Встречи Владимир Высоцкий icon

Встречи Владимир Высоцкий



НазваниеВстречи Владимир Высоцкий
Дата конвертации27.06.2012
Размер68.44 Kb.
ТипДокументы

Встречи

Владимир Высоцкий

За всю жизнь мне доводилось встречаться со мно­гими интересными и знаменитыми людьми. Был я знаком и с Владимиром Высоцким.

Мы встречались несколько раз. Первый раз я его увидел очень давно, когда жил в районе Тракторного завода. Я дружил тогда с Ариком Крупом, у которого собирались молодые поэты, барды-песенники. Было время романтизма, пе­сен у костра, походов в горы. У городской ин­теллигенции того времени это был чуть ли ни единственный способ самовыражения. У Арика собирались такие ребята, как Саша Косенков, Саша Чуланов, который впоследствии был веду­щим программы «Ветер странствий» на Бело­русском телевидении, приходили барды Озе-рицкий, Клячкин и другие. Мы пели под гитару свои песни, рассказывали всякие истории из по­ходной жизни...

И вот однажды мы в очередной раз собрались у Арика. Кто-то сказал, что придет Владимир Вы­соцкий. Он тогда снимался у Виктора Турова


в фильме «Я родом из детства». Мы сидели, разго­варивали, пели песни. У меня тогда тоже было на­писано несколько песен, как я их называл, турис­тических. Одну из них я до сих пор помню. Она начиналась так:

У дельфина спина черная, У нее глаза были карие. А морская волна зеленая, Всю мою печаль унесла волна...

За разговором я и не заметил, как зашел какой-то человек невысокого роста, совсем невырази­тельный с виду. Он присел, поговорил с кем-то из ребят и ушел. Видимо, у него было мало времени. Я тогда подумал, что это кто-то из соседей. В кон­це вечера я спросил у Арика:

  • А где же Высоцкий? Он уже, видимо, не при­дет.

  • Так он же приходил, — сказал Арик. — Сидел прямо напротив тебя.

Я был поражен. Я ожидал увидеть крупного, вы­сокого мужчину, привлекающего к себе внима­ние. Когда слышишь на пленке «Лучше гор могут быть только горы», трудно представить, что это поет обычный человек, невысокий и какой-то по-домашнему свой парень, которого ты как будто уже где-то видел. Вот такой была моя первая встреча с Высоцким.

Вторая состоялась в Москве. «Песняры» принима­ли участие в очередных правительственных концер­тах. Нам предложили билеты в «Театр на Таганке», который пользовался тогда бешеной популярнос­тью, на спектакль «Десять дней, которые потрясли мир». Мулявин по каким-то причинам не смог пой­ти, и я пошел вместе с Владом Мисевичем.


При входе в театр нас встретили два красноар­мейца, которые стояли по обе стороны входа и накалывали на штыки входные билеты. Вы тут же попадали в атмосферу того времени. В фойе была устроена своеобразная ярмарка, где пере­одетые актеры предлагали отведать бублики, чай и всякую всячину. У входа в буфет висел плакат с известным четверостишием В. Маяковского «Ешь 'панасы, рябчиков жуй, час твой последний приходит, буржуй».
А в буфете ряженые матросы вместе с Валерием Золотухиным, который играл на гармошке, пели песню «Как родная меня мать провожала...»

Высоцкий в этом спектакле играл Керенского. И то ли он нас узнал, то ли ему сказали, что на спектакле присутствуют «Песняры», в антракте к нам подошел Янклович и попросил нас прийти за кулисы к Высоцкому.

Мы зашли к нему в гримерную, когда он пере­одевался и стоял в галифе. Поздоровались.

— Я бы хотел записать с вами пластинку, — ска­зал Высоцкий. — Как вы на это смотрите?

Мисевич ответил, что мы сами не решаем таких вопросов, а все решает наш художественный ру­ководитель Мулявин. Тогда Высоцкий нас попро­сил, чтобы мы пригласили Мулявина на следую­щий спектакль, — а это был «Гамлет», на который невозможно было достать билеты. Мы договори­лись встретиться с Высоцким за полчаса до спек­такля на углу Таганки.

На следующий день мы сообщили Мулявину о предложении Высоцкого. На мой взгляд, это был грандиозный проект, но Мулявин тогда про­молчал и на спектакль с нами не пошел. В половине седьмого мы с Мисевичем стояли


возле театра. К нам подъехала иномарка, из кото­рой вышел Высоцкий и дал нам билеты на спек­такль. Спросил:

  • Ну что? Мулявин будет?

  • Нет

  • Ну ладно.

Высоцкий побежал в театр, а мы пошли на спек­такль.

Спектакль «Гамлет» тоже начинался неординар­но. Когда зрители еще только рассаживались по местам, в полумраке на полу, в глубине сцены, Вы­соцкий перебирал струны гитары, затем запел: «Зал затих. Я вышел на подмостки...» Мне понра­вилось все: и режиссерское решение, и игра Вы­соцкого, и необычные декорации (веревочный занавес, который был своеобразным действую­щим «лицом» спектакля).

После спектакля я пошел за кулисы и поблагода­рил Высоцкого за спектакль.

  • Ну что же Мулявин? — спросил он. — Не хочет писать пластинку?

  • Не знаю, — честно ответил я. — Он ничего мне не сказал.

  • Я понял, — усмехнулся Высоцкий.

Третья встреча с Высоцким произошла в 1980 го­ду, за четыре месяца до его смерти. Ему кто-то ска­зал, что если он будет в Минске, то пусть обяза­тельно посетит дом Корбут и Бортксвича. У нас действительно был очень гостеприимный дом. Высоцкий позвонил нам и около 12 часов вечера приехал. Он привез с собой ящик вина. Помню, мы тогда просидели целую ночь: разговаривали, выпивали, пели песни. Причем Высоцкий пел свои лирические песни нормальным голосом, с хрипотцой, конечно, но без надрыва. Вспомина-


ли песни Вертинского. Владимир сказал тогда, что вся его жизнь теперь — это Марина. Он ее очень любил. Во время разговора он вдруг оста­новился и сказал: «Сидя здесь, я уже придумал две новые песни».

У него была феноменальная память, мне кажет­ся, он мало что изменял, работая над текстом. И когда я спросил его о нашей первой с ним встрече у Арика Крупа, то он вспомнил и эту встречу, и некоторые детали, и сказал мне, что Арик Круп трагически

погиб: его в горах, где-то в Саянах, накрыло лавиной.


^ Вадим Козин

Эта встреча запомнилась мне на всю жизнь. Про­изошла она уже после того, как я ушел из «Песня-ров» и работал в ансамбле Юры Денисова «Маль­вы».

Наш очередной концертный марафон заканчи­вался в Магадане. Мы там задержались на неде­лю, поскольку в этом городе было несколько концертов. И вот на одном из концертов к нам за кулисы пришла женщина и передала письмо от Вадима Козина. Он приглашал нас к себе до­мой.

Песни Козина я хорошо знал. Моя мама его творчество очень любила, и у нас дома были его пластинки. Но я понятия не имел о том, что он еще жив и находится в Магадане.

— Мы обязательно приедем, — сказал я ребя­там.

После концерта Ольга Корбут, моя жена, Юра


Денисов и я поехали по адресу, указанному в письме. По дороге мы зашли в магазин и купи­ли выпивку и закуску. Дверь нам открыл сам хозя­ин. Жил он в небольшой квартирке со скудной мебелью и несколькими котами. Мы поняли, что коты — страсть, потому как кроме живых, кото­рых он подбирал на улице и выхаживал, у него было много котов игрушечных. Мы с Ольгой, видя весь этот кошачий «рай», тоже пообещали подарить ему игрушечного кота (что потом и сделали, когда появилась возможность пере­дать в Магадан игрушку). Не знаю, как его довез тот человек, поскольку игрушечный кот был раз­мером с Ольгу, она купила его когда-то в амери­канском турне.

Жил Вадим Козин достаточно бедно, на неболь­шую пенсию. Львиную долю пенсии он тратил на печатные издания. Далее телевизор у него стоял на огромной кипе газет. Я удивился тому, что Ко­зин в курсе абсолютно всех событий в мире искус­ства. Он нам показывал газетные статьи о «Песня-рах» и Ольге. Показал свои песни старые и но­вые. И в конце подарил целую катушку с записью своих песен и с предисловием, записанным пря­мо у него дома. Оно начиналось так: «Дорогим мо­им Ленечке Борткевичу и Олечке Корбут от ста­ренького Козина...» Очень жаль, что та пленка не сохранилась. Перед отъездом в Америку я нашел ее, но она буквально рассыпалась в моих руках. Тогда еще не было возможности перегнать запись на компьютерный диск.

Козин попросил меня передать в Москву пись­мо, написанное на имя министра культуры. В письме он просил устроить его авторский кон­церт в Москве.


Жизнь Козина трагична и достойна экраниза­ции. После признания, огромной популярности, охапок цветов и всего того, что может дать изве­стность, он попадает в немилость. Результат — 38-я статья и сталинские лагеря. Потом, уже в ла­гере, еще одна статья. Я спросил у него, как такой известный творческий человек смог прожить долгое время за решеткой. Он улыбнулся:

— Сначала безумно трудно, но потом привыка­ешь. Привыкнуть можно ко всему, даже к нечело­веческим условиям. Так уж мы устроены.

Вся его обида на государство, на людское преда­тельство вылилась в то, что после освобождения, будучи сам из Питера, он остался жить в Магада­не, прозябая в безвестности и нищете. Козин по­казал нам советскую музыкальную энциклопедию, где о нем был написан всего один абзац и даже не было его фотографии.

Я пообещал ему, что обязательно, когда буду в Москве, постараюсь помочь ему в организации его концерта. И я действительно поговорил с Ша-роевым и Кобзоном. Они до нашего разговора и не предполагали, что Козин еще жив и живет в Магадане.

По прошествии полугода я встретился с Иоси­фом Кобзоном снова, это было на концерте в зале «Россия». Он тогда сказал мне, что в Министерст­ве культуры не готовы организовать концерт Ко­зина, попросту говоря, испугались. Хотя Козину и под восемьдесят, однако мало ли что может вы­кинуть бывший опальный певец. И если даже выступит, то старые поклонники разорвут зал. Может случиться демонстрация... В Магадан тог­да отправили телеграмму, что наверху якобы бес­покоятся о его здоровье, что встреча с его по-


клонниками и сама поездка могут быть небезопас­ны для него.

По прошествии многих лет я узнал, что в конце жизни Козина все-таки был организован творчес­кий вечер в его честь. Но он на него так и не по­шел. Видимо, уже мало кому доверял в этой жиз­ни, да и не ко времени все оказалось.




Похожие:

Встречи Владимир Высоцкий iconВторая половина брежневского времени (1973 – 1981 годы): расслоение общества и всеобщая “тихая оппозиция”. Расцвет “самиздата” и “тамиздата”
Владимир Высоцкий – бард xx-го века. Опыт бесцензурной поэзии. Высоцкий-актёр. Новый статус “народного поэта”
Встречи Владимир Высоцкий iconВладимир Высоцкий об игре в шахматы
Если вам предложат играть в шахматы никогда не говорите: "Не умею". Скажите: "Умею, но не хочу". Теперь-то я знаю это золотое правило....
Встречи Владимир Высоцкий iconВладимир Высоцкий
Однажды (начало довольно банальное, но все-равно однажды) ночью я пошел купаться на реку. Один. Не потому, что было не с кем, а просто...
Встречи Владимир Высоцкий iconУрок литературы в 11 классе Я, конечно, вернусь – весь в друзьях и делах, Я, конечно, спою … Владимир Высоцкий
Шибко Марина Ивановна, учитель русского языка и литературы моу «Туринская средняя общеобразовательная школа», первая квалификационная...
Встречи Владимир Высоцкий iconУрок литературы в 11 классе Я, конечно, вернусь – весь в друзьях и делах, Я, конечно, спою … Владимир Высоцкий
Шибко Марина Ивановна, учитель русского языка и литературы моу «Туринская средняя общеобразовательная школа», первая квалификационная...
Встречи Владимир Высоцкий iconВладимир высоцкий монологи
Вы мне нужны, возможно, даже больше, чем я вам. И если бы не было таких вот аудиторий у меня, я, наверное, бросил бы писать, как...
Встречи Владимир Высоцкий iconКогда на город опускается вечер, это кинофильм, Где назначаются любимыми встречи, встречи для двоих

Встречи Владимир Высоцкий iconДокументы
1. /Info.txt
2. /Владимир Высоцкий.DOC

Встречи Владимир Высоцкий iconВладимир Высоцкий опять дельфины
Нет-нет, опять! Ах вот! Нашел синоним хозяйственная. Да, именно! Очень и очень хозяйственная. У нас в столовой, например, нет тараканов!...
Встречи Владимир Высоцкий iconДокументы
...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов