Когнитивный аспекты icon

Когнитивный аспекты



НазваниеКогнитивный аспекты
страница1/12
Дата конвертации30.06.2012
Размер2.47 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК


ИНСТИТУТ ЯЗЫКОЗНАНИЯ

МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ


ЯЗЫКОВОЕ БЫТИЕ ЧЕЛОВЕКА И ЭТНОСА:

ПСИХОЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ И

КОГНИТИВНЫЙ АСПЕКТЫ


Выпуск 9




Москва 2005




ББК 81.002

Я 41


Ответственный редактор

доктор филологических наук, профессор

В.А. Пищальникова




Редакционная коллегия:


кандидат филологических наук Н.В. Бугорская;

кандидат филологических наук Т.А. Голикова;

доктор психологии, кандидат филологических наук А.Г. Сонин;

кандидат филологических наук А.П. Тусичишный


Языковое бытие человека и этноса: психолингвистический и когнитивный аспекты. Вып. 9. /Под ред. В.А. Пищальниковой. — М.: МГЭИ, 2005. — с.


СОДЕРЖАНИЕ


Адамова З.Г. Принципы этнолингвистического языкового сознания (в электр. варианте статьи нет)

Беляевская Е.Г. Воспроизводимы ли результаты концептуализации (к вопросу о методике когнитивного анализа)

Бутакова Л.О., Дорофеева М.Ю. Способы когнитивной реконструкции медиа-сознания: медиа-текст и его автор

Герман И.А. Речевая деятельность как лингвосинергетический объект

Голикова Т.А. Когнитивная структура алтайского концепта уйат

Губернаторова Э.В. К вопросу об изучении национальной специфики языкового сознания этносов как залога эффективного процесса коммуникации

Желудкова Е.Г. Стратегии выбора средств адресации в условиях культурно и институционально обусловленной коммуникации

Исупова М.М. Этикетные формулы коммерческого письма как стереотипы делового общения (на материале англоязычных и русских деловых писем)

Карданова К.С. Идея благотворительности как компонент языкового сознания американцев

Кузнецов В.Г. Из истории отечественного языкознания научные связи женевской лингвистической школы с Россией

Марков В. М., Осипов Б. И. К проблеме целостного анализа словообразовательной системы языка

Нагайцева Е.В. Символ как смыслообразующая структура

Пищальникова В.А. Корпореальная семантика, или К вопросу об объекте психолингвистики

Семёнова Н.В. Семантика таксиса: концептуализация и категоризация
^

Смирнова А.Г. Этноспецифика немецкого рекламного текста: гендерный подход


Сонин А.Г., Сабуркина Н.В. Общее и различное в языковом сознании славянских народов (некоторые результаты анализа Славянского ассоциативного словаря)

Старолетов М.Г. Методика фрактального анализа текста

Тусичишный А.П., Халикова Н.В. Проблема портретности в произведениях Ф.М. Достоевского (на примере мотива смеха)

Уйбина Н. Суггестия как сущностное свойство речевой деятельности

Христова Н.А. Медиатексты как средство формирования специфических образов сознания.

Чернышёва М.Н. Категория просьбы в коммуникативно-прагматическом аспекте


Беляевская Е. Г.


^ ВОСПРОИЗВОДИМЫ ЛИ РЕЗУЛЬТАТЫ КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИИ

(К ВОПРОСУ О МЕТОДИКЕ КОГНИТИВНОГО АНАЛИЗА)


Одну из достаточно распространенных точек зрения на современное состояние когнитивной лингвистики выразил П.Б.Паршин, заявивший, что на современном этапе развития языкознания когнитивную лингвистику «с наибольшим основанием можно рассматривать как совокупность индивидуальных исследовательских программ менее, чем десятка широко известных авторов» [1, с. 30]. Подобное мнение обусловлено тем, что каждый из исследователей предлагает свою модель для объяснения того или иного языкового явления и обсуждает концептуальные структуры, лежащие в основе семантики и функционирования языковых сущностей, однако, предлагаемая модель и выделенные концептуальные структуры оказываются неприложимыми к новому языковому материалу. Таким образом, схему анализа приходится разрабатывать заново. В отличие от структурной лингвистики, где много внимания уделялось методике анализа, в когнитивной лингвистике более важным кажется результат, но без надежной методики результата оказывается невоспроизводимым, т.е. «индивидуальной исследовательской программой».

В данной статье мы возвращаемся к методике выделения когнитивной модели слова, предложенной нами в 1992 году [2]. Данная методика применима, с одной стороны, к достаточно узкому (по сравнению с общим набором языковых явлений) кругу проблем — к полисемантичному слову; с другой стороны, мы утверждаем, что она может быть использована при рассмотрении многозначных слов любого языка, хотя в данному случае мы используем в качестве примера материал английского языка.

Исходным для реализации данной методики является представление о двухуровневой структуре семантики многозначного слова. На внешнем, поверхностном, уровне располагаются значения (или лексико-семантические варианты) лексемы; на глубинном уровне располагается когнитивная структура — своеобразная «внутренняя форма», которую мы называем когнитивной моделью (далее КМ), представляющая собой схематизированный ментальный образ. КМ является общей для всех значений лексемы. Иными словами, она повторяется во всех ее лексико-семантических вариантах, обеспечивая тождество слова во всех его контекстуальных реализациях, — то, что Л. Витгенштейн называл «семейным сходством». Существование КМ слова можно предположить, но доказать, что КМ реально существует, можно только предложив такую методику, которая однозначно приводила бы к ее выделению.

Поскольку КМ слова — ментальная сущность, не осознаваемая говорящим, который «интуитивно» знает, как правильно употреблять слово, но не знает, почему то употребление, которое он выбирает правильно, а то, которое он отвергает, — нет, то выделение КМ осуществляется путем выдвижения и подтверждения или опровержения гипотез.

Методика включает несколько этапов. Первый этап, на котором происходит формирование гипотезы, заключается в обращении к этимону лексемы. Несмотря на то, что этимологическое значение может стараться в активной памяти носителей языка, оно, по-видимому не исчезает, но переходит в подсознание и продолжает играть определенную роль как «формирующая» часть семантики лексической единицы. Наши наблюдения показывают, что внутренняя форма-этимон обладает значительной устойчивостью, проявляясь с разной степенью очевидности в существующих в настоящее время значениях, и влияет на когнитивную модель.

Рассмотрим некоторые примеры.

Английский глагол to leave ВОСХОДИТ К Goth. — laibjan — to leave behind и к O.Teut. *laj?jian — remainder, relic, что позволяет выдвинуть гипотезу о том, что в когнитивной модели глагола центральными становятся две идеи «идея ухода и идея «оставить что-либо там, откуда ушел». Рассмотрение значений глагола показывает, что в их семантике эти идеи последовательно воспроизводятся, например,

To have a remainder; to cause or to allow to remain.

To transmit at one’s death to heirs or successors.

To allow to remain in the same place or condition.

To depart from, quit, relinquish

To go away from, quit (a person, a place or thing),

To pass (an object) so that it “bears” so and so to one’s course и т. д.

Необходимо сразу подчеркнуть, что признак, положенный в основу номинации, — это не сама когнитивная модель, но способ ее декодирования. В основу КМ может быть положена только часть признаков этимона» Рассмотрим для примера глагол to launch, который происходит от ONF launcher — резать, наносить рану копьем. Идея расчленения предмета другим острым режущим предметом передавалась глаголом to cut, и поэтому в основу новой категории — нового слова была положена идея бросания копья для нанесения раны, на базе которой сформировалась когнитивная модель «придать первоначальный толчок для осуществления некоторого результата» (см. значения 1) Hurl, discharge, set forth (missile, blow, censure, threat, decree); 2) set (vessel) afloat; send off, start (person, enterprise, rocket, etc.) on a course; 3) Burst (usu. out) into expense, strong language; 4) Go forth, out, on an enterprise (COD).

В некоторых случаях различия в этимоне и когнитивной модели еще значительнее. В глаголе to hold этимологическое исходное значение «держать в поле зрения» (to watch over, keep charge of) (COD). Последующий анализ показывает, что когнитивная модель несколько отличается от первоначальной идеи, хотя и непосредственного связана c ней — «удерживать в определенном положении».

Возникает естественный вопрос о возможности учета этимона в заимствованных словах, особенно в связи с тем, что в английском языке большинство слов заимствованные (по некоторым источникам до 70% английского словарного состава представлено заимствованиями). Особенно велик пласт заимствований из французского языка. Здесь, однако, следует учесть характер англо-французских языковых контактов, в ходе которых в течение многих десятков лет английский и французский языки существовали на одной территории. Функционирование французского слова, в котором реализовывалась своя когнитивная модель, а именно функционированием когнитивная модель «управляет», позволило англичанам, постоянно слышавшим французскую речь и пользовавшимся французским языком, интуитивно усваивать когнитивное основание слова, которое затем переходило в новое, уже английское, хотя и заимствованное из французского. Это явление отмечено более чем у 60% заимствований из французского языка. Примером может служить глагол to abandon. Данный глагол возник на основе французского словосочетания mettre а bandon — to put under anyone’s jurisdiction, to leave to any one’s mercy, to leave one to one’s own discretion, let loose, let go, to put under public jurisdiction or ban; banish (COD). Все эти значения объединяются вокруг первоначальной идеи словосочетания — «отдать в залог» и реализуют когнитивную модель «передать кому-либо права (на какой-либо объект или свои права)». Именно эта модель может быть выделена и в английском глаголе, ср.:

I. То subjugate absolutely

1. (obs.) To reduce under absolute control or authority;

II. To give up absolutely

2. To give up to the control or discretion of another; to leave to his disposal or mercy; to surrender a thing absolutely to a person or agent.

3. (obs.) To sacrifice, devote, surrender.

4. To give oneself up without resistance, to yield oneself unrestrainedly — as to the mastery of a passion or unreasoning impulse. (OED)

Обратим внимание на то, что у глаголов to leave и to abandon имеются значительные черты сходства многих референтных областей (ср. оставить, покинуть человека, семью, дом, место и т.д. ) и совершенно различны их когнитивные модели — у глагола to leave на первый план выходит идея удаления от объекта, у глагола to abandon — отказ от своих прав на что-либо. Наши наблюдения показывают, что у сходных или одинаковых референтных областей не может быть идентичных когнитивных моделей — в противном случае одно из обозначений, которые фактически являются дублетными, выходит из употребления.

К аналогичному выводу приходит Т.Ю. Метелкина, которая исследовала динамику семантического развития английских прилагательных, обозначающих моральные качества человека [3]. Номинативно тождественные синонимы, т.е. синонимы, у которых были идентичные признаки, положенные в основу номинации, имели тенденцию к дифференциации, в том смысле, что один из них обычно выходил из употребления после более или менее длительного периода совместного функционирования [3, c.180].

Таким образом, рассмотрение этимона является реальной основой для выдвижения гипотезы о КМ слова. Вместе с тем, необходимо еще раз подчеркнуть, что внутренняя форма как признак или группа признаков сама по себе когнитивной моделью не является.

В целом ряде случаев этимология слова бывает неясной, неустановленной или просто неизвестной (около 10% случаев). При заимствовании также может происходить формирование новой КМ, т.е. изменение КМ исходного наименования. Поэтому можно сказать, что рассмотрение внутренней формы является важным, но не решающим этапом описания.

Фактически гипотеза о когнитивной модели формируется на пересечении этимона и первичного (зафиксированного на английской почве) значения лексемы, поэтому на следующем этапе анализа необходимо рассмотрение всей семантической структуры анализируемого слова. КМ слова реализует видение тех предметных областей, для обозначения которых слово используется; экспликация предметных областей составляет значения (ЛСВ) слова, которые посредством дефиниции представлены в лексикографических источниках.

Как ни парадоксально это звучит, для выделения КМ и описания (достаточно полного; абсолютно полное описание вообще вряд ли возможно) поверхностной семантики единицы нужен словарь, содержащий с точки зрения лексикографа много «лишней» информации. В британском варианте английского языка в качестве такой относительно полной базы данных может рассматриваться Большой Оксфордский словарь (The Oxford English Dictionary), дефиниции которого неоднократно критиковали за чрезмерную длину, противоречивость и неразличение значения и употребления.

В дефиниции отражены как черты поверхностной семантики слова» так и элементы глубинного семантического уровня, которые проявляются прежде всего в том, какие признаки определяются как наиболее важные, а какие — как дополнительные при описании особенностей обозначаемого. Неполнота перечисления признаков обозначаемого для раскрытия его поверхностной семантики не кажется нам достаточно существенной, поскольку она восполняется общим знанием человека о мире, которое «вызывается» из памяти человека, как только происходит «опознание» объекта, обозначаемого данным словом. Знание КМ для носителя языка интуитивно и не нуждается в экспликации. Однако для изучающих иностранный язык и для исследователей эта информация является весьма важной и, поскольку КМ косвенно отражается в дефиниции, изучение дефиниций необходимо.

Анализ семантической структуры слова по дефинициям с целью выделения когнитивной модели должен учитывать следующие моменты:

I. Особое внимание следует уделять первому прямому номинативному значению, поскольку именно на пересечении этимологически исходного и первого прямого-номинативного значения происходит формирование КМ.

2. Для выявления когнитивной модели необходим учет всех значений многозначного слова, поскольку для того, чтобы выделить когнитивное основание отнесения элемента к категории следует предварительно изучить все элементы категории, не исключая ни одного, каким бы «неподходящим» под данную категорию он ни казался.

3. Анализ каждого ЛСВ позволяет или выдвинуть, или подтвердить, или опровергнут гипотезу о когнитивной модели.

Перейдем к рассмотрению примеров.

Рассмотрим английские глаголы to float и to drift (OЕD) Глагол to float происходит от OTeut. *fleutan со значением to float или to flow. Таким образом, в основу номинации первичного значения положена идея движения в жидкости или в воздухе; возможная, важная для последующего развития семантики глагола импликация «не опускаясь на поверхность земли» словарем не эксплицируется. Первое значение — to set on the surface of any liquid; to be buoyed up; to be or become buoyant — рассматриваемое на фоне исходной идеи позволяет выдвинуть идею о том, что важным аспектом обозначаемого действия — «движения в жидкости, нахождения на поверхности жидкости» является «нахождение в таком состоянии, которое не позволяет опуститься на дно». Значение 1в — of a stranded vessel: To get off the ground, to got afloat — не противоречит выдвинутой гипотезе и добавляет важный момент; float обозначает нахождение на колеблющейся, зыбкой основе, какой является жидкость или газ, обозначение нахождения на твердой прочной основе посредством глагола to float невозможно. Второе значение глагола — to move quietly and gently on the surface of a liquid, participating in its motion подкрепляет предыдущую идею: действия, обозначаемые глаголом to float предполагают пассивность объекта, зыбкость основания на котором он находится, слабые колебательные движения, повторяющие движение основания. Значение 2в — transf. of a person: To move up and down; be conversant вышло из употребления, однако и оно реализует общую «картинку» предыдущих значении. Значение 3 — to be .-suspended in a liquid with freedom to move; also to move freely beneath the surface; (obы.) of a fish: to swim — почти полностью отражает гипотетическую когнитивную модель, свободное движение под поверхностью воды, движение рыб в воде подчеркивает идею «не опускаясь на дно». Отметим, однако, что в двух последних подзначениях возникает представление об активности движущегося объекта что в предыдущих значениях не отмечено. Значение Зв, помеченное rare (редкое), дефинируется to be drenched or аlooded, однако приводимый пример The pavements float with guilty gore показывает, что здесь реализуется близкая к исходной идея: тротуары залиты жидкостью, на поверхности которой плавает жидкая грязь. Четвертое значение вышло из употребления to move unsteadily to and fro like an object on the surface of a liquid; to oscillate, undulate; fig. to vassilate, waver. В нем на первый план выходит идея колебаний, зыбкости, центральная идея когнитивной модели просматривается тем не менее достаточно отчетливо. Идея “непостоянства, зыбкости” подчеркивается в значении 4в to spread in undulated form и в значении 4с of a column on a march: to present a wavy line; to be unsteady.

Значение 5 — to move freely and gently in or through the air as if buoyed up or carried along by it реализует представление, отраженное в первых значениях «находиться в подвешенном состоянии, совершая при этом небольшие колебательные движения». Аналогично, 5в — the same of air itself or portions of it. Интересное развитие отмечается в значении 5с — fig. with senses: to move or hover dimly in the mind or before the eye; also of a rumour, etc: to pass from mouth to mouth. В первом подзначении исходное зрительное представление проступает более отчетливо.

Второе подзначение реализует исходную идею косвенно — слухи не исчезают («опускаются на дно»), они живут, передаваясь от человека к человеку. Здесь реализуется идея колебания (от одного к другому), идея пассивности слухов, идея «поддержания» слуха его повторением (ср. русск. «Эта идея носится в воздухе»).

Глагол to drift образован посредством конверсии от существительного drift, которое восходит к drifan — to drive. Первое прямое номинативное значение глагола to drift — to move as driven or borne along by a current; сопоставление значения этимона с первым прямым номинативным значением и последующее сравнение референтных областей — микрофреймов каждого из значений лексемы позволяет выдвинуть и подтвердить гипотезу о том, что в основе значения лексемы лежит когнитивная модель — представление о перемещении (движении) объекта под влиянием внешней воздействующей силы, причем воздействующая сила — некоторое самостоятельное движение, в которое вовлекается объект, играющий, как и в случае глагола to float, пассивную роль.

КМ семантики слова может «подходить ближе» к поверхностному семантическому уровню или удаляться от него, переходя в импликацию.

Словарная статья языковой единицы содержит разнообразную информацию; дефиниция является ее важнейшей, но далеко не единственной составляющей. Информация, содержащаяся в словарной статье за вычетом дефиниции, получила в лингвистике наименование глоссы [4]. Данные об этимологии, которые мы рассматривали выше, также относятся к глоссе. Остановимся на двух видах информации, содержащейся в глоссе, которые могут быть очень важными для декодирования КМ — иллюстративные примеры употребления и различного рода экспликации. Ставя своей целью не только обеспечение идентификации обозначаемого, но и обеспечение правильного употребления слова, а также признавая недостаточность для этих целей одной только дефиниции, лексикографы практически всегда прибегают к иллюстративным примерам, которые помогают «почувствовать» и интуитивно усвоить правила употребления слова. «Не мудрствуй лукаво, — призывал лексикографа Л.В.Щерба, — а давай как можно больше разнообразных примеров ... Само собой разумеется, что нет надобности приводить однообразные цитаты; но исчерпать их разнообразие совершенно необходимо» [5]. Иллюстративным примерам, по-видимому, принадлежит роль подтверждающего и корректирующего фактора при интуитивном выделении КМ слова носителями языка. Действительно, рассмотрев дефиницию и создав первоначальное представление об обозначаемом, человек сразу актуализирует весь блок памяти, относящийся к обозначаемому, что позволяет ему гипотетически очертить тот круг ситуации, где данное слово может употребляться. Сравнивая свои прогноз с приводимыми словарем примерами, человек корректирует сформировавшееся у него интегральное представление об употреблении слова — отсекает невозможные употребления, фиксирует типовые и закрепляет те смыслы, которые передает данное слово в разных ситуациях. Иллюстративные примеры могут быть двух основных типов: реальные примеры употребления, взятые из произведений художественной литературы, а также из разговорного языка, и специально сконструированные типовые употребления. В последнем случае типизация и специально сконструированный характер не означает, что примеры носят отпечаток искусственности; это чаще всего та наиболее частотная форма выражения, которую фиксирует составитель словаря как носитель языка. Приводимые лексикографическими источниками примеры могут использоваться для верификации сформировавшейся гипотезы о когнитивной модели слова, поскольку по определению когнитивная модель «управляет» употреблением и ни одно употребление не может ей противоречить (естественно, здесь имеются в виду случаи правильного с точки зрения носителей языка употребления, а не нарушения с целью создания стилистического эффекта или реализации, проистекающие из-за незнания слова, типа «Я такой экспроприации (в смысле оскорбления) не потерплю!»).

Большой Оксфордский словарь приводит примеры из письменных источников специально сконструированные типизированные примеры приводятся обычно учебными словарями, которые прежде всего должны дать типовые употребления. В соответствии с теми целями, которые ставят перед собой учебные словари, примеры иногда объясняются, перифразируются с тем, чтобы эксплицировать тот смысл, который передает говорящий, если он употребляет слово так, как это показано в приводимом примере. Подобный перифраз представляет собой экспликацию.

Под экспликацией мы понимаем прямое указание или прямое объяснение смысла, лежащего в основе семантики слова или в основе его употребления. Данный лексикографический прием весьма повышает эффективность словаря и во многих случаях позволяет верифицировать когнитивную модель. Приведем некоторые примеры. Глагол to perk реализует когнитивную модель «резко подняться над первоначальным уровнем, проявить жизненную активность» (ср. русск. «выставиться» (разг.) Один из ЛСВ этого глагола to lift one's head, raise oneself or thrust oneself forward, однако в соответствии с когнитивной моделью имеется в виду не просто действие, но проявление активности, эмоции. Приводимый ALD пример The horse perked up its head сопровождается экспликацией, позволяющей выявить эту особенность употребления — lifted its head as a sign of interest. Когнитивная модель глагола to hold -удерживать в стабильном положении; именно этот аспект объясняется перифразом Примера — This new car holds the road well — is stable, e. g. when cornering at speed (ALD). Подобные экспликации носят вспомогательный характер; гораздо важнее описания общих закономерностей употребления слова, во многих случаях прямо указывающих на когнитивную модель, например,
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Добавить документ в свой блог или на сайт



Похожие:

Когнитивный аспекты iconБ. а ларина Фразеологический семинар
«национально-культурный и когнитивный аспекты изучения единиц языковой номинации»

Когнитивный аспекты iconРоссийская Академия наук
Языковое бытие человека и этноса: психолингвистический и когнитивный аспекты. Вып. /Под ред. В. А. Пищальниковой. — М.: Мгэи, 2004....

Когнитивный аспекты iconМосква 2006
Языковое бытие человека и этноса: психолингвистический и когнитивный аспекты. Вып. 11. /Под ред. В. А. Пищальниковой. – М.: Мгэи,...

Когнитивный аспекты iconЯзыковое бытие
Языковое бытие человека и этноса: психолингвистический и когнитивный аспекты. Материалы IV международных Березинских чтений. Вып....

Когнитивный аспекты iconЯзыковое бытие человека и этноса
Языковое бытие человека и этноса: психолингвистический и когнитивный аспекты. Материалы Международной школы-семинара (VI березинские...

Когнитивный аспекты iconФилософские аспекты проблемы коммуникаций В. П. Галкин, В. А. Мукин
В статье затронуты некоторые аспекты влияния свойств субъекта коммуникации, ограниченности его интеллектуальных ресурсов на возможность...

Когнитивный аспекты iconНотариальное право. Сравнительные аспекты
Молдовы Кишиневе проходила Международная конференция, организованная Германским Фондом Международного Правового Сотрудничества при...

Когнитивный аспекты iconДокументы
1. /Политический процесс основные аспекты и способы анализа под ред. Е Ю Мелешкиной/Мелешкина...

Когнитивный аспекты iconВалерий Анатольевич Лукин, сотрудник Государственного мемориального музея А. В. Суворова, аспирант Европейского университета в Петербурге царственный путь императора александра III: некоторые аспекты внутренней политики
Российской Империи на рубеже XIX-XX столетий, прерванное первой мировой войной и революцией. Потому в нижеследующем тексте делается...

Когнитивный аспекты iconЦинизм и кинизм: философско-этические аспекты
Причем большинство людей используют это понятие в своей повседневной речи, подразумевая под ним лишь одно содержание и значение....

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы