П. Малов Ответ Булгакову на его книгу \"о толстом\" icon

П. Малов Ответ Булгакову на его книгу "о толстом"



НазваниеП. Малов Ответ Булгакову на его книгу "о толстом"
смерть Л.Н
Дата конвертации30.06.2012
Размер128.07 Kb.
ТипДокументы

П. Малов


Ответ Булгакову на его книгу "О Толстом"

(сохранены пунктуация и орфография автора)


В книге "О Толстом" Булгаков приводит свои статьи, напечатанные у нас в 1958-1963 году в том числе статью: "Замолчанное о Толстом" и "Уход и смерть Л.Н.Толстого" В которых он с большой скрупулезностью старается побольше очернить, как самого наставника своего и учителя, Л.Н.Толстого. Так же еще больше ближайшего друга "учителя" В.Г.Черткова. И как бы в объяснение того, почему он, вскоре после смерти Толстого написал свой дневник "Лев Толстой в последний год своей жизни" в некоторой степени в духе преданности Л.Толстому, он пишет в статье "Замолчанное о Толстом, что тогда он был слишком толстовец". Можно подумать, что если тогда он был "слишком" то сейчас он обыкновенный толстовец, фактически же то и другое неверно. Называет же он сейчас Толстого своим "наставником и учителем", видимо для того, чтобы заручиться доверием у читателей в своей клевете на Л.Толстого и В.Г.Черткова. О том что он тогда не был "слишком толстовец" видно из его дневника того времени, в котором он описывает семейную драму Л.Толстого в 1910 г. с явной симпатией в сторону Софьи Андреевны Толстой и её сыновей, а не в сторону своего "учителя" и его ближайшего друга В.Г.Черткова, которого /Черткова/ он выставляет как деспода и виновника этой драмы, а Л.Н. наивным безвольным стариком, всецело поддававшегося влиянию Черткова. О том, что сейчас он полностью отказался от Толстого, стал отъявленным ренегатом подтверждают его слова в новой своей книге "О Толстом" слова каяния в том, что тогда он был "слишком толстовец" и пишет: "Разумеется это была ошибка во всех отношениях", бьет себя в грудь, называет это грехом: "что греха таить" /стр. 103/ А для того, чтобы подтвердить свое каяние и, что он исправил свою ошибку, освободился от своего прежнего греха, он в своей книге "О Толстом" всячески старается дис-


— 2 —


кредитировать Толстого и еще больше Черткова и за одно всех единомышленников Толстого. Так например идейных друзей Толстого, он почему-то называет толстовцами в кавычках, мол они идейные только внешне, а на самом деле они не таковы. На стр. 118 он высмеивает "толстовцев за их смешную глупую борьбу с грехом тщеславия, они усердно избегали всякой общественной деятельности, хотя бы и полезной, а самого "учителя" своего Л.Толстого он обвиняет в. . . .грубости. Так к примеру, он на стр. 106 автор статьи "Замолчанное о Толстом" сообщает нам, что Л.Н. назвал некоего Григорьева, обратившегося к нему о материальной помощи "негодяем". В обширной переписке Толстого имеется много писем к нему о материальной помощи и, независимо от удовлетворения, или отказа в помощи ни разу не встречается грубого отношения Л.Н. к просящему помощи. Только одному Булгакову это ведомо. На стр. 109 Булгаков берет под защиту от Толстого, одну светскую даму помещицу не глупую, но простую от грубого отзыва о ней Л.Н.
Толстого "это какой-то блуд слова, только бы не молчать". А на стр. 111 он приводит еще один образец грубого отношения Толстого к какому-то гимназисту. Обвиняет Толстого в чрезмерном подозревании других в тщеславии, даже слывшего святым С.М.Попова и даже самого секретаря своего Булгакова /Не это ли задело его больше всего/? Обвиняет его в подслушивании чужих разговоров. Указывает и на такой грех Толстого отсутствие педантизма до того, что он макал хлеб в соус от сардин и ел. /стр. 121/ Высмеивает Толстого за его проповедь целомудрия. Смакует слова Толстого некоей Петровской: "Ни в одном грехе я не чувствую себя столь гадким и виновным, как в этом и потому, ошибочно или нет, но считаю, что этот грех против целомудрия один из самых губительных для жизни." Ссылаясь на эти слова Булгаков делает свой порочный


— 3 —


/свойственный всем противникам учения Толстого/ вывод: "В самом деле, подумал я не тут ли разгадка, что аскетическая по существу тенденция, с такой силой овладела автором "Казаков" в старости? /стр. 106/ Не поверив Л.Н. в искренности его убеждений — полного целомудрия, вытекающего из учения Христа: "Кто может вместить ещё да вместит" и называет он этот идеал "аскетической тенденцией" Л.Толстого, за то он относится с полным доверием к словам Софьи Андреевны: "что Лев Николаевич не любил её настоящей любовью, что он любил её только чувственной любовью и что вообще он . . . . . не знал настоящей любви, почему он её и отрицал." Вот и сенсация! Софья Андреевна и Булгаков знают, что такое настоящая любовь а Л.Н. не знает, и как бы в подтверждение этого он добавляет от себя: "Стремление Толстого моралиста теоретика лишить любовь к женщине духовной основы, свести её лишь на животное чувство всегда было мне чуждо. /стр. 108/ Из выше изложенного видно, что автор статьи "Замолчанное о Толстом" Булгаков задался целью — чем побольше выставить теневые стороны жизни Толстого, пусть даже незначительные факты, эпизоды лишь побольше опорочить своего "учителя", и этим загладить, исправить свою былую ошибку, во всех отношениях "искупить свой грех" "слишком толстовец". И это, видимо вызвало его вторую статью "Уход и смерть Толстого" которой он с особой злостью нападает на В.Г.Черткова, который отнесся к нему с доверием, рекомендовал его на работу секретаря к Л.Н. Видимо, поэтому он особо зол на Черткова, что из-за него, т.е. /Черткова/ т.е. благодаря тому, что он устроил его на работу секретаря к Л.Н., он Чертков ввел его в большой грех "слишком толстовец". Так что виновник этого греха — Чертков. Поэтому в статье "Уход и смерть Толстого" Булгаков смешал Черткова с грязью окрестил его эпитетами "притязательный, властолюбивый, корыстный толстовец" проникся самомнением


— 4 —


заразился нетерпимостью, властолюбием". "Без меры требовательный, капризный" /стр. 192/ "Удивительно груб" /стр. 210/ и т. д. На стр. 212 обвиняя Черткова в некорректности, он тут же высмеивает также Толстого за то, что он назвал Черткова "единоцентренным" другом. По его же мнению Чертков часто не обнаруживал необходимой духовной высоты. Интересно знать как он определяет эту необходимость духовной высоты и знает ли он такого человека, себя самого ли, или кого-либо другого, который как он говорит, обладает "необходимой духовной высотой".

Конечно ошибки были и у Черткова /нет человека без ошибок/. Но одно дело отдельные ошибки Черткова и совсем другое дело порочить его в корыстолюбии, грубости и т.д. Черткова посвятившего свою жизнь /слова Толстого/ отдавал много труда и средств на сохранение духовных творений Толстого назвать корыстолюбием сверх невероятного. С этим никак нельзя согласиться. Читая письма Черткова к Толстому /тома 85 и 89/ восхищаешься его духовной высотой, его глубоким проникновением христианским духом — божественностью сущностью человека. Лучших в этом смысле писем нет. Не даром Толстой сказал о Черткове, что "в пуризме христианства нет равного ему" а по Булгакову, Чертков часто не обнаруживал необходимой духовной высоты.

Конечно каждый толстовец в кавычках и без кавычек, каждый здравомыслящий человек скорее согласится с оценкой Черткова, данной ему учителем, проницательным сердцеведом, Толстым, а не оценкой Булгакова.

Не моя цель, в этой заметке защищать Толстого или Черткова. Они оба не нуждаются в моей защите. Главное больно за низкое падение бывшего "слишком толстовца" Булгакова. Особенно прискорбно читать его нападение на своего друга и "наставника и учителя" Л.Толстого, как в статье "Замолчанное о Толстом" так и в других местах его книги-памфлета "О Толстом".

1/ На стр. 17-18 он санкционирует как недостаток то, что "противоречий в душе Л.Н. до конца сохранилось много".


— 5 —


Спрашивается — как такой противоречивый человек может быть "наставником, учителем"? Чем он "удивителен" /по Горькому/ если он такой изменчивый? Впрочем интересно знать, какие именно противоречия Булгаков находит в Толстом? Вот какие: ! . . . . .Борьба духовного и материального, сомнения, сменяющиеся величайшим религиозным пафосом, чистейший идеализм, усилия совершенствования и недовольство собой". Вот какие смехотворные противоречия как недостатки. Дай Бог всем людям такие недостатки. Разве можно это назвать противоречием как недостатки? Ведь это сама жизнь человека духовного мировоззрения, борьба духовного и материального, сомнения и религиозный пафос, усилия совершенствования и недовольство собою. Нет человека духовного мировоззрения без таких противоречий, пока он в теле. И у Христа появились противоречия, но он спохватился и сказал: "Да будет не моя воля, а Твоя, не так как я хочу, а как Ты хочешь".

2/ На стр. 219 Булгаков пишет, что она /Софья Андреевна/ стояла от него так далеко по своим мировоззрениям и привычкам". И сейчас поправляет себя и пишет: "впрочем правильнее было выразиться, что Лев Николаевич отошел от жены так далеко по своим мировоззрениям и привычкам". Так что решение вопроса, кто от кого отошел и этим сделал плохо, он предоставляет на усмотрение читателей и, тут же он подсказывает им своё мнение, что не она, а он виновник всего плохого в их жизни тем, что он отошел так далеко от своей жены. Выходит по Булгакову, что лучше было бы чтобы Л.Н. не отошел, а всегда держался мировоззрений и привычек своей жены.

Каждый искренний, честный человек, хорошо знающий и любящий Толстого сделает другой вывод из этого: что так далеко отошел от Л.Н. дальше всех именно сам Булгаков и что обнародованием подобных истин, он опозорил себя хуже всех.


— 6 —


3/ И как бы в дополнение к предыдущему, он пишет /стр. 224/: "В вечной и как будто неуместной полемике Льва Львовича со своим отцом, даже после смерти последнего мне чудилось иногда все же какое-то зерно истины. Автора "Прелюдии Шопена" тяготил односторонний спиритуализм Л.Н.Толстого и пренебрежительное отношение его ко всей материальной и практической жизни". Вот этим заявлением Булгаков полностью показал себя. Выходит что и он тоже иногда /вернее всегда/ на стороне Льва Львовича против его великого отца и своего учителя Л.Н.Толстого, его тоже тяготил односторонний спиритуализм Л.Н. и его пренебрежительное отношение ко всей материальной и практической жизни. Вот у кого действительно непростительное противоречие: у него же самого. То он упрекает Толстого в непостоянстве его чистейшего идеализма, а тут он упрекает его в одностороннем спиритуализме. Ведь это же одинаковые понятия. Одно становится ясно: то именно, чем Л.Н. дорог всем друзьям, глубоко идейным людям — пренебрежительное отношение ко всей материальной и практической жизни, т.е. что он отдавался служению Богу, а не маммоне, всецело отдавался духовной жизни, или как Булгаков называет одностороннему спиритуализму, он выставляет, как недостаток. Спрашивается — чем же он великий учитель, по Булгакову? Но возможно он ошибся, хотел сказать как многие противники его учения любви — великий писатель. Но великий писатель и великий учитель далеко не одно и тоже.

4/ этот пункт разъясняет нам это недоумение и проливает свет на всё выше изложенное. На стр. 42-43 он пишет: "Ненавидя старый мир, Толстой по существу. . . . .не давал никаких средств и не указывал никаких рациональных путей для борьбы с ним" И из этого он делает вывод


— 7 —


что учение Толстого реакционно, эти его слова или о том что хотя он и секретарь Л.Толстого не знает к стыду своему, или вовсе не читал произведения Толстого, как Солдатская памятка, Офицерская памятка, К духовенству, Великий грех, Конец века, Одумайтесь, Неизбежный переворот, Единое на потребу и др., или о поверхностном понимании учения Толстого, или об умышленном извращении его или что вернее всего, он, вообще, отрицает его учение о любви. Ведь всю свою жизнь Лев Николаевич посвятил борьбе со всем плохим, что имеется в каждом человеке, отсюда и во всем мире. Ясно что учение Толстого, учение любви и пути борьбы указанные им, не по душе Булгакову. На каком же основании он называет Л.Толстого своим учителем, наставником? Интересно знать, что побудило Булгакова к обнародованию этих новостей в его книге: "О Толстом"? Ну он скомпроментировал Черткова, скомпроментировал и Толстого, своего "наставника, учителя" /еще вопрос поверит ли ему кто в этом, а у многих вызовет только возмущение его двуличием: Называет его наставником, учителем, а потом говорит, что его учение реакционное и что он не давал никаких средств, не указывал никаких рациональных путей борьбы с плохим, что было в старом мире/, а дальше что? стало ли ему от этого легче на душе? или это сулит ему какую-либо материальную выгоду? Как например, то, что его приняли в союз советских писателей. Что касается недостатков, ошибок Черткова вообще, можно констатировать действительно большую ошибку, серьезную это то что он тогда в 1910 г. поверил Булгакову в том что он "слишком толстовец" и рекомендовал его на работу секретаря к Л.Толстому. Из его книги "О Толстом" предельно видно, что он не любит Толстого, ни лично, ни его учение, его мировоззрение, а любит мировоззрение Софьи Андреевны. Мировоззрение Льва Львовича Толстого но


— 8 —


не Толстого Льва Николаевича, которого фарисейски называет своим наставником, учителем.

Интересно вот что: Эта книга памфлет Булгакова "О Толстом" нашла защитника в лице Н.Арденса. Это тот Арденс /Апостолов/, который в 20-е годы с гордостью возглавлял общество, которое носило дорогое всему миру имя Л.Толстого. Так что эти два ренегата объединились в своем иудином деле клеветы на того, и на то, кто и что ранее якобы было дорого и свято им.

В своем предисловии, хвалебной рецензии к книге Булгакова "О Толстом" Арденс оправдывает памфлет Булгакова "Замолчанное о Толстом", тем, что раньше Булгаков, мол, не мог высказаться полностью из-за "цензурных препон" и из "деликатности" в отношении здравствующих тогда людей, а после смерти Толстого и Черткова и др. лиц, он заполнил этот свой пробел. Этим своим оправданием Булгакова Арденс разоблачает его и самого себя в том, что и тогда они не имели права называть себя "толстовцами" /а Булгаков даже "слишком толстовец"/ потому, что учение Толстого, его мировоззрение видимо и тогда было чуждо им обоим. Основным правилом поведения людей для них было тогда не Толстовский подход — преданность, любовь, отсюда их прямолинейность и откровенность, а. . . . .деликатность и "цензурные препоны", кроме этого возникает вопрос: Почему ближайшему другу Л.Толстого Н.Н.Гусеву /и не только ему/, которому больше чем Булгакову было известно о жизни Толстого и о жизни его ближайшего друга В.Г.Черткова никакие цензурные препоны не помешали высказаться полностью, причем и деликатность не была им нарушена? /Никто не предъявлял ему претензии за антиделикатность./

Почему у Гусева не оказалось ничего из "Замолчанного о Толстом"? Что касается деликатности в отношении Толстого и Черткова вообще, известно, что Толстой не обижался, а наоборот был доволен и благодарен тем, кто по


— 9 —


дружески, по любовно указывал ему на его какой-либо недостаток. Таковым и был его ближайший друг В.Г.Чертков, иначе и не может быть. Это закон, правило жизни и всех глубокоидейных людей, искренность, откровенность, преданность и любовь. Нарушением деликатности является клевета, и не только на живого человека, но и на умершего, тем более, что этот Чертков /умерший/ пусть /не ближайший, по их мнению/ но друг их "учителя" Толстого. Этим их поведением они оба и Булгаков и его защитник Арденс, именно нарушили деликатность, за которую они так ратуют, и в отношении их учителя Толстого и в отношении того которого он беспредельно любил — Черткова. Нарушили они деликатность и в отношении самих себя и в отношении своего человеческого достоинства. Нападать, ругать кого-либо тем более друга Л.Толстого, называть его корыстным, властолюбивым, грубым и т.д. Говорить грубости это потеря человеческого достоинства у нападающего. Одно дело указывать человеку на его ошибки, и совсем другое нападать и ругать его.

Чтобы правильно судить о человеке, хвалить или даже осуждать его т.е. указывать на его недостатки, надо раньше всего полюбить его, а они оба Толстого не любят не терпят его учения любви.

Не прав Арденс также в том, что пишет дальше в своем предисловии, — что Булгаков "Замолчанное о Толстом" стремится объективно разобраться и извлечь из них /всех моментов жизни Толстого/ верные и справедливые выводы". Во-первых своей объективностью Булгаков немножко опоздал на 50 лет по смерти Толстого и 30 лет по смерти Черткова. Так что даже с этой стороны, "объективность" Булгакова весьма сомнительна. Но главное вот что: Посколько из его памфлета "О Толстом" предельно видно, что он не любит Толстого, то ясно, что у него такого стремления у него и не было.

Если он занимается опорочиванием учения своего


— 10 —


учителя и руганью в адрес ближайшего друга его, так надо назвать вещи своим именем: это есть "клевета". Вот к этому он и стремился. Выводы к которым они оба приходят тоже неверные и несправедливые, хотя бы потому, что раньше из-за деликатности Арденс считает, что Булгаков правильно сделал, что скрывал то что ему было известно, т.е. нарушал то, что важнее деликатности — правдивость, честность и человеческое достоинство а сейчас после смерти учителя и ближайшего друга его из-за отсутствия деликатности и, что еще важнее, душевной чуткости, он раскрывает, сообщает ранее замолчанное им и оба грубо обоюдно нападают на Черткова и их общего "учителя". С целью защитить Булгакова в его клевете на Черткова, Арденс, в своем предисловии пишет явную ложь, инсинуацию на Черткова, хотя он и не называет его имя, но предельно ясно. Пишет о Черткове, что он из тех людей, которые нисколько не думали о душевном покое Толстого и свой эгоизм и честолюбие поставили выше самой жизни писателя. /Вот кто печется усердно о душевном покое Толстого: клеветники, ябедники, ренегаты, Булгаков и Арденс/.

Дальше он пишет: "История последних месяцев жизни Толстого, нуждающаяся в особо ответственном освещении нашла в воспоминаниях Булгакова беспристрастное отображение". Вот как? Никого другого не нашел Арденс честным способным на особо ответственное освещение и беспристрастное отображение жизни Толстого, как только Булгакова, который назвал учение Толстого "реакционным", который обвиняет Толстого в противоречиях, в проявлении грубости и незнания что такое настоящая любовь и что он не указывал никаких рациональных путей борьбы со злом. Дальше он пишет: "Автор прежде всего глубоко неравнодушен к мучительным душевным испытаниям самого Толстого". Все эти три заявления Арденса, если говорить


— 11 —


объективно и беспристрастно, абсолютно неверны, если не назвать их кощунственными. Как может беспристрастен к Толстому Булгаков, который был пристрастен и преклонялся перед величием Сталина? Опровергается эти его заявления также тем, что в особо трудные моменты своей жизни, после ухода из дома, серьезной его болезни на чужбине, накануне смерти Толстой не нуждался в помощи и сочувствии своего личного секретаря, который был "прежде всего" неравнодушен к мучительным испытаниям самого Толстого", а вызвал к себе в Астапово прежде всего того, который /по Арденсу/ нисколько не думал о душевном покое Толстого" В.Г.Черткова, который "свой эгоизм и честолюбие поставил выше самой жизни писателя", вызвал своего одноцентренного друга, за что /одноцентренность/ в своем предисловии, Арденс цинично высмеивает Толстого.

В конце предисловия, защитник Булгакова Арденс пишет: "Автор книги рисует "лицо" Толстого, а не его "лик". В действительности же автор книги рисует не лик, и не лицо Толстого, а нарисовал лицо самого себя и ему подобных "мосек" /из басни Крылова /"Пускай же говорят собаки: "Ай, моська! знать она сильна, что лает на слона!" нарисовал точный портрет людей, у которых, как и у него самого, нет ничего святого за душой, за исключением деликатности и то в извращенном виде.

В.И.Ленин сказал, что народ будет читать Толстого, когда он возьмет власть в свои руки. Но такие люди как Булгаков, Арденс и т.п. "моськи" /имя им легион/ мешают этому. Своим опорочиванием мыслей Толстого, они отталкивают народ от чтения его серьезных, до революции запрещаемых произведений.


/П. Малов/


От редакции сайта "Зеленая палочка":

Разделяя в целом основную мысль автора этой статьи о том, что В.Ф.Булгаков в книге "О Толстом" по существу предает взгляды Л.Н.Толстого, которые сам разделял в молодости, мы не можем согласиться с тем жестким, агрессивным тоном, в котором написана эта статья, так как он тоже несовместим с духом учения Л.Н.Толстого. К тому же нам известно, что в конце жизни В.Ф.Булгаков писал воспоминания "Так прожита жизнь", в которых вернулся ко взглядам своей молодости, ко взглядам Л.Н.Толстого.




Похожие:

П. Малов Ответ Булгакову на его книгу \"о толстом\" iconВ. Н. Малов Малов Владимир Николаевич доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института всеобщей истории ран. Данная статья
Источник: Новая и Новейшая история 2004, №
П. Малов Ответ Булгакову на его книгу \"о толстом\" iconОтветы для первой команды. (Цветы раскрываются.)
Если ответ неверен, то верный ответ должны найти члены команды, болельщики или другая команда, только после этого консультант может...
П. Малов Ответ Булгакову на его книгу \"о толстом\" iconВот он тот шанс, который выпадает раз в жизни, и не воспользоваться им значит быть полным идиотом. Олег не собирался его упускать! Это был подарок судьбы, ответ на его мысли и нытье жены
Олег не собирался его упускать! Это был подарок судьбы, ответ на его мысли и нытье жены. Сколько раз он слышал её причитания: «Что...
П. Малов Ответ Булгакову на его книгу \"о толстом\" iconParole libre март 1902 г. Свободное слово
Секретный циркуляр цензурного ведомства (26). — Сведения о Льве Николаевиче Толстом и два письма его (26). — „Живые цветы (28). —...
П. Малов Ответ Булгакову на его книгу \"о толстом\" iconПредисловие Габриэла Казенца, Доктора Мед. Наук, Директора восстановительного центра «Дерево жизни» Ро-фэмили Паблишинг, Ашланд, Орегон, США я посвящаю эту книгу Дональду О. Хочи без его поддержки эта книга
Новшество заключается в том, что Виктория Бутенко впервые затронула тему о том, как много людей в буквальном смысле слова зависят...
П. Малов Ответ Булгакову на его книгу \"о толстом\" icon2009-2010уч год) 6 класс Время выполнения работы – 120 мин. Часть I выберите правильный ответ из предложенных (за каждый верный ответ – 1 балл)
I выберите правильный ответ из предложенных (за каждый верный ответ – 1 балл)
П. Малов Ответ Булгакову на его книгу \"о толстом\" iconДокументы
1. /Малов В. В. Пьезорезонансные датчики. 1989.djvu
П. Малов Ответ Булгакову на его книгу \"о толстом\" iconГруздев иван Павлович
Начальник врпо «Севрыба» М. И. Каргин так о нем отозвался: «С благодарностью его вспоминаю. Это был мой первый капитан, очень хороший...
П. Малов Ответ Булгакову на его книгу \"о толстом\" iconЙог Раманантата евангелие от оккультизма москва – 2008 г
Всем известна как точка зрения христианской церкви, так и позиция атеистов и материалистов. А вот что думают по этому поводу оккультисты,...
П. Малов Ответ Булгакову на его книгу \"о толстом\" iconМ. Н. Юхмы в 1995 г чувашский писатель М. Н. Юхма опубликовал книгу «Древние чувашские боги и герои (Легенды и мифы древней Чувашии)» [Чебоксары, 1996; далее постраничные ссылки на указанное издание]. Эта книга
Произведение М. Н. Юхмы включает «Книгу богов» и «Книгу героев». Повествование о жизни и богов и героев позволяет также составить...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов