Наумов Сергей Михайлович (вице-губернатор Воронежской области) Ответчик: Редакция газеты «Воронежские вести» решение: в удовлетворении иска отказано Краткое изложение icon

Наумов Сергей Михайлович (вице-губернатор Воронежской области) Ответчик: Редакция газеты «Воронежские вести» решение: в удовлетворении иска отказано Краткое изложение



НазваниеНаумов Сергей Михайлович (вице-губернатор Воронежской области) Ответчик: Редакция газеты «Воронежские вести» решение: в удовлетворении иска отказано Краткое изложение
Дата конвертации25.06.2012
Размер308.88 Kb.
ТипИзложение


Краткое изложение дела по иску


Наумова С. М. к Редакции газеты «Воронежские вести» о защите конституционного права на неприкосновенность частной жизни, чести и доброго имени


Суд: Ленинский районный суд г. Воронежа


Истец: Наумов Сергей Михайлович (вице-губернатор Воронежской области)


Ответчик: Редакция газеты «Воронежские вести»

Решение: в удовлетворении иска отказано


Краткое изложение обстоятельств дела


В газете «Воронежский вести» №22 (527) от 28 мая 2003 года была опубликована статья статье «Вице–губернатор, который живет под крышей».


Публикация была посвящена проблемам жилищно-коммунального хозяйства, и, в частности, инициативе мэра города Воронежа, предложившем ряду высокопоставленных чиновников, депутатам Городской и Областной Дум, преуспевающим предпринимателям добровольно оплачивать 90% коммунальных платежей, как это рекомендуется федеральной программой реформирования ЖКХ. Обсуждая данную проблему, редакция газеты, в качестве примера, привела и прокомментировала поведение вице-губернатора Воронежской области Наумова, не раз публично выступавшего за ввод жилищно-коммунальной реформы в Воронеже, но отказавшегося оплачивать собственные так называемые "жировки" по повышенному тарифу.


Описывая весьма благоустроенное жилье Наумова, в статье делался акцент на противоречии публичным заявлениям вице-губернатора и его реальным поступкам, когда дело по оплате повышенной суммы коммунальных услуг коснулось его лично.


Наумов С.М. обратился в суд, с иском о защите конституционного права на неприкосновенность частной жизни, чести и доброго имени к редакции газеты «Воронежские вести» и просил:

1) признать сведения, распространенные в газетной статье о его частной жизни, - не законными;

2) признать предположение автора статьи о возможном использовании им бюджетных средств Воронежской области в личных целях - признать необоснованными;

3) признать сведения: «Человек, в руках у которого, по сути, бюджет целой области, не имеет права на ошибку: если у Наумова закончатся средства, отпущенные им на оплату собственной квартиры, это значит, что закончатся средства у всей Воронежской области» - порочащими честь и достоинство истца.


4) признать, что содержание статьи имеет направленность на разжигание социальной розни и нетерпимости;

5) предупредить главного редактора газеты «Воронежские вести» о недопустимости злоупотребления свободой массовой информации; о недопустимости опубликования в газете материалов, нарушающих конституционные и иные, охраняемые законом права и интересы граждан;

6) о допущенных нарушениях со стороны редакции газеты проинформировать Министерство печати и информации Российской Федерации, Большое Жюри союза журналистов РФ, учредителей газеты «Воронежские вести».


В исковом заявлении истец пояснил, что в указанной статье без его ведома и согласия распространены сведения:

  • адрес его жительства;

  • размер квартиры и ее принадлежность;

  • стоимость квартиры, ее оборудования и стоимость мебели;

  • состав семьи и количество браков.



Оценка суда


При анализе действующего законодательства, суд пришел к выводу, что сведения распространенные редакцией газеты не являются конфиденциальной информацией. Ответчиком суду были представлены письменные доказательства открытости и общедоступности источников информации об адресе места жительства истца, размере и принадлежности квартиры,

Далее суд указал, что:


«…считает невозможным, признать нарушением неприкосновенности частной жизни и отнести к сведениям составляющим личную, семейную тайну информацию в спорной статье, касающуюся стоимости квартиры и стоимости внутренней отделки жилого помещения.

<...>


Более того, в ходе судебного заседания они не опровергнуты, но доказано представителем ответчика, что они могут быть получены путем сбора и анализа информации о рынке недвижимости и мебели в г. Воронеже. Распространение такой информации не ограничено законом.»


Решая вопрос о конфиденциальности информации о составе семьи и количестве браков, суд указал на публичный статус истца:


«Информация, касающаяся состава семьи ответчика и количества браков, по убеждению суда не относится к конфиденциальной. При решении этого вопроса, суд учитывает, тот факт, что истец – является публичной фигурой, то есть человеком, который с первого дня прихода во власть, постоянно находится под пристальным вниманием журналистов, а значит и общественности в целом, информация о количестве браков истца, уже давно стала известна широкому кругу людей, и нет оснований признавать за ней статус конфиденциальной.»


Характеризуя тему публикации, суд указал, что ответчик действовал в интересах и в защиту общественных интересов, освещая насущную для воронежцев проблему.


«Оспариваемая статья посвящена вопросу, представляющему безусловную общественную важность и остроту <…>

Выступая в защиту интересов малообеспеченного населения города Воронежа, оспариваемая статья критикует позицию чиновников, публично выступающих за введение реформы ЖКХ в действие, но на деле отказывающихся оплатить более высокую плату за коммунальные услуги за собственное жилье. <…>


В этом случае, журналист был вправе не запрашивать разрешения у истца, на публикацию спорных сведений, которые по убеждению суда, нельзя отнести к сведениям о частной жизни, личной и семейной тайне.


Суд, принимая во внимание общественную значимость и право общественности знать и своевременно получать информацию касающуюся, публичных лиц, считает, что в целом публикация была справедлива и доводы ответчика в этой части - обоснованны.»


Суд отклонил требование истца признать содержание спорной статьи имеющей направленность на разжигание социальной розни и нетерпимости.

«Суд пришел к выводу, что тематика статьи - это личное мнение журналиста, оно не имеет целью призыв к насильственным действиям, не может привести к таким насильственным действиям, нет прямой и непосредственной связи между его высказываниями и вероятностью возникновения таких насильственных действий. Так же, оспариваемая статья не имеет целью возбудить межсоциальную антипатию, распрю, ненависть и не направлена на подстрекательство к ограничению прав или насильственным действиям ни против истца, ни против представителей более обеспеченной части населения.

Следовательно, никто не может быть наказан за выражение своего мнения или убеждения, не может быть подвергнут любого рода ограничениям, лишениям прав или санкциям по причине его высказывания.»


Рассматривая иск в части ст. 152 ГК РФ, суд расценил оспариваемую фразу как оценочное суждение, выраженное в форме предположения:


«Истец указывает на фразу из статьи, как содержащую необоснованное предположение, о якобы возможном использовании им бюджетных средств в личных целях, по сути, он оспаривает собственное понимание, данной фразы, в то время, как смысл ее может быть истолкован по–разному и каждый поймет ее по–своему.


Суд считает, что данные сведения не могут быть признаны несоответствующими действительности (так как этого в реальной действительности еще не произошло), так как это не утверждение о факте, а предположение. <…>

Признание необоснованным предположения в рамках действующего законодательства - не возможно, так как это будет являться принуждением к отказу от своих мнений и убеждений, либо принуждение к выражению иного мнения, что противоречит не только Российскому законодательству, но и Общеевропейским принципам защиты прав и свобод человека.»


Мотивируя свою позицию, суд сослался на Европейскую Конвенцию, на практику Европейского Суда, в частности на Постановления по делам "Лингенс против Австрии" и "Обершлик против Австрии".


Истец обжаловал решение суда в Воронежский областной суд, который, рассмотрев кассационную жалобу, оставил ее без удовлетворения, а решение суда без изменения.


^ Решение по иску


Наумова С. М. к Редакции газеты «Воронежские вести» о защите конституционного права на неприкосновенность частной жизни, чести и доброго имени
^

Решение




Именем Российской Федерации



Дело № 2 – 284/03

г.Воронеж 29 сентября 2003 года




29.09.2003 года Ленинский районный суд г. Воронежа в составе:

Председательствующего судьи Бородиновой О. Н.,

с участием адвокатов Калитвина В.В., Любимова А.В.,

при секретаре Евдокимовой Т.В.,

рассмотрел в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Наумова Сергея Михайловича к Редакции газеты «Воронежские вести» о защите конституционного права на неприкосновенность частной жизни, чести и доброго имени.

Установил:



Наумов С. М. обратился в суд, с исковым заявлением о защите конституционного права на неприкосновенность частной жизни, чести и доброго имени к редакции газеты «Воронежские вести».


Истец просит, признать сведения о его частной жизни, в статье «Вице – губернатор, который живет под крышей» опубликованной в газете « Воронежский вести» №22 (527) от 28 мая 2003 года - не законными; предположение автора статьи о возможном использовании им бюджетных средств Воронежской области в личных целях - признать необоснованными; признать, что содержание статьи имеет направленность на разжигание социальной розни и нетерпимости; предупредить главного редактора газеты «Воронежские вести» о недопустимости злоупотребления свободой массовой информации; о недопустимости опубликования в газете материалов, нарушающих конституционные и иные, охраняемые законом права и интересы граждан; о допущенных нарушениях со стороны редакции газеты проинформировать Министерство печати и информации Российской Федерации, Большое Жюри союза журналистов Российской Федерации, учредителей газеты «Воронежские вести»


В заявлении истец пояснил, что в указанной статье без его ведома и согласия распространены сведения:

  • адрес его жительства;

  • размер квартиры и ее принадлежность;

  • стоимость квартиры, ее оборудования и стоимость мебели;

  • состав семьи и количество браков.


Опубликование указанных сведений, является, по мнению истца, нарушением конституционных прав на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну (ст. 23 Конституции РФ). Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без согласия не допускается (ст. 24 Конституции РФ).


В спорной статье указано: « Человек, в руках у которого, по сути, бюджет целой области, не имеет права на ошибку: если у Наумова закончатся средства, отпущенные им на оплату собственной квартиры, это значит, что закончатся средства у всей Воронежской области».


В исковом заявлении истец указывает, что изложенные соображения не могут быть расценены иначе, как обвинение в возможном использовании истцом бюджетных средств Воронежской области в личных целях, что является заведомой клеветой и порочит честь, достоинство, деловую репутацию Наумова С.М.


Изложение сведений о повышенном благоустройстве дома № 3 по улице Станкевича г. Воронеж и невозможность пользования подобной благоустроенностью гражданам других социальных групп, является разжиганием социальной розни и нетерпимости, что прямо запрещено действующим законодательством (п. 2 ст. 29 Конституции РФ, ст. 4 Закона «О средствах массовой информации»).


В судебное заседание истец не явился, в заявлении представленном суду представителем истца, просит провести судебное заседание без его участия.


Представитель истца по доверенности и ордеру Калитвин В. В. исковые требования поддержал, пояснив, что требования истца основаны на Конституции РФ на ст. 21, 24, 29 и ст. 10, 11, 150, 152 ГК РФ, ст. 4 Закона « О средствах массовой информации». Исковые требования просит удовлетворить в полном объеме, считает, что способ защиты нарушенного права выбранный истцом адекватен, нарушению его прав. На вопросы суда пояснил, что сведения указанные ответчиком в газетной статьи изначально не соответствуют действительности, как опубликованные незаконно.


Представитель истца уточнил, что, по его мнению, содержание всей статьи направлено на разжигание социальной розни и нетерпимости, так как автор оспариваемой статьи противопоставляет уровень жизни людей различных социальных слоев населения, мало того, что статья оскорбительна и неэтична, она возбуждает межсоциальную рознь, ненависть к более обеспеченным гражданам.


Представитель истца по доверенности и ордеру Любимов А.В. , требования заявленные истцом поддержал, просит удовлетворить их в полном объеме.


Представитель ответчика по доверенности Арапова Г.Ю. исковые требования не признала, считает их незаконными и не подлежащими удовлетворению.


Представитель ответчика пояснила суду, что форма искового заявления и исковые требования не соответствуют требованиям законодателя о данной категории споров. Ни одна из статей федерального законодательства не устанавливает таких форм ответственности за вмешательство в частную жизнь, и ущемление чести, достоинства и деловой репутации, как требует истец. В соответствие со ст. 23 ч. 1 и ст. 24 ч. 1 Конституции РФ, каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Сбор и хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. Однако, много информации о жизни человека, а особенно о жизни публичного лица, которым является истец - является общедоступной.


Статья 49 п. 5 Закона РФ «О СМИ», устанавливает исключения из данного положения, говоря, что журналист, вправе распространять сведения об обстоятельствах частной жизни лица для защиты общественно значимых интересов.


Оспариваемая статья, по мнению представителя ответчика, имеет социальный, общественно значимый характер, так как затрагивает важную для всех Воронежцев проблему реформы ЖКХ.


При анализе ст. 49 п. 5 Закона РФ «О СМИ» можно, по мнению представителя ответчика, выделить несколько моментов. В России не принят до сих пор закон о персональных данных, Закон об охране неприкосновенности частной жизни, точного и однозначного регулирования охраны частной и семейной тайны нет, нет и определения, что понимается под данной тайной и ее разглашением, нет и достаточной судебной практики.


Наиболее близким к понятию «сведения о личной жизни гражданина», по мнению представителя ответчика, представляется понятие персональных данных. В перечне сведений конфиденциального характера (утв. Указом Президента РФ от 6 марта 1997 года № 188) под персональными данными, понимаются сведения о фактах, событиях и обстоятельствах частной жизни гражданина, позволяющие идентифицировать его личность.


Что касается получения согласия, на распространение в средствах массовой информации сведений о личной жизни гражданина от самого гражданина или его законных представителей, то в этом случае, поясняет представитель истца, журналисты действовали в целях защиты общественного интереса. Оспариваемая публикация была посвящена не праздному любопытству и досужим светским сплетням, а серьезному вопросу: проблемы с оплатой услуг ЖКХ и позиция высокопоставленных представителей властной местной элиты по вопросу оплаты более высокого процента за услуги ЖКХ. Журналисты не только имеют право сообщить обществу о позиции чиновников, по данному весьма актуальному вопросу, но, и обязаны сделать это, действуя в защиту интересов общества. Повышенный общественный интерес к проблемам ЖКХ, что очевидно из событий прошлого года и постоянными публикациями в прессе, лишний раз подчеркивает общественную важность вопроса.


Более того, журналисты имеют право подвергать критике действия и позицию должностных лиц, высказывая свое мнение по данному вопросу (п.9 ст. 47 Закона « О СМИ»). Описывая весьма благоустроенное жилье Наумова, журналисты делали акцент не на том, чтобы смаковать светские сплетни о вице – губернаторе, а фактически говорили о том, что человек с таким достатком, если бы хотел, то вполне мог бы себе позволить оплатить коммунальные услуги в размере 90% , как это рекомендует федеральный стандарт, и на чем настаивает он сам, проводя свою политическую линию. То есть, журналисты дали свою критическую оценку поведению истца по отношению к оплате коммунальных услуг.


В силу того, что законодательство РФ дает журналисту право, разглашать информацию о частной жизни лица без его согласия, в том случае, когда этого требует защита общественных интересов, то требования истца, по мнению представителя ответчика, не подлежат удовлетворению.


Информация полученная журналистами при подготовке статьи, как указывает представитель ответчика получена из официальных источников, законными путями, путем составления запросов. Журналистам не оказывалось препятствий при сборе информации, они не предупреждались о том, что, собираемая ими информация может носить тайный, конфиденциальный характер, а, следовательно, не подлежит разглашению, а тем более обнародованию, в прессе.


При сборе информации, у журналистов, согласно действующему законодательству, нет никаких преимуществ перед обычными гражданами, следовательно, полученная при подготовке статьи информация общедоступна, и могла быть предоставлена любому.


Представитель ответчика добавила, что распространенная информация носит оценочный, общий характер, не позволяющий, идентифицировать личность. Статья, подготовленная для читателя – это результат глубокой, сложной аналитической работы, по систематизации полученной информации.


Представитель ответчика пояснила суду, что в соответствии со ст. 29 Конституции РФ и ст. 152 ГПК РФ, которые непосредственно регулируют эти отношения, определяют следующий круг юридически значимых обстоятельств, которые подлежат установлению и доказыванию по данной категории дел: факт распространения сведений, соответствие действительности распространенных сведений, пророчащий характер сведений, относимость сведений к конкретному лицу, соответственно, его чести и достоинству, являются ли сведения утверждаемыми о фактах или оценочными суждениями, мнением автора статьи.


Как пояснила представитель ответчика, исходя из определения порочащих сведений, данного в Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 18 августа 1992 года № 11, порочащими могут признаваться только сведения утвердительного характера, но никак не предположения, гипотезы, прогнозы и т. д. Предположение и утверждение, по мнению представителя ответчика, - есть две противоположные смысловые категории. Таким образом, признание «предположения необоснованным» в судебном порядке – не установленная мера гражданско–правовой ответственности.


По мнению представителя ответчика, оспариваемая истцом фраза из публикации «Вице – губернатор, который живет под крышей», как содержащая необоснованное предположение о якобы возможном использовании им бюджетных средств в личных целях.: « Человек, в руках которого, по сути, бюджет целой области, не имеет права на ошибку: если у Наумова закончатся средства отпущенные им на оплату собственной квартиры, это значит, что заканчиваются средства у всей Воронежской области» - это предположения автора статьи. По сути, истцом оспаривается собственное понимание фразы, а поэтому в данной части исковых требований истцу должно быть отказано.


Как пояснила, представитель ответчика, требования истца о признании содержания статьи разжигающей социальную рознь и нетерпимость, являются необоснованными и не подлежащими удовлетворению. Спорная статья не имеет в своем содержании призывы к каким – либо насильственным действиям, не подстрекает читателя к совершению безнравственных и противозаконных поступков. Целью публикации статьи было, отнюдь не разжигание розни между богатыми и бедными, она не была направлена на ограничение прав или насильственным действиям против Наумова. Описание жизни обеспеченных граждан нашей страны прямо законом не запрещено, а значит не наказуемо.


Так же, по мнению представителя ответчика, при рассмотрении данного спора целесообразно применение наряду с нормами Российского законодательства и Европейской Конвенции «О защите прав человека и основных свобод», как непосредственно, регулирующую спорные правоотношения, затрагивающие свободу слова и свободу выражения мнения. Тот факт, что публикация говорит об обстоятельствах жизни истца в контексте общественной дискуссии по острому социальному вопросу - должно быть учтено судом в свете официального толкования норм Конвенции, а именно, истец не только не имеет, но и не имел никаких привилегий по отношению к критике к собственной персоне, но и напротив, должен проявлять большую терпимость к любой критике в прессе в свой адрес.


Выслушав объяснения сторон, изучив материалы дела, суд считает необходимым в удовлетворении исковых требований отказать.


Требование истца о признании незаконным опубликования сведений о его частной жизни, не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.


В соответствии с п.4. ст. 2 Конституции РФ, каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом.


В соответствии с ч.1 ст.24 Конституции РФ, сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.


В соответствии с ч.1 ст. 23 Конституции РФ, каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Истец в заявлении отнес к сведениям о частной жизни, личной и семейной тайне информацию о

- адресе его места жительства;

  • размер квартиры и ее принадлежность;

  • стоимость квартиры, ее оборудования и стоимость мебели;

  • состав семьи и количество браков.


Поскольку законодатель не дает четкого определения понятиям « частная жизнь» « личная и семейная тайна», суд пришел к выводу, что наиболее близким по семантике к данному термину представляется понятие о персональных данных.


В соответствии со ст. 2 Федерального закона РФ от 20 февраля 1995года «ОБ ИНФОРМАЦИИ, ИНФОРМАТИЗАЦИИ И ЗАЩИТЕ ИНФОРМАЦИИ» (в ред. Федерального закона от 10.01.2003 N 15-ФЗ), информацией о гражданах (персональными данными), являются сведения о фактах, событиях и обстоятельствах жизни гражданина, позволяющие идентифицировать его личность.


Статья 10, указанного закона закрепляет, что документированная информация с ограниченным доступом по условиям ее правового режима подразделяется на информацию, отнесенную к государственной тайне, и конфиденциальную – это документированная информация, доступ к которой ограничивается в соответствии с законодательством Российской Федерации .


Закон запрещает относить к информации с ограниченным доступом:

документы, накапливаемые в открытых фондах библиотек и архивов, информационных системах органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, организаций, представляющие общественный интерес или необходимые для реализации прав, свобод и обязанностей граждан.


Информация о гражданах (персональные данные) (ст. 11 Закона «Об информации….») - персональные данные относятся к категории конфиденциальной информации.


Перечень сведений конфиденциального характера (утв. Указом Президента Российской Федерации от 6 марта 1997 г. N 188), закрепляет, что сведения о фактах, событиях и обстоятельствах частной жизни гражданина, позволяющие идентифицировать его личность (персональные данные), за исключением сведений, подлежащих распространению в средствах массовой информации в установленных федеральными законами случаях – относятся к конфиденциальной информации.


В соответствии со ст. 49 Федерального Закона РФ «О средствах массовой информации» журналист обязан: сохранять конфиденциальность информации и (или) ее источника, получать согласие (за исключением случаев, когда это необходимо для защиты общественных интересов) на распространение в средстве массовой информации сведений о личной жизни гражданина от самого гражданина или его законных представителей.


В соответствии со ст. 41 Федерального Закона РФ «О средствах массовой информации», редакция не вправе разглашать в распространяемых сообщениях и материалах сведения (конфиденциальную информацию), предоставленные гражданином с условием сохранения их в тайне.


При анализе действующего законодательства, суд пришел к выводу, что сведения распространенные редакцией газеты не являются конфиденциальной информацией.


Адрес места жительства истца, обнародованный в оспариваемой статье, как «Пока Наумов разглагольствует по поводу «кучки негодяев» из городской администрации, его близкие ждут его в доме № 3 ,что расположился в самом сердце тихого центра Воронежа, в двух шагах от площади Ленина и обладминистрации – на ул. Станкевича….», «… первый вице – губернатор Сергей Наумов, как и прочие немногочисленные жители сотнеметровых квартир дома № 3 по ул. Станкевича …»и т.д.


Суд считает, что данная информация не позволяет точно определить, где именно проживает истец более того, суд считает, что адрес места жительства – сведения общедоступные, в силу чего они не могут быть отнесены к личной и семейной тайне. Информация о месте жительства гражданина предоставляется по письменному запросу в городском адресном бюро, при условии оплаты десяти рублей. Доказательства, представленные суду ответчиком в этой части не опровергнуты истцом.


Суд, установил, что в оспариваемой статье указана, лишь та информация, которая имеется в адресном бюро: фамилия, имя, отчество, название улицы, номер дома - номер квартиры, позволяющий точно идентифицировать место проживания истца, не указан.


Таким образом, суд находит, что данная информация, будучи открыта в доступе любому гражданину через городское адресное бюро, не может быть признана конфиденциальной и ее разглашение не составляет нарушения права на неприкосновенность частной жизни.


Относить размер квартиры и ее принадлежность к конфиденциальной информации, у суда так же нет оснований: существует широкий круг людей, которые либо в силу своих должностных обязанностей либо, в силу дружеских отношений с истцом, имеют представление о размере квартиры и о ее принадлежности.


Закон РФ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» от 21 июля 1997 года № 122-ФЗ (в ред. Федеральных законов от 05.03.2001 г. № 20-ФЗ, от 12.04.2001г. № 36-ФЗ, от 11.04.2002 г, № 36-ФЗ) в ст. 7 – прямо устанавливается «Открытость сведений о государственной регистрации прав»: Государственная регистрация прав носит открытый характер. Орган, осуществляющий государственную регистрацию прав, обязан предоставлять сведения, содержащиеся в Едином государственном реестре прав, о любом объекте недвижимости любому лицу, предъявившему, удостоверение личности и заявление в письменной форме, (юридическому лицу - документы, подтверждающие регистрацию данного юридического лица и полномочия его представителя).


Выписки из Единого государственного реестра прав, утвержденные в установленном порядке, должны содержать описание объекта недвижимости, зарегистрированные права на него, а также ограничения (обременения) прав, сведения о существующих на момент выдачи выписки правопритязаниях и заявленных в судебном порядке правах требования в отношении данного объекта недвижимости (в ред. Федерального закона от 09.06.2003 N 69-ФЗ).


Орган, осуществляющий государственную регистрацию прав, должен в течение пяти рабочих дней предоставить запрошенную информацию заявителю или выдать ему в письменной форме мотивированный отказ (в ред. Федерального закона от 09.06.2003 N 69-ФЗ).


В судебном заседании установлено, что сведения о квартире, в которой проживает истец, могли быть беспрепятственно получены любым человеком, имеющим документ, удостоверяющий его личность, как было сделано журналистом при собирании доказательств по настоящему делу.


В судебном заседании установлено, что в оспариваемой статье не было разглашено сведений о собственнике квартиры. Словосочетания: «Сергей Наумов, как и прочие, немногочисленные жители», «Сергей Наумов, …проживает в самой большой квартире этого сказочного дома…», «На этих 170 метрах проживает сам Сергей Михайлович, его третья законная супруга и их сын.», «при покупке квартиры Наумов отдал 600 долларов за квадратный метр.», «При этом, Сергей Михайлович, умудряется платить за все это великолепие по таким же тарифам, по каким …», «... если у Наумова закончатся средства отпущенные им на оплату собственной квартиры, это значит…», не несут в себе смысловой нагрузки однозначно указывающей, что она принадлежит Наумову С.Н. – на праве личной собственности.

Закон, закрепляя принцип открытости данной информации, не устанавливает никаких ограничений на ее использование, таким образом, редакция, была вправе распространить данные сведения и публичное разглашение данной информации, не будет составлять нарушение права на неприкосновенность частной жизни.


Суд, считает невозможным, признать нарушением неприкосновенности частной жизни и отнести к сведениям составляющим личную, семейную тайну информацию в спорной статье, касающуюся стоимости квартиры и стоимости внутренней отделки жилого помещения.


Суд установил, что эти сведения не носят порочащего характера, отражены в форме предположения, а не как устанавливает законодатель – утверждения. Более того, в ходе судебного заседания они не опровергнуты, но доказано представителем ответчика, что они могут быть получены путем сбора и анализа информации о рынке недвижимости и мебели в г. Воронеже. Распространение такой информации не ограничено законом.


Информация, касающаяся состава семьи ответчика и количества браков, по убеждению суда не относится к конфиденциальной. При решении этого вопроса, суд учитывает, тот факт, что истец – является публичной фигурой, то есть человеком, который с первого дня прихода во власть, постоянно находится под пристальным вниманием журналистов, а значит и общественности в целом, информация о количестве браков истца, уже давно стала известна широкому кругу людей, и нет оснований признавать за ней статус конфиденциальной.


Истец в заявлении, а представитель истца в судебном заседании настаивают на незаконности опубликования сведений о личной жизни гражданина без его согласия, но в случае, когда это необходимо для защиты общественных интересов журналист в соответствии со ст. 49 Федерального Закона РФ «О средствах массовой информации», журналист вправе уклониться от выполнения данного требования.


Суд установил, что ответчик действовал в интересах и в защиту общественных интересов, освещая насущную для Воронежцев проблему.


Оспариваемая статья посвящена вопросу, представляющему безусловную общественную важность и остроту - проблемам жилищно-коммунального хозяйства в городе Воронеже в целом, и в частности, инициативе мэра города, предложившего чиновникам областной и городской администрации, депутатам Городской и Областной Думы, преуспевающим предпринимателям, добровольно оплачивать 90% коммунальных платежей, предусмотренных федеральным стандартом. Обсуждая данную проблему, редакция газеты привела в качестве примера имена тех, кто оплатил повышенную плату за услуги ЖКХ и тех, кто делать этого не стал, показывая реальную позицию представителей власти по данному острому вопросу. В числе последних, был назван и заместитель губернатора Воронежской области Наумов С.М.. Выступая в защиту интересов малообеспеченного населения города Воронежа, оспариваемая статья критикует позицию чиновников, публично выступающих за введение реформы ЖКХ в действие, но на деле отказывающихся оплатить более высокую плату за коммунальные услуги за собственное жилье. Комментируя данный факт, журналисты указали на то, что данный высокопоставленный чиновник, мог бы позволить себе платить и больше, чем рядовые горожане, и в подтверждение данного мнения, описали благоустроенные жилищные условия, в которых живет истец и его семья.


В этом случае, журналист был вправе не запрашивать разрешения у истца, на публикацию спорных сведений, которые по убеждению суда, нельзя отнести к сведениям о частной жизни, личной и семейной тайне.


Суд, принимая во внимание общественную значимость и право общественности знать и своевременно получать информацию касающуюся, публичных лиц, считает, что в целом публикация была справедлива и доводы ответчика в этой части - обоснованны.


Оценивая собранные по делу доказательства, суд, пришел к выводу, что требование истца о признании содержания спорной статьи имеющей направленность на разжигание социальной розни и нетерпимости, необоснованным и не подлежащим удовлетворению.


Суд установил, что правовое понятие (определение) социальной розни и нетерпимости в Федеральном законодательстве отсутствует.


В соответствии с п. 2 ст. 29 Конституции РФ, не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства.


В соответствии с п. 1 Статьи 4 Закона РФ « О СМИ» не допускается не допускается использование средств массовой информации в целях совершения уголовно наказуемых деяний, для разглашения сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну, для осуществления экстремистской деятельности, а также для распространения передач, пропагандирующих порнографию, культ насилия и жестокости (в ред. Федеральных законов от 19.07.1995 N 114-ФЗ, от 25.07.2002 N 112-ФЗ).


НИИ проблем укрепления законности и правопорядка Генеральной Прокуратуры РФ разработаны «Методические рекомендации по использованию по делам и материалам о нарушении средствами массовой информации национального, расового и религиозного равноправия». В рекомендациях содержится следующее определение – возбуждающей «является такая информация, которая содержит отрицательную эмоциональную оценку и выражает негативную установку в отношении определенной этнической (антропологической), конфессиональной (религиозной) группы или отдельных лиц или членов этой группы, подстрекает к ограничению их прав или насильственным действиям против них, Понятие рознь означает антипатию, распрю, ненависть. А вражда, может выражаться в неприязненных отношениях и действиях, ущемляющих законные интересы другой стороны».


Суд пришел к выводу, что тематика статьи - это личное мнение журналиста, оно не имеет целью призыв к насильственным действиям, не может привести к таким насильственным действиям, нет прямой и непосредственной связи между его высказываниями и вероятностью возникновения таких насильственных действий. Так же, оспариваемая статья не имеет целью возбудить межсоциальную антипатию, распрю, ненависть и не направлена на подстрекательство к ограничению прав или насильственным действиям ни против истца, ни против представителей более обеспеченной части населения.

Следовательно, никто не может быть наказан за выражение своего мнения или убеждения, не может быть подвергнут любого рода ограничениям, лишениям прав или санкциям по причине его высказывания.


Статья 10 Европейской Конвенции «О защите прав человека и основных свобод» закрепляет, что каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ. Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия.


В соответствии с п. 1, 3 ст. 29 Конституции РФ каждому гарантируется свобода мысли и слова, никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.


В соответствии со ст. 150 ГК РФ достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.


Нематериальные блага защищаются в соответствии с ГК РФ и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав (статья 12) вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения.


В соответствии со ст.152 ГК РФ, гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.


Наумов С.М. просит признать необоснованным предположение автора оспариваемой статьи о возможном использовании им бюджетных средств области в личных целях, причиной возникновения данных требований стала фраза из статьи: « Человек, в руках у которого, по сути, бюджет целой области, не имеет права на ошибку: если у Наумова закончатся средства, отпущенные им на оплату собственной квартиры, это значит, что закончатся средства у всей Воронежской области».


В судебном заседании установлено и не оспаривается сторонами, что 28 мая 2003года в газете «Воронежские вести» было опубликована статья Марии Уличкомовой «Вице-губернатор, который живет под крышей», статья подписана вымышленным псевдонимом и была подготовлена группой журналистов, одного автора статьи выделить и установить невозможно, в силу чего данная статья признается редакционной, и в соответствии с п.6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г. N 11 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также репутации граждан и юридических лиц (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.1993 N 11, от 25.04.1995 N 6) ответчиком по данному делу является редакция соответствующего средства массовой информации – ООО «Издательский дом «Воронежские вести».

Оспариваемая статья содержала в себе фразу: «Человек, в руках у которого, по сути, бюджет целой области, не имеет права на ошибку: если у Наумова закончатся средства, отпущенные им на оплату собственной квартиры, это значит, что закончатся средства у всей Воронежской области». Кроме того, статья содержала общедоступные сведения о месте жительства истца, комфортности квартиры, его семейном положении. Таким образом, факт распространения информации налицо, но она носит общий, оценочный характер не позволяющий идентифицировать личность в полном объеме, как требует законодатель, устанавливая обстоятельства подлежащие рассмотрению по данной категории дел.


В судебном заседании представители истца не утверждали, что сведения распространенные ответчиком не соответствуют действительности.


В ходе судебного заседания, суд пришел к выводу о том, что распространенные сведения не являются порочащими, то есть они не указывают на совершение лицом аморальных, противоправных деяний в быту или в связи с выполнением им своих трудовых обязанностей, кроме того, порочащими являются не соответствующие действительности сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства или моральных принципов, которые умоляют его честь и достоинство.


В судебном заседании установлено, что сведения, которые содержались в высказывании: «Человек, в руках у которого…» являются оценочным суждением, мнением автора спорной статьи. Высказывания, носящие оценочный характер (критическое мнение, отрицательная оценка, не носящие оскорбительного характера) не образуют состава гражданско–правового правонарушения предусмотренного ст. 152 ГК РФ, они не содержат ни утверждения не предположения о том, что истец нарушил действующее законодательство или моральные принципы.

Исходя из норм действующего законодательства, порочащими могут признаваться только сведения утвердительного характера, но никак не предположения, гипотезы, прогнозы, мнения, Предположение и утверждение – это две противоположные смысловые категории, утверждение - это сообщение о факте реальной действительности, подлежащее проверке и доказыванию, предположение не возможно проверить на соответствие реальной действительности, ввиду того, что само по себе предположение – это личностное суждение о происходящем.


Истец указывает на фразу из статьи, как содержащую необоснованное предположение, о якобы возможном использовании им бюджетных средств в личных целях, по сути он оспаривает собственное понимание, данной фразы, в то время, как смысл ее может быть истолкован по – разному и каждый поймет ее по – своему.


Суд считает, что данные сведения не могут быть признаны несоответствующими действительности (так как этого в реальной действительности еще не произошло), так как это не утверждение о факте, а предположение. Данные сведения не могут быть признаны порочащими, поскольку таковыми могут быть признаны только утверждения о нарушении истцом действующего законодательства или моральных принципов.


Признание необоснованным предположения в рамках действующего законодательства - не возможно, так как это будет являться принуждением к отказу от своих мнений и убеждений, либо принуждение к выражению иного мнения, что противоречит не только Российскому законодательству, но и Общеевропейским принципам защиты прав и свобод человека.


Статья 10 Европейской конвенции «О защите прав человека и основных свобод» подлежит применению на территории Российской Федерации наряду с нормами российского права. В Российской Федерации должно учитываться толкование данное Европейским судом по правам человека, в связи с применением норм Конвенции, при рассмотрении конкретных видов дел.


В соответствии с абзацем 3 ст. 1 Федерального закона РФ от 30.03.1998 года № 54-ФЗ « О ратификации Европейской Конвенции о защите прав человека», Российская Федерация признает юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам ее толкования и применения.


Таким образом, решения Европейского суда, являются официальным толкованием Конвенции и обязательны к применению судами всех государств, ратифицировавших Конвенцию, в том числе и Россией.


В решениях Европейского Суда по делу Лингенс против Австрии (1986год), Обершлик против Австрии(1991год) был выработан принцип повышенной терпимости публичных фигур к критике в свой адрес.


В решении по делу Лингенс говориться: «Свобода печати обеспечивает для общественности одно из наилучших средств, позволяющих определять и формировать представление об идеях и подходах политической деятелей. В более общем плане свобода политических дискуссий является сердцевиной концепции демократического общества, которое превалирует в тексте Конвенции. Соответственно границы приемлемой критики, направленной против политического деятеля как такового шире, чем для критики частного лица. В отличие от последнего, первый неизбежно и сознательно ставит себя в такое положение, при котором каждое сказанное им слово и каждое его действие становится предметом самого тщательного изучения, как журналистами, так и широкой общественностью… Положения пункта 2 ст. 10 обеспечивают возможность защиты репутации других лиц. И эта защита распространяется и на политически деятелей…однако в таких случаях требования такой стороны должны взвешиваться по отношению к интересам открытой политической дискуссии».


Пункт второй и третий исковых требований истца о предупреждении главного редактора газеты « Воронежские вести» о недопустимости злоупотребления свободой массовой информации; о недопустимости опубликования в газете материалов, нарушающих конституционные и иные, охраняемые законом права и интересы граждан; а так же сообщении, о допущенных нарушениях со стороны редакции газеты Министерству печати и информации Российской Федерации, Большому Жюри союза журналистов Российской Федерации, учредителям газеты «Воронежские вести», являются не только не обоснованными, но и незаконными.


В соответствии со ст.152ГК РФ, мерой ответственности по делам данной категории является опровержение порочащих честь, достоинство или деловую репутацию истца, сведений. Если сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, распространены в средствах массовой информации, они должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации, так же гражданин, в отношении которого средствами массовой информации опубликованы сведения, ущемляющие его права или охраняемые законом интересы, имеет право на опубликование своего ответа в тех же средствах массовой информации. Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.


Таким образом, ссылка представителя истца в обоснование своих требований на ст. 12 ГК РФ – необоснованна.

Более того, в соответствие с принципами международного права в области свободы выражения мнения и защиты репутации, никакие обязательные или силовые меры судебной защиты не должны применяться к заявлениям, если порочащий характер не был доказан.


Основная цель обеспечения судебной защиты за распространение дискредитирующего заявления, должна заключаться, прежде всего, в возмещении ущерба, нанесенного репутации пострадавшего лица, а не в наказании лиц ответственных за распространение данного заявления, как настаивает истец.


На основании изложенного, суд, оценил собранные по делу доказательства, считает необходимым, в удовлетворении исковых требований отказать в полном объеме.


Руководствуясь ст. ст. 194 – 199 ГПК РФ, суд:


РЕШИЛ:


Наумову Сергею Михайловичу в иске к Редакции газеты « Воронежские вести» о защите конституционного права на неприкосновенность частной жизни, чести и доброго имени – отказать.


Решение в течение десяти дней может быть обжаловано в Воронежский областной суд через суд.


Председательствующий: (подпись, и печать)







Похожие:

Наумов Сергей Михайлович (вице-губернатор Воронежской области) Ответчик: Редакция газеты «Воронежские вести» решение: в удовлетворении иска отказано Краткое изложение iconНаумов Сергей Михайлович (вице-губернатор Воронежской области) Ответчик: Редакция газеты «Воронежские вести» решение: в удовлетворении иска отказано Краткое изложение
Наумова С. М. к Редакции газеты «Воронежские вести» о защите конституционного права на неприкосновенность частной жизни, чести и...
Наумов Сергей Михайлович (вице-губернатор Воронежской области) Ответчик: Редакция газеты «Воронежские вести» решение: в удовлетворении иска отказано Краткое изложение iconЛарина Галина Васильевна (частное лицо) Ответчики : ООО «Вести» (Редакция газеты «Провинциальный репортер»), Берсанова Любовь Павловна решение: в удовлетворении иска отказано Краткое изложение
Ответчики: ООО «Вести» (Редакция газеты «Провинциальный репортер»), Берсанова Любовь Павловна
Наумов Сергей Михайлович (вице-губернатор Воронежской области) Ответчик: Редакция газеты «Воронежские вести» решение: в удовлетворении иска отказано Краткое изложение iconЛарина Галина Васильевна (частное лицо) Ответчики : ООО «Вести» (Редакция газеты «Провинциальный репортер»), Берсанова Любовь Павловна решение: в удовлетворении иска отказано Краткое изложение
Ответчики: ООО «Вести» (Редакция газеты «Провинциальный репортер»), Берсанова Любовь Павловна
Наумов Сергей Михайлович (вице-губернатор Воронежской области) Ответчик: Редакция газеты «Воронежские вести» решение: в удовлетворении иска отказано Краткое изложение iconЖарких Татьяна Николаевна решение: в удовлетворении иска отказано Краткое изложение
Огуп «Редакция газеты «Курская правда» и Жарких Т. Н. о защите деловой репутации и компенсации морального вреда
Наумов Сергей Михайлович (вице-губернатор Воронежской области) Ответчик: Редакция газеты «Воронежские вести» решение: в удовлетворении иска отказано Краткое изложение iconЖарких Татьяна Николаевна решение: в удовлетворении иска отказано Краткое изложение
Огуп «Редакция газеты «Курская правда» и Жарких Т. Н. о защите деловой репутации и компенсации морального вреда
Наумов Сергей Михайлович (вице-губернатор Воронежской области) Ответчик: Редакция газеты «Воронежские вести» решение: в удовлетворении иска отказано Краткое изложение iconШепилов Анатолий Дмитриевич, фгу «Редакция «Российской газеты», Воронежское агентство поддержки предприятий «веза» решение: в удовлетворении иска отказано Краткое изложение
Фгу «Тамбовский центр стандартизации, метрологии и сертификации» к фгу «Редакция «Российской газеты» и другим о защите деловой репутации,...
Наумов Сергей Михайлович (вице-губернатор Воронежской области) Ответчик: Редакция газеты «Воронежские вести» решение: в удовлетворении иска отказано Краткое изложение iconШепилов Анатолий Дмитриевич, фгу «Редакция «Российской газеты», Воронежское агентство поддержки предприятий «веза» решение: в удовлетворении иска отказано Краткое изложение
Фгу «Тамбовский центр стандартизации, метрологии и сертификации» к фгу «Редакция «Российской газеты» и другим о защите деловой репутации,...
Наумов Сергей Михайлович (вице-губернатор Воронежской области) Ответчик: Редакция газеты «Воронежские вести» решение: в удовлетворении иска отказано Краткое изложение iconШершунов Виктор Андреевич (губернатор Костромской области) Ответчик: ООО «Хронометр», Скудаева Анна Александровна решение: в удовлетворении иска отказано Краткое изложение
Истец просил суд обязать ответчиков опубликовать опровержение распространенных ведений и взыскать за перенесенные нравственные страдания...
Наумов Сергей Михайлович (вице-губернатор Воронежской области) Ответчик: Редакция газеты «Воронежские вести» решение: в удовлетворении иска отказано Краткое изложение iconШершунов Виктор Андреевич (губернатор Костромской области) Ответчик: ООО «Хронометр», Скудаева Анна Александровна решение: в удовлетворении иска отказано Краткое изложение
Истец просил суд обязать ответчиков опубликовать опровержение распространенных ведений и взыскать за перенесенные нравственные страдания...
Наумов Сергей Михайлович (вице-губернатор Воронежской области) Ответчик: Редакция газеты «Воронежские вести» решение: в удовлетворении иска отказано Краткое изложение iconКраткое изложение дела по иску Жукова С. А. к Ооо «Издательский дом «Воронежские вести»
Жукова С. А. к Ооо «Издательский дом «Воронежские вести», главному редактору газеты «Воронежские вести» Попову В. С. о защите чести,...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов