Корабль дьявола и другие наброски в дни войны. Издание,,посредника icon

Корабль дьявола и другие наброски в дни войны. Издание,,посредника



НазваниеКорабль дьявола и другие наброски в дни войны. Издание,,посредника
Дата конвертации30.06.2012
Размер120.46 Kb.
ТипДокументы

BCEMИPHOE БРАТСТВО.

----------- Выпуск девятый. -----------


И. Горбунов-Посадов.


Корабль

дьявола


и другие наброски в дни войны.


Издание ,,ПОСРЕДНИКА". № 1181.


Иван Иванович Горбунов-Посадов

Корабль дьявола


Date: декабрь 2011

Изд: И.Горбунов-Посадов. Корабль дьявола.

М., «Посредник», № 1181, <1917>

OCR: Адаменко Виталий (adamenko77@gmail.com)


Корабль дьявола.


„В непродолжительном времени из Америки должен отплыть в Европу корабль, нагруженный рождественскими подарками, которые американские дети посылают в Европу детям жертв войны".

Из газет.


I.


Во мраке ночном, на холодных, бурно вздымающихся волнах океана от берегов Америки плывет корабль — корабль любви.

Много дней по всей Америке дети собирали и готовили рождественские подарки для детей Европы, для детей жертв войны.

Миллионы американских детей собирали их для миллиона сирот, детей народов, истекающих кровью. Десятки тысяч сияющих детских глаз провожали потом корабль, и долго-долго вслед исчезавшему в океане кораблю дети махали платками, шапками, ручонками, посылая привет своим маленьким братьям и сестрам, детям жертв войны, — привет через океан, а потом через хлебные поля, растоптанные лошадями и пушками, через дымящиеся головни когда-то цветущих селений, через развалины кипевших прежде жизнью городов, через море направленных


— 4 —


в сердца человеческие штыков, через зияющие пасти ненасытных орудий смерти. Через пламя пожарищ и кровавый дым сражений посылали американские дети привет любви своим маленьким братьям и сестрам в Европе, детям жертв войны.

Во мраке ночном плывет корабль любви на холодных, бурно вздымающихся волнах океана. Спят спокойно в своих каютах сопровождающие его люди, и снится им печальный в этом году в Европе праздник Рождества Христа и радостные все же улыбки, которыми засветятся лица осиротевших детей, когда с корабля любви им принесут рождественские подарки маленьких их американских братьев и сестер, — дары любви, не знающей различия между народами, знающей лишь великое единое братство всех детей мира, братство всех детей одного Вечного Отца.


II.


Корабль плывет во мраке ночи, и бурные волны все бешеней ударяют в него, и буря напрягает все усилия, чтобы задержать его... Корабль любви все еще недалеко от берегов Америки...

И во мраке ночи, тяжко облекшей мир, его обгоняет черный корабль, реящий во мраке своими черными крылами.

Корабль любви все еще недалеко от берегов Америки. Черный корабль далеко обгоняет его. Мачты его обвиты трауром. Погребальные фонари зловеще горят на его мачтах.


Во мраке ночи спускается хозяин его Дьявол в трюм — еще и еще раз полюбоваться на свои подарки.


— 5 —


Он тоже везет подарки детям жертв войны, детям народов Европы, истекающих кровью.

Он открывает ящик за ящиком и снова и снова любуется своими дарами при свете погребальной свечи.

Вот отличный песок для игры маленьких детей — песок с массовых могил их отцов на полях гигантского человекоубийства!

Вот прекрасный материал для детских построек — кости рук и ног их отцов, раздробленных пулями, отсеченных саблями!

Вот чудесные мячи для детей — головы их отцов, оторванные бомбами!

И Дьявол освещает ящик за ящиком зловещим светом погребальной свечи и весело хохочет, и смех его несется далеко-далеко через бешено ревущий океан, через поля все не могущих кончиться сражений, через дымящиеся развалины селений и городов...

А вот самые драгоценные подарки его... С нежной любовью он и его помощники многие дни готовили их. Весь ад превратился в гигантскую наковальню, и сам Дьявол ковал эти драгоценные дары.

Вот ящики, полные настоящих маленьких ружей, из которых можно убить человека.

Вот ящики с маленькими, но отлично отточенными саблями, которыми можно по-настоящему отрубить руку, рассечь голову.

Вот ящики с маленькими пушками, из которых можно по-настоящему убивать и зажигать дома.

Вот ящики с драгоценными подарками, к которым еще жаднее потянутся детские руки: чудесные маленькие аэропланы и циппелины, с которых могут


— 6 —


слетать настоящие маленькие бомбы на улицы любого города, сделать в нем пожар, убить на улице не только несколько детей, но даже несколько больших; чудесные маленькие подводные лодки, который могут по-настоящему, подплыв незримо к пароходу, взорвать его и пустить его ко дну с сотней людей!

Вот лучшие дары для детской души: с чудесными картинами, в золотых переплетах, книги, в великолепных словах восхваляющие подвиги великих массовых истребителей человечества — Фридрихов Великих, Наполеонов, Веллингтонов, Суворовых, — чудесные великие поэмы, прославляющие святость человекоубийства. Над ними будут все страстнее биться юные сердца; на них вырастут умы, навсегда освобожденные от бредней Иисуса.

— Драгоценные дары! — говорит Дьявол. — Они воспитаются ими еще лучше, чем я воспитал их отцов! Счастливы дети, растущие в века гениальнейших моих изобретений! Велик сейчас праздник мой на земле, но когда они вырастут, — я устрою им еще более великие!

И Дьявол весело хохочет, и взрывы его хохота несутся далеко-далеко через бешено ревущий океан, через глубоко пропитанные кровью поля, на которых спят миллионы не зарезанных еще вооруженных людей, отдыхая для того, чтобы с первым лучом зари начать новое братоубийство.


III.


Корабль любви еще далеко-далеко от берегов Европы, от городов и сел, где ютятся осиротевшие дети жертв войны.


— 7 —


А черный корабль уже давно пристал к ее берегам. Далеко еще праздник бедного забытого безумца из Галлилеи, учившего, что надо любить и врагов, но торжественно гремят салюты десятков тысяч орудий во славу праздника великого мудрого учителя Дьявола, отца человекоубийства и лжи.


—————


^ В дни безумия человеческого.


В школе, где учатся мои девочки, в день начала занятий девятилетний мальчик-немец горько-горько плакал.

Долго не могли добиться от него, о чем он плачет. Наконец, он пролепетал сквозь слезы, что он плачет оттого, что над ним теперь будут все смеяться и обижать его, потому что он немец.

Какая ужасная драма в этих детских слезах! Бедная детская душа! Что она должна переживать — душа ребенка, виновного в том, что он родился немцем! Что должны переживать десятки тысяч русских, французских, английских, немецких детей, находящихся сейчас в том же положении в странах, в которых люди разных наций только-что жили по-человечески между собою, а теперь вдруг распалились, изо всех сил разжигаемою, звериною, антихристовою враждою.

Уже одни только слезы этого ребенка говорят о том, какое возвращение варварства, какое страшное падение человечества мы переживаем в эти дни распоряжающегося миром человеконенавистничества, наполнившего весь воздух мира своею отравой.


—————


— 8 —


^ Рождественская елочка.

(На страничке английской иллюстрации).


Позиции англичан и германцев в северной Бельгии. Кучка английских солдат столпилась перед своими траншеями у проволочного заграждения, к которому подошел молодой германский солдат. Он поднял высоко и весело показывает англичанам маленькую елочку, освещенную снизу бумажным фонариком. На его лице такая славная улыбка доброго товарища, хотящего чем-нибудь порадовать товарищей в этот вечер. Сзади подходит группа его сослуживцев — немецких солдат. Те и другие — все это простые, добрые рабочие парни, все это члены одного великого мирового трудового товарищества. Но между ними кто-то воздвиг эти столбы с колючею проволокою, как заграждение от диких зверей, и кто-то вложил в руки всей этой дружески столпившейся молодежи ружья. И у этого славного, милого человека — молодого немца, весело показывающего английским товарищам елочку, напоминающую о великом вечере, вызывающую у всех столько святых воспоминаний детства, у него в правой руке елочка Рождества Христова, а в левой — заряженное ружье, из которого он, если прикажут, тотчас же будет стрелять в тех самых славных английских ребят, которым он сейчас любовно показывает елочку.


—————


— 9 —


^ Убойный скот.


В начале каждой большой поваренной книги печатается рисунок убиваемого для пожирания человеком быка, расчерченного по отдельным частям тела, чтобы выбрать после убоя, какая для кого часть его вкуснее и выгоднее.

Когда я прохожу мимо мясной лавки на углу нашего переулка, из всегда распахнутых ее дверей несет стервятиной, и внутри лавки видны мясники с замазанными кровью передниками, отделяющие ножами и топорами от сочащейся кровью туши те ее части, на которые им указывают покупатели.


—————


Передо мной длинный список раненых с указаниями куда.

Повторяется и повторяется: в ногу, в колено, в голень, в бедро, в мочевой пузырь, в поясницу, в брюшную полость, в руку, в палец, в кисть, в локтевой изгиб, в предплечье, в лопатку, в позвоночник, в грудь, перелом ребра, в спину, в пищевод, в шею, в дыхательное горло, в лицо, в череп...

Что-то ужасное — этот список. Перед глазами невольно встает расчерченная для топора мясника бычачья туша.

Весь этот список сливается в одно гигантское, лежащее передо мною окровавленное тело, все сплошь, в каждой частице своей, изорванное, изрубленное, изрезанное, как мясо зарезанной скотины.

То человеческое тело, на создание удивительной


— 10 —


организации которого нужны были десятки тысяч веков, огромнейшая работа природы, культуры, — человеческое тело, в котором горел божественный дух, превращено в кровавую мясную тушу, кромсающуюся пулями простыми, пулями разрывными, шрапнелью, ручными гранатами, минами, штыками простыми, штыками-пилами, саблями, пиками, стрелами с аэропланов, — всем, что может лишь выдумать самое извращеннейшее, ужаснейшее дьявольское воображение, знание и искусство для изуродования и истребления жизни на земле.


—————


В сумерках навстречу мне в нашем переулке открывается, ставшая такою привычной, картина: движется темнеющаяся серая масса призывных, отправляющихся на вокзал для отправки на театр военных действий. По сторонам и в средине между призывными, сгорбленными под тяжелыми мешками, идут, спеша, чтобы не отстать, спотыкаясь о заледенелые комья снега, матери, сестры, жены, с лицами, с какими идут за гробом. Многие с детьми, цепляющимися за них. Сбоку по тротуару идет пожилой уже человек в солдатской шинели, с большой бородой, с осунувшимся, убитым лицом, с закутанным ребенком-девочкой на руках. Рядом с ним худая, заплаканная жена с мальчиком.

Я долго стою и смотрю им вслед. Постепенно все тише стук массы тяжелых шагов. Наконец, слившаяся в одно темное пятно, толпа исчезает в серых туманных сумерках.

Это стадо человеческое идет на убой.


—————


— 11 —


^ Если Он слышит.


Если есть Он, благий Бог, где-то там, в царстве Небесном, если Он внемлет молитвам, которые несутся к Нему сейчас с дымящейся кровью земли, на которой сейчас совершается гигантское жертвоприношение дьяволу братоубийства, если Он слышит эти мольбы; что должен испытывать Он, благий Бог, Отец всех людей?

Сейчас пред алтарем Его в храмах тысячи молящихся германцев. Они просят коленопреклоненно Его, и священники их возглашают к Нему молитвы о том, чтобы Он, благий Бог, помог их войскам победить врагов, то-есть чтобы Он, Бог, Отец всех людей, помог им, германцам, перебить как можно больше русских, французов, англичан, итальянцев, сербов, бельгийцев, оставить как можно больше детей их сиротами, жен их вдовами, как можно больше разрушить их городов и селений, как можно, больше разорить их, как можно больше разрушить их труда, как можно больше сжечь их домов, и хлеба, и всего, всего, как можно больше разграбить и опустошить их земли, их дома, их школы, их церкви...

Сейчас пред алтарем Его в храмах тысячи молящихся французов. Они просят коленопреклоненно Его, и священники их возглашают к Нему молитвы о том, чтобы Он, благий Бог, Отец всех людей, помог их французским войскам победить врагов, то-есть перебить как можно больше германцев, австрийцев, венгерцев, турок; оставить как можно.


— 12 —


больше детей их сиротами, жен их вдовами, как можно больше разрушить их городов и селений, как можно больше разорить их, как можно больше разрушить их труда, как можно больше разграбить и опустошить их земли, их дома, их школы, их церкви, как можно больше сжечь их домов, и хлебов... и всего, всего...

Сейчас пред алтарем Его, Отца всех людей, предстоят тысячи австрийцев с такими же мольбами о победном убиении и разорении миллионов русских, французов, англичан, итальянцев, сербов.

И предстоят сейчас пред алтарями Его, Отца всех людей, тысячи русских с такими же мольбами о победном убиении и разорении миллионов немцев, австрийцев, венгерцев, турок...

И предстоят пред Ним, Отцом всех людей, пред Ним, милостивым Аллахом, тысячи турок с такими же мольбами о победном убиении и разорении миллионов христиан, русских, англичан и французов и победном убиении тысячи других магометан-индусов, сражающихся в рядах их врагов.

И молятся о том же тысячи курдов в турецких рядах, и тысячи бедуинов и молятся с ними их христианские, немецкие начальники о победном убиении и изничтожении с лица земли миллионов христиан — французов, русских, англичан, армян и тысяч магометан-индусов, сражающихся в английских рядах.

И молятся Отцу всех людей англичане о победном убиении и разорении христиан — немцев и австрийцев и магометан-турок. Молятся Отцу всех людей ка-


— 13 —


толики-итальянцы о победном убиении и разорении католиков-австрийцев, и молятся католики-баварцы о победном убиении и разорении католиков-французов.

И если слышит Бог, Отец всех людей, эти мольбы о том, чтобы Он помог одним Его народам изничтожить другие Его народы, если слышит Бог, Отец всех людей, как Его молят об этом христиане — православные, католики, протестанты — и магометане, и буддисты, и язычники, и как молят Его об этом чуть не на всех языках, чуть не все народы земли...

Если слышит Бог, Отец всех людей, как священники говорят всем этим народам, что Бог по молитвам их укрепит войско этого народа для того, чтобы оно перебило, уничтожило другие народы, а тем народам их священники говорят, что Бог по молитвам их укрепит их, чтобы они перебили эти народы...

Если слышит Он, Отец всех людей, как говорят вожди каждого народа своему народу, что Бог любит и защищает именно их и их народ и потому поможет ему перерезать другие народы, а вожди других народов говорят своим народам, что Бог, любя именно их, поможет им перебить те, другие народы, если слышит Он, что должен испытывать Он, Отец всех людей!

Ведь все это коленопреклоненное пред Ним человечество, молящее Бога о том, чтобы Он помог ему уничтожить самого себя, ведь это гигантский сумасшедший дом, из которого некуда бежать, как только в тот иной мир, куда сейчас народы в


— 15 —


безумной лихорадке убийства отправляют по девяти зарезанных сынов человеческих, по девяти зарезанных сынов Его, Бога, в минуту!


—————


Отец.


В Б. крестьянин-рабочий, вдовец, призванный итти на войну, привел к начальству своего ребенка — дочь сиротку и просил, чтобы ее устроили куда-нибудь на воспитание, потому что иначе он не может итти.

Ему ответили, что это их не касается, а итти он обязан. Он привел ее к ним второй раз, — ему опять отказали.

Тогда он обезумел от скорби и зарезал своего ребенка и пришел к начальству и сказал:

— Теперь я свободен и могу итти. Я зарезал дочь.

Его посадили в тюрьму, и он сидит там, ожидая суда.

Он не знал, что ждет его дитя без него: смерть от голода, растление каким-нибудь пьяным насильником... И он убил ее, жалея ее.

И на скамье преступников должен сидеть не он, а те, которые действительно зарезали этого ребенка, — те, которые создали преступление, называемое войною.


—————


Несвоевременно.


,Да, я прочел это воззвание против войны. Но, знаете, это сейчас несвоевременно".

Это говорится почти всеми либеральными просвещенными людьми во время самой ужасной, самой ги-


— 15 —


гантской, самой кровопролитной резни европейцами друг друга.

Оказывается, что когда люди-братья режут друг друга, тогда несвоевременно кричать им: „Перестаньте! Опомнитесь! Что вы делаете? Ведь вы братья!", вызывать в них задавленные в них чувства братства и любви, напоминать им о том, что всякая жизнь человеческая священна, напоминать им об истинном назначении человека.

Это следует делать (если только следует — что, очевидно, тоже еще под вопросом) тогда, когда люди перестанут убивать друг друга.

И так говорят теперь самые, что называется, просвещенные, добрые, так называемые гуманные, либеральные люди. Все, почти все.


—————


Все для войны!


„Все для войны!" — слышится крик во всех воюющих странах, и за этим криком не слышно ничего более.

„Все для любви!" „Все для братства!" — вот один лишь ответ, достойный человека, разумного существа, сына Божия, брата всех людей.


—————




Похожие:

Корабль дьявола и другие наброски в дни войны. Издание,,посредника iconМы, мертвые, говорим вам и другие наброски в дни войны. Издание,,посредника
Мы, миллионы умерщвленных вами на полях вашего безумия и сами только что умерщвлявшие братьев своих, людей
Корабль дьявола и другие наброски в дни войны. Издание,,посредника iconКнижная выставка Ради жизни на Земле
В первые дни войны ушло на фронт 250. 471 писатель не вернулся с войны. Корреспондентами газеты «Красная звезда» были И. Эренбург,...
Корабль дьявола и другие наброски в дни войны. Издание,,посредника iconДонесение заместителя начальника 3-го Управления нко СССР ф. Я. Тутушкина И. В. Сталину о потерях ввс северо-Западного фронта в первые дни войны

Корабль дьявола и другие наброски в дни войны. Издание,,посредника icon"Наутилус" так назывался подводный корабль таинственного капитана Немо в романе Жюля Верна
Наутилус так назывался подводный корабль таинственного капитана Немо в романе Жюля Верна. Корабль, о котором все что-то слышали,...
Корабль дьявола и другие наброски в дни войны. Издание,,посредника icon[ вернуться к содержанию сайта
Только им и присуще 8 опорных конечностей. Другие животные с восемью ногами – это либо другие головоногие (кальмары, каракатицы),...
Корабль дьявола и другие наброски в дни войны. Издание,,посредника iconЭлектронное издание (журнал болельщика) «Третий Тайм»; Номер: 1(1) от 10 августа 2004 г.; Санкт-Петербург Электронное издание (журнал болельщика) «Третий Тайм»
Это издание создано для Зенита, во имя Зенита. Издание о болельщиках и для них. Давайте создавать его вместе!
Корабль дьявола и другие наброски в дни войны. Издание,,посредника iconКалендарь бахаи
Айам-и-Ха вставные дни, дни буквы Ха, дни празднования, веселья и гостеприимства. Новый год начинается с момента весеннего равноденствия...
Корабль дьявола и другие наброски в дни войны. Издание,,посредника iconВ. Асмус Проповедь, прочитанная в день Сретения Владимирской иконы и почитания свв мчч. Адриана и Наталии
Первая половина месяца Успенский Пост, это дни скорби и покаяния, дни приуготовления к величайшему Богородичному празднику Успения....
Корабль дьявола и другие наброски в дни войны. Издание,,посредника iconЛев толстой полное собрание сочинений издание осуществляется под наблюдением государственной редакционной комиссии Серия вторая Дневники и записные книжки
Издание: Л. Н. Толстой, Полное собрание сочинений в 90 томах, академическое юбилейное издание, том 52, Государственное Издательство...
Корабль дьявола и другие наброски в дни войны. Издание,,посредника iconЛев толстой полное собрание сочинений издание осуществляется под наблюдением государственной редакционной комиссии Серия вторая Дневники и записные книжки
Издание: Л. Н. Толстой, Полное собрание сочинений в 90 томах, академическое юбилейное издание, том 57, Государственное Издательство...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов