Постановление Суда icon

Постановление Суда



НазваниеПостановление Суда
Дата конвертации27.06.2012
Размер238.82 Kb.
ТипДокументы



ДЕЛО "ГАВЕНДА ПРОТИВ ПОЛЬШИ"


(Gaweda v. Poland)


(жалоба № 26229/95)

Постановление Суда


Страсбург, 14 марта 2002 года


По делу "Гавенда против Польши" Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседающий как Палата в составе следующих судей:


г-жа Е. Палм, Председатель,

г-жа В. Томассен,

г-н Гаукур Джорундссон,

г-н Е. Макарчик,

г-н Р. Тюрмен,

г-н Ж. Кассадевал,

г-н Б. Зупанчич, судьи,


а также г-н М. О'Бойл, Секретарь Секции,


Проведя 21 февраля 2002 года закрытое заседание;


Вынес следующее постановление, принятое в вышеупомянутый день:


ПРОЦЕДУРА



1. Дело было передано в Суд в соответствии с условиями, применяемыми до вступления в силу Протокола № 11 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод ("Конвенция")1, Европейской Комиссией по правам человека ("Комиссия”, 17 мая 1999 года (п. 4 статьи 5 Протокола № 11 и ранее существовавшие статьи 47 и 48 Конвенции).


2. Дело было возбуждено по заявлению (№ 26229/95) в отношении Республики Польша, направленному в Комиссию в соответствии с ранее существовавшей статьей 25 Конвенции гражданином Польши Йозефом Гавендой ("заявителем") 30 января 1994 года.


3. Заявитель, в частности, утверждал, что польские суды отказались регистрировать названия двух периодических изданий, тем самым препятствуя реализации его права на публикацию.


4. 15 января 1996 года Комиссия объявила заявление частично приемлемым. В сообщении от 4 декабря 1998 года (ранее существовавшая статья 31 Конвенции), она выразила мнение, 25 голосами против 1, о том, что имело место нарушение статьи 10 Конвенции.


5. Интересы заявителя в Суде представлял г-н Венчислав Гжиб - адвокат, практикующий в Живеке. Правительство Польши ("Правительство") было представлено его Уполномоченным, г-ном Кшиштофом Джевицкий, из Министерства иностранных дел. 31 марта 1999 года коллегия Большой Палаты решила, что дело должно быть рассмотрено одной из Секций (п. 1 Правила 100 Правил Суда). Таким образом, дело было направлено в Первую Секцию. В рамках этой Секции, дело рассматривалось Палатой (п. 1 статьи 27 Конвенции), которая была сформирована в соответствии с п. 1 Правила 26 Правил Суда.


ФАКТЫ

        1. ^

          Обстоятельства дела



6.
9 сентября 1993 года Региональный Суд Бельско-Бялы отклонил просьбу заявителя о регистрации названия периодического издания "Общественно-политический Ежемесячник - Европейский Моральный Суд" ("Miesięcznik społeczno-polityczny, europejski sąd moralny"), который должен был издаваться в городе Кенты. Суд посчитал, что, в соответствии с Актом о прессе и Постановлением министра юстиции о регистрации периодических изданий, название периодического издания должно соответствовать его содержанию. Предложенное заявителем название подразумевало бы, что в Кети находится некое учреждение европейского масштаба, что не соответствовало действительности и ввело бы в заблуждение предполагаемых покупателей. Кроме того, предложенное название было бы неадекватным по отношению к фактической важности этого периодического издания и его читателям, поскольку едва ли возможно было предположить, что периодическое издание общеевропейского масштаба могло издаваться в Кети. Суд далее высказал следующее:


"... заявитель упрямо обращается с требованием о регистрации периодических изданий, названия которых предположили бы существование в Кети учреждения международного характера (такие, как "Европейский Моральный Суд" или "Всемирный Суд Нравственности”), а когда суд требует изменить названия, он заявляет, что не будет этого делать."


7. 17 декабря 1993 года Апелляционный суд г. Катовице отклонил апелляцию заявителя в отношении этого решения. Суд заявил, inter alia, что в ходе процесса в суде первой инстанции заявитель был проинструктирован по поводу того, что ему необходимо изменить предложенное название, убрав выражение "Европейский Моральный Суд", но он отказался это сделать.


8. Далее заявитель начал процедуру регистрации еще ряда периодических изданий. Ему удалось получить четыре регистрации.


9. 6 мая 1994 года министр юстиции отклонил надзорную жалобу в отношении решения от 17 декабря 1993 года, считая, что оно соответствовало закону.


10. 17 февраля 1994 года Региональный Суд Бельско-Бялы отклонил новую просьбу заявителя о регистрации периодического издания "Германия - тысячелетний враг Польши". Суд отметил, что в ходе процесса 17 февраля 1994 года заявитель, от которого потребовали изменить предложенное название таким образом, чтобы убрать его негативный характер, отказался сделать это. Суд посчитал, что регистрация периодического издания с предложенным названием будет пагубным для польско-немецкого урегулирования и хороших международных отношений.


11. Заявитель обжаловал это решение, утверждая, что решение суда для него непонятно и может приравниваться к цензуре.


12. 12 апреля 1994 года Апелляционный суд в Катовице поддержал обжалованное решение. Суд высказал свое мнение о том, что название, предложенное заявителем, предполагает неоправданную концентрацию внимания данного периодического издания на отрицательных аспектах польско-немецких отношений. Суд посчитал, что это название не будет соответствовать действительности, и, таким образом, даст искаженную картину соответствующих фактов. Далее Суд счел, что отказ суда низшей инстанции в регистрации на том основании, что название будет пагубным для польско-немецкого урегулирования и хороших международных отношений, был оправданным.

    1. ^

      Применимое национальное законодательство



13. Статья 20 Акта о прессе от 26 января 1984 года требует регистрации названия периодического издания Региональным Судом как предварительного основания для публикации периодического издания. В заявлении о регистрации должны быть указаны предполагаемое название, адрес редактора, имя и другая личная информация о главном редакторе, название и адрес издательства и информация о том, как часто будет выходить данное периодическое издание. Решение о регистрации должно быть принято в течение тридцати дней с момента, когда заявление о регистрации подано в суд. Суд должен отказать в регистрации, если в заявлении не указаны требуемые данные или если предполагаемое название наносит ущерб праву на защиту названия любого существующего периодического издания. В статье 45 Акта о прессе говорится, что тот, кто выпускает периодическое издание без требуемой регистрации, подлежит штрафу.


14. Статья 23 (a) Акта о прессе уполномочивает Министра юстиции издать постановление, определяющее порядок регистрации прессы.


15. Статья 5 Постановления министра юстиции о регистрации периодических изданий, действующая в данное время, предписывала недопущение к регистрации, если она противоречила действующим нормам и действительности (“sąd nie może zarządzić wpisu do rejestru jeżeli wpis ten byłby niezgodny z obowiązującymi przepisami prawa lub faktycznym stanem rzeczy”").


16. 15 ноября 1997 года в Постановление была внесена поправка, в соответствии с которой статья 5 была отменена.

ПРАВО




        1. ^

          Предполагаемое нарушение статьи 10 Конвенции



17. Заявитель утверждал, что отказ в регистрации названий двух периодических изданий представляет собой нарушение статьи 10 Конвенции, в которой говорится:


"1. Каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ ...


2. Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия."


^ A. Доводы, представленные вниманию Суда


18. Правительство сначала подтвердило свое глубокое убеждение в том, что свобода выражения мнения представляет собой одну из принципиальных основ демократического общества. Поэтому любые ограничения, наложенные в этом отношении, должны толковаться узко, а их необходимость должна быть убедительно обоснована.


19. Правительство согласилось с тем, что в данном случае отказы регистрировать названия периодических изданий представляли собой вмешательство в права заявителя в соответствии со статьей 10 Конвенции. Что касается совместимости этого вмешательства с ограничениями, установленными п. 2 той же статьи, в соответствии с которой оно должно быть "предписано законом", Правительство не согласилось с заключением Европейской Комиссии по правам человека о том, что данные внутригосударственные нормативные акты, Акт о Прессе и Постановление, не были сформулированы с точностью, достаточной для заявителя, чтобы соразмерить свое поведение. По его мнению, рассматриваемые законодательные акты были написаны ясно, конкретно, понятно и являются доступными.


20. Далее было подчеркнуто, что система регистрации периодических изданий, как это было установлено законом, применявшимся в данное время, имела правовой характер. Положения и Акты, и Постановления в процессе регистрации периодических изданий толковались и применялись высшими судами. Такая система была введена для гарантии того, что, даже если в толковании возникнут трудности, такого рода проблемы должны были бы решаться независимыми и беспристрастными судами. В этом отношении Правительство обратилось к прецедентному праву Суда в том смысле, что суды наделялись ролью вынесения судебного решения именно для того, чтобы рассеять подобные сомнения по поводу интерпретации (см. постановление по делу "Кантони против Франции" ("Cantoni v. France") от 15 ноября 1996 года (Отчеты 1996-V, стр. 1628, п. 32). Правительство далее напомнило, что юридическое правило пройдет качественную проверку как закон тогда, когда оно является "достаточно ясным в значительном большинстве дел" (п. 31 постановления по делу «Кантони против Франции»). Оно возражало, что в прецедентном праве польских судов в большинстве дел о регистрации не возникало никаких особых проблем в интерпретации.


21. Далее, в объяснении Правительства говорилось, что рассматриваемые нормативные акты позволяли каждому человеку соразмерять свое поведение и, таким образом, предвидеть его последствия. В данном случае заявитель сам показал, что внутригосударственные законы были достаточно ясны для него, - это доказывает тот факт, что он много раз успешно инициировал процедуры регистрации. Следовательно, нужно принять к сведению, что заявитель обладал адекватным и практическим знанием применяемых законов.


22. Далее оно опиралось на принцип, неоднократно повторяемый Судом: закон должен быть настолько ясным, что любая из сторон процесса "... могла - пользуясь соответствующей консультацией, если это необходимо, - предвидеть cтепень, которая является разумной в сложившейся ситуации, тех последствий, которые данное действие может повлечь за собой. Нет необходимости прогнозировать такого рода последствия с абсолютной точность, - опыт показывает, что это возможно" (постановление по делу "Реквеный против Венгрии" ("Rekvйnyi v. Hungary") [GC], № 25390/94, п. 34, ЕСПЧ 1999-III, стр. 16, п. 34). В данном случае, рассматриваемое законодательство и опыт заявителя позволили последнему соразмерять свое поведение в гораздо большей степени, чем это было в деле "Реквеный против Венгрии".


23. Правительство далее сослалось на статью 5 Постановления, в соответствии с которой регистрация публикации не могла быть осуществлена, если не соответствовала действующим нормам. Оно утверждало, что закон следует рассматривать как целый комплекс правил общего характера. Точная и ясная формулировка юридических норм не обязательно должна достигаться путем чрезмерно казуистичных правил. Каждый раз, когда законодательство требовало от чего-либо соответствовать "действующим юридическим нормам", это следовало понимать так, что речь могла идти о любом потенциально применимом юридическом правиле. Суды вполне могли определить какие именно правила должны быть приняты во внимание в каждом конкретном случае. Поэтому в данном деле не было необходимости в какой-либо ссылке на конкретные правила.


24. Оно согласилось, что некоторые трудности в интерпретации могли бы возникнуть по поводу второго условия регистрации, изложенного в статье 5 Постановления. Это условие состояло в том, что в регистрации могло быть отказано, если она "не соответствовала реальному положению вещей". Правительство отменило статью 5 Постановления именно по этой причине, - чтобы избежать потенциально неверного истолкования.


25. Однако, оно подчеркнуло, что в судебных процессах о регистрации исследование на соответствие действительности тех фактов, на которые полагается заявитель, - это естественная роль судов. Это типичная особенность всех процедур регистрации, например, регистрации рождения, смерти и браков; регистрации ассоциаций, профсоюзов и политических партий. Такие процедуры регистрации обычно требовали от лиц, заинтересованных в регистрации, предоставить определенную информацию, истинность которой подлежала проверке органом регистрации. Юридические ограничения, применяемые в ходе регистрационных процедур, могут быть оправданы, - как, например, в случаях регистрации названий, в общественных интересах (см., mutatis mutandis, постановление по делу "Стьерна против Финляндии" ("Stjerna v. Finland") от 25 ноября 1994 года, Series A, № 229-B, стр. 61, п. 39).


26. Наконец, было подчеркнуто, что заявитель мог бы выпускать свои периодические издания, если бы изменил предложенные названия. Следовательно, отказы в регистрации названий не были равносильны ограничению свободы выражения мнения или цензуре. Это был главным образом вопрос технической регистрации периодических изданий, а не запрещение распространения или передачи определенных идей. Правительство утверждало, что во всех периодических изданиях, зарегистрированных заявителем, он мог осуществлять и осуществлял свою свободу выражения мнения как автор и как издатель. Процедура регистрации не может также приравниваться к "лицензированию" в пределах значения третьего предложения п. 1 статьи 10 Конвенции.


27. В заключение Правительство высказало мнение, что система регистрации периодических изданий, согласно польскому законодательству, действующему на тот момент, не находилась в резком противоречии с требованиями статьи 10 Конвенции. По мнению Правительства, отказ в регистрации периодических изданий заявителя был не только предусмотрен законом, но также и необходим в демократическом обществе в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и защиты репутации или прав других лиц. Однако, Суд обращает внимание на то, что далее в поддержку этого заключения не приводилось никаких аргументов.


28. Заявитель утверждал, что отказы в регистрации названий периодических изданий "Германия - тысячелетний враг Польши" и "Общественно-политический Ежемесячник - Европейский Моральный Суд" со стороны Регионального Суда Бельско-Бялы и Апелляционного суда в Катовице, несомненно, нарушили статью 10 Конвенции. Решения судов были нарушением польской Конституции, поскольку она гарантирует свободу выражения мнения, а также нарушением применимых положений польского законодательства.


29. Согласно Акту о прессе, названия периодических изданий, так же, как и данных, обозначенных в статье 20 Акта, должны быть внесены в реестр соответствующего ведомства (ratione loce) при региональном суде. Статья 5 Постановления министра юстиции, принятого 9 июля 1990 года в соответствии с полномочиями, указанными в статье 23 (a) Акта о прессе, предусматривала отказ в регистрации, если она противоречила действующим нормам или не соответствовала действительности. Заявитель подчеркнул, что формулировка этой нормы выходит за пределы полномочий, которые Акт о прессе предоставил министру для регулирования порядка регистрации прессы посредством постановления. Необходимо также упомянуть о том, что статья 5 была отменена после событий, рассмотренных в данном деле.


30. Заявитель возражал, что даже тогда, когда статья 5 Постановления еще была в силе, все судебные решения, рассматриваемые Судом в рамках данного дела, в любом случае нарушили соответствующие нормы польского законодательства. Это было так, поскольку суды отклонили заявления о регистрации названий на том основании, что они не соответствовали действительности. Однако, в отношении периодического издания "Общественно-политический Ежемесячник - Европейский Моральный Суд", в пределах разумного невозможно было определить, соответствует ли действительности это название, имеющее литературно-метафорический характер, - в пределах значения статьи 5 Постановления. Если бы было принято решение о том, что рассмотрение названия издания возможно с такой точки зрения, это привело бы к таким абсурдным последствиям, что, например, такие периодические издания, как "Шпигель (Зеркало - Der Spiegel)" или "Сан (Солнце - The Sun)" не могли бы издаваться по причине, что на самом деле их авторы не писали о "зеркале" или о "солнце". Что касается другого названия, "Германия - тысячелетний враг Польши", - оно также имело метафорический характер, и, следовательно, было бы невозможно определить, соответствовало ли оно действительности. Это название представляло собой скорее оценочное мнение, чем утверждение о факте, и его цель состояла в том, чтобы стимулировать мысли и спровоцировать дискуссию в отношении польско-немецких отношений.


31. В итоге заявитель приходит к заключению, что оспариваемые решения явно нарушили статью 10 Европейской Конвенции по правам человека.


B. Оценка Суда


1. Общие принципы


32. Суд повторяет, что свобода выражения мнения составляет одну из необходимых основ демократического общества и одно из основных условий его прогресса и самореализации каждой личности (см. постановление по делу "Лингенс против Австрии" ("Lingens v. Austria ") от 8 июля 1986 года, Series А, № 103, стр. 26, п. 41). Несмотря на то, что эта свобода подчинена исключениям, они должны толковаться узко и необходимость ограничений должна быть убедительно доказана (см. постановление по делу "Обзервер и Гардиан против Соединенного Королевства" ("Observer and Guardian v. the United Kingdom") от 26 ноября 1991 года, Series А, № 216, стр. 30, п. 59).


33. Являясь предметом для ограничений, установленных в пункте 2 статьи 10, она распространяется не только на "информацию" или "идеи", которые благоприятно воспринимаются в обществе либо рассматриваются как безобидные или нейтральные, но также и на те, которые оскорбляют, шокируют или вызывают обеспокоенность у государства или части населения. Таковы требования терпимости, плюрализма и широты взглядов, без которых нет «демократического общества» (см. постановления по делам "Хэндисайд против Соединенного Королевства" ("Handyside v. the United Kingdom") от 7 декабря 1976 года, Series А, № 24, стр. 23, п. 49, и "Йерсилд против Дании" ("Jersild v. Denmark") от 23 сентября 1994 года, Series А, № 298, стр. 26, п. 37).


34. Пресса играет важнейшую роль в демократическом обществе. Хотя она и не должна преступать определенных границ, в частности, в отношении репутации и прав других лиц, тем не менее, ее долг состоит в том, чтобы сообщать любым способом, который согласуется с ее обязанностями и ответственностью, - информацию и идеи по всем вопросам, представляющим общественный интерес (см. постановление по делу "Де Хаэс и Гийселс против Бельгии" ("De Haes and Gijsels v. Belgium") от 24 февраля 1997 года, Отчеты 1997-I, стр. 233-234, п. 37). Помимо того, что передавать такую информации и идеи - задача прессы, общество также имеет право получать их. Если бы все было иначе, пресса была бы неспособна играть ее жизненно важную роль "сторожевого пса общества" (см. постановления по делам "Торгер Торгерсон против Исландии" ("Thorgeir Thorgeirson v. Iceland") от 25 июня 1992 г., Series А, № 239, стр. 28, п. 63; "Бладет Тромсо и Стенсаас против Норвегии" ("Bladet Tromsш and Stensaas v. Norway") [GC], № 21980/93, п. 62, ЕСПЧ 1999-III).


Статья 10 защищает не только содержание идей и изложенной информации, но также и форму, в которой они переданы (см. постановление по делу "Обершлик против Австрии" ("Oberschlick v. Austria") от 23 мая 1991 года, Series А, № 204, стр. 25, п. 57). Журналистская свобода также охватывает возможное обращение к некоторой степени преувеличения или даже провокации (см. постановления по делам "Прагер и Обершлик против Австрии" ("Prager and Oberschlick v. Austria") от 26 апреля 1995 года, Series А, № 313, стр. 19, п. 38; "Тома против Люксембурга" ("Thoma v. Luxembourg"), № 38432/97, п. 43-45).


35. Наконец, Суд напоминает, что текст статьи 10 Конвенции не содержит прямого запрета на наложение предварительных ограничений на публикации. Однако опасность, коренящаяся в предварительных ограничениях, такова, что они требуют самого пристального внимания (см. постановление по делу "Обзервер и Гардиан" против Соединенного Королевства" от 26 ноября 1991 года, Series А, № 216, стр. 30, п. 60).


^ 2. Применение этих принципов к данному делу


36. Во-первых, Суд делает вывод, что в соответствии с польским законодательством отказ суда регистрировать название периодического издания равносилен отказу издавать его.


37. Следовательно, Суд полагает, что обжалуемые отказы в регистрации являются вмешательством в право заявителя, гарантируемое статьей 10 Конвенции. Такое вмешательство влечет за собой нарушение данного права, если не доказано, что оно было "предписано законом", преследовало одну или более законных целей, как указано в п. 2, и было "необходимо в демократическом обществе".


38. Вначале необходимо рассмотреть, было ли обжалуемое ограничение "предписано законом".


39. Суд напоминает, что одно из требований, вытекающих из выражения "предписано законом", является предсказуемость меры, о которой идет речь. Норма не может быть расценена как "закон", если она не сформулирована с достаточной точностью для того, чтобы позволить гражданину соизмерять свое поведение, - чтобы он мог, - пользуясь соответствующей консультацией, если это необходимо, - предвидеть разумную в данной ситуации степень последствий, которые данное действие может повлечь за собой (см., например, постановления по делам "Реквеный против Венгрии" [GC], № 25390/94, п. 34, ЕСПЧ 1999-III, стр. 16, п. 34; "Фелдек против Словакии" ("Feldek v. Slovakia"), № 29032/93, п. 56).


40. Суд полагает, что, хотя в формулировке статьи 10 Конвенции нет запрета на наложение предварительных ограничений на публикации (см. п. 35 выше), соответствующий закон должен предусматривать ясное указание на обстоятельства, когда такие ограничения допустимы, и, более того, когда последствия ограничения, как в данном случае, полностью блокируют выход периодических изданий. Это так, ввиду потенциальной угрозы, которую предварительные ограничения, по самой своей сути, представляют для свободы выражения мнения, гарантируемой статьей 10.


41. В данном случае система регистрации периодических изданий регулируется Актом о Прессе, вышедшим в 1984 года. В соответствии со статьей 20 этого Акта, суд может отказать в регистрации только в том случае, если он устанавливает, что заявление о регистрации не содержит требуемую информацию о предполагаемом периодическом издании. Во-вторых, в регистрации может также быть отказано, если суд находит, что это нарушило бы право на защиту права на название любых существующих периодических изданий. Статья 5 применяемого в то время Постановления о регистрации периодических изданий предписывала, что регистрация недопустима, если она противоречит действующим нормам или "противоречит действительности".


42. Отказывая заявителю в регистрации двух периодических изданий, суды по существу полагались на статью 5 Постановления, содержащей требование, чтобы в регистрации было отказано, если она "противоречит действительности". В своем решении от 9 сентября 1993 года Региональный Суд Бельско-Бялы отказал в регистрации, посчитав, что предложенное название предполагает существование общеевропейского учреждения в городе Кети, - что, конечно же, было не так. 17 февраля 1994 года, в своем следующем решении, рассматриваемом в рамках данного дела, суд счел, что регистрация периодического издания под названием "Германия - тысячелетний враг Польши" не будет соответствовать действительности, поскольку оно неоправданно концентрирует внимание на негативных аспектах польско-немецких отношений и таким образом дает неадекватную картину фактов.


43. Из изложенного выше ясно, что суды в данном случае вывели из понятия "противоречит действительности", предусмотренного статьей 5 Постановления, возможность отказать в регистрации, когда они находят, что название не удовлетворяет критерию достоверности, - то есть, предлагаемые названия периодических изданий создают по существу ложную картину. Поскольку формулировки, используемые в этой части, неоднозначны и не обладают той степенью ясности, которую следует ожидать от юридической нормы такого характера, самое большее, что они предполагают, - это то, что в регистрации может быть отказано, так как заявление о регистрации не соответствует техническим деталям, указанным в статье 20 Акта о прессе. Выходить за эти рамки, как сделали суды в данном случае, и требовать, чтобы в названии журнала была воплощена правдивая информация, в первую очередь, недопустимо с точки зрения свободы печати. Название периодических изданий - не утверждение как таковое, поскольку его функция, по существу, заключается в том, чтобы идентифицировать данное периодическое издание на рынке прессы для его фактических и предполагаемых читателей. Во-вторых, такая интерпретация требовала бы законодательной нормы, которая бы однозначно наделяла бы суды правом поступать таким образом. Одним словом, интерпретация, данная судами, внесла новые критерии, которые нельзя было предвидеть на основании текста, определяющего ситуацию, при которой в регистрации названия может быть отказано.


44. Далее, Суд также обращает внимания на аргумент Правительства о том, что юридическая норма может пройти качественный тест, если эта норма является достаточно ясной в большинстве случаев рассмотренных внутригосударственными органами. Далее, Правительство также возражало, что в прецедентном праве польских судов в большинстве дел о регистрации не возникало никаких особых проблем с интерпретацией.


45. Однако, задача Суда заключается только в том, чтобы оценить обстоятельства конкретного дела при его рассмотрении. Суд счел, что предыдущие интерпретации этой нормы не предусматривали основания для подхода, принятого судами в данном деле. Кроме того, по мнению Суда, тот факт, что прецедентное право польских судов в отношении регистрации печатных изданий не обнаруживало особых трудностей в интерпретации данных норм, только подчеркивает недостаточную степень прогнозируемости интерпретации, данной судами в настоящем деле.


46. Наконец, Суд также обращает внимание на аргумент Правительства по поводу того особого обстоятельства, что система регистрации периодических изданий, предусмотренная Актом о прессе, носила правовой характер (см. п. 20 выше). Поэтому регистрация периодических изданий была отдана в компетенцию независимых судов.


47. Суд подтверждает, что юридический характер системы регистрации - это значимая гарантия свободы печати. Однако, решения, выносимые национальными судами в этой области, должны также соответствовать принципам статьи 10. Суд считает, что в данном случае это, само по себе, не удержало суды от наложения предварительного ограничения на выход печатных СМИ, - в такой форме, что это ограничение повлекло за собой запрет на публикацию периодических изданий в полном объеме в связи с их названиями.


48. Суд приходит к выводу, что закон, применяемый в данном деле, не был сформулирован с точностью, достаточной для того, чтобы позволить заявителю соизмерять свое поведение. Поэтому порядок, с помощью которого были наложены ограничения на осуществление заявителем его свободы выражения мнения, не был "предписан законом" в пределах значения п. 2 статьи 10 Конвенции.


49. В свете вышеизложенного, Суд не считает необходимым выяснять, были ли удовлетворены другие требования, установленные в п. 2 статьи 10 Конвенции. В этом отношении Суд также обращает внимание на то, что, в любом случае, Правительство не развило свою аргументацию в поддержку того, что в данном деле эти требования были выполнены (см. п. 29 выше).


50. Таким образом, Суд приходит к выводу, что имело место нарушение статьи 10 Конвенции.

    1. ^

      Применение статьи 41 Конвенции



51. В статье 41 Конвенции говорится:


"В случае, если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне."  


A. Ущерб


52. Заявитель утверждал, что в 1993 году у него уже был широкий опыт как издателя газет. В период с 1992 до 1994 годы две издательские компании "Фактор" (Faktor) и "Гавенда" (Gawęda), которые находились под его руководством, провели маркетинговое исследование, в результате которого был сделан вывод о том, что до 80 процентов опрошенных хотели покупать незарегистрированные периодические издания. В данных периодических изданиях заявитель также намеревался рекламировать названия других печатных изданий, издаваемых или планируемых им для издания. Он планировал тираж обоих журналов по 400,000 экземпляров в месяц и ожидал будущую прибыль в размере 4,000,000 евро. Заявитель потребовал справедливого удовлетворения в размере 10 процентов от суммы, оцененной как его будущая прибыль, то есть 400,000 евро.


53. Правительство утверждало, что требования заявителя были более чем чрезмерны и что ущерб, понесенный заявителем, если таковой вообще был, должен быть оценен с позиций соответствующего прецедентного права по делам, возбужденным в отношении Польши, - при этом должны быть приняты во внимание национальные экономические реалии, в частности покупательная способность минимальной заработной платы до удержания налогов.


54. Суд обращает внимание, что требование заявителя о компенсации денежного ущерба основано на предполагаемых потерях возможностей в бизнесе. Суд не может предполагать размер прибыли, которую заявитель мог бы получить от публикации периодических изданий, которые не были зарегистрированы. Далее он отмечает невозможность точно соизмерить, на основе аргументов, представленных заявителем в поддержку его требования о справедливом удовлетворении, потерю прибыли, понесенной в связи с этим.


Однако Суд не исключает, что заявитель, возможно, действительно утратил некоторые возможности, что должно быть принято во внимание (см. постановление по делу "Озтюрк против Турции" ("Oztьrk v. Turkey"), № 22479/93, п. 80). Оценивая это на равноправном основании и в свете всей информации, которой он располагает, Суд предоставляет заявителю компенсацию в размере 10,000 польских злотых по этому пункту.


^ B. Затраты и издержки


55. Заявитель запрашивал компенсацию судебных издержек, понесенных в ходе процесса, в размере 30,000 польских злотых.


56. Правительство просило Суд вынести решение в части компенсации судебных затрат и издержек в разумном размере исходя из того, что, они были неизбежно понесены. В этом отношении оно полагалось на постановление по делу "Циммерман и Штайнер против Швейцарии" ("Zimmerman and Steiner v. Switzerland") от 13 июля 1983 года (Series А, № 66, стр. 35, п. 36).


57. Суд, вынося решение на равноправном основании, присуждает заявителю сумму в 6,000 польских злотых, плюс любой размер НДС, который может подлежать уплате.


C. Пеня


58. Согласно информации, которой располагает Суд, официальная норма пени, применяемая в Польше во время принятия данного судебного постановления, - 20 % годовых.

^

НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО



1. Постановляет, что имело место нарушение статьи 10 Конвенции;  

2. Постановляет:  

(a) что Государство-ответчик должно выплатить заявителю, в трехмесячный срок, следующие денежные суммы, вместе с налогом на добавленную стоимость, который может подлежать уплате:

(i) 10,000 (десять тысяч) польских злотых в качестве компенсации морального ущерба;

(ii) 6,000 (шесть тысяч) польских злотых в качестве компенсации затрат и издержек;

(b) что пеня по ежегодной норме 20 % должна быть выплачена по истечении вышеупомянутых трех месяцев до урегулирования;


Отклоняет остальные требования заявителя о справедливом удовлетворении.


Совершено на английском языке и оглашено в письменной форме 14 марта 2002 года, в соответствии с п.п. 2 и 3 Правила 77 Правил Суда.


Елизабет Палм Председатель

Майкл О'Бойл Секретарь


© Перевод Центра Защиты Прав СМИ

© Перевод с англ. Н. В. Самсоновой


1 Примечание Секретаря. Протокол № 11 вступил в силу 1 ноября 1998 года.




Похожие:

Постановление Суда iconВ судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации
Рузского районного суда Московской области от 28 сентября 2010 года, определение Судебной коллегии по уголовным делам Московского...
Постановление Суда iconПленум Верховного Суда Российской Федерации Постановление от 28. 12. 2006 №63
«О внесении изменений и дополнений в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. №2 “О применении...
Постановление Суда iconПленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет: Утвердить регламент
...
Постановление Суда iconПостановление От 5 июня 1996 г. N 7 Об утверждении регламента арбитражных судов (в ред. Постановлений Пленума вас РФ от 20. 07. 1998 n 11, от 30.
Данное Постановление, для них считается определенной (пункт 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации...
Постановление Суда iconПостановление Страсбург, 10 марта 2009 года
Настоящее Постановление является окончательным, но в его текст могут быть внесены редакционные изменения (примечание Секретариата...
Постановление Суда iconПостановление Конституционного Суда РФ от 16 июля 2004 г. N 15-П
Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами Государственного Собрания Курултая Республики Башкортостан,...
Постановление Суда iconБюллетень Верховного Суда РФ. 1996. №1
О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия. Постановление Пленума вс РФ...
Постановление Суда iconКассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Ставропольского краевого суда от 01 июля 2005 года
По итогам рассмотрения кассационного представления прокурора, участвующего в деле Сенина Р. М. на постановление Октябрьского районного...
Постановление Суда iconПостановление N 1 пленума верховного суда российской федерации от 11 января 2007 г. О применении судами норм главы 48 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих производство в надзорной инстанции
Данное постановление. При этом жалобу или представление в той
Постановление Суда iconПостановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации №28 от 23 декабря 2008 г

Постановление Суда iconПостановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 марта 2004 г. N 1 О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекс
Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 марта 2004 г. N 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов