Я не замучиваю строчки icon

Я не замучиваю строчки



НазваниеЯ не замучиваю строчки
страница1/7
Дата конвертации25.06.2012
Размер0.97 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7

***

Я не замучиваю строчки

И рифм свеченье берегу.

Вольготно мне в пространстве ночи,

Как мотыльку на царственном лугу.

Разлив Луны мне щедро дарит мысли.

Я тут же расщепляю их,

Чтоб не увяли и не скисли,

А шли бы в дело, то есть в стих.

И если он начнет пружинить,

И если он начнет звенеть,

То не страшны мне в этой жизни

Не только слава, но и смерть!

1998


***

Господа, очень стыдно

Природу не знать в лицо.

В пустыне всегда пустынно,

В ней мысль завита в кольцо.

В лесу же засилье хвои,

Лиственная дребедень!

Мрачно. И нас двое:

Я и моя тень.

Натыкаясь на пни да коряги,

Царапая в кровь лицо,

Познаю тропинок зигзаги,

Вспоминая родное крыльцо

И домик, в котором однажды,

Час в час и день в день,

К жизни питая жажду,

Родились я и моя тень.

1999


Давай, послушаем Вивальди…

Остановите грохот поездов

И гул машин,

Что с тишиной в разладе.

Не замутите праздника души:

Я слушаю Вивальди!

Пусть смолкнет

Ниагарский водопад,

Прошу вас, умоляю, Бога ради!

И гром небесный, что так маю рад:

Я слушаю Вивальди!

Снимите шум листвы и трав,

И звезд,

Поющих на закате.

Пускай хоть на мгновенье

Смолкнет дрозд:

Я слушаю Вивальди!

Умерь раскат, морской прибой,

Не помышляя о награде.

Как хорошо, что ты со мной:

Давай послушаем Вивальди!

1998


Умчался ветер за туманом...

Татьяне Суворовой

На всю планету бабье лето

И паутина, как слюда.

Кукушка, обвенчавшись с ветром,

Не станет вам считать года!

Но желтый лист, огонь рябины

И вековая синева.

И в легкой грусти сердце стынет,

Как в палисаднике трава.

Вам сколько лет? В осанке зрелость,

В тугом зачесе тень свинца.

О вас немало песен пелось.

Они звучат еще в сердцах.


Их слышат ныне те поляны,

Те соловьи и зори те.

Умчался ветер за туманом

В своей наивной простоте.

Все было. Осень позолотой

Чеканит кружева листвы,

А вы полны большой работы

Во имя Родины-страны.

Пускай играет паутина

И в дымке тает голубой.

Вы золотая середина

С большой и ясною судьбой!

На всю планету бабье лето

И паутина, как слюда.

Кукушка, обвенчавшись с ветром

Не станет вам считать года!

1999

Романс

Сползает сумрак с берегов отлогих

К реке, где зыбится туман.

И месяц молодой и строгий

Блестит, как дерзкий ятаган.

Шелест листвы, плененный тишиною,

Так незаметно вдруг угас.

Во всей Вселенной нас лишь двое,

И плавно движется баркас.

Волна несмело лижет днище,

Слегка колышется баркас.

Все в жизни только счастья ищут,

А счастье есть уже у нас.

Но, как мы поздно рассмотрели

Его щемящий силуэт.

Над соловьиной речкой – трели:

С двух берегов звенит дуэт.

Шелест листвы, плененный тишиною,

Так незаметно вдруг угас.

Во всей вселенной нас лишь двое:

Два сердца, две души, две пары глаз…

1998


***

Впустите музыку дождя

Он пляшет под окошком.

Еще, еще немножко:

Не разберу слова!

О чем грустит рябина

В пунцовости своей?

Ее ласкает ветер –

Бродяга – мокровей!

О чем рябина плачет

В объятьях сентября?

И что все это значит?

Дожди нам шлют моря,

Где волны в гривах пенных

Качают якоря,

Где гаснет постепенно

Вечерняя заря.

Где зыбкие циклоны,

Вдруг, обретая мощь,

Строптивы, словно кони,

Несут осенний дождь.

Впустите музыку дождя,

Прошу вас, умоляю я…

1998


Городской пейзаж

Фонари – офонарели,

Закивали головами.

В перспективе акварели

Доминирует камень.

Городской пейзаж беден:

Кирпич, асфальт да бетон.

Разнообразие вносят деревья:

Липы, тополя, клены.

А если где-то на сером

Вспыхнет костер рябины,

Укрепляется вера,

Что нас красота не покинет.

Местами возносятся башенки

В шапках яркой черепицы.

В городе, искусно украшенном,

У прохожих светлеют лица.

Особенно если навстречу

Выпорхнет юная фея –

В легком загаре плечи,

И вырез – само откровенье.

Грация – шик в движении,

Едва приметный эпатаж.

Такое пятно – явление -

Очень оживляет пейзаж.

1998


Так мы живем

Никто никого не знает..

Дом – вертикаль этажей.

Лифт на девятый тянет

Под самые гнезда стрижей.

Все незнакомы друг другу

Чужие, не то что в селе.

Дверь открываю с испугом,

Если звонят ко мне.

Дверь – броня, как в танке:

Код, смотровой зрачок,

Засов – стальная планка,

Цепь и еще крючок.

Все задраились глухо.

Ночи черная пасть

Вползает в окно на кухню,

Где, в общем-то, нечего красть.

В блокаде живем, в обороне,

Пугаясь собственной тени.

Сами себя хороним

С понедельника по воскресенье.

В таком вот круговороте

Сосед боится соседа.

Надежнее было на фронте:

Там знали – будет победа.

1999


***

Окно –

Продолжение ночи,

Провал в темноту.

Фонари,

Что расставил зодчий,

Озаряют его мечту.

Но, споткнувшись на

Крупноблочной,

Стандартной этажке,

Как шпала,

Мечта разлетелась в клочья

И больше не возникала.

И город рождался серый,

Плодя близнецов.

Пошли нам, Господи, веры,

Чтоб не убить любовь.

1998


***

Людмиле Прокопчик

Барражируют звонкое небо стрижи.

Сколько грации в плавном движеньи!

^ А здесь – только галька, да вот – голыши –

Отшлифованные сновиденьем.

А вода – это вечность.

Ее огрубение – лед,

Что сползает с вершин поднебесья.

Два миллиметра в год – долгая песня!

Но какая работа! Хоть нет в ней души,

А значит – и нет искусства.

Накатила волна и галька шуршит:

То ли весело ей, то ли грустно?

Если плыть на спине до песчаной косы,

Колкость звезд ощутима на коже.

На созвездьи «Весы»

Можно взвесить часы,

Дни и годы, которые прожил.

1998


***

Начнем все снова,

С чистого листа,

Со снежного покрова –

Вплоть до горизонта.

Пусть впереди летят

Надежда и мечта,

Полуовалом обогнув ротонду!

Отсутствие углов сулит нам лад.

В душе незримо тает льдинка...

И мы с тобой из поединка

Выходим, заметая след,

Без поражений и побед.

А та слезинка,

Что драгоценней чем алмаз,

Пускай туманит, увлажняя взгляд,

Как знак и примеренья и прощенья.

Рука в руке –

Не обрати лица назад,

Где снегом запорошен сад,

И тени бродят по кустам…

Начнем все с чистого листа,

Отринув наважденье.

1998


***

Лица лирический овал –

На фоне листопада…

Багровый лес, небес провал –

Чем не награда?

Спасибо не было дождя

И слез – ни капли.

Что день осенний предвещал?

Кто знал?

Не так ли

Прикосновение души

К душе другой – всегда загадка.

Мы шли по лезвию судьбы,

Шли без оглядки.

И все слова и листопад –

Все невпопад –

Лес сбрасывал одежды.

Но взгляд,

Загадочный твой взгляд

Вселял надежду.

1998


***

Под сенью хмурого дождя и мокрых веток

Построить царство на сухом –

Не хватит пятилеток.

Дождь от Карпат и до Урала,

Накинув влаги покрывало,

Знай чешет гривы старых сосен!

Что делать, друг мой, осень, осень!

Как хорошо сейчас в Форосе,

Но лучше все же – Коктебель!

Там моря синь и неба просинь.

Ноябрь там, словно наш апрель,

В конце который бархат носит.

Жаль, что теперь и Карадаг

О нас тоскует за кордоном!

А за границу даже шаг

Сулит проблемы нам с Законом.

Так что смиримся с пагубным дождем,

Накрывшим край нашей планеты.

Терпи мой друг, немного подождем,

И к нам опять вернется лето.

1998


***

Медлительны крылья бессонных ночей.

Часы удлиняются словно бы тени.

Размытые грани знакомых вещей,

Похожих на ветки оживших растений.

Они шевелятся, они ползут

По потолку и по стенам.

Они разрушают привычный уют,

И хаос приходит на смену.

И в мыслях такая идет чехарда -

Ни логики в них нет, ни смысла.

И мнится, у самой подушки беда

Птицей хищной нависла.

Тревога вползает, сокрытая мглой,

И гложет нещадно, и душит.

Но если ты рядом где-то со мной,

Ничто не смутит мою душу.

1998


***

Обледененье мостовых и тротуаров

Нам преподнес негаданно февраль.

Ходить пешком

Надежней все же парой,

Держа друг дружку

Словно столб ночной фонарь.

Иначе, как сберечь свое запястье

Иль тазобедренный сустав?

Чем отличимо счастье от несчастья?

А тем, что устоял, что не упал!

Иначе гипс и белые халаты

И тот вопрос: срастется или нет?

И костыли, и нету виноватых.

Вот разве дворничиха средних лет?

Да, что с того, когда – обледененье:

Дорог, деревьев, проводов!

Падение – всего одно мгновенье,

А сколько наломаешь «дров»?..

1998


***

Личной жизни не бывает.

Разве что у робинзонов,

Где туман зыбучий тает

И бредут стада бизонов.

И не тронуто пространство

Лязгом мчащихся вагонов,

И не пьет никто лекарства,

И не слышен глас Кобзона.

В нашей жизни все смешалось,

Все в клубок переплелось:

И прозрение, и жалость,

Простодушие и злость.

Грохот, скрежет, звон трамвая!

Как шмели – обрывки фраз.

Личной жизни не бывает:

Все прозрачно, напоказ!

Не спасает одеяло

И бессилие Закона.

Все живем, как на вокзале.

То ли дело, робинзоны!

1998


***

У серой тоски – оправданье:

Серые стены и будни.

На сером фоне сознанья –

Серые судьбы и люди.

Серое небо – осень,

Остылость реки – сталь.

Если свалить цифру восемь,

Возникнет серый туман.

Он бесконечен, как вечность.

К чему он – ответ не дан.

Серость – та же млечность,

То есть – обман.

Зачем ты стучишь в подсознанье?

В сером моем веществе,

Сталактитами серые здания

Висят ни на чем вообще!

Ты как будто в другом измерении,

Где-то рядом, но далеко.

Задевая твои колени,

Течет гряда облаков

Очень серых. Но есть же радуга,

И багрянец в конце сентября,

И синь невозможная Ладоги

И в штрихах пунцовых заря!

Значит, проблески есть и в сером,

В непроглядном, почти немом.

Важно, чтобы светилась вера.

Остальное придет потом.

Значит все уж не так бездарно

Упаковано в сонную серость!

Когда на душе очень хмарно,

Все вокруг ее копия – ксерокс…

Прикоснись к моему отраженью

В кучевых облаках.

Я иду к тебе на сближенье

С голубою звездой в руках.

1998


Изумление

После знакомства с работами Н.К. Рериха «Гималаи».

Дыхание Гималаев…

Синева высоты, усеченный простор.

^ Всем существом ощущаю

Острые грани холодных гор.

Глубина – это та же космичность

Только с обратным значением.

Нагромождение скал – гармонично,

Как высшее откровение.

Холод вен голубых – прозрачен,

Пик ледника – строг.

Нужно быть совершенно незрячим,

Чтобы сдержать изумления вздох!

Высота – суть исполина,

Стремящаяся в бесконечность.

Клинопись отрогов, размытость долины,

Снежная млечность.

Высота! Воздух словно рассечен,

Водопад молчалив и нескор.

Человек одинок на земле и не вечен.

Вечен гимн Гималайских гор!

1998


***

Жизнь – система ожиданий:

То свиданий, то страданий,

То отъезда, то приезда.

Ожиданий в жизни – бездна!

Ждешь обеда, ждешь сюрприза,

Окончания зимы.

Ожиданье – форма жизни:

Ждешь сумы или тюрьмы!

Ждешь отлета, ждешь прилета

Птиц ли диких, самолета.

Ждешь гостей и ждешь трамвая,

Ждешь дождя и урожая!

А в итоге в круговерти,

За года слиняв с лица,

Получается: ждешь смерти,

То есть стало быть конца!

1998


***

Сосны, сосны вдоль откоса,

Симфоническая осень.

Краски звуков так чисты,

Хором – яркие кусты,

Сосен стройные басы.

Приглушенный звон косы

Вдоль реки (косы песчаной).

Вздох реки слегка туманный

Приглушает акварель.

Виолончель?..

Нет, их квартет –

Поют светло и величаво.

По кромке лес звучит курчаво,

И листья тонкой желтизны,

Едва ли помня зов весны,

Поют тревожно и печально.

Осень – всегда сентиментальна,

Пока в прозрачной позолоте

Лучи серебряные струн

Еще звенят. Какой колдун

Околдовал, вписал нас в осень,

В ее звенящее начало,

Свершив во времени скачок?

Но почему слеза

Упала,

Расширив темный твой зрачок?..

1998


А если это не бред

Опрокинутое небо

Вдоль земли сползало косо,

Пламя взвилось альбатросом.

Дым взлохмачено и немо

Задевал вершины сосен,

И стучала явь вопросом: -

Что все это? Кто мы? Где мы?..

Но ответ весьма прозрачен:

Время встало поперек,

Прозаично обозначив,

Потрясающий скачок:

Неолит и Хиросима…

Боже Правый, если б мимо

Пронеслась Звезда Полынь!

Жизнь, хрупка и угасима,

Обернуться может в пыль,

В вихрь, в бушующее пламя,

В воплощенье пустоты,

Посреди которой – Камень –

Радиацией прошит…

Это НЕОнеолит…

Это Альфа и Омега.

Место действия: Земля.

Очевидцы: ты да я?!

Да еще пять миллиардов

Обезумевших землян…

Предскажи исход, Кассандра,

Сквозь века, пронзив туман.

1998


Покаяние

К погребению останков царской семьи в родовой усыпальнице Романовых в Петропавловской кре-пос-ти, в г. Санкт-Петербурге, имевщему место быть 17 июля 1998 г.

^ Прими земля прах зверски убиенных –

Российского Царя и иже с ним:

Наследника, Царицы и Княжен.

Люд, преклони пред памятью колени,

Как издревле пристало на Руси.

Взыграйте храмы медью колокольной

От бухты Ольги до Первопрестольной!

От Кушки и до Свят-Петрова града.

Нам покаяние – награда,

Суть отпущение грехов.

Народ, проливший царственную кровь,

Вовеки счастья не обрящет,

Пока душа гонимых и скорбящих

Не обретет пристанища.

Сколь каиновых лет

Покоя праху не было, и нет.

Прими, земля, невинно убиенных

И тем всех нас спаси

От огненной геенны!..

Прости нас, Боже, отведи от краха!

Прости нас, Отче-Николай Второй!

Россия возвела Тебя на трон и плаху.

Теперь скорбит.

Мир праху Твоему!

Аминь!

1998


***

Что мне ямбы и хореи,

Амфибрахии и прочее!

Просто я слова умею

Втиснуть в русло отчее

И подвергнуть их огранке

Самой высшей пробы,

Чтоб у барда и мещанки

Не свело утробы.

Чтобы все было на месте:

Рифма, ритм и мысли стать!

Словом все, как должно в песне,

Из которой, как известно,

Ни полслова не изъять!

1998

  1   2   3   4   5   6   7




Похожие:

Я не замучиваю строчки iconЯ не замучиваю строчки и рифм свеченье берегу

Я не замучиваю строчки iconУрока: регуляторы швейной машины
Цели: ознакомить учащихся с причинами возникновения дефектов машинной строчки; научить устранять дефекты плохой строчки; воспитывать...
Я не замучиваю строчки iconСтрочки с курицей Рецепт предложен Татьяной Светловой (ник tvs)
Немного пожарила лук, бросила туда резаные мелко строчки, чуть пожарила, бросила туда же мелко нарезанную варёную курятину, чуть...
Я не замучиваю строчки iconНи одной строчки

Я не замучиваю строчки iconОт каждой строчки прошлой от самой безнадежной и продрогшей из актрисуль

Я не замучиваю строчки iconДокументы
1. /Строчки и стрелки.doc
Я не замучиваю строчки icon©Королёва Л. Ф
Хокку – японская стихотворная форма. Короткое стихотворение: только три строчки, семнадцать слогов. И ни одним больше
Я не замучиваю строчки iconКлассный час «Поговорим о любви»
Поэт. Коль не любовь сей дар, какой недуг? За последнее время я не написал ни строчки
Я не замучиваю строчки iconЭксперемент
Подул ветер, стерев дым от револьвера и перевернув страницу третради которая лежала на столе на ней появились две строчки, написанные...
Я не замучиваю строчки iconСкажу сразу: я не считаю себя поэтом. Просто писал много лет стихи
А еще, будучи туристом, перерабатывал походную романтику в строчки и мелодии. Последние не очень-то мне удавались, а вот приз Киевского...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов