Ф. М. Природа противоречия в интересах прокурора и потерпевшего icon

Ф. М. Природа противоречия в интересах прокурора и потерпевшего



НазваниеФ. М. Природа противоречия в интересах прокурора и потерпевшего
Дата конвертации21.05.2012
Размер69.36 Kb.
ТипДокументы

Ягофаров Ф.М.


Природа противоречия в интересах прокурора и потерпевшего


Состязательность это спор, основанный на противоречии интересов. В науке общепринятым является положение, согласно которому противоположные интересы существуют только в отношениях стороны защиты и стороны обвинения. Однако противоречивые интересы существуют и у участников выступающих на одной стороне. На стороне защиты противоречия в интересах не носят существенного характера, поскольку все участники, выступающие на этой стороне, представляют частный интерес, кроме того, указанные лица, как правило, имеют единую позицию по делу. На стороне обвинения выступают участники, представляющие как государственный и общественный интерес, так и участники, отстаивающие интересы частные. Наличие именно этого обстоятельства приводит, на наш взгляд, к возникновению порой существенных противоречий между интересами данных лиц.

Многие ученые говорят, что состязательность имеет место, когда уголовно-процессуальные функции разделены между собой, а стороны обвинения и защиты обладают равными правами. Однако никто не задумывается каким образом права распределяются между участниками, выступающими на одной стороне. Равноправие сторон, само по себе еще не обеспечивает прав личности, если эта личность не может отстоять свои интересы перед иными участниками, выступающими на одной с ним стороне.

Поскольку со стороны обвинения только прокурор и потерпевший участвуют во всех стадиях уголовного процесса (за исключением стадии возбуждения уголовного дела), нам представляется резонным осветить противоречия между их интересами. (В данной статье мы не рассматриваем случаи поддержания в суде государственного обвинения следователями и дознавателями, поскольку эта деятельность осуществляется ими только по поручению соответствующего прокурора).

Принцип состязательности наиболее полно проявляется в стадии судебного разбирательства, где функцию обвинения осуществляют прокурор и потерпевший, причем потерпевший в этой связке занимает не столько неравное, сколько подчиненное положение. Потерпевший по существу бесправен перед прокурором, и соответственно перед государством. Номинально, он на стороне обвинения, однако эта сторона активно использует потерпевшего для удовлетворения публичных интересов. Потерпевший почему-то не должен уклоняться от явки, давать ложные показания и отказываться от дачи показаний, наконец, потерпевшего могут подвергнуть приводу. Согласно части 7 статьи 246 УПК РФ, отказ прокурора от обвинения в суде приводит к постановлению оправдательного приговор, при этом мнение потерпевшего не учитывается. Позиция законодателя при разработке УПК РФ непонятна, поскольку в постановлении Конституционного Суда РФ от 20.04.
99 №7-П по делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 3 части первой статьи 232, части четвертой статьи 248 и части первой статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР предусматривается, что для вынесения оправдательного приговора в связи с отказом от поддержания обвинения, такой отказ должен последовать как от прокурора, так и от потерпевшего. Иное противоречит Конституции РФ, поскольку ограничивает право личности на судебную защиту нарушенных прав.

Сразу стоит оговориться, что многие ученые указанные положения УПК РФ считают вполне правомерными. Например, И.Л. Петрухин говорит следующее: «При отказе прокурора от обвинения суд больше не связан позицией потерпевшего и это правильно»1. Связанность суда позицией потерпевшего понимается теоретиками и практиками как противоречие в позициях занимаемых указанными участниками. У суда формируется позиция, противоречащая позиции потерпевшего только тогда, когда государственный обвинитель отказывается от поддержания обвинения, а сам потерпевший против прекращения уголовного преследования возражает. В этом случае суд обязан постановить оправдательный приговор, т.е. по сути, вынести решение противоречащее интересам потерпевшего. Значит, позиция прокурора отказывающегося от обвинения для суда все же является обязательной, в то время как позиция потерпевшего судом даже не учитывается. Между прочим, и тот и другой, законом рассматриваются в качестве стороны обвинения. Потерпевший, не поддерживая отказа прокурора от обвинения, считает свои права не восстановленными, а суд в этом случае выносит оправдательный приговор и отправляет потерпевшего с его иском в процесс гражданский, где права личности защищены еще менее полно, чем в процессе уголовном. Суд, который должен представлять собой государственный орган, защищающий всех униженных и оскорбленных, является, по сути, его антиподом, поскольку закон, при отказе прокурора от обвинения, обязывает суд отказать потерпевшему в судебной защите его нарушенных прав.

Далее И.Л. Петрухин утверждает что: «Потерпевший не может поддерживать государственное обвинение, которого при отказе прокурора от обвинения уже нет»2. Не понятно, потерпевший не может поддерживать государственное обвинение, потому что его «уже нет», или же он не может поддерживать государственное обвинение вообще, независимо от его наличия или отсутствия. Если верно первое, то когда прокурор еще в процессе и государственное обвинение еще есть, то потерпевший его может поддерживать. Логика рассуждений строится следующим образом. Если это уголовное дело публичного обвинения, то единственным обвинением в нем осуществляемым, является государственное обвинение. Вот к нему-то потерпевший и «примыкает». Однако нам представляется, что не стоит сужать обвинение, осуществляемое в суде по делам, отнесенным к категории публичных, рамками одного только государственного обвинения. УПК РФ говорит не о стороне государственного обвинения, а о стороне обвинения, к которой наряду с прокурором относится и потерпевший. Государственное обвинение это одна из форм осуществления обвинения. Если бы государственное обвинение было единственной формой осуществления обвинения, то не было бы необходимости в конкретизации, что это именно «государственное» обвинение. Кроме этой формы есть обвинение, осуществляемое частными лицами. Однако, этим лицам в делах публичного обвинения, законодателем отведена роль бесправных «примыкающих», которые не вправе протестовать ни против своего участия в уголовном процессе, ни против отказа государства от уголовного преследования.

Нам представляется, что современное российское государство не привлекает потерпевшего к участию на стороне обвинения, оно принуждает потерпевшего к этому, обосновывая свое требование публичными интересами и принципом публичности. Однако публичность не означает принудительность. Публичность есть обязательность расследования совершенных преступлений государственными органами, но ни как не обязательность участия в этом лиц, представляющих частный интерес. Как писал Вл. Случевский публичность это «…право государства на применение уголовной кары … независимо от воли потерпевшего лица»3. Таким образом, публичность не означает, что органы, ведущие процесс, вправе под угрозой наказания принуждать потерпевшего к участию в деле. Публичность есть предусмотренная законом для государственных органов обязанность возбуждать уголовное дело и осуществлять производство по нему независимо от воли частных лиц. Однако если органы государства не испрашивали согласия потерпевшего на возбуждение уголовного дела, то они не имеют морального права требовать от данного лица участия в деле. Участие любого частного лица, за исключением подозреваемого и обвиняемого, должно, на наш взгляд, регламентироваться в соответствии с принципом диспозитивности.

Таким образом, можно отметить наличие существенного противоречия между публичным и частным, а, в конечном счете, между государством и личностью. Обозначенный антагонизм, на наш взгляд, возник из-за причин и способов образования государства и целей его деятельности. Государство существует в целях защиты интересов личности, защиту которых эта личность доверяет государству. Естественно, что различные индивиды, склонны по различным причинам, делегировать государству защиту различного объема своих прав. Кроме того, некоторую категорию прав и интересов личность желает защищать только самостоятельно. Участие государства в защите подобных прав, по мнению индивида не только не обязательно, но и нежелательно. Поскольку государство представляет объединение множества индивидов, то оно защищает наиболее часто встречаемые в «просьбах» лиц права. Это дает основание утверждать, что государство защищает обобществленный, или «усредненный» интерес, который и называется публичным интересом. Но если индивид возражает против принудительной защиты его интересов государством, то государство, на наш взгляд, не вправе вмешиваться, поскольку личность определяет эту область как частную. Не государство определяет объем вмешательства в дела личности, а личность определяет объем участия государства в своих делах.

Нам представляется, что потерпевший как личность должен иметь возможность как для защиты от неоправданного принуждения к участию в деле, так и для отстаивания своей позиции перед иными участниками, выступающими на стороне обвинения. В связи с этим, мы считаем возможным, применить конструкцию принципа состязательности и равноправия на отношения, возникающие между потерпевшим и иными участниками со стороны обвинения. Отстаивание своей позиции возможно не только в отношениях с противоположной стороной, но и в отношениях, возникающих в процессе выработки единой позиции по поводу обвинения. В данном случае между потерпевшим и иными участниками, выступающими на стороне обвинения, возникает спор по поводу существа обвинения. Там, где есть спор, должны быть правила его разрешения, и эти правила очень похожи на правила, предусмотренные принципом состязательности и равноправия. На наш взгляд, нельзя утверждать, что состязательность сторон в споре и их равноправие относится только к сторонам участвующим в уголовном процессе (обвинение и защита). Если состязаться могут участники с противоположными интересами, то можно предположить, что состязание возможно и в отношениях между прокурором и потерпевшим. Однако для потерпевшего весьма проблематично защищать свои интересы, не обладая возможностью разговаривать с прокурором на равных. Поэтому потерпевший до тех пор будет оставаться ущербной фигурой, пока законодатель, хотя бы в стадии судебного разбирательства, не наделит его правами равными правам прокурора.

Состязательность применительно к нашей работе понимается нами как право и возможность лица отстаивать свои интересы в споре с равным участником, на заранее установленных условиях, не зависимо от того, возникает спор между участниками, выступающими на противоположных сторонах или на одной из них.

К сожалению, для того, чтобы потерпевший был защищен не номинально, а реально, необходимо проделать колоссальный объем работ.

1 И.Л. Петрухин. Концептуальные основы реформы уголовного судопроизводства в России. //Государство и право. – 2002. №5. – С.17-29.

2 Там же.

3 Вл. Случевский. Учебник русского уголовного процесса. Судоустройство-судопроизводство. СПб., 1910. Цит. по хрестоматии по уголовному процессу России. М., 1999. С. 68.




Похожие:

Ф. М. Природа противоречия в интересах прокурора и потерпевшего iconСовременное постиндустриальное общество: природа, противоречия, перспективы
Лекция четвертая. Трансформация производственных отношений постиндустриального общества. 25
Ф. М. Природа противоречия в интересах прокурора и потерпевшего iconДокументы
...
Ф. М. Природа противоречия в интересах прокурора и потерпевшего iconСценарий деловой игры по гражданскому делу о лишении родительских прав При выступлении в суде все, кроме судьи, встают. К судье обращаются «Ваша честь»
Судья: Прошу всех садиться. Рассматривается гражданское дело по иску прокурора г. Новотроицка в интересах несовершеннолетнего Громова...
Ф. М. Природа противоречия в интересах прокурора и потерпевшего iconСуд подтвердил социальную значимость деятельности нп «Криминон-Новосибирск»
Новосибирска состоялось заседание кассационной инстанции, по рассмотрению кассационного представления прокурора Новосибирской области,...
Ф. М. Природа противоречия в интересах прокурора и потерпевшего iconЛ. Е. Балашов противоречия гегелевской философии москва ● 2006 Балашов Л. Е. Великий Гегель. Противоречия гегелевской философии
Естественная система категориальных определений мира (категориальная структура мира) 20
Ф. М. Природа противоречия в интересах прокурора и потерпевшего iconДокументы
1. /Вероятное и достоверное в обвинительном приговоре.doc
2. /Гласность...

Ф. М. Природа противоречия в интересах прокурора и потерпевшего iconИскусственное это все то, что сделано человеком в соответствии с его идеальным замыслом, как в обществе, так и в природе. Все остальное – тоже как обществе, так и в природе – является естественным
Но в данной статье я хочу обосновать тезис о том, что за всем этим стоит более глубокое основание. А именно, определенное проявление...
Ф. М. Природа противоречия в интересах прокурора и потерпевшего iconДокументы
1. /Жеребятьев И.В. Личность потерпевшего.pdf
Ф. М. Природа противоречия в интересах прокурора и потерпевшего iconВ частности, выражение вида
Для данного процесса не являются особо существенными ни природа волн, ни природа частицы, важно лишь наличие между ними сколько-нибудь...
Ф. М. Природа противоречия в интересах прокурора и потерпевшего iconДокументы
1. /Природа и провинции Мадагаскара/Паспорт проекта.docx
2. /Природа...

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов