Современные бедствия icon

Современные бедствия



НазваниеСовременные бедствия
Дата конвертации30.06.2012
Размер186.04 Kb.
ТипРеферат




П. НИКОЛАЕВ


СОВРЕМЕННЫЕ БЕДСТВИЯ

(Бессилие церкви, науки и политики)


Настоящая брошюра знакомит читателя с содержанием обширного трехтомного сочинения «Понятие о Боге как Совершенной Основе нашей жизни». Содержание всего первого тома (обоих его отделов) изложено здесь настолько подробно, что оно вполне вводит читателя в курс излагаемого понятия о жизни; что касается содержания двух других томов, то оно по необходимости излагается лишь очень кратко, как бы в виде конспекта, дающего общее, хотя и ясное, понятие о содержании каждого отдела и даже каждой главы. Обширное сочинение это, содержание которого сжато излагается в этой книге, посвящено исследованию нашего сознания и обоснованию, доказательству разумного религиозного объяснения жизни; оно потребовало для своего завершения двадцатитрехлетнего труда и неоднократных переработок с целью достижения наибольшей ясности и полноты. Часть обширного накопившегося материала была издана в двух томах, печатаясь постепенно с 1908 г. по 1914 г.

Религиозно-философские вопросы, уяснению которых посвящен этот труд, не суть вопросы, отвлеченные от жизни. Напротив того, только при условии уяснения этих вопросов может постепенно проясняться нравственное сознание людей и, как следствие этого, может улучшиться их жизнь. 12 лет тому назад незадолго до своей смерти Л.Н. Толстой, знакомясь с тогда еще незаконченным Женевским изданием этого труда, писал мне (19 сентября 1910 года): «Предмет, которым Вы заняты, есть предмет самой первой важности, всегда, и в особенности в наше время, нужный людям. Нисколько не удивляюсь, что он взял у Вас столько труда и времени».

В 1914 году вышло в Москве введение к этому сочинению. Вслед за тем весь труд этот должен был быть издан полностью в трех томах московским издательством «Посредник». Но издание это не состоялось вследствие разразившейся войны. Кровопролитная свалка так называемых христианских культурнейших и просвещеннейших государств, а затем политическая, социальная и экономическая революция в России, принимавшая все более кровопролитный характер, поглотили надолго все силы и все внимание людей, и надолго отвлекли их от вопросов истины и нравственного совершенствования. На первый план как высший идеал жизни и с небывалой раньше силой выступило стремление к достижению материального благосостояния всеми средствами, хотя бы для достижения этого «идеала» приходилось нарушать самые элементарные требования совести, нравственности и жалости к людям. И до сих пор кровавый кошмар еще не успел окончательно рассеяться, и внимание людей во всех странах все еще поглощено хаосом политической и экономической борьбы. Казалось бы, что при таких условиях появление предлагаемого труда, имеющего задачей философское исследование нашего сознания и замену давно отжитых церковных верований религией разумной и строго обоснованной, является еще несвоевременным. На самом же деле это не верно.
У многих и многих чутких людей во всех странах уже назревает сознание, что пока у людей нет возвышенного и разумного понятия о смысле жизни, пока у них нет в душе никакой опоры для обуздания их эгоизма, пока на первом плане у них остаются стремления чисто материальные, никакие внешние изменения политических, социальных и экономических форм жизни не могут достигаться без насилий, не могут быть устойчивыми и не могут сделать людей счастливыми.

У многих людей во всех странах назревает сознание, что мирная, братская и безбедственная в нравственном и материальном отношении жизнь людей не может быть достигнута внешними средствами – ни путем насилия, ни путем принудительных внешних законов и реформ; она вытекает естественно только из постепенного прояснения у людей их нравственного отношения к своей собственной жизни и к жизни других людей. Изменение к лучшему внешних форм жизни – международных, социальных и экономических отношений – конечно необходимо, но оно не может быть достигнуто, пока нравственное отношение людей к своей собственной жизни и к жизни других людей остается низменным и узко эгоистическим. Никакими внешними мерами, никакими международными мирными конференциями и трибуналами нельзя устранить войну между народами, пока народы эгоистически обособляются друг от друга и ненавидят друг друга. И в пределах одной и той же страны нельзя никакими внешними мерами создать истинную мирную и братскую жизнь, если люди этой страны нравственно обособляются друг от друга, разбиваются на партии, враждуют и дерутся за материальные блага. Попытки улучшить жизнь людей поскорее с помощью насильственной, политической, революционной деятельности – все это суть попытки как можно скорее построить крепкое здание из сырого, необожженного кирпича и гнилых бревен. Многим и многим людям во всех странах становится ясно, что нельзя создать братскую и счастливую жизнь одними только внешними средствами – путем писаных законов, реформ, насильственных переворотов, или перекраиванием границ государств, или переименованием их из монархий в республики буржуазные, а потом – в республики социалистические. Пока не прояснилось внутреннее, нравственное отношение людей, пока основным стремлением их жизни будут блага материальные, они неизбежно будут (каковы бы ни были чисто внешние формы их государственной и социальной жизни) эгоистически враждовать, бороться и страдать. Все попытки улучшения жизни внешними средствами подобны тому, как если бы доктора, видя, что больные бледны, худы и страдают, и, желая поскорее придать им здоровый вид, стали бы раскрашивать их лица румянами вместо того, чтобы изгонять гнездящуюся внутри болезнь. Попытки установить лучшие внешние формы жизни среди людей, нравственно неподготовленных к тому, чтобы жить такой лучшей жизнью, всегда сводятся к насилию, к стремлению загнать людей в рай дубиною. Но сама дубина эта неизбежно обращает предполагаемый рай в ад. Иезуитский принцип, гласящий, что хорошая цель оправдывает дурные, насильственные средства, всегда приводит и будет приводить к бедствиям. Мирная, братская и счастливая жизнь людей может создаваться при условии, если люди будут нравственно способны жить такой жизнью без принуждения и насилия. Страдания людей за последнее время стали более чем когда-либо нестерпимыми, и люди хватаются за всевозможные государственные, политические, революционные средства, чтобы от них избавиться. Людям кажется, что причин их страданий много. Одним кажется, что страдания людей происходят от несправедливого государственного устройства, от капитализма и от войн, другим кажется, что страдания происходят от революции. На самом же деле существует только одна единственная, самая основная и самая интимная причина всех вообще бедствий людей: она коренится в душе людей – это есть их низкий нравственный уровень. Из этой причины, и только их нее, вытекает и несправедливость государственного устройства, и капиталистический гнет, и безумные войны, и кровавые революции. И только по мере того, как будет повышаться нравственный уровень людей, они смогут избавиться от всех этих бедствий. Но возможно ли повышение нравственного уровня людей, и если возможно, то как достигнуть этого повышения? Ужасный опыт последних лет с особенной наглядностью должен убедить людей, что так называемая теперешняя культура: наука, искусство, техника, которыми люди так гордились, не только не улучшают людей нравственно, но скрывают за собою глубокую дикость нравов и не препятствуют ни войнам, ни захвату чужих земель, ни порабощению народов, ни кровавым внутренним междоусобиям, ни кровавой борьбе за материальные блага. И сваливать здесь вину на непросвещенные народные массы нельзя. И войны, и кровавые революции затеваются, подготавливаются и руководятся не народными массами, но людьми, прошедшими всевозможные школы и академии. Таким образом, надеяться на то, что распространение в народе школ и академий избавит людей от подобных бедствий, никак нельзя. Очевидно, что это просвещение не совсем такое, какое нужно для установления среди людей нравственной, мирной, братской и счастливой жизни. (Как одну из ярких иллюстраций сказанного достаточно вспомнить бесчеловечный манифест 70 немецких ученых, оправдывавших зверства германских войск в Бельгии).

Для верных сынов различных церквей должно стать очевидным, что церкви с их учениями, догматами, таинствами, обрядами и иерархиями за всю свою многовековую деятельность не только оказались бессильными предотвратить свои паствы от массовых убийств и всевозможных зверств во время войн, но даже не могут улучшить частную жизнь людей, которая неизменно остается проникнутой глубоким эгоизмом и борьбой за материальные блага. Бессилие церквей видно из того, что жизнь их последователей остается проникнутой на практике самыми материалистическими стремлениями.

Для социалистов всех стран и всех партий должно стать понятным, что в их вовсе безрелигиозных, материалистических учениях тоже не хватает чего-то самого главного – твердого фундамента для совершенствования нравственного отношения людей к своей собственной жизни и к жизни других людей. Материалистическое мировоззрение, на котором эти мировоззрения основываются, приводит людей к уверенности, что так называемая плотская смерть человека есть совершенное разрушение его жизни. Так что как бы человек ни жил – хорошо или дурно – это безразлично в том смысле, что он все равно не вынесет из этой жизни никакого результата. С плотской смертью для человека исчезает жизнь и всякая ответственность перед своей совестью. Согласно этому воззрению выходит так, сколько бы человек ни стремился совершенствоваться, подавлять свой эгоизм, служить другим людям, это не имеет, в конце концов, никакого смысла, так как все его усилия неизбежно пойдут насмарку с его собственной смертью и со смертью тех людей, которым его приглашают служить. Даже служение будущему благу всего человечества для последовательных материалистов не может иметь абсолютного смысла. С точки зрения материалиста непонятно, почему человек должен умерять свой эгоизм и работать на будущих, неизвестных ему людей, жизнь которых ничем не более ценна, чем его собственная, и неизбежно тоже, в конце концов, разрушится, причем все его усилия все равно пойдут насмарку. Нравственная работа над собой и работа служение другим людям получают абсолютный смысл только на почве религии, т.е. тогда, когда мы признаем, что эта работа ни в каком случае не пропадает, но выносится и нашей собственной душой, и душами тех людей, которым мы служим, за пределы этой временной земной жизни. Но мало того, что с точки зрения материализма никакая самоотверженная нравственная работа для человека не имеет абсолютного смысла, эта работа даже совсем невозможна, так как жизнь человека признается продуктом материи и всецело обусловлена законами материи, которых изменить мы не можем. Согласно материалистическим воззрениям логически выходит так, что у человека нет свободы изменять и совершенствовать свою жизнь, у него нет поэтому даже теперь нравственной ответственности: его жизнь не может называться ни хорошей, ни дурной, но она просто такова, как это установлено материальными законами. На материалистическом мировоззрении нельзя основывать никакого нравственно-обязательного отношения к жизни. Временная земная жизнь признается единственно возможной и разрушающейся, и потому человеку не только нет смысла подавлять свой эгоизм и расходовать свою личную жизнь или жертвовать ею ради искания истины или ради служения другим людям, но, напротив, есть полное основание брать для себя от этой жизни как можно больше благ и отстаивать эти блага всеми средствами до убийства включительно. Если есть среди материалистов люди самоотверженные и добрые, то происходит это потому, что они от рождения так добры, что не следуют логическим требованиям своей теории, которую усвоили только умом, но поступают вопреки ей. Большинство же людей, с менее развитым от рождения стремлением к добру, или более последовательных, материализм неизбежно приводит к безудержному росту эгоизма и к безудержной борьбе за материальные блага. Основываясь на материалистическом понимании жизни, социалистические теории неизбежно выдвигают для массы людей как идеал, как цель жизни достижение материальной обеспеченности всеми средствами. Это тот же самый материалистический идеал, которым руководится и буржуазия, у которой тоже нет никакого высшего, религиозного отношения к жизни, так как церковные учения такого объяснения не дают. Материалистический идеал этот выражается в том, что люди стремятся как можно больше благ жизни брать от других и как можно меньше давать от себя, как можно меньше часов работать на других и как можно больше получать от них. Поскольку социализм вносит этот буржуазный идеал в жизнь массы рабочих людей, выходит так, что каждый рабочий человек, хотя на словах и осуждает жизнь буржуазии, на деле завидует такой жизни, и при первой возможности готов все сделать, чтобы и для себя отвоевать такую жизнь. Такое материалистическое понимание смысла жизни приводит неизбежно массы людей к тому, что они начинают смотреть на труд как на проклятие, от которого надо стараться всеми мерами избавляться, а на материальные блага смотреть как на наивысшую цель, для достижения которой пригодны все средства. Отсюда неизбежно должна вытекать борьба со всеми вытекающими из нее ужасными последствиями. Одним словом, социализм, поскольку он основывается на материалистическом толковании смысла жизни, не дает фундамента для поднятия нравственного отношения людей к жизни, а без такого нравственного отношения людей к жизни невозможно улучшение и внешних форм жизни, т.е. социальных и экономических отношений между людьми. Единственным твердым фундаментом, на котором может быть построена лучшая жизнь людей, является религия. Я говорю, конечно, не о церковной религии, так как многовековой опыт достаточно выяснил ее роль, и в результате ее многовековой деятельности современные лжехристиане оказываются хуже всяких язычников. Я говорю о религии понятой в ее истинном и высшем значении. Только разумное и при том обоснованное, т.е. не оставляющее сомнений, религиозное понимание жизни может дать людям действительную нравственную культуру, при которой постепенно изменяются к лучшему социальные и экономические отношения людей и станут невозможными войны и кровавые междоусобия. Религия указывает, что отрешение от борьбы за материальные блага не только не ведет людей к голодной смерти, но как раз обратно: люди только потому и голодают, что стараются вырвать друг у друга плотские блага путем насилия, путем разорительных войн и революций. Когда достижение материального благосостояния ставится как высшая цель жизни, то ради достижения этой цели люди поступаются нравственными требованиями своей совести; это неизбежно приводит людей к борьбе, вражде, капиталистической эксплуатации, войнам, а потом к кровавым разорительным революциям, и никакого благосостояния не получается. Напротив, когда люди ставят целью нравственное совершенствование своей жизни, ограничение своих эгоистических потребностей и служение истинному благу других людей, то их этого самим собой как неизбежное следствие вытекает нравственное удовлетворение жизнью, т.е. счастье, и вместе с тем устраняются те бедственные материальные условия, от которых люди вследствие своей неразумной жизни страдают. Обыкновенно бывает так, что, руководясь разумными религиозно-нравственными правилами жизни, люди этим самым достигают безбедственного состояния и в материальном отношении. И это мы видим на опыте. При том же самом гнетущем царском режиме в России, когда огромное большинство населения, одуренное церковным учением, бедствовало и голодало, так называемые общины сектантов-рационалистов (духоборов, молокан, штундистов, новоштундистов, баптистов, менонитов, евангелистов и проч.), руководясь в своей жизни нравственным учением евангелия, переставали пить водку, становились несравненно нравственнее, трудолюбивее, работоспособнее, организовывали братскую взаимопомощь и коммунальное полевое хозяйство, следствием чего явилось повышение их материального благосостояния. И таких людей, так называемых сектантов-рационалистов, считалось в России сотни тысяч (это по официальной статистике, всегда уменьшавшей число отпавших от официальной церкви). Подобные религиозные движения существуют и в других странах (напр., квакеры, менониты, гернгутеры, назорены в Сербии и др.). Эти практические результаты влияния разумной религии на жизнь людей можно наблюдать всюду, где религия очищается от церковного наноса; и это совершается независимо от правительственного строя в данной стране, даже тогда, когда строй этот стремится подавить всякую свободу (как, например, при царском режиме в России). И наоборот, даже тогда, когда люди путем революций пытаются установить более справедливые законы, эти законы не могут исполняться, если религиозно-нравственное отношение людей к их собственной жизни и к жизни других людей остается низменным и эгоистичным. Эти лучшие законы приходится отменять или вводить с помощью насилия, которое обращает жизнь в ад. Улучшение внешних форм жизни необходимо, но только надо постоянно помнить значение этих внешних изменений. Подобно тому, как в паровозе источником движения является сила пара, устройство же паровоза есть только необходимое условие, без которого движущая сила не может проявиться, - так же и в жизни людей источником, движущим жизнь, является внутренняя нравственная работа людей, проясняющая их отношение к жизни; соответственные же лучшие формы жизни суть только необходимое следствие этой внутренней работы. Люди, которые пренебрегают внутренней религиозно-нравственной работой и надеются достигнуть совершенствования жизни путем одних внешних реформ, подобны людям, которые, не разводя в паровозе пара, надеялись бы получить движение, переставляя рычаги и прижимая разные кнопки. Изменение внешних форм жизни необходимо и хорошо, поскольку оно является следствием уже созревшего нравственного улучшения людей. Нельзя продолжать жить в дурных внешних формах, если внутренняя жизнь людей давно переросла эти формы. Ведь как бы мало человек не заботился о своей одежде, он по мере своего вырастания из ребенка во взрослого, неизбежно будет менять ее, иначе она будет стеснять движения, мешать работе, разваливаться от ветхости и перестанет защищать от непогоды. Но ни в каком случае изменения внешних форм не должны стоять на первом плане, они не должны отвлекать внимание людей от работы основной, внутренней – нравственной. Только при таком условии изменения внешних форм жизни совершаются естественно и без насилия. Величайшая ошибка людей вообще и социалистов всех категорий в частности состоит в том, что они легко смешивают причину с ее последствиями или, вернее сказать, думают, что последствия производят причину. Низкий нравственный уровень людей и борьба их между собою есть настоящая причина, производящая из себя как следствие материальные бедствия людей. И потому, чтобы устранить материальные бедствия людей, надо устранить их причину, т.е. устранить низкий нравственный уровень и борьбу. Людям же кажется, что дело происходит наоборот. Им кажется, что материальные бедствия людей, их материальная необеспеченность есть настоящая причина, производящая низкий нравственный уровень людей и их борьбу между собою. Отсюда специалисты приходят к заключению, что надо поставить перед людьми как цель жизни во что бы то ни стало и всеми средствами борьбы добиваться материальной обеспеченности, и тогда как следствие этого повысится нравственный уровень людей и устранится их борьба. Достигнут люди материального благосостояния – и тогда само собой они станут нравственнее и разумнее. Эти прекрасные духовные результаты будут вытекать как простое следствие хорошего питания, свободного времени и материалистического просвещения. (Социалисты утверждают это, хотя они сами же указывают, что классы буржуазные, уже достигшие материального благосостояния, несмотря на хорошее питание, свободное время и материалистические свои идеалы, суть классы самые далекие от нравственности и разумности). При этом, конечно, забываются и уроки истории, и опыт жизни, которые наглядно свидетельствуют, что и Будда, и Сократ, и Диоген, и греческие стоики, и Иисус, и сотни других религиозных учителей и философов, и множество подвижников науки, и христианские подвижники, и целые общины так называемых сектантов во всех странах, и миллионы совсем неизвестных людей всех времен и народов достигали высокого нравственного уровня не потому, что они сперва достигали материального обеспечения, но как раз обратно – именно потому, что они с презрением относились к материальной стороне жизни, а жили более возвышенными духовными запросами. Много среди социалистов хороших, самоотверженных людей, искренно стремящихся улучшить жизнь, но необходимо, чтобы эти люди с полной искренностью и критически отнеслись к своей теории. Основная ошибка социалистов том, что они ставят на первый план борьбу за лучшие материальные условия жизни, тогда как самая борьба эта закрывает возможность нравственного отношения к жизни и приводит к бедствиям. Народные массы, истомленные капиталистическим строем с его империализмом и бесконечными войнами, жадно ищут улучшения жизни и бросаются от социализма к коммунизму. Но здесь они встречают опять борьбу, резню и еще худшие бедствия. И люди мечутся, не находя выхода. Они не понимают, что выход состоит только в том, чтобы понять, что ставить погоню за материальными благами выше требований совести, любви и жалости ко всем людям дурно не только для капиталистов и буржуазии, но и для всех людей вообще. Идеал достижения материального благосостояния всеми средствами, и даже самыми безнравственными, идеал дурной, гибельной не только для меньшинства – буржуазии, но и для большинства – трудящегося народа; это есть путь, неизбежно ведущий к гибели. И спастись от этой гибели люди могут только тем, чтобы на место принципа экономической борьбы за материальные блага поставить в основу своего поведения принцип религиозно-нравственный. Чтобы люди могли действительно улучшать свою жизнь, они должны будут эволюционировать от материализма к спиритуалистическому идеализму, от атеизма к разумному понятию о Боге как Совершенной Основе жизни, проявляющейся в глубине души людей. Говорят, что путь религиозного обновления жизни есть путь медленный. Это возможно, но это единственный путь, и другого у людей нет. Быстрое же перекраивание жизни одними только чисто внешними и притом насильственными мерами ни к чему хорошему не приводит. При том низком умственном и нравственном уровне, на котором стоит до сих пор огромное большинство людей, быстрое распространение каких-либо идей не только не доказывает их истинности, но, наоборот, есть признак их легкомысленности: глубокие и устойчивые изменения в жизни людей совершаются всегда медленно. Иначе и быть не может. Нельзя вылечить больного, страдающего чахоткой, и прибавить ему вес на 10 килограмм в один день, и нельзя вообще изменить жизнь людей по мановению волшебного жезла. Все безумие жизни людей и огромное большинство тех страданий, которые люди сами себе создают, происходит от отсутствия у людей разумного религиозно-нравственного отношения к собственной жизни и к жизни других людей. И устраниться это может только путем эволюции их внутреннего сознания. От самих людей зависит ускорить эту эволюцию. А для этого надо, чтобы люди как можно меньше заботились об изменениях внешних – политических, и как можно больше думали о религиозно-нравственном просветлении себя и других людей. Религия ставит целью жизни совершенствование и единение людей в любви и истине. Религиозная цель жизни не только не разжигает в массах людей эгоистическую погоню за материальными благами, но она исключает всякую борьбу за эти «блага» и тем более с помощью насилия и убийств. «Не ставьте материальные блага целью вашей жизни и не деритесь за них, и все вы будете сыты». Так отвечает религия на запросы людей, но этот голос религии не доходит до людей и никого не убеждает. Причины этому две. Первая причина состоит в том, что огромное большинство людей совсем не имеют понятия о том, что такое религия, и принимают за религию тот нанос, которым церкви затемнили религиозную идею. Истинный замысел религии так глубоко извращен церковными наслоениями и суевериями, что огромное большинство людей принимают за религию учения церквей, т.е. ту внешнюю оболочку, которая скрывает собою религиозную идею. Часто приходится слышать, что религия не только оказалась бессильной нравственно усовершенствовать жизнь людей и создать счастливую и братскую жизнь, но что она всегда была источником суеверий, тьмы и угнетения. Это совершенно неверно. Великие религии при их зарождении, несомненно, нравственно улучшали людей, сглаживали их эгоизм и освобождали их от всех форм насилия; как следствие этого изменились внешние формы жизни среди последователей: устанавливалась добровольно братская жизнь, чуждая насилию и принуждению; иногда эта братская жизнь принимала форму жизни коммунальной. Так действовала и всегда будет действовать на людей истинная религия. К несчастью смысл великих религий быстро извращался. Провозглашались эти религии в отдаленные времена, когда сознание массы людей было еще преисполнено суеверий и жаждой чудес, и не могло воспринять высокого метафизического и нравственного замысла основателей. Религия вырождалась в церковь и совершенно затемнялась церковными баснями и обрядностями. Церковность есть только нанос, скрывающий религиозную идею; и потому обвинять религию в том, в чем виноваты только церкви – это величайшее недоразумение. Все великие религии при своем зарождении - не только учение Иисуса, но и браманизм, и буддизм, и даосизм, и другие религии – провозглашали одно и то же нравственное учение любви как закон Бога, проявляющийся в глубине души человека. Великие религии строго подчиняют людей Богу, т.е. тому высшему нравственному началу, которое проявляется в душах людей и требования которого с наибольшей ясностью выражены основателями великих религий в их нравственных учениях. Основной нравственный принцип великих религий – это есть общее единение людей, единение и слияние не только сословий, но и национальностей в общем стремлении к единой истине и совершенству. Объединяющие принципы, гласящие, что среди людей религиозных, признающих Божеские законы любви, что не должно быть ни богатых, ни бедных, и что «несть ни эллина, ни иудея, так как все люди братья», положены были в основу не одного христианства: и браманисты, и буддисты, и даосисты, и люди других религий находят эти принципы в основаниях своих религий. Все религии при своем зарождении призывали людей к совершенствованию и единению. Это совершенствование и единение требуют от людей трудной борьбы со своим эгоизмом, со своими эгоистическими страстями. Но, чтобы люди могли вести эту трудную душевную работу совершенствования, им нужна уверенность, что усилия их не разрушаются так называемой плотской смертью. Вторая причина, почему религиозные истины до сих пор имеют слишком мало влияния на нравственную жизнь людей, состоит в том, что истины эти высказывались в догматической форме, т.е. без доказательств, так что люди вынуждены были воспринимать их на веру. Но вера необоснованная есть нечто весьма шаткое, это далеко не есть уверенность. Людям нужны твердые умственные доказательства, что наша теперешняя плотская жизнь есть только некоторое временное сновидение, плотская же смерть есть только разрушение этого сновидения и переход души к иным формам жизни; нужна уверенность, что эта новая жизнь должна быть тем радостнее, чем более расширили мы свою душу, чем более очистили ее от эгоистической обособленности, злобы и других страстей. Люди должны иметь твердые умственные доказательства, что их плотская жизнь призрачна как сновидение, что разрушение сознаваемой нами картины тела, которую мы себе рисуем, не заменит собою смерть души, но лишь ее переход к некоторому иному, высшему сознанию; что смысл нашей теперешней жизни состоит совсем не в том, чтобы оберегать эту плотскую нашу жизнь всеми средствами эгоистической борьбы и даже убийства, но, напротив, в том, чтобы совершенствовать нашу душу, подготовить ее к переходу к высшей жизни и расходовать нашу плотскую жизнь и даже вовсе ее жертвовать всюду, где это нужно, ради совершенствования и душевного объединения с другими существами. Так объясняет смысл нашей жизни истинная религия. Но чтобы этот ответ, который дает религия, стал для людей убедительным, необходимо строгое исследование нашего сознания, которое дает доказательства, что наше тело есть только картина, посредством которой мы временно иллюстрируем для себя душу, и что разрушение этой картины вовсе не есть разрушение души, но знаменует собою лишь переход ее к иной жизни. Доказательства эти веками назревали на почве исследования нашего сознания, и задача настоящего труда состоит в том, чтобы собрать их и дополнить новыми соображениями, устраняющими оставшиеся пробелы и сомнения. Людям необходимо понять, что наша душа (совокупность наших мыслей, чувств и желаний) не только не есть временный и разрушающийся продукт нашего тела и материального мира, но что как раз обратно: само тело наше и так называемый материальный мир суть не более как образы, временно порождаемые нашей душой и иллюстрирующие скрытую за этими образами и воспринимаемую нами их мира жизнь. Итак, предлагаемый труд, посвященный установлению религиозного объяснения жизни на почве обязательных для разума доказательств, не есть труд отвлеченный от жизни и происходящих в ней событий. Напротив того, устанавливая разумное религиозное объяснение жизни, мы этим самым изменяем наше отношение к тем телесным образам, которые мы себе создаем. Мы перестаем смотреть на нашу жизнь как на нечто разрушающееся с разрушением картины тела, и перестаем ради сохранения интересов нашей временной плотской жизни притеснять, ненавидеть и насиловать людей. Установление разумного религиозного объяснения жизни открывает людям возможность улучшить жизнь единственно действительным и притом мирным путем. Это сознание практической важности установления разумного понимания жизни дало мне силы, несмотря на всю трудность сосредоточенной работы во время войны в атмосфере всеобщего озлобления и страдания, продолжать эту работу; причем я воспользовался отсрочкой ее издания, чтобы еще раз переработать ее всю с целью придать ей возможную полноту, ясность и общедоступность. Мало того, самый план ее издания за последние годы изменился. В настоящее время обширная работа эта подготовлена к изданию в виде 8 книг, представляющих собою последовательные выпуски, объединяющиеся в три обширных тома. Вследствие непомерных цен повсюду на бумагу и набор, издание этого обширного вполне законченного труда все еще не может состояться. В виду этого мною составлено предлагаемое краткое изложение, дающее общее понятие о содержании различных отделов этого долголетнего труда. Если бы, несмотря на неулегшиеся еще политические и экономические страсти, поглощающие теперь всеобщее внимание, этому конспекту удалось заинтересовать более или менее широкий круг читателей, то это облегчило бы возможность скорейшего издания всей обширной работы в ее полном виде.




Похожие:

Современные бедствия iconПриродные катастрофы Стихийные бедствия
Стихийные бедствия могут возникать как независимо друг от друга, так и во взаимосвязи: одно из них может повлечь за собой другое
Современные бедствия iconДокументы
1. /Цыганков А.П. Современные политические режимы структура типология динамика учебное...
Современные бедствия iconКонкурс по информатике «Современные компьютерные технологии»
«Современные компьютерные технологии», конкурс грамот с математической символикой, дипломов, благодарственных писем среди учащихся...
Современные бедствия iconСовременные подходы к изучению истории интеллигенции россии
России не только обязано разрушить старые догматические схемы, но и должно позволить представить многочисленные факты и описания,...
Современные бедствия iconУбита над целью
Доложив командиру полка о выполнении задания, я уже хотела уходить, но задержалась на старте. В воздухе вспыхнула и медленно погасла...
Современные бедствия iconМаркетинг I. Современные тенденции развития маркетинга
Современные тенденции развития маркетинга I этап эволюции: 1901г. 40-е годы XX в. Сбытовой маркетинг
Современные бедствия iconСовременные тенденции развития информационного и интеллектуального менеджмента 10 «новая экономика», ее характеристики и влияние на современный менеджмент
Современные тенденции развития информационного и интеллектуального менеджмента
Современные бедствия iconСценарий и выступление на открытом мо учителей начальных классов Приветствие гостей. Фильм-визитка об учителях начальных классах. Тема мо: «Современные инновационные процессы в практике обучения младших школьников»
...
Современные бедствия icon"Проблемы творчества один из участков педагогической целины", писал В. А. Сухомлинский. «Современные методы развития творческих способностей и познавательного интереса дошкольников»
«Современные методы развития творческих способностей и познавательного интереса дошкольников»
Современные бедствия icon19. Родина комет планеты
Солнечной системы (рис. 19. 1). На протяжении тысячелетий они будоражили воображение людей, их появление на небе вызывало смятение....
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов