Доктор исторических наук icon

Доктор исторических наук



НазваниеДоктор исторических наук
Дата конвертации27.06.2012
Размер43.2 Kb.
ТипДокументы

В.Н.Земцов,

доктор исторических наук,

заведующий кафедрой всеобщей истории

Уральского государственного педагогического университета, г.Екатеринбург


СОЖЖЕНИЕ МОСКВЫ В 1812 ГОДУ: ПОДВИГ ИЛИ ТРАГЕДИЯ?


Пожар Москвы в 1812 г. относится к «вечным» темам русской истории. В массовом сознании, а нередко, и в исторической литературе, это событие предстает как великая жертва, принесенная народом на алтарь Отечества, как символ непреклонной решимости россиян до конца бороться с иноземными захватчиками. Всплески такой экзальтированной интерпретации московского пожара, как правило, приходятся на эпохи очередных драматических испытаний нашего Отечества – периода Крымской войны, Первой мировой и Великой Отечественной войн. В периоды же «межвоенного» времени обычно разгораются ожесточенные споры, в ходе которых «конкурируют» многочисленные, а нередко, и прямо противоположные версии. Что касается зарубежной литературы, то в ней споров о причинах московского пожара практически не существует. Французские, а за ними немецкие и англо-американские, исследователи всю ответственность возлагают исключительно на российские власти, которые, движимые «варварскими» понятиями о патриотизме, сознательно обрекли столицу на уничтожение. При этом однозначность зарубежной версии с готовностью принимается сторонниками русской крайней «патриотической» традиции, которые, правда, в этом случае предпочитают умалчивать о «виновности» в организации пожара правительственных кругов и абстрактно говорят о «народной жертве».

Как же на сегодняшний день выглядит «происхождение» московского пожара? Кто может приписать себе честь (или сомнительную честь) этого исторического акта? Прежде всего, сегодня достаточно точно установлена роль в организации пожара главнокомандующего Москвы Ф.В. Ростопчина и главнокомандующего соединенными русскими армиями М.И. Кутузова. Правда, если Ростопчин надеялся на полное сожжение столицы еще до вступления в нее неприятеля, то Кутузов санкционировал только уничтожение важных складов и военных объектов при вхождении армии Наполеона в город (см., к примеру, работы А.Г. Тартаковского). В связи с вопросом о роли в поджоге столицы Ростопчина и кутузова не может не волновать сюжет о влиянии на это событие Александра I. По-видимому, позиция императора изначально была определяющей, но, в своейственной Александру манере, ее воздействие на Ростопчина и Кутузова было косвенным и достаточно завуалированным.

Второй причиной московского пожара следует признать неготовность французского командования и, прежде всего, Наполеона к тому, что русские могут сжечь столицу. Вопреки всему опыту предшествующих месяцев, когда русская армия при отступлении систематически поджигала города и селения, Наполеон был уверен, что этого она не сделает в отношении столицы, тем более после Бородинского сражения, которое, казалось, уже в принципе решило вопрос о мире.
Наполеон не только не принял мер предосторожности и не ввел в пустынный город такое количество войск, которого было бы достаточно для установления над ним контроля, но при первых пожарах возложил всю вину на французские части.

В-третьих, сказалось воздействие множества вполне объективных обстоятельств, а именно, того что Москва была полудеревянной, что город был лишен администрации и полиции, был предоставлен в полное распоряжение мародерам (как русским, так и неприятельским), что пожарам неожиданно оказал неоценимую помощь силнейший ветер, часто менявший направления и делавший все попытки остановить огонь тщетными.

Вообщем, сегодняшний исследователь воочию сталкивается с невозможностью выявить какого-либо определенного, а тем более главного, виновника сожжения Москвы. Более того, вновь и вновь не может не возникать вопрос о последствиях пожара как для русских, так и для французов. Для русских (современников и участников событий, но отнюдь не для последующих поколений, которые смотрели на эпопею 1812 г. издалека) московский пожар стал подлинной трагедией. Был уничтожен величайший российский город. Из 9151 домов было стерто с лица земли 6496! Среди прочих был сожжен университет с пансионом, погибли крупнейшие книжные, архивные и художественные собрания. Имущественные убытки для казны и населения исчислялись сотнями миллионов рублей. Десятки тысяч простых обывателей лишились всего имущества, а нередко потеряли своих родных и близких. В московском пожаре погибло около 10 тыс. русских раненых, которых не смогли (а то и не посчитали нужным) вывезти из Москвы (конкретная цифра раненых, погибших в Москве до сих пор является предметом ожесточенной полемики; Н.А.Троицкий доводит эту цифру до 22,5 тыс., что маловероятно). В документах запечатлились случаи, когда раненые, пролившие кровь на Бородинском поле, были вынуждены сбиваться в банды и жестоко грабить и убивать не только французов, но и оставшихся в городе местных жителей. (Любопытно, что для осуществления поджогов Ростопчин выпустил на свободу огромное количество уголовников, многие из которых, выполнив задуманное губернатором и начать безудержно грабить в полусожженной Москве, были при вхождении русских войск вновь арестованы.

Поэтому не случайно, что Ростопчин долгое время не решался признать за собой роль главного «виновника» пожара, а в 1823 г. попытался категорически отказаться от этой сомнительной чести. Не случайно также, что Кутузов и его апологеты предпочли вообще не упоминать о роли «светлейшего» в московском погроме. Наконец, хитроумный и двуличный Александр I не случайно с готовностью сразу начал обвинять французов, хотя, как никто другой, представлял истинное положение дел и чувствовал свою немалую в том пожаре и страданиях подданных вину.

Была ли столь тяжелая жертва (если расценивать это событие все же как жертву) оправданна конечным исходом войны 1812 г.? Существуют современные авторы (среди них и О.В. Соколов), которые расценивают московский пожар как главную причину поражения Великой армии. Наши, пока еще скромные, изыскания в этом вопросе позволяют серьезно усомниться в правоте столь категорических заявлений. Продовольствия и боеприпасов в Москве после пожара оставалось в избытке. Сожжение большей части Москвы никак не могло повлиять на военные планы Наполеона, так как зимовка в этом городе никогда всерьез им не рассматривалась. Вообще, пожар Москвы мог наоборот способствовать победе французов, которые увидев готовность русских к дальнейшему сопротивлению и отказу последних от переговоров о мире, могли покинуть русскую столицу как можно скорее, спасти свою армию и продолжить военные действия весной 1813 г.

В целом, как любое грандиозное историческое событие, пожар Москвы еще надолго останется великой загадкой русской и мировой истории, вызывая самые неожиданные мысли и суждения историков, будоража историческую память многих народов и вызывая неподдающиеся рациональному объяснению движения человеческой души.




Похожие:

Доктор исторических наук iconВологодский государственный педагогический университет холодная война 1945-1955 гг методические рекомендации
Автор-составитель доктор исторических наук Б. В. Петелин рецензент- кандидат исторических наук, доцент С. Г. Карпов
Доктор исторических наук iconПредседатель заседания Колобов О. А., доктор исторических наук, профессор
Сергея Валентиновича на тему «Роль идейно-политического наследия Л. А. Тихомирова в русской общественной мысли и культуре конца XIX...
Доктор исторических наук iconПредлагаем подробное содержание 7 томов 119-томника
Н. Я. Данилевского подготовлен совместно с кандидатом исторических наук М. А. Емельяновым-Лукьянчиковым). 6) П. А. Вяземский, 7)...
Доктор исторических наук iconЛыкова Л. А., доктор исторических наук, главный специалист Российского государственного архива социально-политической истории (ргаспи) рецензия на монографию
...
Доктор исторических наук iconДоктор исторических наук
Екатеринбургский военно-исторический клуб: «доисторический период» глазами первого председателя
Доктор исторических наук iconАлкогольно-наркотический
Рецензенты: Бестужев-Лада И. В., доктор исторических наук, профессор, академик Российской Академии образования
Доктор исторических наук iconФилософское наследиε григорий сковорода
Член-корреспондент ан усср в. И. Шинкарук (председатель) Доктор философских наук В. Е. Евграфов доктор философских наук В. Е. Евдокименко...
Доктор исторических наук iconДоктор исторических наук, заведующий кафедрой всеобщей истории
Екатеринбургский военно-исторический клуб: «доисторический период» глазами первого председателя
Доктор исторических наук icon4 – раздел этические вопросы воспитания
Гуревич П. С. доктор философских наук, доктор филологических наук, профессор, зав сектором Института философии ран
Доктор исторических наук iconВ. Н. Малов Малов Владимир Николаевич доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института всеобщей истории ран. Данная статья
Источник: Новая и Новейшая история 2004, №
Доктор исторических наук iconН. В. Макаровой Третье переработанное издание Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебник
Н. В. Макарова, профессор, доктор педагогических наук научное и общее редактирование; предисловие; гл. 1,2,3,8,9,12 и 14; Л. А. Матвеев,...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов