Дорогой Николай Николаевич! Не знаю, будет ли Вам это интересно, но мне хочется рассказ icon

Дорогой Николай Николаевич! Не знаю, будет ли Вам это интересно, но мне хочется рассказ



НазваниеДорогой Николай Николаевич! Не знаю, будет ли Вам это интересно, но мне хочется рассказ
Дата конвертации30.06.2012
Размер89.91 Kb.
ТипРассказ


ГУСЕВУ Н.Н.

(Рассказ о себе)


Дорогой Николай Николаевич! Не знаю, будет ли Вам это интересно, но мне хочется рассказать Вам вкратце главную историю своей жизни, и как я пришел к Льву Толстому, и вообще к тому душевному состоянию, в котором я нахожусь теперь. В одном письме Л.Н. Толстой говорит, что у всякого свой особенный путь к Богу, и все наши бедствия только от распадения с Ним. Мы не имеем возможности знать того, что происходит в душах других людей, хотя это очень интересно знать, но знаем то, что происходит в нашей душе, и я думаю, что было бы очень хорошо, если бы люди правдиво и искренне делились этими переживаниями. Как ни различны эти переживания, как ни различны наши пути, в них все-таки есть общее всем главное направление, и потому сообщение друг другу этих переживаний есть одно из самых главных средств единения людей и достижения блага. Душевные переживания Христа, которые мы знаем из Евангелия, переживания Льва Толстого, о которых мы знаем из Исповеди и многих других его писаний, и подобные им переживания многих великих людей, как Сократ, Марк Аврелий, Паскаль, Амиель, Торо и многие другие, сильнее всего вызывают наше преклонение перед ними и влекут наши сердца к соединению с ними и со всеми людьми в одну душу. Я мало знаю Вашу биографию, но по письмам Л.Н. Толстого, по Вашим книгам о Л.Н. Толстом, по Вашей книге о Г.С. Сковороде, в которой мне особенно понравилось Ваше рассуждение о том, кого называют мудрецами, и о значении мудрецов, я знаю Вашу душу, чувствую одинаковость направления, по которому мы идем, и это побудило меня обратиться к Вам с надеждой, что Вы протяните мне руку, и я не ошибся и, великой радости моей, встретил с Вашей стороны больше сочувствия и любви, чем я ожидал. И вот мне захотелось раскрыть перед Вами всю свою душу и, как сумею, хоть коротко рассказать самый основной путь своей жизни. Боюсь, что я своим длинным письмом отвлекаю Вас от Ваших драгоценных занятий, но может быть Вы прочтете когда-нибудь во время отдыха. Моя главная история такая. Я был слабого здоровья с рождения, как мне рассказывали мои родители, и с тех первых воспоминаний, насколько я помню свое детство, я всегда был болезненный, худой, бледный и слабый. В период отрочества и юности я, несмотря на свое слабое здоровье, с большой страстью отдался разным порокам: курению, пьянству и другим гадостям, о которых стыдно и отвратительно не только говорить другим, но и вспоминать самому себе. И все эти пороки так подействовали на меня, что я в совсем молодых годах, в 17-18 лет, сделался совершенно больным, никуда негодным. Я попробовал лечиться, обратился к медицине, насколько это было возможно в моих условиях, но ничего не помогало. Я испробовал все какие мог средства домашнего лечения: вытирался водой, занимался гимнастикой, но и это ничего не помогало, и здоровье мое становилось все хуже и хуже.
Я не был больной настолько, чтобы лежать в постели, но всегда у меня что-нибудь болело, ныло, и я никогда не мог не думать о своем здоровье. Желание здоровья было так сильно, что я не мог признаться в этом людям и находил нужным скрывать свою болезнь от людей и никому не говорить этого, но скрыть нельзя было, и все видели, что я больной. Это мое скрывание своей болезненности от людей еще больше усиливало мое горе, я часто скрывался от людей, когда мне было особенно тяжело, я не хотел, чтобы люди видели меня таким бледным и страшным, тем более, что всегда встречались люди, которые, видя мое горе, еще находили удовольствие, чтобы смеяться и издеваться надо мной, что мне было очень тяжело. Слабость и малокровие доходили у меня до того, что у меня темнело в глазах, и я несколько раз падал без чувств. Я ужасно страдал и не столько от физических болей, сколько мучился духовно. Я с невыразимой силой хотел жить, хотел наслаждаться и радоваться жизнью, и не мог. Мне в это время особенно сильно хотелось наслаждаться обществом своих сверстников, юношей, девушек, вместе с ними гулять, играть, петь и т.д., и я с завистью смотрел на их здоровье и веселье, а участвовать не мог. Лишь временно, как будто для того, чтобы сделать эти лишения особенно чувствительными, я немного поправлялся и шел в компанию молодежи. Но радость моя продолжалась недолго. Опять у меня где-нибудь: в боку, в плечах или в груди начинало ныть, бледность выступала на моем лице, жизнерадостность исчезала, я сидел в компании и грустными глазами с завистью смотрел на здоровье других, страдая сам и наводя скуку на всех. И я уходил куда-нибудь в такое место, где меня никто не видел, и одиноко страдал, плакал и думал о своей несчастной жизни. И так было много и много раз, в такой жизни проходили годы. Но я все надеялся на выздоровление, но пришло время, я стал терять эту надежду и все яснее и яснее стал видеть, что дело идет к увеличению страданий и неизбежной смерти. И я пришел в еще большее отчаяние, и мне все чаще и чаще стала приходить мысль о самоубийстве. Много раз я собирался написать записку, что я не обвиняю никого в своей смерти, что причина моего самоубийства – страшная болезнь, которая так или иначе все равно уведет меня в могилу. И мне казалось, что я не привожу в исполнение этого решения потому, что не хочу позорить семейство, и особенно потому, что это убьет мою мать-старушку, которую я любил больше всех. И я страдал, проливая никем не видимые слезы и как-будто на что-то надеялся, и все откладывал. В Бога я в то время не верил. Никакого другого понятия о Боге, кроме церковного, я не знал; попов ненавидел, презирал и всегда как только мог осуждал и смеялся над ними. Но, несмотря на неверие в Бога, страдания и отчаяние заставили меня серьезно думать о жизни, и я как-будто начал искать Бога. В минуты величайшего отчаяния я, напрягая все силы своего ума, задавал себе вопрос: зачем я страдаю, кто и зачем поставил меня в условия таких мучительных страданий и ожидания неизбежной предстоящей мне смерти? И не мог дать себе никакого ответа. Особенно остался у меня в памяти один момент такого порядка. Я шел по дороге возле своей усадьбы, грудь особенно сильно болела, все тело измученное, страдающее, я иду и все думаю об одном и том же. И вот я напряг, кажется, все свои силы, так что даже незаметно остановился и, обращаясь к кому-то задал вопрос: кто, зачем послал меня на это страдание, что я такое, зачем я мучусь? И я не нашел никакого ответа. Я почувствовал как-будто я нахожусь в каком-то страшном подземелье, окруженный немыми стенами, и обращаться не к кому. Мне сделалось так тяжело, так мучительно на душе, что я совершенно растерялся и не знал, что делать. В порыве отчаяния я бросился бежать, потом остановился, и душа моя, кажется, разрывалась. Я корчился от страданий и не столько от физических, сколько от мучительного, неразрешенного вопроса в душе. Мне хотелось разорваться как бомба, чтобы сразу кончилось все. Но я все не решался убить сам себя и продолжал жить, и страшно мучился сам и, находясь в таком мучительном состоянии, чувствуя себя несчастнейшим из всех людей и существ на свете, я своею мрачностью и раздражительностью причинял только горе и другим. И вот в то время, когда я находился в таком душевном состоянии, мне и попалась в руки книга Л.Н. Толстого, о которой я уже говорил Вам. Мне в то время шел 23-й год, это было в 1929 году. Первое, что я начал читать, это была «Исповедь». С первых слов этого писания я понял, что Лев Толстой говорит именно о том, что для меня важнее всего на свете. И я ухватился за это чтение, как утопающий за веревку спасения. В то время я был очень мало начитанным и не мог ясно понять всего, но я понял самое главное. Я понял, что Лев Толстой, несмотря на различие возраста, здоровья, образования, общественного положения, в сущности, переживал то же душевное состояние, в котором нахожусь и я, и что я не какой-нибудь особенный, несчастнейший из всех человек, а что, в сущности, все люди находятся в таком же положении; что бесчисленное количество людей в таких условиях жили, страдали и умерли, и что всем, кто еще живет, какой бы он ни был молодой, здоровый и сильный, предстоит то же; что счастливых и несчастных людей нет – всем одно. Или жизнь для всех зло, или для всех добро. Если жизнь ограничивается жизнью тела, то жизнь есть величайшее зло; если же жизнь в духе, то нужно жить этой истинной, духовной жизнью, и тогда жизнь только благо, добро для всех, несмотря на временные, внешние, ничтожные различия. И что Лев Толстой в такой жизни, какая она есть, нашел для себя и указывает для людей разумный смысл и благо жизни, ненарушимое никакими страданиями и смертью. И что смысл этот в религии, в вере в Бога, в признании своего происхождения и зависимости от Него. И что человеку, понявшему свое положение в мире, нужно не стремиться изменить и улучшить свое положение борьбой с людьми и удалением от себя болезней и смерти, а полагая жизнь свою не в теле, а в душе, сознающей свое божественное происхождение, стараться жить как можно лучше, исполняя волю Бога в тех условиях, в которые мы поставлены Богом. Я понял, что страдания мои происходили не от болезней, а от моего незнания истины, от такого болезненного состояния заблудшей души, при котором болезни кажутся злом, лишающим человека блага жизни. Что может быть такое душевное состояние, при котором болезни и страдания не только не лишают человека его истинного блага, но являются средством для достижения величайшего блага, как это было у Христа, Сократа, Гуса и всех мучеников за добро и Истину. Что Лев Толстой нашел это разрешение смысла жизни в учении Христа, в Евангелии, что все люди, в сущности, жили и живут этим сознанием, и что страдание и все бедствия людей происходят только от заблуждений, от затемненности в людях сознания своей божественности и братства всех людей. С самых первых минут чтения «Исповеди», этой удивительной по своей глубине и искренности книги, мне стало легче на душе, я как-будто пощупал то, что я так долго и мучительно искал. Я много раз прочитал ее и мне становилось все радостнее и радостнее на душе. После «Исповеди» я, просмотрев всю книгу, остановился на «Кратком изложении Евангелия». «Евангелие» мне так понравилось, что я прочитал его много раз и те места, которые мне казались особенно ясными и сильными, я переписывал себе в тетрадь и множество мест заучил напамять, которые так и остались у меня на всю жизнь. Мне особенно полюбилось следующее место «Евангелия», которое я включил в свою ежедневную утреннюю молитву, которую я употребляю уже 35 лет: «Кто будет держаться разумения моего, кто будет исполнять волю Отца, тот будет истинно научен мною. Для познания Истины нужно делать добро людям. Кто делает зло людям, тот любит тьму и идет к ней; кто делает добро людям, тот идет к Свету. И потому, чтобы понять мое учение, нужно творить дела добра. Кто будет делать добро людям, тот познает Истину, тот будет свободен от зла и смерти». После «Евангелия» я также основательно и много раз прочитал «В чем моя вера» и «Христианское учение», которое я выучил почти напамять, а также прочитал и изучил все статьи этой великой книги. Несмотря на болезни и страдания, я до сих пор не бросал своих пороков и продолжал курить, пить и всякие мерзости. Но, начав читать и усваивать истины, которые открывал мне Лев Толстой, я стал понемногу изменять свою внешнюю жизнь: постепенно бросил курить, бросил пить, стал освобождаться от своих пороков, стал больше браться за работу, стал веселее и добрее в обращении с людьми, стал здоровее даже физически. Через некоторое время перестал есть мясо, и все это не ухудшало, а, наоборот, улучшало мою жизнь во всех отношениях и духовно, и физически. Лев Толстой открыл мне Истину, я увидел Свет, я как-будто из мрачного подземелья выскочил на свет Божий, и жизнь моя переменилась. Мысль о самоубийстве оставила меня, я увидел новый путь жизни и пошел по нему. Так что Л. Толстой - мой спаситель в самом полном смысле этого слова. Я не знаю, чтобы было со мной, если бы мне не попала в руки эта истинно Божественная книга. Я стоял на краю гроба и благодаря Л. Толстому я остался жить. Как же мне не благоговеть и не преклоняться перед этим духовным великаном, могучий голос которого заглушает все мелкое и ничтожное, как гром заглушает все слабые звуки. И теперь я, читая сочинения Л. Толстого, испытываю невыразимое состояние души. Голос Толстого – голос Божий, и все покорится ему. Лев Толстой – это последнее, самое высшее, доступное людям откровение Бога. Я не могу подыскать слов, достаточных для выражения всей высоты этого величайшего в мире человека, объединяющего собой мудрость всего человечества, могучий голос которого раздался на весь мир. Лев Толстой могучим голосом вновь повторил призыв Христа: «Придите ко мне все труждающиеся и обремененные, и я успокою вас». Мне хочется сказать всем людям: «Дорогие братья! Все страдающие и ищущие блага, все способные мыслить и любить, идите все к Льву Толстому, к этому величайшему источнику живой воды, могущему утолить жажду всего мира». По мере моего изменения своей жизни и моих разговоров с людьми, в которых я не скрывал ничего и откровенно говорил всем то, что думал, открыто выражая свое отношение к власти, к насилиям, к военной службе, и отказывался от участия в делах зла, на которые меня призывали, на меня сначала напали люди с насмешками, осуждением, называли меня сумасшедшим, говорили мне, что ведя такой образ жизни, ты получишь чахотку, ты подохнешь и т.п. А потом стали угрожать, водить на допросы и сажать под арест и в тюрьму. Но все это на меня не действовало: я видел и вижу, что все эти дела производятся заблудшими людьми, не знающих Истины, и потому я переношу все гонения большей частью спокойно и беззлобно, как приходится переносить стихийные бедствия в природе от дождя, холода, жары и т.д., признавая все это теми условиями, в которых мы живем, и стараясь в этих условиях, несмотря на болезни, обиды, гонения и все бедствия, которые приходится переживать, жить во всю силу своего света, стараясь с наибольшей лаской и любовью обращаться со всеми людьми, со всем живым, так как в этом заключается единственный смысл и благо человеческой жизни. И теперь я вижу, что те страдания, которые я переносил и которые казались мне такими ужасными, были мне нужны и вели меня к благу; они открывали мне мою душу и побуждали меня переносить центр своей жизни в сознание своей духовности, становиться на твердую почву вечности и Божественности. И это вселяет в мою душу сознание того, что и те страдания, которые мне приходится переносить и которые мне кажутся неприятными, так же как и те неизбежные предсмертные страдания и сама смерть, которые предстоят мне – не зло, а нужны мне для моей истинной жизни и ведут меня только к благу. И я все больше и больше понимаю великую Истину, выраженную Л.Н. Толстым, что если человек понимает свою жизнь, как она и должна быть понимаема, как непрестанное все большее и большее соединение любовью с другими существами и Богом, то жизнь его не может быть ничем иным, как только тем, к чему он и стремится, т.е. ничем ненарушимым благом. Вот я правдиво описал Вам то, что я пережил, и стесняюсь послать это Вам, боюсь, что это будет никому не интересно и не нужно, но для меня это мой путь жизни, это были мои самые тяжелые и серьезные переживания, это было мое величайшее горе и вместе с тем то, что делало меня человеком, что дало мне уже много радости, и я сознаю и верю, ведет меня только к все большему и большему благу. С глубочайшим преклонением и любовью к Вам А. Мозговой.


12.YIII.1964.




Похожие:

Дорогой Николай Николаевич! Не знаю, будет ли Вам это интересно, но мне хочется рассказ iconЛюдмила Петрушевская. Скамейка-премия
Ксюша. Это и будет смешно. "Лев Николаевич, к вам пришли!" А он тут же сидит. Или "Лев Николаевич занят". А он в это время
Дорогой Николай Николаевич! Не знаю, будет ли Вам это интересно, но мне хочется рассказ iconДжон и мэри гриббин ричард Фейнман жизнь в науке
Мне интересно, почему. Мне интересно, почему. Мне интересно, почему мне интересно. Мне интересно, почему мне интересно, почему. Мне...
Дорогой Николай Николаевич! Не знаю, будет ли Вам это интересно, но мне хочется рассказ iconЯ здесь by Настюшка
Улица, дома, люди, деревья, машины… Все это меня окружает, но… Но мне это не интересно. Мне ничего не интересно в этом мире. Я не...
Дорогой Николай Николаевич! Не знаю, будет ли Вам это интересно, но мне хочется рассказ iconАвтор: Angel Neptune
Предисловие: в кое это веки я решила написать не бред и не маразм. Название может немного расходится с историей фанфика, но я ничего...
Дорогой Николай Николаевич! Не знаю, будет ли Вам это интересно, но мне хочется рассказ iconПоразительно! Человек рождается и первое, что он получает – это бирку на запястье. А когда человек умирает, он получает бирку на большой палец правой ноги. Таким образом, жизнь человека – это отрезок времени от бирки до бирки
Потом мне гадали на картах, и выпало тоже самое. Потом, гадали на каких-то орехах – все совпало. Теперь я знаю, что через одиннадцать...
Дорогой Николай Николаевич! Не знаю, будет ли Вам это интересно, но мне хочется рассказ iconБег вместе с ними
Моя девочка лежит в земле уже полгода. Ты про это знаешь. Я про это знаю. Но никто не сможет ничего поделать. Я хотела умереть физически,...
Дорогой Николай Николаевич! Не знаю, будет ли Вам это интересно, но мне хочется рассказ iconШилков николай Николаевич
...
Дорогой Николай Николаевич! Не знаю, будет ли Вам это интересно, но мне хочется рассказ iconВшивков николай Николаевич
Вшивков николай Николаевич, капитан на судах Мурманского тралового флота. В 1960-е годы возглавлял экипажи рт «Мста», «Молдавия»,...
Дорогой Николай Николаевич! Не знаю, будет ли Вам это интересно, но мне хочется рассказ iconВопрос читательницы
Я уже превратилась в «радистку Кэт», все время оглядываюсь, чтобы не встретить этого человека. Даже не знаю, что мне делать: в банках...
Дорогой Николай Николаевич! Не знаю, будет ли Вам это интересно, но мне хочется рассказ iconАнташев николай Николаевич
Анташев николай Николаевич, капитан траулера «Кедровка» Мурманского тралового флота. В 1962 году на траулере сложился умелый, работоспособный...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов