в городе. Зачем, как вы думаете, взрослые выбираются в пригород, на природу? Да, чтобы хоть на минуту ощутить себя детьми. Жаль, что чудес не бывает. Пригород напоминает гигантские ясли, только город определенно создан для того, чтобы в нем можно было нормально растить детей.

Когда я рос, это проявлялось в том, что из нашего района невозможно было куда – то еще выбраться. И это неслучайно. Пригороды изначально создавались как самодостаточные миры, призванные оградить детей от опасностей огромного мегаполиса.

Вот мы и оказались заложниками в этом полном лжи и несправедливости школьном мирке. Изначально школы были созданы для того, чтобы детей обучать. На самом же деле самым важным оказалось большую часть дня держать детей принудительно в одном месте, чтобы это было удобно взрослым. Я конечно не делаю из этого проблемы, так как понимаю, что в индустриальном обществе за детьми нужен присмотр, чтобы их просто – напросто не потерять.

Что заставляет меня полагать, что дети еще не превратились в заключенных, так это то, что ( а ) им об этом еще пока никто не твердит и ( б ) заключенных изолируют от сограждан за их прошлые деяния. Детей отправляют в школу, чтобы они на протяжении шести лет зазубривали бессмысленные факты из всемирной истории племен и народов как будто бы нельзя было подобрать материал более приближенный к реальной жизни. Жизнь в столь двойственном мире наполнена стрессами для всех детей, не только для ботаников. Как и в любой войне здесь находятся те, кто выходит из этой ситуации победителем.

Взрослые не желают поверить в то, что подростки весьма ранимы. Почему? Они осуждают подростков в период полового созревания. Окончательно несчастными детей делают постоянные намеки взрослых, что, мол, у вас гормоны играют, поэтому вы все портите, ни на что не годитесь. Все же с таким положением дел надо что – то делать, ведь неправильно то, что дети ощущают себя в этот период наиболее потерянными.

Такой подход распространен повсеместно и дети уже начинают верить в эту чушь, но, естественно, это им не помогает. Человек, ударивший ногу, не станет отказываться от ношения обуви, ведь так?

Я начинаю подозревать, что теория «относительно тринадцатилетних» просто никуда не годится. Если она имеет корни в психологии, тогда она должна быть применима на всех. Разве монголы – кочевники в тринадцать лет нигилисты? Я проштудировал множество книг по истории, но до ХХ столетия не встретил ничего подобного. Подростки эпохи Возрождения казались живыми и энергичными. Конечно они вздорили и подшучивали друг над другом ( Микеланджело именно тогда получил по носу  ), но не были «долбанутыми» на всю башку!

Постольку можно говорит о том, что понятие «подростка, у которого гормоны играют» каким – то образом связано с урбанизацией, даже имеет один и тот же возраст. Не думаю, что это случайное стечение обстоятельств. Подростки сегодня неврастеничнее комнатной моськи. И это их безумие – это, скорее всего, безумие, причина которому праздное времяпрепровождение.

Когда я учился в школе, суицид среди «заучек» был практически нормой. Никто, кого я знал, этого не сделал, но несколько собирались, а иные и пытались свести счеты с жизнью. Хотя по большому счету, все это «понты». Подросткам свойственно все драматизировать, а самоубийство – это так драматично. Тем не менее, от части это происходило и потому, что жизнь иногда становилась просто невыносимой.

Постоянные придирки сверстников – это одна часть проблемы. Другая часть, быть может самая худшая, заключалась в том, что в действительности мы еще не умели по – настоящему зарабатывать себе на жизнь. Людям свойственно работать, они работают для самовыражения своей индивидуальности, неповторимости.

Хорошо, если мы начинаем понимать ценность самовыражения в деятельности в далеком будущем, хотя зачастую мы не задумываемся ради чего работаем, не только же из – за денег… Для большинства же это просто игра слов, которая абсолютно бессмысленна.

Но от такого положения дел никак не сбежишь. Большинство взрослых считает, что обязано после школы поступить в колледж. И что наилучший путь избежать проблем – это органично вписаться в жизнь общества.

В прошлом подростки занимали более активную позицию в обществе. В доиндустриальные времена они не были «людьми второго сорта» ни за прилавком, ни на ферме, ни на палубе корабля. У них не было возможности создавать свои собственные сообщества. Они были просто младшими членами общества взрослых.

Подростки относились к старшим более уважительно по причине того, что реально взрослые обладали большими знаниями в ремеслах, которыми подмастерья только начинали овладевать. Сейчас же большинство детей с трудом понимает то, чем же занимаются их родители в далеких офисах и ( за редким исключением ) понимают разницу между учебой в школе и теми делами, которыми они будут заниматься будучи взрослыми.

При условии того, что подростки ценят взрослых, те должны больше доверять своим подопечным. После пары лет обучения подростки могут оказывать реальную помощь. А что им сегодня могут доверить? Лишь развозить почту, да мыть посуду в забегаловке.

Взрослые сегодня приготовили для детей и именно такую участь. По пути на работу взрослые отправляют детей в школу, как нашкодившую собачонку в конуру, чтобы забрать их домой на выходные.

Почему так происходит? Причина кроется в одном из всех зол современности: в специализации труда. Чем специфичнее становится профессия, тем дольше надо на нее учиться. Дети в доиндустриальную эпоху начинали трудиться с 14 лет, а в сельских районах, где тогда проживала большая часть населения, это происходило и того раньше. Сегодня даже ребята, поступающие в колледж не имеют возможности устроиться на полный рабочий день, если им не исполнилось 21 или 22 года. А в некоторых специальностях, как, например, юрист или врач, необходимо учиться до 30 лет и только потом можно идти работать.

Следовательно сегодня подростки никому не нужны, только в индустрии быстрого питания, где, как известно, этим пользуются и платят гроши. Ни по какой иной специальности подростки работать не могут. Они еще слишком молоды, чтобы кого – то контролировать. Остается загнать их всех в какое – то определенное место под присмотр нескольких взрослых ( в школу - под присмотр учителей ).

Если приглядеться, то школа – это настоящая тюрьма, хотя и временная – домой ведь переночевать отпускают . Проблема есть и от этого никуда не деться. Первостепенная задача школ – это обучение детей. Но это все с виду. На самом деле такое обучение сходит на нет по той причине, что дети не воспринимают его всерьез, причем это относится не только к заядлым двоечникам, но также и к способным детям. То, что мы находимся в одном и том же месте постоянно с одними и теми же людьми – учащимися и преподавателями – это воистину угнетает.

Когда я учился в школе с французским уклоном, то все мы должны были прочитать «Отверженных» Виктора Гюго. Не думаю, что кто – то из нас владел французским настолько, чтобы прочитать полностью эту объемистую книгу. Как и большинство учеников, я прочитал на досуге только краткое изложение данного произведения. Когда мы писали тест по этой книге, я заметил, что большинство вопросов к произведению звучали необычно, слова, которые в них употреблялись не знал даже наш школьный учитель. Так, на основании чего были заданы такие вопросы? Явно не из нашего учебника с кратким изложением изучаемого материала! На уроках наш учитель тоже пользовался только дайджестным изложением произведения. Все мы ломали дурочку, ни о какой реальной жизни ( а не школьной ) не могло быть и речи.

У большинства учителей в обычной общеобразовательной школе именно такой подход к обучению. Тем не менее, есть исключения, которые, впрочем, только подтверждают общую тенденцию. Я и мои одноклассники, спустя тридцать лет все еще вспоминаем мистера Михалко за его энергию и творческий подход к педпроцессу.

В сообществах людей существует определенная иерархия. В мире взрослых взобраться по иерархической ( служебной ) лестнице – это основная цель, начальник всегда прав и он решает кто из нас лучше, а кто и не очень. Проблема большинства школ в том, что у них нет служебной лестницы. Но иерархия в них есть. И, следовательно, в школьном коллективе всегда находят «очкариков» - ботанов, абсолютно непопулярный класс.

Что же происходит, когда ваш рейтинг не зависит ни от какого основополагающего показателя? Мы говорим сейчас о популярности, как вы уже поняли. Именно по таким законам живет американская школа. Ваша популярность зависит только от того, насколько вы сами способны ее наращивать. Это напоминает эпоху Луи четырнадцатого. Когда нет глобального врага, тогда собственные граждане – это злейшие враги, так и в школе – всегда найдется непопулярный бот, которого будут всячески преследовать.

Постоянно находиться под таким прессингом – больно, однако, это хороший тест на выживаемость. Так новичок в футбольной команде никогда не сможет занять место ветерана, но он будет счастлив учиться у него и в один прекрасный день быть может превзойдет своего наставника. Так ветеран купается в лучах славы, все должны ему угождать. Популярность футболистов зависит в большей степени от того, насколько хорошо они обойдут соперников, а не от того, как сильно они их травмируют на поле.

Школьная иерархия – иное дело. Толпа умоет любого, кто посягнет на ее устои. Здесь нет правительства, чтобы рулить. Здесь каждый за себя. Школьник школьнику – волк.

Именно такая атмосфера царит в американской средней школе. Школьники обязаны проводить по нескольку часов в день в большом коллективе, в котором нет какой – то определенной общей цели – вот и результат. Жестокость и тоска – это ужасы нашего школьного городка ( как и любого другого, наверное ).

Заурядность американских школ – это именно та причина, по которой дети, придя в нее в шесть лет, чувствуют себя просто отвратительно. Это вызывает естественное отторжение всего того, что, по – идее, должно было привлекать и чему надо было бы научиться.

Прошло несколько лет после окончания школы и я только тогда смог нормально читать книги, до того не проходило школьное чувство навязывания – читай то, а это не читай. Теперь я понимаю, как много книг я упустил, а их следовало бы прочесть тогда. Я презирал такие качества как «характер» и «честность», поскольку сама их суть была взрослыми извращена. Когда взрослые употребляли эти слова, суть у них была одна – беспрекословное повиновение. Дети, которые отвечали таким критериям автоматически попадали в разряд тупых и непопулярных среди школьников. У них как раз были такие качества, как «характер» и «честность» - следовательно, они становились автоматически врагами школьного сообщества.

Больше всего в школьные годы меня вводило в недоумение слово – «такт». Взрослые употребляли это слово тогда, когда хотели, чтобы мы держали рот на замке, думаю, что слово «такт» произошло таки от слов «молчаливый» и «неразговорчивый» - именно в таком значении оно чаще всего и употреблялось. Я никогда не давал никому клятву молчания, правда, никто особенно мне глотку и не затыкал. На самом же деле слово такт произошло от слова «тактильный», что означало «знающий чувство меры». Тактичный – это антоним слова невоспитанный. Могу поклясться, что до колледжа мне об этом никто не говорил.

«Очкарики» непопулярны не только по той причине, что они «предатели» ( то есть во всем слушаются учителей ). Причина их непопулярности лежит также в их чуждости основной «серой массе». Дети, которые осознанно самоустраняются от жизни школьного общества автоматически становятся чужаками, а обидеть чужака – это хорошо для собственного рейтинга среди одноклассников.

Для подростков, в том числе и отщепенцы, очень болезненно находится в одиночестве, поэтому они обычно «собираются в стаи» ( ^ Чайф  ). В нашей школе практически все непопулярные ребята курили марихуану. Они носили черные футболки и кепки ( только значка ГТО на груди у них не было  ) – все звали их «фрики».

«Фрики» и «ботаники» были чужаками, а это было отличным поводом, чтобы поиздеваться над ними вволю. К «фрикам» относились в основном ребята, способности которых были выше среднего и поэтому они без большого ущерба для себя могли просто не ходить на занятия. В школе я относился к лагерю ботаников, тем не менее у меня было много друзей и среди «фриков».

Для кого – то курение марихуаны было нормальным явлением в силу той среды, из которой они происходили. К тому же курение было еще одной причиной по которой можно было бы находиться вместе, а незаконность употребления наркотиков придавала еще больше чувства бунтарства, несогласия с существующими порядками.

Я не хочу сказать, что сама школьная атмосфера была достаточным оправданием для употребления наркотиков. Просто эта привычка – была целью, которая объединяла. Кто – то из фриков курил травку чтобы уйти от реальности, проблем дома, например. А, вот, в школе реальной причиной «забить косячок» - было желание выпендриться, хоть как – то заявить о себе. К тому же они были не одиноки.

Плохое управление порождает брожение умов – эта мысль не нова. Следовательно, проблема распространения и употребления наркотиков полностью зависит от существующей власти.

Проблема в оторванности школы от окружающего мира. Мы должны жить по описаниям, которые взрослые неоднозначно толкуют. О школе рассказывают хорошее, наверное, только те родители, которые не были в школьные годы ботаниками. Захотели ли вы отдать своего ребенка в школу, точно зная, что там ему будет плохо? Я в этом не уверен. Ну и почему же мы тогда ничего не меняем в этой системе? Только лишь потому, что она сложилась «по умолчанию» и непререкаема?!

Проблема в том, что взрослым всегда некогда. Вникать в школьные порядки – это одно. Бороться же с бюрократией в образовании – совсем, другое. У них просто не хватает желания что – то менять. Всегда самое трудное – это понять, что же ты реально можешь сделать в создавшейся ситуации.

«Очкарикам» в школе приходится очень несладко. Естественно, что все они хотят как можно скорее снять с себя это клеймо, но мало у кого это получается.

Только учеба в высших учебных заведениях помогает взрослым реально оценить, что же это на самом деле – быть одиночкой. «Очкарики» в школе сами по себе и в универе студенты – сами по себе.

Поэтому для ботаников важно осознать то, что школа – это далеко не жизнь, а лишь бледная ее тень. Школа – это искусственно созданное сообщество, оторванное от жизни и поэтому довольно жестокое по своей сути. Так мы сидим в школьном заключении в течение определенного количества лет.

Окружающий мир кажется детям ужасным и несправедливым не по той причине, что у них гормоны играют ( как полагают взрослые ), а потому что он действительно несправедлив ( это мы с вами совершенно точно знаем ). Это будет продолжаться до тех пор, пока взрослые не перестанут «сажать нас на цепь» на десять бесцельных школьных лет. Мир жесток. Почему же тогда взрослые сомневаются в том, что дети могут быть несчастливы?

В этой главе я наговорил много разного рода гадости, но важно лишь одно: неразрешимых проблем не бывает, по окончании школы большая часть специфических проблем улетучится как дым; Подростки – не монстры!

А это самое важное как для взрослых, так и для подростков.


Продолжение читайте на страницах моего сайта буквально через некоторое время.


www.lsgshmelkov76.narod.ru


31.03.2007

ЗЫ: Интересно, что документы, созданные на основе офиса 2007, весят в полтора – два раза меньше, чем документы, созданные в офисах 97 – 2003!




Похожие:

Пол грэхэм hackers and Painters: Big Ideas from the Computer Age Хакеры и художники: важнейшие фигуры компьютерной эры Предисловие iconВ. Н. Сагатовский Антропокосмизм мировоззрение для пост-новой эры Оглавление предисловие 4 диагностика 5 Урок
Предисловие 4 диагностика 5 Уроки ХХ века. Конец «новой эры» 5 Разочарование 6 Аксиологическая типология человечества 11 Кто я и...
Пол грэхэм hackers and Painters: Big Ideas from the Computer Age Хакеры и художники: важнейшие фигуры компьютерной эры Предисловие icon§14. Эра структура эры
Византийской макроквинты к Европейской макроквинте (макроуровень), во-вторых, от вводного Раннесредневекового цикла к итоговому Позднеисторическому...
Пол грэхэм hackers and Painters: Big Ideas from the Computer Age Хакеры и художники: важнейшие фигуры компьютерной эры Предисловие iconДокументы
1. /geroi_komp.pdf
2. /Хакеры Герои компьютерной...

Пол грэхэм hackers and Painters: Big Ideas from the Computer Age Хакеры и художники: важнейшие фигуры компьютерной эры Предисловие iconДокументы
1. /geroi_komp.pdf
2. /Хакеры Герои компьютерной...

Пол грэхэм hackers and Painters: Big Ideas from the Computer Age Хакеры и художники: важнейшие фигуры компьютерной эры Предисловие iconКосмоцентризм и основные проблемы античной философии
Античная философия возникла в Древней Греции в VI веке до нашей эры и уступило место средневековой философии к VI веку нашей эры....
Пол грэхэм hackers and Painters: Big Ideas from the Computer Age Хакеры и художники: важнейшие фигуры компьютерной эры Предисловие iconГеометрические фигуры
Прямоугольник квадрат треугольник многоугольник куб круг овал ромб назови фигуры линии назови линии
Пол грэхэм hackers and Painters: Big Ideas from the Computer Age Хакеры и художники: важнейшие фигуры компьютерной эры Предисловие iconГеометрические фигуры Назови геометрические фигуры, изображенные здесь

Пол грэхэм hackers and Painters: Big Ideas from the Computer Age Хакеры и художники: важнейшие фигуры компьютерной эры Предисловие iconОсевая симметрия
Прямая а делит фигуру на две равные части, причем правая и левая «половинки» фигуры являются зеркальным отражением друг друга. Говорят,...
Пол грэхэм hackers and Painters: Big Ideas from the Computer Age Хакеры и художники: важнейшие фигуры компьютерной эры Предисловие iconФорма заявки в оргкомитет компьютерной интернет-олимпиады школьников по информатике Заявка на участие в компьютерной интернет-олимпиаде по информатике

Пол грэхэм hackers and Painters: Big Ideas from the Computer Age Хакеры и художники: важнейшие фигуры компьютерной эры Предисловие iconQuantity (red, green download, black-compute, blue-ideas)

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов