С. Анчуков icon

С. Анчуков



НазваниеС. Анчуков
Дата конвертации27.06.2012
Размер145.8 Kb.
ТипДокументы

С. Анчуков

Стратегический курс и военная политика России


(история и современная практика)


Осмысление и переосмысление истории - характерная черта "думающей части общества" в любую эпоху. Обращаясь в прошлое и сравнивая смутное настоящее, мы пытаемся найти ответы на "вызовы настоящего", надеемся увидеть в его чертах правду о будущем. Обращение к истории России помогает извлечь уроки, осознать критичность ее состояния сегодня и сделать выводы на будущее.

Было бы заблуждением считать, что "переосмысления и осознания истории" достаточно для изменения ситуации к лучшему, - необходимы стратегические решения и "вменяемая политика".

Но если с осознанием дело обстоит более или менее благополучно, большая часть народа вполне определенно пришла к выводу, что "так жить нельзя", то с принятием стратегически верных решений на перспективу для улучшения жизни, мягко говоря, плоховато. Ощущение безысходности не пропадает и напротив усиливается. Населением безысходность воспринимается через социальную сферу нарождающегося "коррупционно-олигархического" государства с его псевдопатриотической и даже национальной риторикой. Думающей частью общества - к тому же, и посредствам анализа современной политики с ее безмыслием, но на основе знания истории.

Очевидно, что характер событий последнего двадцатилетия российской истории и неумолимый ход времени с полным правом дает основания заявить о необходимости изменения существующей политической линии России. Сегодня назрела необходимость перехода к иному, чем нынешний, политическому курсу, к иной стратегии, в том числе и военной.

Выясняйте смысл сказанных слов…”



Можно ли утверждать, что результаты труда историков эффективно используются в интересах исследования практики военного дела, развития стратегии, оперативного искусства и тактики? Пожалуй нет, и следует отметить, что результаты несколько превышают наши ожидания. Как говорят некоторые аналитики "наша теория остановилась на трудах Свечина и отдыхает уже несколько десятилетий".

Остановлюсь только на одной причине такого состояния дел

Как представляется, военная историография и сами военные историки несколько преувеличивают действительно бесценный опыт прошлого, не в полной мере учитывают происходящие ныне изменения в характере и содержании современных войн, в формах и способах применения Вооруженных Сил, а также в их подготовке войск. По существу забыта разработка, если хотите, историософии военного дела. За редким исключением нет действительно ярких и глубоких обзоров (подчеркиваю, обзоров) военных операций (боевых действий) во взаимосвязи прошлого с настоящим с точки зрения философии войны, как выдающегося социально политического явления.

В связи с этим хочу напомнить слова выдающегося военного теоретика и историографа А.
Свечина: «современная стратегия это размышления над нашей военной историей».

"Выясняйте смысл сказанных слов и вы избежите половины своих заблуждений".

Последуем совету Декарта и будем иметь в виду слова А. Свечина, займемся "смыслом слов" в их глубоком историческом значении. Впрочем, лишь при слабой надежде избежать ошибок, поскольку пока дело в руках "коррупционно-олигархических" и откровенно преступных структур.

Ситуация в государстве действительно критическая.

Не исключение и военная сфера, существо которой определяет военная политика, как интегрирующая часть общегосударственной политики во всех аспектах деятельности власти.

Если иметь в виду, что в дальнейшем речь пойдет в основном о военной политике и стратегии, то стоит напомнить, что военная стратегия является частью военной политики и представляет собой целенаправленную деятельность государства по подготовке к войне и использованию военных, прочих средств, насильственных и иных методов для достижения условий мира и войны, соответствующих интересам народа.

Последнее уточнение тривиального определения стратегии сегодня наиболее существенно. Здесь следует, не вдаваясь в детали, анализ типологии войн, условий возникновения и прекращения конфликтов, формы и способов ведения вооруженной борьбы, управления войсками, важно отметить, что сегодня военная политика как никогда определяется идеологий. Если, так можно выразиться, "национально-классовыми" целями государства или, как это не странно, их отсутствием при полном нивелировании классов в безнациональном российском обществе. Уточним, при полном отсутствии самой "русской идеи" в глубоко национальном по всем понятиям и параметрам государстве - России.

Однако следует отметить, что мы постепенно приходим к выводу: целью военной политики является предотвращение войны, а ее существом в мирное время - сохранение политического и военно-стратегического курса обеспечивающего приемлемые условия мира.

В связи с этим представляется, что собственно военная стратегия, как особое направление военно-государственной деятельности, не может замыкаться только на подготовке и использовании Вооруженных Сил для разгрома прогнозируемого (реального) противника. Более того, полный и тем более частичный разгрома противника не может быть гарантией "взаимовыгодного послевоенного мира", а “рентабельность” стратегии достижения победы, ценой невероятных усилий и огромными потерями народа, ставит под сомнение ценность ее социально-экономических, политических и даже ее «военных плодов».

Очевидно, думающий читатель догадался, что здесь имеются в виду некие исторические аналогии не такого уж далекого российского прошлого.

Что, например, с того, что мы более чем полвека назад разгромили фашистскую Германию, где плоды этой действительно Великой победы? Что с того, что русский народ проявил выдающиеся образцы самопожертвования и гуманизма по отношению к агрессору Германии, а вместе с ней к подручным агрессии: Финляндии, Румынии, Венгрии и Италии, как и к их пособникам в России. Имеются в виду и разного рода последыши Гитлера на рубежах СССР. Например, в Галиции и Прибалтике, в прочих странах "объединенной идеями гитлеризма" в те времена и сегодня в процветающей Европы, а так же и Азии.

Нет сомнения в том, что плодами победы, мягко говоря, воспользовались “не те, кому они принадлежали по праву в 1945 году”.

Что собственно изменилось для того, чтобы радикальным образом изменить прежний, «никуда негодный великодержавный курс», для того, чтобы "гуманизировать отношения с миром" на основе прекраснодушных российских инициатив и продвижения Европы к самому сердцу России, на Дон в Европе, и на просторы русской Сибири в Азии?

^

Ситуация не только трагическая, но и анекдотическая



Если речь зашла о гуманизме, то можно привести и более отдаленные примеры прекраснодушия русского народа, без долгих дебатов освободившего от тягот в составе России поляков и тех же финнов, при их явной агрессивности в 1918 году. Более того, - с определенными и совершенно не правомерными с точки зрения морали и международного права территориальными подарками от советской власти. Имею в виду не только территории западной Украины, Белоруссии и русской Бессарабии, но и земли, "приобретенные Петром у разгромленной Швеции за два миллиона ефимков" в начале XVIII века. Сегодня эти приобретения Петра на Балтике называются "суверенные страны", которых в природе не существовало до 1920 года (может быть исключая только Литву).

Это и Карельский перешеек с северным Приладожьем, и Печенгская волость, которые в пылу интернациональных ожиданий или по недоразумению были переданы известными декретами В. И. Ленина финнам "забывшим свою и русскую историю". Финнам, которые, как и все прочие "чехословаки, венгры, поляки, галичане", ныне предъявляют претензии за прошлое и даже пытаются учить Россию со своей "геополитической кочки" опусами о "русской идее".

Цель одна - унизить и добиться уступок.

Хуже всего то, что в самом “сердце России” они находят поддержку, а местные ренегаты и самостийники на окраинах и в центре «уже готовы продать западу все», включая и население, за те же "два миллиона ефимков".1

В связи с этим, как не вспомнить вора домушника, который в известном всем фильме, грубо, но в соответствии с ситуацией заявил "лже Ивану Васильевичу" при его бестолковом согласии отдать “Кемскую волость” какому-то шведскому клоуну в ранге посла: "Ты что, царская твоя морда, русской землей разбрасываешься?"

Ситуация и сегодня, если не трагическая то анекдотическая. Таких "клоунов и лжецарей" расплодилось немеряно, но нет ни одного патриотично настроенного вора, который бы повторил слова “известного киногероя”. И в самом деле все воры и коррупционеры интернациональны по сути – “деньги не пахнут”.

Не менее удивительный пример можно найти в эпоху Петра I и Екатерины Великой. Петр Первый хотя был русским, но с евреизированными на немецком Кукуе мозгами, "то академик, то герой, он свеобъемлющей душой на троне вечный был работник". Он созидал Новую Россию. Это при нем она "вышла из привычной геополитической сферы”. Немка по происхождению, Екатерина даже в чем-то его превзошла. Это в ее правление по выражению Г. Федотова "пришел момент", когда количество захолустных провинций переходит в качество "блестящей империи - Великой России".

Стратегический курс оставался неизменным, великодержавность, сила и мощь империи для блага народа и будущего России.


"Блестящая империя" и "рентабельность" стратегического курса


Нет нужды доказывать, что в годы испытаний и побед Россия оставалась блестящей империей, и ни одно ее поражение в войне не приводило к разгрому с изменением курса. Даже Октябрьская революция, радикально изменив социокультуру, содержание внутренней политики и строй, не, могла, да и не имела целью изменить стратегический курс России, определенный тысячелетним менталитетом народа-созидателя. В сталинский период Россия, не только оставалась Великой, но и стала по настоящему блестящей империей, разгромившей объединенную Европу, а к 1953 году полностью восстановившей временно измененный в тяжелейшей войне "имперский блеск штыков" на сияние атомного щита, во всех его даже малозначащих для сути стратегического курса деталях.

Выход за пределы привычной геополитической сферы, продолжение материального тела России, приобретение истинного блеска непобедимой империи и потуги агрессивных соседей дорого стоили сознающему свою силу и мощь народу.

Только в войнах XVII столетия Россия потеряла 350 тыс. убитыми и более миллиона ранеными. В XVIII веке выход к Балтийскому и Черному морям, четыре войны за возврат Малороссии и Белоруссии с Польшей и тридцатилетняя война с Азией стоили России убитыми 1,5 миллиона человек. В войнах XIX столетия включая, многолетние войны на Кавказе Россия потеряла убитыми - более 730 тысяч. Всего за два с половиной первых века имперской истории Россия потеряла только боях и походах - 2 миллиона 790 тыс. человек. Это при том, что в начале XVII столетия численность ее населения не превышала 12 миллионов, к началу XX столетия - 130 миллионов человек, а численность русского населения к концу двухсотлетнего имперского периода составляла не более 65%. В XX столетии в общей сложности Россия потеряла более 34 миллионов убитыми, около 16% средне статистической численности населения, при уменьшении доли русского населения до 40-50%2. Были времена, когда требовалось отступление от правила. Россия и народ отдавали, но в будущем получали несравненно больше именно в качественном смысле этих приобретений.

Неизменность менталитета русского народа и "его инородческих окраин" сохранялись и сами сохраняли неизменным политический курс России, - стабильность развития и суверенитет в геополитически безопасных границах. Разумеется на основе силы и мощи государства.

"Империя, есть империя".

Возможно, что "рентабельность" такого курса была сомнительной. Но только с точки зрения сегодняшних представлений о России, как о «мировом захолустьи, сборище "субъектов мирового и федерального права", раздираемого новым, социально-политическим и экономическим сепаратизмом.

^

Военная политика - стойкая сопротивляемость любому насилию



Военная политика имеет как теоретическую сторону, так и практический аспект, смысл которого в проведении соответствующего исторической парадигме России стратегического курса. И если историческая парадигма в течение 350 последних лет, и пожалуй предшествующих трех столетий заключалась в расширении "геополитического пространства материального тела России", то осознанный стратегический курс основывался на мощи и силе, способной сохранить земли, приобретенные естественным движением на периферию Евразии русских первопроходцев.

Нет сомнения в том, что историческая Россия "занимала особое положение среди империй" прошлого. Она была не похожа своей огромностью на "лоскутную" австро-венгерскую империю и радикальным образом отличалась от колониальной имперской Великобритании своей напрочь исключавшей грабежи инородцев политикой. По сути инородческие окраины и народы были продолжением самого русского народа и никогда не отделялись им от России. Как впрочем, присутствие русской культуры в развитии их национальной ментальности играло определяющую роль, что не мешало существованию и развитию самой империи.

Было бы смешно сравнивать походы в Сибирь времен Ивана Грозного с потугами Запада овладеть Лифляндией во время Ливонской войны. Но эти потуги как конвульсии паралитика периодически одолевали разного рода агрессоров в Европе. Их приходилось периодически приводить в чувство овладением логова врага, но при "непременной заботе" со стороны русского народа о их суверенитете, государственности и культурном развитии. Как известно – «Гитлеры приходят и уходят, а народы, в своих заблуждениях, остаются…»

Бывали исключения, когда геополитические пигмеи по тем или иным причинам наказывались зависимостью. Но в такой мягкой форме, что не вполне было понятно, кто у кого находится в подчинении. Имею в виду все тех же финнов, не имевших государственности до их изъятия из состава Швеции, и спесивых поляков, гордых своим сидением в московском Кремле во времена смуты и походом в составе армии Наполеона в надежде поживиться "на трупе великого соседа".

Рецидивы неумеренных агрессивных намерений случались во все времена. Особенно они были показательны в XX столетии, богатом на примеры необъяснимой драчливости геополитических карликов и стратегические потуги "великих европейских держав". Но также невозможно не отметить примеры самоотверженности русских в борьбе с ними и, как ни странно, за их выгоды в ущерб собственным, русским интересам.

Можно отметить, что на протяжении веков Россия обладала стойким эммунитетом сопротивляемости любому насилию. Даже со стороны великих держав. Россия никогда не изменяла своей исторической парадигме и стратегическому курсу, мощи и силе, не выходящей без нужды за пределы ее геополитически безопасных границ.

^

Источник современных проблем



Нарушение геополитически безопасных границ в результате бескровного контрреволюционного переворота 1991 года и развала СССР вызвало ряд кровавых и бессмысленных по сути конфликтов, в которых было потеряно от 150 до 200 тыс. человек убитыми.

Нет сомнения, что с точки зрения казалось бы далеких от наших дней времен именно в нарушении стратегической границы Европы-России источник современных неразрешимых конфликтов и существования ныне призрачного мира.

Это действительно так.

В этом видится "друг истины - исторической парадокс", - суть изменение внутренней и внешней политики, но не стратегического курса России с 1917 года, как отражение особенностей непростого до и после революционного периода отечественной истории. Имеется в виду многонациональное государство на основе "права на безусловное самоопределение народов" и одновременно великодержавное строительство, периоды военно-экономической слабости и имперского блеска без всяких кавычек, создание СССР и одновременно национально определенной Советской России, как вершины государственного строительства.

Нет сомнения в том, что сталинская эпоха ярчайший пример реализации заданного 350 лет назад еще Иваном Грозным имперского стратегического курса. Только в период с 1939 по 1944 год Россия дважды восстанавливала стратегические границы с Европой: освободительным походом на запад 1939-1940гг. и восстановлением границ СССР в 1944 году. Договор "Молотов-Риббентроп", отчасти Ялтинских и Потсдамских соглашений глав государств агтигитлеровской коалиции о послевоенном устройстве Европы, только закрепляли геополитические границы между Европой и Россией. Но одновременно - изъяны советской внешней и особенно внутренней политики после войны, утопические попытки изменить менталитет русского народа "в течение жизни трех поколений" созданием "советского человека" или эпохальные решения проблемы "суверенитета и права на самоопределение вплоть до отделения" единственным росчерком "пьяного пера" в Беловежье, усугубили и привели к разрушению стабильно-безопасной геополитической границы.

Именно в этом заключается проблема Калининграда-Кенигсберга, Галиции, Приднестровья и северных областей Казахстана. Разрушение стабильно безопасных границ и рецидивы ущербной национальной политики времен образования СССР и «союзных республик на пустом месте», корень проблем "разделенного ныне 200 миллионного русского народа", продвижения НАТО на восток и обеспечения стабильности в Европе.

Действительно "кто старое помянет тому глаз вон".

Но как то забывается, что этот, в общем-то правильный тезис, все же не вполне верно отражает существо исторической проблемы памяти, и требует дополнения, - "… а кто забудет - тому оба".

Надеюсь, что мы еще не забыли историю и понимаем ее уроки.


Стратегической тупик?


Вполне очевидно, что заданный Иваном Грозным и Петром Первым политический курс через триста лет приобрел крайне размытую направленность, и сегодня траектория движения России находится в точке перехода качественных изменений в количественные, с осязаемыми признаками беспорядочного и неконтролируемого падения. Ныне Россия пребывает в запустении, а народ в растерянности.

Созданное за время последнего десятилетия "криминально - олигархическое" подобие обюрокраченного государства, без всякого преувеличения можно назвать фантомом, виртуальной политической реальностью, в которой люди пребывают по необходимости и в виде некого «советского наследства».

Здесь не имеются в виду управляющие делами запада на огромной оставшейся без хозяина территории с относительно развитой промышленностью, наукой и системой образования.

А поскольку государство только виртуальная реальность, то и вся политика с ее интегрирующей частью - военной политикой, представляется не более чем изображением деятельности с блестящей мишуре парадов, приемов, заседаний и награждений.

Нет никакой перспективы у воровского по всем признакам государства. Не может оно стать ничем кроме задворок мира и рассадником криминалитета.

Никаких надежд в расчете на современный режим, со всеми его атрибутами величия, ложного патриотизма и бредовыми идеями национальными возрождения через 25 лет, нет и быть не может. На них действительно можно поставить крест, только потому, что избранный курс хаотического или даже управляемого падения в болото мировой цивилизации, ни как не соответствует созидательной стратегии и менталитету русского народа-собирателя.

Продолжаться это будет до тех пор, пока все воры не станут патриотами, пока не Путин, а другой президент не возьмет ситуацию в “свои надежные руки”.

Никакая эволюция мелким и робким шагом не может поправить дела.

Нужны радикальные изменения.

По истине – великие видятся на фоне ничтожеств. Блестящей Россия была еще и по тому, что периодически у ее руля вставали правители, подобные Ивану Грозному, Петру I, Екатерине Великой, Иосифу Сталину.

А пока…


Там вор, здесь форменный преступник,

Там казнокрад, а здесь бездельник,

Стоят и жадною толпой

Давно глумятся над тобой…


Бедная Россия, тебе уж не до имперского блеска!


1 По тем еще петровским временам - “ефимки были крутые деньги”, а "два миллиона", вынутые из народа "подушными, дымовыми, дорожными" и прочими поборами, отданные за “чухонские земли” пригодились бы для обустройства России. Не вспомнили прибалты и финны о “ефимках”. Да собственно и проблему, например, Карельского перешейка, не кто иной, как бывший президент Финляндии М. Койвисто ретроспективно видит не боле как «проблему дач жителей Санкт-Петербурга в районе Сестрорецка и Терриоки», Вот и все понимание проблемы защиты северной столицы России. Но интересно то, что и наши новоявленные вожди не видят проблемы Калининграда, собираются копать туннель и возить картошку из С-Петербурга на экраноплане за три часа. А может подумать и в самом деле избавиться от «Пруссии» даже ценой переселения 1,5 миллиона калининградцев. С большим удовольствием в Германии останется миллион, тех, что «в глаза не видели Россию». Где наше не пропадало… Но будет надежда, что за “данцингский коридор” передерутся поляки и немцы, а заодно достанется на орехи литовцам за “меммельскую область”. От НАТО полетят перья, и вся их возня с “приближением к границам России” будет посмешищем всего мира. Глядишь и мы что-то поимеем с этого драного европейского козла. Не все же печись о чужих интересах!

2 Стратегические решения и Вооруженные силы", ИВИ МО, изд. АРБИЗО, 1993 год.





Похожие:

С. Анчуков iconДокументы
1. /Анчуков С.В. - Подготовка к современной войне.doc
С. Анчуков iconС. Анчуков
В том числе с точки зрения традиционного в настоящем ее понимания как особого общественно социального явления, связанного с продолжением...
С. Анчуков iconС. Анчуков
В том числе с точки зрения традиционного в настоящем ее понимания как особого общественно социального явления, связанного с продолжением...
С. Анчуков iconС. Анчуков
Любовь к Отечеству, труд на его благо и война в его защиту единственные вещи, ради которых можно родиться, жить и умереть
С. Анчуков iconС. Анчуков
Любовь к Отечеству, труд на его благо и война в его защиту единственные вещи, ради которых можно родиться, жить и умереть
С. Анчуков iconС. Анчуков
Второй мировой и Великой Отечественной войне в целом, как и о Сталинградской битве, в известной мере базируются на излишне идеологизированных...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов