Ганс Фреймарк icon

Ганс Фреймарк



НазваниеГанс Фреймарк
страница5/9
Дата конвертации26.06.2012
Размер1.7 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9
1. /Магия и сексуальность.doc
2. /Магия и сексуальность.pdf
Ганс Фреймарк

Половая магія.


Этическое начало сказывается въ магіи еще сильнѣе, чѣмъ въ мистикѣ. Мало того—эта сфера оккультизма находится подъ исключительнымъ господствомъ эротики. Рядомъ съ чарами любви мы встрѣчаемъ всевозможныя комбинаціи половыхъ чаръ. Колдовство, направленное къ расторженію брачныхъ узъ, имѣетъ своей противоположностыо различныя средства, способствующія повышенію половой потенціи человѣка. Ворожбѣ съ помощью изображенія возлюбленнаго или соперницы съ цѣлью вызвать любовное возбужденіе противопоставляется ужасная манипуляція, несущая съ собою гибель человѣческихъ чувствъ, а иногда и полнѣйшую смерть. Одно приходится тутъ же отмѣтить: каковы бы ни были всевозможныя магическія операціи, всѣ онѣ ближайшимъ образомъ касаются половой оферы. Участіе сексуальнаго момента разсматривается, какъ вѣрнѣйшій залогъ успѣха предпринимаемыхъ мѣръ; особенно вѣрно это въ примѣненіи къ опредѣленной категоріи мантическихъ дѣйствій. Тамъ же, гдѣ половой моментъ вторгается въ качествѣ препятствующаго начала, онъ всячески изгоняется.

Въ сферѣ любовныхъ чаръ мы различаемъ три группы средствъ, примѣняемыхъ для достиженія опредѣленнаго эффекта. Къ первой группѣ относятся внушеніе, ко второй — различныя органическія субстанціи, иными словами, рѣчь идетъ объ извѣстныхъ соединеніяхъ, вызывающихъ оккультныя явленія, въ третью группу входятъ самыя разнообразныя возбуждающія средства. Первая группа, естественно, является наиболѣе распространенной. Объ этомъ свидѣтельствуетъ множество фактовъ.

Римляне полагали, что пепелъ гардуна, приложенный къ лѣвой рукѣ, сильно повышаетъ половое влеченіе; но оно, напротивъ, значительно умѣряется, если тотъ же пепелъ приложить къ правой рукѣ. Кровинка летучей мыши, находящаяся подъ подушкой женщины, вызываетъ въ послѣдней страстное половое влеченіе110.

Померанецъ еще въ настоящее время глубоко вѣритъ въ чудодѣйственную силу, заключенную въ крови летучей мыши, а въ Штиріи дѣвушка кладетъ своему возлюбленному въ вино сердечко летучей мыши111. Южная славянка обмакиваетъ панталоны своего возлюбленнаго въ крови летучей мыши или угощаетъ его конфетами, пропитанными этой кровью. Далѣе, она нерѣдко даетъ ему зажаренныя внутренности этого животнаго и часто носитъ подъ лѣвой мышкой летучую мышь съ тѣмъ, чтобы ея возлюбленный окончательно обезумѣлъ отъ страсти112. Точно также и узулка пользуется летучей мышью въ своихъ любовныхъ чарахъ. Поймавъ птицу, она помѣщаетъ ее въ новенькій горшокъ, мелко продырявленный во многихъ мѣстахъ. Сосудъ этотъ зарывается въ глубокій муравейникъ.
Муравьи съ жадностью набрасываются на предлагаемую пищу, и когда отъ мыши остаются однѣ только косточки, дѣвушка откапываетъ горшокъ и разыскиваетъ въ немъ тѣ косточки, которыя наиболѣе похожи на вилы или грабли. Въ полночь самландецъ убиваетъ сову и выбираетъ въ ней кости, имѣющія сходство съ крючкомъ или лопатой; все прочее онъ закапываетъ подъ кровельнымъ желобомъ. Узулка привлекаетъ къ себѣ молодого человѣка „граблями", а „вилами" она отталкиваетъ отъ себя предметъ непріязни своей. Для этой же цѣли самландецъ пользуется своей „лопатой". Узулка умѣетъ пользоваться также и менструальной кровью своей. Она вливаетъ обыкновенно въ настойку пару капель воды, въ которой вымываетъ свои грязныя рубахи, и этой-то настойкой она угощаетъ своего возлюбленнаго. При этомъ она тайно причитываетъ: „Подобно тому, какъ эта кровь пристала къ моей рубахѣ, пусть сердце твое прильнетъ ко мнѣ въ вѣчной любви". Въ Кроатіи существуетъ такой обычай: незадолго до Юрьева дня дѣвушка, изловивъ лягушку, помѣщаетъ ее въ коробку. Въ крышкѣ дѣлается маленькое отверстіе, а сама коробка зарывается въ муравейникъ. Лягушку необходимо закопать еще до того, какъ она успѣла хоть разъ заквакать. Ибо человѣкъ глохнетъ, если онъ слышитъ кваканье такой лягушки. Въ ближайшее новолуніе лягушка вновь откапывается. Дѣвушка отрываетъ нижнюю челюсть и незамѣтно втыкаетъ ее въ платье своего возлюбленнаго. Съ тѣхъ поръ этотъ молодой человѣкъ подпадаетъ подъ самое сильное вліяніе любовныхъ чаръ этой дѣвушки.

Въ Богеміи существуетъ повѣрье, что если расцарапать до крови руку дѣвушки съ помощью лапки квакши, пойманной въ день св. Луки, то эта дѣвушка загорается безумной страстью къ тому человѣку, который продѣлалъ подъ ней эту операцію.

Словачки называютъ орхидею съ пальцеобразными клубнями „лапкой Христа". Онѣ глубоко убѣждены, что достаточно провести этой орхидеей по голому тѣлу возлюбленнаго для того, чтобы онъ оставался вѣренъ имъ навѣки.

Очень наивное колдовство мы встрѣчаемъ у южныхъ славянъ. Тамъ дѣвушка выкапыватъ землю, на которой отпечаталась нога ея возлюбленнаго; эту землю она всыпаетъ въ горшокъ и засаживаетъ туда calendula officinalis, которая по-нѣмецки называется также цвѣткомъ мертвецовъ, такъ какъ ее обыкновенно сажаютъ на могилахъ; замѣтимъ кстати, что этотъ цвѣтокъ никогда не вянетъ. Подобно тому какъ этотъ цвѣтокъ растетъ, цвѣтетъ и никогда не вянетъ, пусть любовью ноши къ дѣвушкѣ расцвѣтетъ и никогда не отцвѣтаетъ. Въ противоположность этому поэтическому обычаю я приведу здѣсь одинъ случай, о которомъ разсказываетъ Krauss. Одна крестьянка горячо полюбила молодого человѣка, стоявшаго въ общественномъ отношеніи значительно выше ея. Желая привлечь его къ себѣ, она въ глубокую полночь убиваетъ черную кошку, вырываетъ изъ нея сердце и крошитъ его на мельчайшіе куски. Все это она замѣсила въ пирогѣ, который послала этому господину въ качествѣ угощенія къ завтраку. Чтобы ожидаемый эффектъ дѣйствительно приключился, этотъ пирогъ необходимо было съѣсть натощакъ. Но угощеніе было отвергнуто.— Вообще слѣдуетъ замѣтить, что средства, необходимыя для пробужденія полового инстинкта, извлекаются обыкновенно изъ животныхъ, отличающихся сильнѣйшей чувствительностью; у нихъ берутся тѣ именно органы, въ которыхъ сосредоточенъ половой инстинктъ, и дѣлается это въ такое время, когда чувствительность находится на исключительно высокомъ уровнѣ. Берется сердце, сѣмя и т. д.

Вліяніе всѣхъ этихъ веществъ, поскольку, конечно, устранена всякая возможность внушенія, покоится, вѣроятно, на тѣхъ же принципахъ, что и Органотерапія Brown Sйquard'а. Тутъ въ дряхлѣющій организмъ человѣка вводится мошоночный сокъ животныхъ, добытый путемъ многочисленныхъ вытяжекъ. При вспрыскиваніяхъ въ мѣстахъ уколовъ наблюдается сильное болѣзненное воспаленіе. Но несмотря на эти страданія, вспрыскиванія ведутъ къ полнѣйшему возстановленію силъ и обусловливаютъ собою возвратъ къ молодости. Изобрѣтатель, самъ испытавшій на себѣ дѣйствіе своего средства, не могъ нахвалиться имъ.

Къ болѣе мягкимъ средствамъ, возбуждающимъ любовь, принадлежатъ анисъ, иръ и т. д. Словацкія дѣвушки вплетаютъ въ свои косы сухостебельникъ (Asplenmm Trichomanes L—особая разновидность папоротника) съ тѣмъ, чтобы привлечь къ себѣ жениховъ113.

Папоротникъ приноситъ молодому человѣку счастье въ игрѣ и успѣхъ у женщинъ114.

Плавунъ (Lycopodium selagoL), священное растеніе друидовъ, служитъ и словакамъ въ качествѣ средства для колдовства. Дѣвушки вшиваютъ его цѣлыми кусками въ свои платья съ тѣмъ, чтобы обзавестись возможно большимъ числомъ жениховъ. Но плавунъ отличается еще однимъ свойствомъ: онъ предохраняетъ115 дѣвушекъ отъ несовременной беременности.

Деревенскія дѣвушки передъ тѣмъ, какъ начать танцы, кладутъ себѣ въ ботинки сухотный корень. При этомъ онѣ говорятъ: „Брошу тебя въ башмачокъ, Мой милый коренекъ; Спѣши ко мнѣ дружокъ"116.

Точно также и молодой человѣкъ долженъ всегда имѣть при себѣ ноготки, завернутые въ шелковый фіолетовый платокъ, если онъ хочетъ вызвать къ себѣ любовь дѣвушки. Грондола и колючникъ, смѣшанные съ краснымъ воскомъ, служатъ причиной страстнаго расположенія дѣвицъ къ молодому человѣку117.

Вербена (verbena officinalis L) является „прекраснымъ растеніемъ для безпокойныхъ супруговъ". Никто не устоитъ передъ любовью къ человѣку, намазавшему свое тѣло вербеной.

Когда у южныхъ славянъ возникаетъ семейный раздоръ, жена беретъ яблоко и оставляетъ его на ночь въ рукахъ какого-нибудь умершаго незаконнорожденнаго ребенка. Затѣмъ она подаетъ это яблоко своему мужу; тотъ съѣдаетъ его— и миръ снова восторжествовалъ. Съ той же цѣлью она иногда завариваетъ въ пищѣ выдѣленія аиста118.— Въ основѣ этихъ двухъ обычаевъ лежитъ одна и та же мысль: ограниченная плодовитость и половая неудовлетворенность всегда ведутъ къ спорамъ между супругами. На это указываютъ слова: внѣбрачное дитя и выдѣленія аиста.

Въ Россіи всѣ эти любовныя заклинанія совершаются колдунами. Andrian Werburg приводитъ нѣкоторыя изъ нихъ. Напр.:

Навстрѣчу мнѣ вышли семь братьевъ; семь братьевъ, семь буйныхъ вѣтровъ. Куда вы ушли? Мы были въ чистомъ полѣ, въ широкой степи, мы пронеслись надъ чахлыми травами, убогими лѣсами, богатыми пашнями. Придите къ намъ, вѣтры буйные, утѣшьте вдовъ сиротъ и ребятишекъ маленькихъ; возьмите скорбь земную и вселите ее въ неукротимое сердце молодой дѣвушки N. N. Стальнымъ топоромъ сердце ея рубите и пусть расцвѣтетъ въ немъ скорбная печаль.

А вотъ еще одно заклинаніе:

У моря—океана, на островѣ Буянѣ стояло дерево; на деревѣ томъ сидѣло семьдесятъ птицъ; всѣ птицы были похожи другъ на друга. Онѣ общипывали вѣтки и бросали ихъ на землю; вѣтки эти подбиралъ чортъ и уносилъ ихъ къ Сатанѣ Сатановнѣ. Вотъ гдѣ ты, злой дьяволъ! Здравствуй! Окажи мнѣ милость: зажги сердце N. N. любовью ко мнѣ. Мое слово крѣпче стали вѣчной!

Боснійская дѣвушка въ Юрьевъ день пристально наблюдаетъ за своимъ возлюбленнымъ въ скобу висячаго замка; скобу она затѣмъ отворачиваетъ, а самый замочекъ кладетъ на большую дорогу. Этотъ символическій актъ заимствованъ, повидимому, у венеціанцевъ; дѣло въ томъ, что въ венеціанскомъ діалектѣ актъ совокупленія обозначается словомъ ciavar, что значитъ—запирать на замокъ. Символизмъ, лежащій въ основѣ подобной терминологіи, до того понятенъ и очевиденъ, что боснійцамъ, повидимому, не стоило особенно большого труда постигнуть его; отсюда само собой понятно, что для выясненія причинъ возникновенія этого обычая вовсе не слѣдуетъ касаться отношеній Венеціи къ Далмаціи и Нижней Босніи119.

У южныхъ славянъ существуетъ такой обычай: въ пятницу, совпадающую съ днемъ новолунія, молодой человѣкъ или молодая дѣвушка, кладя себѣ подъ обѣ мышки и между ногами по три волоса, раздѣвается до-нага и, стоя передъ печкой, бросаетъ въ огонь эти девять волосъ и бобы, причитая при этомъ: „Пусть онъ (или она) извивается въ любви ко мнѣ точно такъ же, какъ эти бобы извиваются въ огнѣ!" Иные поступаютъ слѣдующимъ образомъ: въ пятницу до восхода солнца они собираютъ воду, которую дѣлятъ на три части. Затѣмъ, повернувъ вѣникъ метлой кверху, обливаютъ его водой въ теченіе трехъ дней: въ пятницу, субботу и воскресенье. Вода стекаетъ обыкновенно въ миску, подставленную внизу. Въ этой водѣ человѣкъ умывается, произнося при этомъ слѣдующее заклинаніе: „Господи! Зову тебя на помощь! И васъ— пятница, суббота, воскресенье—васъ также призываю! Пусть любовь моя течетъ такими же каплями, какъ эта вода, стекающая съ вѣника!"—Ту же процедуру повторяютъ въ субботу и въ воскресенье; существуетъ повѣрье, что такимъ образомъ легко снискать себѣ взаимную любовь человѣка, который до того рѣшительно отвергалъ ее120.

Какъ обстояло дѣло съ любовными чарами въ Саксоніи, мы достаточно подробно знаемъ изъ показаній Anna Rцberin, арестованной въ 1529 году по обвиненію въ колдовствѣ. Она чистосердечно созналась въ томъ, что пускала въ ходъ всевозможныя колдовскія средства съ тѣмъ, чтобы вернуть къ себѣ своего мужа. „Она очутилась передъ домомъ своей матери на берегу шумнаго потока. Подсѣвъ къ самой водѣ, она возложила свои руки на поверхность ея, такъ что бурныя волны обильно орошали ея ладони. При этомъ она приговаривала: я погружаю свои руки въ холодныя волны, шлю тебѣ, Гансъ, трехъ пословъ. Первый посолъ названъ моимъ именемъ — Анна; второго зовутъ Маріей, она пошлетъ къ тебѣ третьяго посланца, исполненнаго свѣтлой радости и божественной любви. Ты, Гансъ, возгоришься пламенной любовью ко мнѣ, ты будешь преслѣдовать меня по пятамъ до тѣхъ поръ, пока адская страсть твоя не удовлетворится актомъ обладанія121.

У бурмановъ существуетъ особая татуировка для возбужденія любовной страсти. Рисунокъ изготовляется изъ особой смѣси, состоящей изъ киновари, различныхъ другихъ травъ и раскрашенной кожи ящерицы, и представляетъ изъ себя два круглыхъ пятна, расположенныхъ въ видѣ треугольника между глазами. Иногда, по особому совѣту знахаря эти пятна наносятся на губы, часто даже на языкъ. Среди всевоможныхъ любовныхъ чаръ эта татуировка представляетъ изъ себя единственное средство, которымъ пользуется дѣвушка съ цѣлью привлечь къ себѣ объектъ своей любви. Индѣйскій эротическій регламентъ предписываетъ женщинѣ оросить желчный камень коровы своей менструальной кровью и провести имъ по своему лбу: это будто бы должно обворожить ея мужа122.

Въ Китаѣ существуетъ тайное женское общество подъ названіемъ Mi-fa-chiao (околдованіе мужчинъ). Подъ руководствомъ одной старухи, посвященной въ тайны магіи, участницы этого общества знакомятся съ тончайшими подробностями своей колдовской дѣятельности. Ночью онѣ всѣ отправляются къ могилѣ какого-нибудь юноши, сохранившаго цѣломудріе до самой смерти своей; откопавъ могилу, онѣ извлекаютъ оттуда нѣсколько костей, которыя прячутъ дома или носятъ всегда при себѣ. И вотъ когда какой-либо изъ ихъ мужей въ чемъ-нибудь не угодитъ имъ, онѣ особымъ знакомъ отмѣчаютъ на кости время рожденія его, а самую кость зарываютъ или бросаютъ въ море. По словамъ v. d. Goltz'а околдованный становится съ теченіемъ времени сумасшедшимъ или идіотомъ; иногда онъ подвергается весьма тяжелому заболѣванію, которое влечетъ за собою неминуемую смерть123.

Въ странахъ Ислама очень распространенъ амулетъ, имѣющій форму маленькой книжки; въ ней изложены пять заповѣдей Магомета, біографія его и символъ магометанской вѣры. Но рядомъ съ этимъ мы встрѣчаемъ тамъ различныя формулы заклинаній. Вотъ одна изнихъ:

„Если ты хочешь, чтобы въ тебя влюбилась женщина, вотъ тебѣ вѣрное средство: Возьми бумагу и напиши на ней указанную формулу; затѣмъ обмой эту бумагу въ соляной водѣ и натри ею свои половые органы—успѣхъ тогда вполнѣ обезпеченъ. Я рѣшительно утверждаю: отецъ и мать этой дѣвушки никого слушать не будутъ, кромѣ тебя. — По даннымъ Stoll'я, формула эта-состоитъ изъ цѣлаго ряда каббалистическихъ знаковъ, среди которыхъ можно найти и арабскія буквы124.

И астрологія оказала весьма существенныя услуги человѣческой любви; по ея указаніямъ былъ созданъ особый любовный талисманъ. Послѣдній дѣлается обыкновенно изъ мѣди, такъ какъ этотъ металлъ присущъ Венерѣ, владычицѣ любви, и той звѣздѣ, которая руководитъ любовнымъ чувствомъ въ человѣкѣ. Для подобнаго талисмана можно взять первый попавшійся кусокъ мѣди, такъ какъ цѣнность ея, какъ металла, остается всегда равной. Конечно, по тѣмъ или инымъ соображеніямъ можно одинъ кусокъ мѣди предпочесть какому-нибудь другому. Это весьма важное обстоятельство. Дѣло въ томъ, что въ подобномъ случаѣ творческая дѣятельность человѣка протекаетъ подъ вліяніемъ двоякаго волевого импульса. Что касается формы талисмана, то она обыкновенно бываетъ круглая. Талисманъ снабжается всевозможными знаками Венеры; все это совершается въ тотъ день и часъ которые посвящены этой планетѣ, т.-е. въ пятницу, совпадающую съ 20 числомъ мѣсяца. Его носятъ обыкновенно на шеѣ въ маленькомъ мѣшочкѣ того же цвѣта, что и звѣзда Венеры. Все это, вмѣстѣ взятое, отражаетъ въ талисманѣ волю и слово того человѣка, который изготовилъ его; оно же обезпечиваетъ ему полнѣйшій успѣхъ во всѣхъ его оккультныхъ начинаніяхъ125.

И современная городская культура не осталась чуждой тому роду колдовства, который именуется любовными чарами. Правда, принципы, выставленные городами, относятся къ весьма далекому времени; что касается христіанской окраски ихъ, то она является позднѣйшимъ, весьма несущественнымъ придаткомъ. Мы приводимъ текстъ одной формулы:

Если мужчина хочетъ привлечь къ себѣ женщину, пусть напишетъ на бумажкѣ слѣдующее: Во имя Отца, Сына и Святого Духа (однако, не слѣдуетъ писать слова: „аминь", ибо это совершенно уничтожаетъ дѣйствіе примѣняемаго средства). Я N. N. люблю тебя N. N. Ты будешь ко мнѣ благосклонна, хотя ты теперь недоступна для меня; ты снова будешь любить меня, хотя въ настоящее время ты окончательно оттолкнула меня; ты хочешь отдаться мнѣ, хотя теперь презираешь меня. — Затѣмъ бумажка сжигается до превращенія ея въ пепелъ; съ этимъ пепломъ необходимо обращаться крайне осторожно съ тѣмъ, чтобы онъ не смѣшался съ пепломъ отъ какихъ-нибудь другихъ вещей. Далѣе, его всыпаютъ въ пищу или какой-нибудь напитокъ и подаютъ его этсй женщинѣ; она безусловно полюбитъ этого человѣка, независимо отъ того, хочетъ она этого или нѣтъ. Или бумажка кладется въ перья подушки, на которой спитъ любимая женщина. Результатъ получится тотъ же самый.

Все это можетъ продѣлать и женщина, если хочетъ вызвать чувство взаимности въ сердцѣ любимаго ею мужчины. Измѣна, совершенная кѣмъ-либо изъ супруговъ, уничтожается тѣмъ же способомъ. Разница между этой и приведенной уже формулой заключается въ томъ, что послѣ словъ: „Во имя Отца, Сына и Сзятого Духа" необходимо написать слѣдующее: ты сохранишь полнѣйшую вѣрность, хотя теперь ты жестоко измѣняешъ мнѣ; твои глаза будутъ обращены только ко мнѣ, хотя теперь они разбѣгаются на всѣхъ людяхъ; ты будешь любить только меня, тогда какъ теперь ты любишь очень многихъ людей.

Если мужчина любитъ женщину или женщина — мужчину, причемъ неизвѣстно, насколько это чувство встрѣчаетъ откликъ въ сердцѣ любимаго человѣка, тогда слѣдуетъ поступить такъ: сосредоточивъ всѣ свои мысли на предметѣ своей любви, человѣкъ среди глубокой тишины ночи произноситъ слѣдующее: во имя Отца, Сына и Святого Духа зову тебя, N. N., приди ко мнѣ. Сказавъ это три раза онъ встаетъ, идетъ къ двери навстрѣчу любимому человѣку (какъ будто бы этотъ человѣкъ, дѣйствительно, входитъ) приглашаетъ его сѣсть и начинаетъ разсказывать ему о неимовѣрныхъ страданіяхъ своихъ. Далѣе онъ проситъ дать ему какой-нибудь знакъ, изъ котораго при ближайшемъ свиданіи могъ бы узнать, что онъ не внушаетъ никакого непріятнаго чувства. Всю эту процедуру онъ повторяетъ въ теченіе трехъ дней подрядъ. Послѣ этого любимый человѣкъ при встрѣчѣ съ нимъ даетъ ему желаемый знакъ.

Католическая церковь придумала иной способъ вызывать страсть въ сердцѣ любимаго человѣка: цѣловать его устами, намазанными святымъ елеемъ126.

Во всѣхъ описанныхъ нами любовныхъ чарахъ мы неизмѣнно находимъ одинъ и тотъ же моментъ: внушеніе. Дѣйствіе его протекаетъ въ двухъ направленіяхъ. Ему въ одинаковой степени подвержены какъ тѣ, которые совершаютъ тотъ или иной обрядъ заклинанія, такъ и тѣ, которыхъ хотятъ околдовать этимъ обрядомъ. Первые начинаютъ ощущать въ себѣ подъемъ увѣренности и смѣлости въ обращеніи съ людьми противоположнаго пола; такъ напр., дѣвушка недоступная дѣлается привѣтливой, благоразумная— легкомысленной. Что касается вторыхъ, то они такъ или иначе должны узнать о томъ колдовствѣ, которое совершается по отношенію къ нимъ, въ противномъ случаѣ не будетъ достигнутъ желаемый результатъ; если они непосредственно, при самомъ совершеніи обряда, ничего не замѣчаютъ, то впослѣдствіи все же узнаютъ о немъ, замѣтивъ, напр., въ своихъ платьяхъ воткнутый „крючокъ". Всѣ эти церемоніи, несмотря на ихъ нелѣпость и безсмысленность, все же не проходятъ безслѣдно. По этому поводу Stoll говоритъ: „Если принять въ соображеніе причудливый характеръ тѣхъ психическихъ состояній, которыя обозначаются именемъ „любовь", то врядъ ли можно за этими средствами отрицать всякое вообще вліяніе, будь то вліяніе прямого или посредственнаго внушенія"127.

По своей распространенности афродизіаки нисколько не уступаютъ всевозможнымъ средствамъ внушенія. Правда, слово афродизіаки употреблено здѣсь не въ томъ смыслѣ, въ какомъ мы это теперь понимаемъ. Народное повѣрье приписываетъ нѣкоторымъ, даже самымъ безобиднымъ растеніемъ силу и способность вызвать въ человѣкѣ любовную страсть; это преимущественно такія растенія, которыя по внѣшности своей напоминаютъ мужскіе или женскіе половые органы. Если любовная страсть подъ вліяніемъ упомянутыхъ растеній, дѣйствительно, всплываетъ наружу, то въ этомъ слѣдуетъ видѣть результатъ внушенія, поддерживаемаго долголѣтней, глубоко укоренившейся традиціей.

Въ Галиціи бѣшеная вишня (atropa belladona) употребляется во всевозможныхъ любовныхъ напиткахъ. Въ Буковинѣ существуетъ такой обычай: въ воскресенье на масляной недѣлѣ дѣвушка, ищущая любви молодого человѣка, отправляется въ сопровожденіи своей матери въ поле съ тѣмъ, чтобы отыскать бѣшеную вишню. Найдя вишню, она вырываетъ ее и наполняетъ образовавшуюся при этомъ ямочку хлѣбомъ и солью; туда же она подливаетъ немного водки. На обратномъ пути она несетъ эту вишню у себя на головѣ, причемъ по дорогѣ она всячески должна избѣгать споровъ съ окружающими; ей запрещено даже отвѣчать на вопросъ о томъ, что она несетъ съ собой. Въ противномъ случаѣ вишня не окажетъ никакого дѣйствія. Къ сожалѣнію, здѣсь ничего не сказано о томъ, какъ совершается въ данномъ случаѣ этотъ актъ ворожбы128.

Большой интересъ вызвалъ Phallus impudicus; загадочнымъ казался процессъ его возникновенія, не менѣе занимательны были его форма и запахъ. „Это растеніе выходитъ изъ земли на подобіе яйца (чортово, вѣдьмино яйцо), затѣмъ оно подымается въ видѣ небольшого penis'а. Когда оно вполнѣ распускается, подымается страшнѣйшій запахъ мертвечины, который привлекаетъ мухъ въ громадномъ количествѣ; мухи тутъ же умираютъ, утопая въ липкомъ соку. Penis этотъ имѣетъ видъ маленькой колонки съ грязной головкой, окрашенной въ зеленый цвѣтъ. Получается впечатлѣніе нормальнаго penis'а, торчащаго вверхъ и снабженнаго крайней плотью. Благодаря подобной формѣ и грибъ былъ очень рано занесенъ въ категорію афродизіакъ. Еще въ глубокой древности употребляли его для изготовленія различныхъ любовныхъ напитковъ. И средніе вѣка видѣли въ немъ вѣрнѣйшее средство поднять половую потенцію мужчины (Wolfr. v. Esebenbach, Parzival XIII 643). А Matthialis Krдuberbuch пишетъ о phallus impudicus слѣдующее: „Онъ укрѣпляетъ порочные органы нашего тѣла. Напитокъ этотъ увеличиваетъ также количество молока у матери. Цирцейскія женщины торгуютъ этимъ корнемъ; онѣ готовятъ изъ него любовный напитокъ". Опыты, совершенные Krombholz'омъ съ phallus impudicus, оказались совершенно безрезультатными; ни животныя, ни люди не реагировали на это средство. Правда, въ журналѣ „Neuer Schauplatz der Natur" (Leipzig 1777, Bd. V) по этому поводу сказано: „грибъ вызываетъ половое возбужденіе лишь въ томъ случаѣ, если онъ вполнѣ расцвѣлъ и издаетъ зловонный запахъ".

Народное повѣрье обратило вниманіе и на мандрагоръ (atropa mandragora). Греки полагали, что это именно тотъ волшебный корень, съ помощью котораго Цирцея обратила союзниковъ Одиссея въ свиней. Пиѳагоръ, Діоскоридъ и Плиній всячески расхваливали его волшебную силу. Мандрагоръ — это въ сущности тотъ же библейскій корень „dudaim", изъ котораго Лаванъ дѣлалъ различныхъ идоловъ; Лея же пользовалась имъ для повышенія своей плодовитости. Цѣнность этихъ идоловъ въ средніе вѣка была необычайно велика. Пара такихъ идоловъ была у короля Рудольфа II, но они были сдѣланы не изъ настоящаго мандрагора. Говорятъ, что и орлеанская дѣва пользовалась мандрагоромъ въ качествѣ волшебнаго средства.

Арабы еще до сихъ поръ видятъ въ немъ дѣйственное любовное средство129.

Этотъ корень, измельченный въ порошокъ и принятый въ какомъ-нибудь растворѣ, велъ къ беременности. Но его очень рано начали употреблять и въ любовныхъ напиткахъ. Афродиту называли еще и Мандргоритисъ.

Въ своемъ трудѣ „New Kreьtterbuch"130 (Neues Krдuterbuch) Leonbart Fuchs говоритъ слѣдующее: „Корень мандрагора, положенный подъ постель или подушку, пробуждаетъ сильную страсть къ женщинѣ и подавляетъ всѣ моменты, уничтожающіе половой инстинктъ". То же самое дѣйствіе производитъ и коріандръ. „Его нужно держать цѣлую ночь въ крѣпкомъ винѣ. Но не слѣдуетъ особенно увлекаться имъ, такъ какъ онъ производитъ разрушающее дѣйствіе на умственныя способности человѣка". И льняное сѣмя, „смѣшанное съ перцемъ, пробуждаетъ естественное влеченіе въ человѣкѣ". Совершенно исключительной репутаціей пользуются кукушкины слезки. „Мужчины, которые употребляютъ этотъ корень, производятъ на свѣтъ Божій мужское потомство".

Далѣе мы встрѣчаемъ въ книгѣ „New Kreьterbuch" перечисленіе огромнаго количества растеній, имѣющихъ половое значеніе131.

Въ богатѣйшей различными медицинскими травами Мексикѣ мы встрѣчаемъ массу растеній, которыя способствуютъ повышенію силы полового инстинкта132.

Но вмѣстѣ съ тѣмъ Fisch приводитъ цѣлый рядъ такихъ растеній, которыя разрушающе дѣйствуютъ на органы оплодотворенія.

Кровь, извлеченная съ помощью насѣчки изъ тѣлъ двухъ супруговъ, кроетъ въ себѣ, по мнѣнію многихъ, волшебную силу. Этой же силой отличаются печень и почки мальчика133. Ушная сѣра въ связи съ какимъ-нибудь другимъ жиромъ намазывается на хлѣбъ и употребляется въ качествѣ любовнаго средства. Сладкая слюна, размѣшанная въ какомъ-нибудь напиткѣ, также примѣняется какъ средство для повышенія силы полового инстинкта. Подобную смѣсь очень легко приготовить, а потому ею пользуются въ самыхъ широкихъ размѣрахъ.

Мы теперь переходимъ къ наиболѣе интересной группѣ любовныхъ чаръ; въ этой группѣ мы, дѣйствительно, встрѣчаемся со всевозможными процессами оккультнаго характера. Различныя процедуры съ изображеніями любимаго человѣка и тому подобныя магическія операціи, усвоенныя нами изъ практики древнихъ вѣковъ, глубоко вкоренились въ психикѣ новѣйшаго времени. Аѳинскія гетеры и римскія дѣвственницы отливали изъ воску изображенія своихъ возлюбленныхъ съ тѣмъ, чтобы вызвать въ нихъ чувство взаимности. Эта же цѣль преслѣдовалась и при изготовленіи всевозможныхъ куколъ изъ шерсти и другихъ матерій. Далѣе сжигались отдѣльные куски платьевъ, принадлежащихъ любимому человѣку, или зарывались подъ порогомъ. Вырѣзывая имя своего врага на металлической пластинкѣ или прокалывая булавочкой его изображеніе, человѣкъ надѣялся добиться смерти его. Это могло также имѣть своимъ послѣдствіемъ уничтоженіе половой силы мужчиНы... Всѣ эти церемоніи, сопровождаемыя самыми нелѣпыми формулами, были усвоены высокопоставленными лицами... Безуміе Калигулы было до извѣстной степени обусловлено philtrum, который дала ему жена его Ценолія; сластолюбивая Агриппина подсовывала своимъ фаворитамъ различныя возбуждающія средства съ неменьшимъ успѣхомъ, чѣмъ ядовитые грибы своему слабоумному мужу134.

Подобная мантика извѣстна и такъ называемымъ первобытнымъ народамъ.

Prof. Schinz разсказываетъ, что африканскіе ондонги, какъ и вообще всѣ вѣтви Аоямбскаго племени, для сокрушенія своего противника пользуются такимъ средствомъ: сидя за горшкомъ воды, они такъ долго всматриваются въ него, пока тамъ не появится изображеніе врага; тогда только они начинаютъ произносить соотвѣтствующія заклинанія. Или, держа въ своихъ рукахъ предметъ, принадлежавшій ихъ врагу, они произносятъ надъ нимъ цѣлый рядъ убійственныхъ заклинаній. Поэтому человѣкъ, путешествующій по странѣ, закапываетъ обыкновенно всѣ свои вещи съ тѣмъ, чтобы онѣ не сдѣлались какъ-нибудь объектомъ чародѣйства. По тѣмъ же соображеніямъ они засыпаютъ обыкновенно свои экскременты толстымъ слоемъ песку. Нѣчто аналогичное разсказываетъ Ливингстонъ о племени ма-калоло. Послѣ стрижки они тщательно собираютъ свои волосы и сжигаютъ или закапываютъ ихъ; они боятся, какъ бы эти волосы не попали въ руки чародѣя, который причинилъ бы имъ своимъ колдовствомъ сильнѣйшую головную боль135.

То же самое можно сказать и о племени Вандороббо, живущемъ въ Восточной Африкѣ. Это же повѣрье господствуетъ у патагонцевъ и другихъ индійскихъ племенъ136.

На островѣ Борнео одна колдунья устранила свою соперницу, сдѣлавъ изображеніе ея изъ воску и растопивъ его потомъ на огнѣ. Силы соперницы ея убывали по мѣрѣ того, какъ растоплялся воскъ137.

Индѣйцы племени Малайали вырѣзываютъ изъ стеблей пизанга человѣческую фигуру и вбиваютъ въ нее безчисленное количество гвоздей; при этомъ они распѣваютъ всякія чародѣйскія заклинанія. Фигуру эту они затѣмъ кладутъ въ такое мѣсто, по которому долженъ пройти околдованный. Существуетъ повѣрье, что у этого человѣка появляются тяжелыя раны въ тѣхъ именно мѣстахъ, въ которыхъ вбиты гвозди у деревянной фигуры. Съ этой же цѣлью иногда разламывается палка или вѣтка; впрочемъ, этотъ обычай можно встрѣтить и у южныхъ славянъ. Чаще всего колдовство совершается съ помощью кокосоваго орѣха. Въ выдолбленную скорлупу орѣха кладутъ рисъ, уголь, человѣческіе волосы, маленькія металлическія пластинки и все это бросаютъ въ колодезь, принадлежащій преслѣдуемому. человѣку, или закапываютъ на порогѣ его дома. Результаты подобнаго пріема, говорятъ, крайне серьезны и значительны.

Мадьярская дѣвушка закапываетъ волосы своего возлюбленнаго у порога его дома. И она пользуется менструальной кровью въ качествѣ вѣрнѣйшаго средства для пробужденія любовной страсти. Она проливаетъ нѣсколько капель ея на печенье или фрукты, которыми затѣмъ угощаетъ молодого человѣка. Вмѣсто менструальной крови очень часто употребляется кровь, выжатая изъ пальца138. Южная славянка обмакиваетъ сахаръ въ менструальной крови и завариваетъ его въ какомъ-нибудь блюдѣ, которое подаетъ своему возлюбленному. Если же замужняя женщина хочетъ снискать себѣ любовь своего супруга, то она беретъ первое яичко, которое снесла черная курица. Семь дней она держитъ это яйцо у себя подъ лѣвой мышкой. Всѣ эти ночи она должна тщательно избѣгать всякихъ соприкосновеній со своимъ мужемъ. На восьмой день она изъ этого яйца дѣлаетъ пирогъ, который предназначается только для мужа139. То же значеніе, вѣроятно, имѣетъ и слѣдующій обычай: во время родовъ женщина беретъ къ себѣ въ кровать рыбу, которую держитъ до тѣхъ поръ, пока рыба не умретъ. Затѣмъ она завариваетъ ее и даетъ своему мужу съ тѣмъ, чтобы онъ воспламенился новой любовью къ своей супругѣ. Съ этой же цѣлью женщина иногда глотаетъ сѣмя, выдѣляемое ея мужемъ.

Индійская же эротика полна всякихъ совѣтовъ мужчинамъ.

„Тотъ человѣкъ, который послѣ полового акта беретъ въ лѣвую руку немного сѣмени и касается имъ лѣвой ноги своей жены, подчинитъ себѣ свою супругу". Далѣе:

„Если взять свое собственное сѣмя, влить его въ брюшко воробья, очищенное отъ всякихъ внутренностей, и смѣшать все это съ водой, взятой изъ cuphrobia antiquorum (растеніе, похожее на кактусъ); затѣмъ, продержавъ это семь дней, заварить въ какомъ-нибудь блюдѣ и подать женщинѣ—то не только она воспылаетъ къ намъ любовью;—противъ этого не устоитъ и жена Вазисты"140.

Вообще слѣдуетъ замѣтить, что любовными чарами занимались далеко не однѣ только женщины. Какъ въ прежнія времена, такъ и теперь, мужчина самымъ энергичнымъ образомъ конкурируетъ на этой почвѣ съ женщиной.

Такъ напр., въ Богеміи молодые люди подмѣшиваютъ къ различнымъ блюдамъ и напиткамъ свою сперму, а затѣмъ угощаютъ этимъ любимыхъ дѣвушекъ. Въ Гессенѣ, Шлезіи, Ольденбургѣ и Баденѣ крестьянскіе парни носятъ у себя подъ мышкой хлѣбъ или сахаръ; и когда это насквозь пропитывается потомъ, они угощаютъ этимъ знакомыхъ дѣвушекъ141. Къ сожалѣнію, мы не можемъ въ точности сказать, знаетъ ли дѣвушка о совершенной манипуляціи или нѣтъ. Для того, чтобы сильно привязать къ себѣ молодую дѣвушку, эти парни очень часто, особенно во время танцевъ, стираютъ съ ея пица потъ съ помощью платка, который они носятъ обыкновенно подъ мышкой.

У индѣйцевъ существуютъ рецепты не только для мужчинъ, но и для женщинъ. Вотъ одинъ изъ нихъ; онъ имѣетъ своей цѣлью повышеніе половой потенціи мужчины: „Отваръ, приготовленный изъ aspargus racemosus, astera cantha longifolia и gmelina arborea и принятый рано утромъ въ соединеніи съ менструальной кровью, оказываетъ самое выгодное дѣйствіе на половую потенцію и удлиняетъ человѣческую жизнь"142.

Подобные рецепты знакомы и современной женщинѣ. Вотъ одинъ изъ нихъ: Чтобы вызвать къ себѣ любовь мужчины, надо взять три кофейныхъ боба помѣстить ихъ въ vagin'y и держать тамъ до тѣхъ поръ, пока они насквозь не пропитаются находящейся тамъ слизью. Далѣе, поворачивая каждый бобъ три раза, необходимо сосредоточить свои мысли на любимомъ человѣкѣ, приговаривая при этомъ; онъ по любитъ меня, онъ будетъ вѣренъ и ласковъ ко мнѣ. Ибо одинъ бобъ означаетъ любовь, другой—вѣрность, а третій — снисходительность. Затѣмъ всѣ эти три боба завариваются въ какой-нибудь пищѣ, которая подается этому мужчинѣ. Не слѣдуетъ, однако, никому говорить объ этой церемоніи; въ противномъ случаѣ она остается совершенно безрезультатной.

А вотъ другой рецептъ: Кадо положить нѣсколько волосъ. принадлежащихъ любимому человѣку, подъ крышку часовъ, на самомъ механизмѣ ихъ; тогда этимъ человѣкомъ овладѣваетъ страшное безпокойство. которое прекращается лишь тогда, когда онъ, наконецъ, догадатся прійти къ обладателю часовъ. Третій рецептъ: Въ Ивановъ день, вечеромъ, сорви нѣсколько листьевъ сатранила, обмой и высуши ихъ; затѣмъ носи ихъ девять дней на сердцѣ своемъ. Заваренные въ пищѣ и принятые любимымъ человѣкомъ эти листья оказываютъ самое благопріятное дѣйствіе.

Среди южныхъ славянъ широко распространено слѣдующее средство: нѣсколько волось, принадлежащихъ любимому человѣку, заворачиваютъ въ маленькую тряпочку и носятъ ихъ на голомъ тѣлѣ, подъ самымъ сердцемъ. Для того, чтобы возлюбленный пришелъ достаточно въ первый день новолунія бросить эти волосы въ огонь и сжечь ихъ143.

Въ британской Остъ-Индіи та же процедура совершается съ помощъю арековаго орѣха. Тамъ въ дѣло идетъ и засохшая менструальная кровь, и отдѣльныя частицы слизистой оболочки vulv'ы. Всѣ эти колдовскія вещества завариваются въ блюдѣ, составляющемъ смѣсь изъ арека, извести и табаку; это блюдо предназначается любимому челсвѣку.144

Въ Новой Гвинеѣ мы находимъ такой обычай: молодой человѣкъ заворачиваетъ въ своей сигарѣ нѣсколоко волосъ своихъ. Затѣмъ онъ зажигаетъ сигару и передаетъ ее своей возлюбленной. Если та выкуриваетъ ее, то чувство взаимной любви съ ея стороны вполнѣ обезпечено. Процессъ куренія является, такимъ образомъ, особымъ видомъ любовныхъ чаръ145.

0 любовныхъ чарахъ въ Пруссіи повѣствуетъ Frichbier. Если за ужиномъ. послѣ нѣсколькихъ глотковъ вина, вытереть себѣ губы цвѣткомъ, взятымъ въ церкви, и подать этотъ цвѣтокъ любимой дѣвушкѣ, то онъ обязательно пробудетъ въ ней чувство любви. И здѣсь созершаются всевозможныя манипуляціи съ кровью и потомъ, подмѣшанными въ различные напитки. Точно также мы встрѣчаемъ здѣсь различные отвары, смѣшанные съ пепломъ сожженныхъ вещей. Вопреки южно славянскому обряду мы встрѣчаемъ здѣсь обычай подавать свой передникъ или носовой платокъ съ цѣлью вытереть руки любимаго человѣка.

Carrichter жалуется: „Ворожба совершается и съ помощью восковыхъ изображеній; люди наносятъ такимъ образомъ тягчайшія раны другъ другу... Этотъ видъ колдовства весьма многообразенъ: Они дѣлаютъ восковое изображеніе человѣка, котораго хотятъ поразить своей непріязнью. Эту фигурку они ставятъ на полѣно и стрѣляютъ въ нее; для этого они всегда имѣютъ при себѣ маленькій лукъ; стрѣляютъ они обыкновенно по тѣмъ членамъ, которые имъ особенно нравятся. Попавъ стрѣлой въ ту или иную часть, они тѣмъ самымъ поражаютъ соотвѣтствующій органъ своего врага"146.

Объ этомъ типѣ колдовства Парацельсъ говоритъ слѣдующее: „Если я крою въ себѣ непріязнь по отношенію къ какому-либо человѣку, то эта непріязнь должна быть устранена съ помощью какого-нибудь медіума, т.-е. съ помощью тѣла, corpus'a. Такимъ образомъ оказывается вполнѣ возможнымъ, что злой духъ пронзитъ и низвергнетъ моего врага безъ содѣйствія тѣла, безъ меча и ножа. Сообразно моему желанію, я воплощаю духъ моего противника въ воскѣ, и это изображеніе я уродую и калѣчу по своему усмотрѣнію. Знайте, что воля обладаетъ чрезвычайнымъ вліяніемъ. Ибо человѣкъ, презирающій себя и накликающій на себя всякія бѣдствія, можетъ дѣйствительно подвергнуться въ жизни самымъ страшнымъ испытаніямъ, вызваннымъ его же собственными проклятіями. Такъ какъ проклятіе черпаетъ свою силу въ угнетенномъ состояніи духа. Поэтому вполнѣ возможно, что изображеніе человѣка можетъ быть проклято, что оно можетъ быть подвержено лихорадкѣ, эпилепсіи, апоплексіи и т. д.... Вы, врачи, не думайте, что это шутка; вы совершенно не знаете, какъ велика сила, присущая человѣческой волѣ. Ибо воля является источникомъ такихъ духовъ, съ которыми разумъ ничего общаго не имѣетъ147. Въ другомъ мѣстѣ мы на ту же тему читаемъ слѣдующее: „Тѣло сильно, но вѣра дважды сильна. И пусть этотъ примѣръ будетъ тебѣ въ назиданіе: Ты—матерія тѣлесная, видимая; но въ тебѣ заключено еще одно начало—таинственное, незримое. Въ то самое время, когда тѣло твое дѣйствуетъ, работаетъ въ тебѣ и другое, незримое начало. А потому знай: человѣкъ сдѣлалъ восковое изображеніе своего врага, нанесъ ему тягчайшія раны, а главное не забывай, что это изображеніе имѣетъ своимъ источникомъ ту таинственную черту въ человѣкѣ, о которой я говорилъ. Невидимый въ тебѣ незримо поразилъ и повергъ своего врага. То, что Господь допустилъ до этого, является лучшимъ подтвержденіемъ тѣхъ возможностей, которыя мы заключаемъ въ себѣ; но это нисколько не доказываетъ, что мы должны использовать всѣ эти возможности. Кто дѣлаетъ это, тотъ искушаетъ Бога; кто роковымъ образомъ пришелъ къ этому—горе его душѣ! Такъ поступаютъ всѣ волхвы: они разрисовываютъ изображеніе человѣка на стѣнѣ и вбиваютъ въ него гвоздь. То же совершаетъ и ихъ злая воля: она вбиваетъ незримый гвоздь въ таинственную природу врага. Господь! Не допусти до этого! При помощи такихъ же восковыхъ изображеній околдовываютъ обыкновенно и женщинъ"148.

Для того, чтобы усилить дѣйствіе этихъ колдовскихъ средствъ, восковыя изображенія подвергались акту крещенія, причемъ имъ давали при этомъ тѣ же имена, которыя носили изображаемыя лица. Это „крешеніе" долженъ былъ совершать непремѣнно священникъ; да оно такъ и въ дѣйствительности было. Въ своей книгѣ „Dдmonomania" Bodin горько жалуется по поводу продажности священниковъ. Онъ говоритъ: „Священники даютъ этимъ людямъ святую просвиру, Jungferpergament; они кладутъ ихъ мерзкія изображенія подъ покровъ алтаря; они крестятъ эти изображенія, которыя во время богослуженія покоятся на алтарѣ".

Далѣе мы читаемъ у Carrichter'а: „Всевозможныя пытки, которымъ чародѣи подвергаютъ людей, этимъ ещи не исчерпываются. Здѣсь мы встрѣчаемъ своеобразную стряпню, которая служитъ средствомъ колдовства. Этимъ обыкновенно занимаются служанки, покинутыя своими возлюбленными. Во имя дьявола и въ угоду ему онѣ откапываютъ различныя коренья, завариваютъ ихъ въ новомъ, спеціально для этой цѣли купленномъ горшкѣ, подмѣшавъ къ этому нѣсколько волосъ, принадлежащихъ любимому человѣку. При этомъ они выкрикиваютъ его имя. Если онъ почему-либо не услышитъ ихъ и не придетъ, то его постигаетъ умопомѣшательство, а иногда и смерть".

Лучшимъ и наиболѣе достовѣрнымъ примѣромъ колдовства этого рода является процессъ, возбужденный противъ генеральши von Neitschьtz. Она была матерью Sybille von Neitschьtz, любовницы Іоанна Георга IV саксонскаго. Ее обвиняли въ колдовствѣ. Обстоятельства дѣла представляются въ слѣдующемъ видѣ.

Magdalena Sybilia von Neitschьtz, дочь саксонскаго полковника, родилась 8 февраля 1675 года. Когда ей было всего только тринадцать лѣтъ, она своей рѣдкой красотой привлекла к.ъ себѣ вниманіе всего двора курфюрста Іоанна Георга III саксонскаго. Высокопоставленныя лица, находившіяся при дворѣ, всячески добивались ея руки; среди нихъ слѣдуетъ особо упомянуть коменданта дворца von Haxthausen'а и графа Vitzthum'а, любимца короля Фридриха Августа. Но вдругъ передъ ними предсталъ серьезный соперникъ въ лицѣ красиваго, молодого кронпринца, страстно влюбившагося въ эту дѣвушку. Это обстоятельство весьма не понравилось родителямъ молодого кронпринца; желая покончить съ этой привязанностью, они посылали его въ далекія путешествія и заставили принять участіе въ нѣсколькихъ походахъ противъ Франціи. Но вотъ умираетъ его отецъ, курфюрстъ Іоаннъ Георгъ III. Молодой человѣкъ пріобрѣтаетъ полнѣйшую свободу и самостоятельность и, не успѣвъ еще вполнѣ устроиться въ Дрезденѣ, онъ открыто объявляетъ г-жу Neitschьtz своей фавориткой. Мать курфюрста, потерявъ всякую надежду на исправленіе сына, рѣшилась на послѣднее средство: бракъ. Къ сожалѣнію, выборъ ея былъ не вполнѣ удаченъ: онъ палъ на вдову маркграфа Ansbach'а, женщину, которая была гораздо старше курфюрста; что же касается ея внѣшности, то, по свидѣтельству историковъ, она «была далеко не красива, хотя осанка ея была полна достоинства и серьезной строгости. Бракъ былъ заключенъ въ Лейпцигѣ въ 1692 году во время весенней ярмарки (большая месса) и, вопреки установившемуся обычаю, онъ прошелъ безъ всякой торжественности и пышности. Вмѣстѣ съ тѣмъ разнесся слухъ, будто курфюрстъ удалилъ отъ себя любимую имъ дѣвушку Neitschьtz, назначивъ ей годовое содержаніе въ 4000 талеровъ.

Въ дѣйствительности же дѣла обстояли не такъ. Черезъ нѣкоторое время графинѣ Neitschьtz снова представился случай убѣдиться въ пламенной любви къ ней курфюрста Вполнѣ понятно, что всѣ старанія ея были направлены къ тому, чтобы возможно сильнѣе упрочить свое положеніе. Въ этомъ ей оказывала сильную поддержку ея мать. Тѣмъ временемъ Neitschьtz, сопровождая курфюрста въ походъ противъ Франціи, родила во Франкфуртѣ дѣвочку. Это обстоятельство еще сильнѣе привязало къ ней курфюрста. Однако, домогательства графини Neitschьtz заходили гораздо дальше. Она хотѣла, чтобы ей былъ пожалованъ княжескій титулъ; этимъ самымъ она пріобрѣла бы возможность вступить въ бракъ съ курфюрстомъ. Но тутъ произошло одно обстоятельство, которое разрушило всѣ планы матери и дочери: Neitschьtz заболѣла оспой и умерла 4 апрѣля 1694 года. На похоронахъ ей были отданы княжескія почести; при благовѣстѣ всѣхъ церквей она была погребена въ княжеской гробницѣ въ придворной церкви св. Софіи въ Дрезденѣ.

Но недолго пришлось горевать курфюрсту. Сидя у постели больной, онъ впиталъ въ себя ядъ оспы. Черезъ нѣкоторое время онъ также заболѣлъ оспой и въ двадцать дней его не стало.

Со смертью курфюрста начала постепенно раскрываться таинственная роль, которую играли мать и дочь въ своихъ отношеніяхъ къ нему. Разоблаченія эти вызвали бурю негодованія, какъ при дворѣ, такъ и во всемъ народѣ. Былъ обнаруженъ фактъ колдовства и убійства курфюрста и его отца, Іоанна Георга III149.

Въ письмѣ одного дрезденскаго совѣтника, относящимся къ тому времени, мы читаемъ слѣдующее: „Вы достали гдѣ-то нѣсколько волосъ, принадлежащихъ курфюрсту Іоанну Георгу III, замѣсили ихъ въ воскѣ или какомъ-нибудь другомъ чародѣйскомъ ингредіентѣ и сдѣлали. изъ этого маленькую человѣческую фигурку. Затѣмъ, проткнувъ ее булавкой, вы начали растоплять ее на магическомъ огнѣ, Этимъ самымъ вы хотѣли околдовать курфюрста; вы призывали всяческія проклятія на его голову; вы желали, чтобы кости его лишились мяса, чтобы его внутренности испарились, словомъ, вы хотѣли, чтобы онъ погибъ. Вы достигли этого: черезъ 4 дня послѣ вашей злодѣйской операціи онъ скончался. Въ вашей власти, конечно, было усилить или ослабить боли курфюрста; для этого вамъ достаточно было по своему усмотрѣнію увеличить или уменьшить магическій огонь".

И дѣйствительно, при вскрытіи трупа курфюрста оказалось, что его „легкія отвердѣли; цвѣта они были фіолетоваго, смѣшаннаго съ краснымъ; въ нихъ не видно было ни одной кровинки. Сердце находилось почти въ такомъ же положеніи, что и легкія; и въ немъ не видно было никакихъ, даже самыхъ отдаленныхъ признаковъ крови".

„Своей преступной чародѣйской игрой вы пробудили сверхъестественную любовь въ сердцѣ молодого курфюрста. Вы держали котелъ на вѣчномъ огнѣ и варили въ немъ различныя колдовскія снадобья. Этимъ вы окончательно обворожили курфюрста. И вотъ, когда онъ въ своей безконечной любви припадалъ къ устамъ своей супруги, его обжигалъ сильнѣйшій магическій огонь и въ душу его проникали ужасъ и смятеніе. Но стоило ему приласкать Neitschьtz — злодѣйскій огонь, соразмѣрно падалъ и курфюрстъ предавался усладѣ и покою".

Но этимъ Neitschьtz не ограничилась. По совѣту своей матери она часто угощала курфюрста паштетомъ, орошеннымъ ея кровью и кровью ея матери150. Къ лѣвому колѣну ея былъ постоянно привязанъ маленькій пучокъ волосъ, вырванныхъ у половыхъ органовъ курфюрста. Въ связи съ процессомъ, возбужденнымъ противъ генеральши von Neitschьtz, была открыта могила ея дочери; тутъ у нея на плечахъ нашли ленту, сотканную изъ волосъ курфюрста. Въ этомъ фактѣ также узрѣли чародѣйскую продѣлку генеральши: она будто бы снабдила этимъ свою дочь съ тѣмъ, чтобы послѣдняя увлекла съ собой въ могилу и Іоанна Георга III. Г-жа Neitschьtz замышляла подобное же злодѣяніе и противъ Августа Сильнаго. Но ея замыселъ былъ раскрытъ и противъ нея было возбуждено уголовное преслѣдованіе.

Далѣе мы приводимъ приговоръ, вынесенный по этому дѣлу; мы, конечно, при этомъ опустимъ всѣ тѣ пункты обвиненія, которые никакого отношенія къ разбираемому нами вопросу не имѣютъ: „Что касается колдовства, которое вмѣняется въ вину подсудимой, то, какъ изъ собственныхъ показаній ея, такъ и изъ показаній многочисленныхъ свидѣтелей, ясно видно, что она была подвержена различнымъ суевѣріямъ, часто пророчествовала, читала по звѣздамъ и т. д. Она вѣрила въ то, что человѣка не можетъ постигнуть жестокая кара, если онъ увидалъ своего судью раньше, чѣмъ судья успѣлъ замѣтить его. Кромѣ того у ея подруги Petschaft были найдены различныя письма любовнаго содержанія и цѣлый рядъ всякихъ подозрительныхъ вещей. Надо полагать, что все это было оставлено у подруги лишь изъ предосторожности. Изъ вещей, найденныхъ тамъ, особенный интересъ представляютъ слѣдующія: три красныхъ мѣшочка, наполненныхъ полотнянными лоскутками; всѣ эти лоскутья были покрыты густой, запекшейся кровью; далѣе, три коралла, кусокъ пергамента, на которомъ были написаны какія-то неизвѣстныя слова, портретъ св. Анастасія., нарисованиый на пергаментѣ, съ подписью: „Effigies Sancti Anastasii Mart. ord. Carm. cujus aspectu fugari Daemones morbosque curari Acta duor Concilior. fessantur". Далѣе тамъ были найдены: икона Спасителя, маленькій кусокъ бумажки, въ которую былъ завернутъ красивый цвѣтокъ, и нѣсколько кусковъ полотнянной матеріи, покрытой кровавыми пятнами. Подсудимая вела знакомства съ лицами, заподозрѣнными въ занятіи колдовствомъ; всѣхъ ихъ она охотно принимала, выписывала изъ самыхъ отдаленныхъ странъ и относилась къ нимъ съ величайшей теплотой и радушіемъ. Но ближе всего она сошлась съ извѣстной вѣдьмой, Ann'аой Margereth'ой Burmeisterin. Щедро надѣляя ее различными подарками, она искала ея поддержки въ своихъ коварныхъ замыслахъ. Она хотѣла, чтобы von Haxthausen женился на ея дочери, чтобы ея мужъ, генералъ Neitschьtz, былъ возвращенъ къ своей прежней дѣятельности; далѣе, она всячески стремилась къ тому, чтобы тогдашній кронпринцъ Іоаннъ Георгъ IV полюбилъ ея дочь сильной, вѣчной любовью. Къ первому желанію ея г-жа Burmeisterin отнеслась крайне отрицательно; она утверждала, что г-нъ von Haxthausen никогда не женится на ея дочери, такъ какъ онъ достовѣрно знаетъ, что она—продажная женщина. Что же касается всего прочаго, то, по ея мнѣнію, не слѣдуетъ особенно торопиться; необходимо выждать моментъ, когда положеніе дѣлъ приметъ болѣе благопріятное направленіе. Впослѣдствіи оказалось, что черезъ самое короткое время умеръ курфюрстъ Іоаннъ Георгъ III.

„...... Показанія свидѣтельницы Krappin также наводятъ на сильныя подозрѣнія. По ея словамъ, та же участь говорилась курфюрсту Іоанну Георгу IV. Margaretha Burmeisterin пророчествовала ему какое-то несчастіе, которое должно его постигнуть черезъ два или три дня. И дѣйствительно, черезъ нѣсколько дней курфюрстъ, неудачно ступивъ, упалъ, причинивъ себѣ этимъ страшнѣйшія боли. Далѣе былъ намѣченъ день его кончины, которая должна была наступить черезъ три года, что въ дѣйствительности приключилось.

„Что касается пламенной любви курфюрста къ дочери подсудимой, любви, навѣянной колдовскими средствами, то слѣдуетъ въ общемъ замѣтить, что курфюрстъ отличался весьма разсудительнымъ умомъ, что онъ крайне отрицательно и враждебно относился къ женщинѣ. Въ этомъ отношеніи и дочь подсудимой не составляла исключенія: курфюрстъ глубоко презиралъ ее и всѣ гнусныя продѣлки, съ которыми ему приходилось сталкиваться онъ неизмѣнно приписывалъ von Neitschьtz; такъ напр., когда былъ найденъ мертвый ребенокъ, курфюрстъ не колеблясь заявилъ, что это — дѣло рукъ его любовницы von Neitschьtz. Далѣе курфюрстъ, вступивъ въ законный бракъ со своей супругой, принялъ твердое рѣшеніе удалить отъ себя дочь подсудимой; но выполнить это намѣреніе ему не удалось: онъ не только проводилъ съ ней большую часть времени, но посвящалъ ей даже цѣлыя ночи. Изъ показаній различныхъ свидѣтелей выяснилось, что, какъ колдунья Burmeisterin, такъ и сама подсудимая, очень часто говорили: нѣтъ ничего невозможнаго въ томъ, чтобы два человѣка, близко сошедшіеся другъ съ другомъ, воспылали бы страстной взаимной любовью; „моя дочь",—говорила подсудимая,— „находится въ самыхъ близкихъ отношеніяхъ съ одной высокопоставленной особой, но все же это еще нельзя назвать настоящей любовью; когда воцарится истинная любовь между ними, Богъ пошлетъ спасеніе молодому курфюрсту, а вѣдьма Kurmeisterin также не останется безъ награды". Сама von Neitschьtz показала, что Krappin велѣла ей принести нѣсколько волосъ ея дочери и курфюрста. Съ чародѣйскимъ искусствомъ Krappin познакомилась по извѣстнымъ руководстзамъ, относящимся къ этому вопросу; она, по ея же собственнымъ словамъ, вычитала изъ какой-то книги слѣдущій совѣтъ: чтобы привязать къ себѣ мужчину страстной, пламенной любовью, необходимо начертать на своей рукѣ опредѣленные знаки, спеціально предназначенные для этой цѣли. Надо полагать, что подобные знаки были начертаны и на рукахъ дочери подсудимой; весьма вѣроятно, что, цѣлуя курфюрста, она держала во рту какое-нибудь чародѣйское снадобье. Все это, вмѣстѣ взятое, послужило причиною того, что курфюрстъ страстно полюбилъ ее и не въ силахъ былъ разстаться съ нею. Многочисленныя показанія свидѣтелей наводятъ на мысль о томъ, что къ этому колдовскому заговору былъ пріобщенъ и грацскій палачъ, Iohann Melchior Vogel. Послѣдній далъ самыя подробныя объясненія относительно любви, существовавшей между Іоанномъ Георгомъ IV и von Neitschьts вообще онъ разсказалъ очень много любопытнаго относительно поведенія подсудимой и ея дочери.

„Далѣе необходимо остановиться на томъ фактѣ, что, какъ графиня von Neitschьtz, такъ и сама подсудимая, носили на своей шеѣ маленькіе мѣшочки, наполненные такъ наз. Spiritus familiaris, что подобные мѣшочки онѣ зашивали въ платья, принадлежавшія сыну курфюрста. Кромѣ того графиня оторвала кусокъ своей рубахи, забрызганной менструальной кровью, присоединила къ нему еще одинъ кусокъ матеріи, пропитанной потомъ курфюрста, и отправились въ Бартоломееву церковь въ Дрезденѣ, она свернула ихъ тамъ и спрятала въ маленькую коробочку. Это, по мнѣнію чародѣевъ, должно вызвать въ любимомъ человѣкѣ чувство взаимной страсти. Въ комнатѣ жены курфюрста воскурялся волшебный ѳиміамъ, который долженъ былъ привести курфюрста къ неминуемому, рѣзкому разладу со своей супругой; были предприняты всѣ мѣры къ тому, чтобы внушить курфюрсту отвращеніе къ половому сожительству съ его супругой.

Курфюрстъ нерѣдко жаловался, что всякій разъ, когда онъ хочетъ остаться со своей супругой, его охватываетъ такой безконечный ужасъ, что онъ долженъ оставить ее и вернуться къ себѣ въ комнату, такъ какъ только тамъ къ нему возвращается обычное спокойствіе его.

„Подсудимая обыкновенно сопровождала свою дочь по дорогѣ въ курфюрстовъ замокъ; она, по ея же собственнымъ словамъ, благословляла ее крестнымъ знаменіемъ всякій разъ, когда графиня должна была оставаться цѣлую ночь съ курфюрстомъ. Но свои колдовскія продѣлки подсудимая не оставила и послѣ смерти графини. Она положила въ гробъ своей дсчери портретъ и волосы курфюрста, несмотря на протесты всѣхъ придворныхъ врачей.

„Изъ всего обвинительнаго матеріала, собраннаго по этому дѣлу, явствуетъ съ очевидностью, что одна подданная наша совершила неслыханное злодѣяніе противъ двухъ первыхъ лицъ нашей страны: курфюрста и супруги его. На основаніи этого противъ нея возбуждается преслѣдованіе за посягательство на существующій строй и за оскорбленіе верховной власти. Да совершится надъ ней судъ по всей строгости законовъ нашихъ".

Къ генеральшѣ была примѣнена пытка, которую, однако, вскорѣ оставили. Черезъ полтора года она была выпущена на свободу. Поселившись въ имѣніи своего сына, она тамъ и кончила свой бурный вѣкъ.

Чтобы уяснить себѣ сущность того процесса, который происходитъ при различныхъ операціяхъ съ изображеніями людей, вспомнимъ то мѣсто изъ Канта, гдѣ онъ говоритъ о матеріи. Въ статьѣ: „Trдumeneines Geistersehers" мы читаемъ: „Въ матеріи, повидимому, заложено какое-то духовное начало, тѣсно связанное съ нею. Зто начало ничего общаго не имѣетъ съ тѣми силами, которыя опредѣляютъ взаимоотношеніе между отдѣльныки элементами матеріи; оно является скорѣе внутреннимъ принципомъ ея". Каково это начало? На этотъ вопросъ мы можемъ найти приблизительиый отзѣтъ въ изслѣдованіяхъ Іегера. Онъ установилъ, что послѣдніе остатки матеріи, отдѣляющіеся при процессѣ разложенія, должны подвергнуться окисленію съ тѣмъ, чтобы устранить ихъ изъ всей совокупности матеріи и дать свободный ходъ тому жизненному процессу, который протекалъ до тѣхъ поръ. При этомъ окисленіи освобождаются чрезвычайно утонченныя вещества, къ которымъ непримѣнимы никакіе методы химическаго изслѣдованія. Эти вещества Іегеръ называетъ жизненнымъ двигателемъ; въ нихъ онъ видитъ источникъ различныхъ физическихъ и психическихъ состояній, вродѣ радости, гнѣва, ужаса, грусти и т. д.

Всякій разъ, когда возникаетъ опредѣленное взаимодѣйствіе между тѣломъ и духомъ, эти вещества приходятъ въ состояніе крайней активности. Такъ, внѣшнее раздраженіе, достигшее какого либо органа нашего тѣла, вызываетъ нѣкоторое разложеніе нервной и мозговой протоплазмы; другое дѣло—волевой импульсъ, ксторый съ помощью сокращенія мускуловъ ведетъ, напр., къ поднятію руки. Отсюда какъ бы само собой слѣдуетъ, что возникновеніе этого своеобразнаго вещества привело въ первомъ случаѣ къ освобожденію чувственнаго раздраженія, тогда какъ во-второмъ случаѣ оно явилось причиной воздѣйствія волевого импульса на нервную систему.

Жизненный двигатель относится къ элементамъ матеріальной природы; вмѣстѣ съ тѣмъ онъ лишенъ видимости и матеріальности химической субстанціи. Его можно уловить чисто физіологическимъ путемъ; наблюдая біеніе пульса или дрожаніе руки, мы тѣмъ самымъ имѣемъ дѣло съ проявленіями жизненнаго двигателя. Въ связи съ этимъ онъ долженъ занять совершенно особое мѣсто среди прочихъ химическихъ веществъ, подобно своеобразно-дѣйствующимъ эманаціямъ неорганическихъ тѣлъ, которыя мы не безъ удивленія замѣтили на примѣрѣ радія.

Тотъ фактъ, что въ вопросѣ о жизненномъ двигателѣ рѣчь идетъ объ отложеніяхъ протоплазмы—этой основной матеріальной субстанціи всѣхъ органическихъ существъ, свободно обращающихся, какъ въ организмѣ, такъ и внѣ его—дѣлаетъ еще болѣе правдоподобнымъ предположеніе о томъ взаимоотношеніи, которое существуетъ между нимъ и человѣческимъ духомъ151.

Жизненный двигатель играетъ первенствующую роль во всѣхъ изслѣдованіяхъ, произведенныхъ de Rochas'омъ профессоромъ Luys'омъ т. п. De Rochas coвершилъ много опытовъ надъ различными лицами, на которыхъ навѣвалъ сомнабулистическій сонъ. При этомъ неизмѣнно обнаруживался одинъ и тотъ же фактъ: исчезновеніе чувствительности кожи. Но онъ вмѣстѣ съ тѣмъ установилъ, что эта чувствительность на самомъ дѣлѣ не исчезаетъ; здѣсь вокругъ тѣла -сомнабулиста скорѣе возникаетъ цѣлый рядъ концентрическихъ, чрезвычайно тонкихъ слоевъ магнетическаго или, по терминологіи Reichenbach'a одическаго характера. Сами по себѣ эти слои обладаютъ большой чувствительностью, но они отдѣлены другъ отъ друга промежуточными зонами, лишенными всякой чувствительности. Разстояніе между двумя смежными слоями равно 3—6 сантиметрамъ; самый нижній слой отстоитъ отъ тѣла на разстояніи 11/2—3 сантиметровъ; нѣкоторые изъ нихъ расположены на разстояніи нѣсколькихъ метровъ отъ тѣла. Если помѣстить стаканъ воды въ области того слоя, который непосредственно примыкаетъ къ тѣлу, то при этомъ появляется „одическая тѣнь" и вода, поглощающая одъ, пріобрѣтаетъ крайнюю чувствительность. Если вода въ достаточной степени насыщена одомъ, то на ея поверхности появляется одическій паръ. Вмѣстѣ съ тѣмъ возникаетъ магнетическое взаимодѣйствіе между одизированной водой и тѣмъ лицомъ, надъ которымъ совершается опытъ: всякое прикосновеніе магнетизера къ водѣ вызываетъ у сомнабулиста боль въ тѣхъ частяхъ тѣла, около которыхъ находился стаканъ и изъ которыхъ излучался одъ.

„Опыты, такимъ образомъ, вполнѣ подтверждаютъ какъ теорію Humboldt'a и Reil'я о нервной отмосферѣ, такъ и ученіе Reichenbach'a объ одѣ, который былъ названъ Mesmer'омъ животнымъ магнетизмомъ. Люди съ глубокой серьезностью заговорили о магнетизированной водѣ, которая въ теченіе столѣтій вызывала ироническую улыбку иа устахъ ученыхъ. Оказалось, что феномены животнаго магнетизма, въ которыхъ хотятъ видѣть результатъ внушенія, покоятся, по крайней мѣрѣ, въ извѣстной степени на почвѣ реальнаго одическаго излученія, что магнетическое взаимодѣйствіе, которое также пытались свести къ явленіямъ внушенія, обусловливается особой одической спаянностью. Вѣдь внушеніе можно себѣ представить лишь какъ воздѣйствіе одного мозга на другой; но какъ объяснить вліяніе безжизненнаго предмета на мозгъ? Rochas, однако, показалъ намъ, что не только вода, но и жирныя, липкія вещества обладаютъ способностью впитывать въ себя одъ и сообщать чувствительность тѣлу. Онъ помѣстилъ маленькую восковую статуэтку въ сферу одической чувствительности и укололъ ее нѣсколько разъ иголкой; это вызвало сильную боль въ тѣхъ частяхъ тѣла сомнабулиста, къ которымъ примыкалъ данный слой ода. Въ голову восковой фигурки Rochas вложилъ нѣсколько волосъ, вырванныхъ на затылкѣ одной сомнабулистки; эту фигурку онъ передалъ другому лицу, которое и унесло ее. Затѣмъ онъ разбудилъ сомнабулистку и началъ съ ней бесѣдовать. Вдругъ она хватилась за голову и вскрикнула, что кто-то тянетъ ее за волосы. Далѣе былъ сдѣланъ такой опытъ. Фотографическая пластинка была помѣщена въ экстеріоризированный слой ода и вмѣстѣ съ тѣмъ былъ сдѣланъ снимокъ съ сомнабулистки; но магнетизеръ нечаянно задѣлъ иголкой фотографію—вдругъ раздался страшный крикъ и сомнабулистка впала въ безпамятство. Оказалось, что у нея заболѣла правая рука, т.-е. именно то мѣсто, которое было задѣто иголкой на фотографіи. Когда она пришла въ себя, на ея рукѣ замѣтны двѣ красныя царапины, которыхъ у нея раньше не было и которыя вполнѣ соотвѣствовали расцарапаннымъ мѣстамъ фотографіи. Въ другой разъ Rochas навелъ иголкой на фотографической пластинкѣ скрещенныя руки; сомнабулистка ударила при этомъ въ слезы и черезъ двѣ-три минуты появились соотвѣтствующія отогнаты. Возможность внушенія или самовнушенія здѣсь совершенно исключена; дѣло въ томъ, что Rochas намѣренно отвелъ свои глаза, когда расцарапывалъ пластинку; кромѣ того, сомнабулистка не знала, въ какихъ мѣстахъ карточка была расцарапана".

„...... Rochas поднесъ растворъ глауберовой соли къ рукѣ спящей дѣвушки; затѣмъ онъ велѣлъ кристаллизовать этотъ растворъ. Лишь только это было сдѣлано, у сомнабулистки появилась контрактура руки, сопровождаемая сильнѣйшими болями. Черезъ двѣнадцать дней въ эту кристаллизованную массу было опущено остріе кинжала. Самнабулистка, находившаяся въ сосѣдней комнатѣ, почувствовала этотъ уколъ и страшно вскрикнула"152.

Подобные эксперименты были совершены и д-ромъ Joire'омъ (Sille). Онъ нашелъ, что субъектъ ощущаетъ прикосновеніе къ водѣ, содержащей въ себѣ различныя экстеріоризированныя вещества, но что онъ нисколько не реагируетъ на свои прикосновенія къ стакану, который содержитъ въ себѣ эту воду. По этому поводу онъ говоритъ: „Врядъ ли субъектъ не ощущаетъ при этомъ (при прикосновеніи къ стакану) никакой дрожи. Если рѣчь идетъ о самовнушеніи, то именно эта дрожь должна явиться условіемъ удачнаго внушенія; на самомъ же дѣлѣ, субъектъ ровно ничего не ощущаетъ. Но если я погружаю въ воду иголку, то этотъ уколъ сообщится данному субъекту, хотя здѣсь о механической или какой бы то ни было другой дрожи и рѣчи быть не можетъ".

Astиre Denis, директоръ гипнотическаго института въ Вервье, сообщаетъ слѣдующія данныя относительнс своихъ экспериментовъ:

„Мнѣ посчастливилось. Мнѣ не только удалось достигнуть экстеріоризацію; я дошелъ даже до колдовства, какъ традиціонно именуется это явленіе. При этомъ я поступалъ такимъ образомъ. Чтобы устранить всякій измѣнническій шумъ и предвзятое мнѣніе субъекта, я обыкнновенно бралъ для опыта такой предметъ, который не могъ бы возбудить вниманіе его, напр., печеное яблоко, которое будто бы случайно осталось на столѣ. Сомнабулистка давала самыя точныя свѣдѣнія относительно того, что я продѣлывалъ надъ этимъ яблокомъ: за ея глазами я кололъ его, мялъ, магнетезировалъ и т. д. Когда она возвращалась къ сознанію, я продолжалъ свои операціи надъ яблокомъ, но дѣлалъ я это такъ, что она абсолютно ничего не знала объ этомъ. Впослѣдствіи я изъ ея же словъ убѣдился, что всѣ эти операціи физически отражались на ней"153.

Всѣ эти эксперименты приводятъ насъ къ той мысли, что предметы, съ которыми мы приходимъ въ болѣе или менѣе продолжительное прикосновеніе, пріобрѣтаютъ нѣчто такое, что вызываетъ въ насъ ощущеніе какой-то интимной близости къ нимъ. Зто положеніе вполнѣ подтверждается приведенными уже нами примѣрами, взятыми изъ области любовныхъ отношеній. Согласно изслѣдованіямъ Jaeger'а, это „нѣчто" заложено въ выдѣленіяхъ человѣческаго организма; имъ пропитаны волосы человѣка, его платья и всѣ объекты его страсти. Если продѣлать надъ этими предметами какія-нибудь магическія операціи, то дѣйствіе ихъ, какъ показываютъ опыты de Rochas'а тотчасъ отразится на томъ человѣкѣ, которому зти предметы принадлежатъ. Что касается тѣхъ случаевъ, когда органическія субстанціи околдованнаго лица попадаютъ въ руки колдуна, то здѣсь приходится констатировать такой фактъ: вмѣстѣ съ органическими субстанціями въ руки колдука переходитъ жизненный двигатель, такъ что устанавливается извѣстное взаимоотношеніе между двумя лицами, изъ которыхъ одинъ только колдунъ пріобрѣтаетъ первенствующее вліяніе въ упомянутомъ процессѣ. Въ различныхъ процедурахъ съ изображеніями человѣка роль внушенія является крайне случайной. Вопросъ о томъ, какія именно матеріальныя субстанціи примѣнимы въ подобныхъ случаяхъ, лишенъ для насъ всякаго значенія. Въ „Hexenhammer"154 мы находимъ примѣръ одной женщины, которая „не только околдовала, но и убила трехъ аббатовъ, да и вообще всѣхъ монаховъ, находившихся въ монастырѣ. Четвертаго аббата она точно такимъ же способомъ свела съ ума, въ чемъ она сама открыто.созналась. Вѣдь она нисколько не побоялась открыто заявить: „Да, я это сдѣлала и сдѣлаю еще! Вамъ никакъ не удается убить въ себѣ любовь ко мнѣ, ибо вы сожрали такую массу моихъ экскрементовъ". Этому можно было бы противопоставить примѣръ, приводимый Kind'омъ155. Одинъ знакомый его, юристъ, называлъ faeces dominae „манной небесной;" онъ вкушалъ эту „манну", какъ пріятнѣйшіе южные фрукты. Но это противопостановленіе ничего не объясняетъ. Правда, психологическая воспріимчивость вполнѣ объясняетъ копрофагическую
1   2   3   4   5   6   7   8   9



Похожие:

Ганс Фреймарк iconГанс Крістіан Андерсен народився у датському місті Оденсі на мальовничому острові Фюн. У підлітковому віці Ганс Крістіан багато читав. Через жагуче захоплення до театру, у вільний час, він розклеював афіші
Оденсі гастролювали актори з Копенгагена І для масових сцен запрошували бажаючих. Серед них на сцену потрапив І юний Андерсен. Ретельність...
Ганс Фреймарк iconДокументы
1. /Ганс Сакс.doc
Ганс Фреймарк iconДокументы
1. /Ганс Йонас Гностицизм.doc
Ганс Фреймарк iconДокументы
1. /Ганс Йонас Гностицизм.doc
Ганс Фреймарк iconДокументы
1. /Ганс Кон история национализма.doc
Ганс Фреймарк iconДокументы
1. /Ганс Кмох Защита в шахматной партии.djvu
Ганс Фреймарк iconДокументы
1. /Сборник сказок - Ганс Христиан Андерсен.txt
Ганс Фреймарк iconФедеративной республики германии судебное решение от 15 июля 1982 г
Г-н Ганс Экле и его жена Марианна, 1926-го и 1935 г рождения соответственно, являются гражданами Германии
Ганс Фреймарк iconВеликий сказочник Ганс Христиан Андерсен
Я сел под ёлкой и раскрыл книгу. В ней было много цветных картинок, прикрытых папиросной бумагой. Приходилось осторожно сдувать эту...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов