Александр Васильевич Лобачёв icon

Александр Васильевич Лобачёв



НазваниеАлександр Васильевич Лобачёв
Дата конвертации30.06.2012
Размер138.6 Kb.
ТипБиография

Александр Васильевич Лобачёв


АВТОБИОГРАФИЯ.


ЧАСТЬ 4.


После ранее упомянутого знаменательного случая (см. конец авт. часть 3) как-то сами собой отпадают главные мои вредные привычки: курение, рукоблудие, злоупотребление алкоголем, сквернословие. Несколько позднее так же легко отказываюсь от мясоедения: как-то стало стыдно перед Богом заниматься подобными глупостями.

Очевидно, под влиянием Учителя раскаиваюсь за всё перед Богом, часто молюсь (не стесняюсь иногда стать на колени), обращаюсь к Богу. Обычно мысленно, беззвучно, своими, приходящими тут же в сознании, словами.

Также как и Учитель, начинаю вести дневник. Начинаю искать и покупать труды Учителя (тогда не просто было достать их, однажды мне даже пришлось опять устроиться на работу грузчиком, чтобы расплатиться за книги). Также ищу и другие книги по теме. И, конечно же, продолжаю читать в библиотеках. Тогда у меня было в этом отношении самое продуктивное время. Учитывая то обстоятельство, что я работал сутки через трое, я мог с утра (без обеда) по 8 часов читать в библиотеках и не уставать. Здесь, конечно, надо отметить заботу моей матери, которая полностью избавила меня от обычных бытовых проблем.

Но трудов Учителя и книг о нём - огромное количество. А так как взгляды Учителя эволюционировали, развивались, то и я, по мере чтения, развивался подобным образом. Так, например, вначале Учитель считал себя только христианином. И я искренне вначале именовал себя учеником Христа. Особенно это моё христианство усилилось после того, как мне удалось достать "Евангелие" (тогда это сделать тоже не так просто было). Как только я начал читать эту древнюю книгу, мне захотелось воскликнуть: "Так вот оно что!" Настолько мне в ней всё показалось знакомым, родным. И дело здесь, по-видимому, не только в том, что большое количество цитат из "Евангелия" разбросано по всей мировой литературе. А, по-моему, ещё и в том, что, вероятно, сработала наследственная память. Возможно, в предыдущих воплощениях я много читал эту книгу. Выучиваю её почти наизусть. При общении с людьми постоянно ссылаюсь на какое-то изречение из этой книги, как на доказательство, авторитет. Конечно, меня скоро потянуло познакомиться с другими христианами. Очевидно потому, что до критики Учителем протестантизма я ещё не дошёл в своём чтении, довольно долго часто общаюсь с протестантами различных направлений. На первых порах я так был увлечён главной мыслью: "Бог - есть любовь!", что не обращал внимания на некоторые странности во взглядах этих людей. Однако, спустя какое-то время, очевидно под влиянием изменений взглядов Учителя, начинаю интересоваться индийской философией.

Встречаюсь с людьми, которые вроде бы интересуются тем же. Достаю через них соответствующую литературу (эти книги тоже не так легко было тогда достать). Особенно начинаю выделять индийскую философскую школу "адвайта - веданта".
По сути, это единственная, по-моему, школа, которая чётко разделяла эпистемологию (учение о знании) и онтологию (учение о бытии).


Постепенно начинаю подолгу размышлять о Боге, как о Брахмане (по-русски - мир сам по себе). Несколько позднее начинаю размышлять об истинном "Я" (по-индийски Атмане). Было даже время, когда Л.Н.Толстой, Бог-любовь перестали меня интересовать, только Бог-Совершенная Истина. Позднее я познакомился с близким единомышленником Л.Толстого П.П.Николаевым, внимательно прочитал некоторые дневники самого Л.Толстого и понял, что Л.Толстой тоже интересовался этими вопросами.

Постепенно начинаю считать Шанкару, Рамакришну, Вивекананду также своими Учителями жизни. Так, например, Рамакришна (см. "Провозвестие Рамакришны") говорил следующие:

"Когда психическая энергия поднимается к сердечной чакре, центру, человек видит внутренний свет и восклицает: "Что это? Что это?" Я обрадовался, так как это совпадало с моим опытом! Таким образом, речь идёт о вторжении у некоторых людей определённого вида коллективного неосознаваемого психического (об этом см. в современной науке, психологии, например, у К. Юнга).

Позднее знакомлюсь с индийским единомышленником Л.Толстого М. Ганди. Очевидно, под его влиянием пытаюсь брать некоторые обеты. Например, голодание, молчание раз в неделю. Первое у меня осталось до сих пор. Со вторым пришлось расстаться (раз зашёл в котельную какой-то начальник, а я молчу).

Позднее приходилось проводить и 10-дневное голодание. Думаю, мне это было полезно. Я доказал себе, что могу командовать низшими инстинктами, а не только они мною. Так как у меня работа сезонная, продолжаю летом путешествовать. Постепенно начинаю считать себя уже не хиппи, а "странником". Становится стыдно просить шоферов на попутных машинах бесплатно подвозить меня, если у меня есть на это деньги. Еду на поездах и только когда кончаются деньги, прошусь на попутную машину.

По дороге в каждом городе посещаю протестантские молитвенные дома. С некоторыми людьми там близко схожусь. Восхищаюсь в некоторых молитвенных домах бесстрашием этих людей. Ведь тогда их сильно притесняла власть, но, несмотря на это, меня, незнакомого человека многие тепло принимали.

Противоречия во взглядах я старался тогда сгладить. Так в Киеве, помнится, один человек спросил меня: "Верую ли я, что Иисус Христос - Сын Божий?" И я вполне искренне ответил: "Верю", - понимая при этом под "Сыном Божьем" - Атман, истинное "Я".


Обычно в этих путешествиях задаю, как правило, несколько стандартных вопросов. Один из них о службе в армии. К стыду своему, часто обнаруживаю, как я низок был нравственно по сравнению с некоторыми протестантами. Оказывается, очень часто воинское начальство не доводило дело до суда, несмотря на то, что многие протестанты, приехав в часть, отказывались от присяги и брать в руки оружие (на основании слов в Евангелии: "не убий", "не клянись"). Но от хозяйственных работ не отказывались и так служили до конца службы.

По инерции продолжаю встречаться и с хиппи (тем более, что многие хиппи становятся верующими). Неожиданно мне приходит идея: Ведь хиппи всё равно, где собираться. Почему бы им не собраться на юбилей, 150-летие Учителя в Ясной Поляне! Начинаю во всех городах подбивать хиппи на это.

Договариваюсь со знакомым встретиться в Грузии, в Кабулетти.


Поздняя осень 1977 г. Но в субтропической Аджарии тепло, море парит. Наслаждаюсь такой чудной природой. Однако городок маленький и, уж не помню, как, меня арестовывают. Но, слава Богу, не долго держат, отпускают. Увы. Не надолго. Назначаем с приятелем новую встречу, в Тбилиси.

Перед тем гуляю по этому чудному городу (позднее он станет моим любимым местообитанием из-за хорошей библиотеки и расположения в горах - легко найти место для ночлега).


Однажды для того, чтобы сократить дорогу, решаю перелезть через ограду какого-то парка. Оказывается, это парк местного партийного руководства! На выходе из парка меня арестовывают и отправляют в так называемый "спецприёмник" для бродяг (в то время была уголовная статья "за бродяжничество"). Потом мне не раз приходилось бывать в подобных заведениях. Через месяц (максимальный срок) отпускают. Там попадаются зэки с многолетним стажем. Учусь любить и их, а также милиционеров, охраняющих нас. Там я впервые понял: "Как сладко порой пострадать за веру!".

На следующий год собираюсь, как планировал, поклониться бывшему местообитанию Учителя. Перед этим посещаю Москву. Иду по новому Арбату, одет "по-хипповски". Вероятно, поэтому меня арестовывают.

В отделении милиции легкомысленно отвечаю: "Да, лежал когда-то в психбольницах". Спустя какое-то время приезжает седой старичок. Подтверждает - это "наш человек". Снова оказываюсь в психбольнице. Но со мной "Круг чтения" Учителя! По-видимому, это подействовало. Врачи поверили, что я собираюсь в Ясную Поляну на юбилей. Спасибо им. Перед самым юбилеем меня отпускают. Покупают билет на поезд (денег у меня тогда не было) до Львова. Естественно, я в Калуге делаю остановку (до Ясной оттуда км. 100) и автостопом добираюсь до Ясной Поляны за несколько дней до юбилея.

Поскольку у входа в музей требуют денег, иду к домам "огородами". Там уже собираются тогдашние знаменитости. Видел какого-то индуса (вероятно, последователь М.Ганди), но не подхожу к нему, боюсь языкового барьера. Меня, на моё удивление, никто тогда не трогал. Запомнилась следующая характерная сцена, состоявшаяся перед входом в усадьбу.


Перед знаменитостями неожиданно проходит какой-то обычный сельский парень в рабочей одежде. На него "сопровождающие" возмущённо зашикали. Наконец, постепенно начинают стекаться хиппи. Начинаю замечать, что окрестности Ясной "наводняются" работниками КГБ. Они ходят, переписывают "данные", спрашивают, что именно читали из произведений Л.Н.Толстого, но не арестовывают, очевидно, не было такого приказа.


Перед самым юбилеем в лагерь хиппи и их сочувствующих, всего относительно много людей, явился главный из КГБ г. Тулы и заявил, чтобы мы уезжали, потому что всё равно на юбилей нас не пустят. А так как большинство хиппи мало знакомы с взглядами Учителя, мы на следующий день безропотно покидаем Ясную. Перед этим я, наконец, встречаюсь с двумя людьми, считающими себя близкими единомышленниками Учителя (впоследствии узнаю адреса и других, с некоторыми начинаю переписываться, а некоторых посещаю непосредственно дома. Но, к сожалению, близкого общения, создание общины достичь с ними не удаётся, чего мне очень хотелось).


Постепенно перестаю собирать книги. Чувствую привязанность к ним. Дело в том, что многие люди тогда собирали редкие книги, не читая их. Пришлось у них требовать вернуть свою книгу, чтобы дать другим людям читать. К тому же, дома у меня не было условия для серьёзного чтения.

Поэтому решаю свои тома из 90-томного собрания (собралось довольно много) отдать в читальный зал общедоступной библиотеки. Впоследствии оказалось, что я был прав, так как те две библиотеки во Львове, где был 90-томник, перестали быть общедоступными.


Знакомлюсь с учением суфизма. Загораюсь желанием найти суфиев (известно, что раньше они жили в Средней Азии).

По сути, с этих пор у меня началось усиление интенсивности Высшей любви.

В самом деле, всем известно, какой большой интенсивности, страсти достигает низшая, романтическая любовь! Было бы великой несправедливостью, если бы Высшая любовь уступала ей в этом! (разница только в том, что вследствие такой интенсивной низшей, романтической любви часто гибнут люди, а вследствие Высшей - нет). На следующее лето отправляюсь туда. К сожалению, языковый барьер мешает кого-то там найти из настоящих суфиев.

По приезде в Москву узнаю, что заболел желтухой. Считаю это следствием, наказанием за невоздержанность в питании в Средней Азии. Два месяца провожу в московской больнице.


Помнится, в том году у меня зарождается мысль стать круглогодичным странником. Но не получается.

Реже начинаю общаться с протестантами. Дело в том, что они по истечении какого-то срока ждут, что я "крещусь", стану как бы полностью "ихним" (вероятно, молятся об этом). Но когда меня спрашивают о крещении, я стараюсь, как можно деликатнее объяснить, что ко мне с подобной просьбой обращаются и мусульмане и поклонники Кришны и др. И я не могу выбрать. Ведь тогда кого-то придётся обидеть. Вижу, что им это моё объяснение не нравится. Они как бы недовольны мною. Также большой пункт для разногласия с ними - обожествление ими Библии. Мне кажется, что после того, как стали известны Веды, Коран и т.д. (которые их поклонники тоже обожествляют) такое отношение к Библии не оправдано.

"Церковь, храм или Каабу, камень, Коран или Библию, или кость мученика - всё это (и более того) моё сердце может принять и вместить с тех пор, как религия моя - любовь".

^ Суфий Абду-л-лах.

Начинаю гораздо реже читать даже Евангелие (теперь я его гораздо хуже помню).

Кажется, на следующий год решаю считать себя не странником, а саньясином (очевидно, под влиянием стихов Св. Вивекананды о саньясине). Главное различие между ними следующее. Страннику (христианскому) можно просить подаяние, а саньясину - нет (т.е. пока люди ничего не дадут сами - голодай).

С удовлетворением описываю следующее событие.


Мой отец в очередной раз решает жениться. Но так как его новая жена настаивает на моей выписке с его квартиры, приходится переходить опять жить к матери (отец и мать предварительно об этом договариваются). Проблема в том, что при этих "переписочных процедурах" требуется военный билет. А я его уничтожил. Не хочется огорчать отца из-за пустяков. Иду в военкомат. На входе офицеру отдаю записку примерно следующего содержания: я, такой-то, служа в армии, решил симулировать болезнь, в чём ныне раскаиваюсь. Но всё же быть военным по религиозным убеждениям не могу. Этот мой поступок остаётся для меня без каких-либо видимых последствий. В самом военном билете пишу: невоеннообязанный.

Где-то в это время пишу письмо в Верховный Совет СССР приблизительно такого содержания: "В связи с войной в Афганистане отказываюсь от советского гражданства". Это тоже осталось для меня без каких-либо видимых последствий.


На следующее лето решаю отправиться на Дальний восток, к Тихому океану. Из Львова вначале еду с попутчиком, который считает себя "православным" и едет посетить известного в то время православного старца Серафима в Белгородской обл.


Когда наши дороги расходятся, попутчик просит меня поехать далее с ним. Я отказываю ему. Считаю, что всё, что случилось со мной после этого, по-видимому, является следствием, наказанием за этот отказ (потому что, по сути, мне было всё равно куда ехать).


На поезде добираюсь-таки до Дальнего востока. Решаю добраться до крайней юго-восточной точки Союза и, так как Владивосток был тогда "закрытый" для обычных людей город, выбираю Находку. Деньги кончились. Добираюсь на попутных. До границы с Китаем здесь близко. Какие-то пограничники немного подвозят меня и сворачивают к границе. На мою беду, навстречу едет какое-то начальство. Меня арестовывают. Сначала отвозят в погранчасть, потом в областное КПЗ (камера предварительного заключения). Потом в хабаровский спецприёмник. Условия содержания там наихудшие из всех спецприёмников, в каких я был (жара страшная, камера переполнена, а на прогулку не водят, даже в туалет не всегда).

Решаю объявить голодовку. Спустя дней семь приезжает "скорая" и меня отвозят в обл. психбольницу. Врач в приёмной оказался "дотошный". Спрашивает у начальства: "Зачем его ложить? Ведь он вроде спокойно себя ведёт." Ему пояснили: "Был звонок с КГБ". Пришлось всю московскую олимпиаду там пробыть.


Там я испытал на практике силу любви. Один обитатель этой больницы (внешне какой-то нервный человек) поначалу почему-то ко мне отнёсся враждебно. Когда он узнал, что я за веру страдаю, говорил: «Что, поп, попался?» и т.п. Начал практиковать любовь к нему. И, о чудо, его отношение ко мне резко меняется! Таким образом, я доказываю себе, что сила любви - это не какая-то мечта, метафора, а реальная, действующая сила. В конце концов, меня спецэтапом перевозят на самолётах во Львов и сдают на «поруки» матери. Такое относительное мягкое решение теперь мне кажется следствием того, что один мой товарищ детства работал в то время в КГБ. А также тем, что у нас КГБ было в основном озабочено борьбой с украинскими националистами и до остальных инакомыслящих у них как бы не хватало сил. Это подтвердило и такое происшествие.


Как-то знакомлюсь с одним свободомыслящим марксистом (он и внешне был похож на молодого К. Маркса). Оказывается, он ведёт философский кружок в Политехе. Начинаю посещать этот кружок. Всё это не понравилось КГБ. Была даже какая-то статья в газете. Некоторых студентов исключают из института. Для меня это происшествие опять осталось без каких-либо видимых последствий.


Решаю отказаться от мысли стать классическим саньясином. Не те социальные условия. В самом деле, у нас бы все саньясины непременно бы закончили свой путь в психбольнице (в принципе, можно было бы и там жить инкогнито, именовать себя просто "слугой Бога", но по отпечаткам пальцев меня быстро бы определили).

Начинаю просто летом ездить в Тбилиси, в тамошние библиотеки. Посещаю горный христианский монастырь.


И вот где-то в начале 80-х здесь у меня случилось ещё одно знаменательное событие. Открытие третьего глаза. Очень многие люди распространяют об этом много всяких домыслов, фантазий. На самом деле, речь здесь идёт о вторжении у некоторых людей (всевозможных стран и принадлежащих к разным историческим религиям) некоего коллективного неосознаваемого психического.


Опишу свои ощущения. Началось это просто с ощущения давления в центре лба, после более или менее продолжительного бесстрастного размышления над серьёзной темой. Впоследствии это становится привычкой, интенсивность начала увеличиваться, глаза при этом как бы скашиваются к этому центру. Приблизительно в это же время интенсивность проявлений Высшей любви достигает у меня своей вершины, кульминации (у Л.Н. Толстого об этом ничего нет, потому что, когда он пришёл к вере, у него половая функция естественным образом, в связи с возрастом начала угасать. У меня же вся неиспользуемая низшим способом половая энергия, сила была перенаправлена на эту Высшую, Божественную любовь). Я начинаю буквально пьянеть от этой любви. Конечно, это сравнение очень грубое, описать наслаждение от этой любви обычным языком не представляется мне возможным. По телу начали часто как бы прокатываться волны психической силы, энергии. Наблюдается пульсация психической энергии в копчике, на кончиках пальцев и т.п. (всё это описывается в соответствующей литературе йогов и др. источниках). Наконец, при высшей интенсивности этой Высшей любви глаза скашиваются вышеуказанным образом, и я начинаю терять сознание (несколько позднее, сосредоточение на Боге - Совершенной Итине - также стало вызывать потерю сознания. И я на практике убедился, что Высшее знание и Высшая любовь ведут к одному и тому же).


С одной стороны, это не было для меня чем-то неожиданным, я читал об этом у йогов (см. например, у Рамакришны, который один раз трое суток находился в подобном бессознательном состоянии). С другой стороны, мне не с кем было посоветоваться, что же мне делать дальше?

Постепенно перехожу к системному, целостному свойству, аспекту Высшей любви, к Всеобщей, Тотальной любви. Другими словами, я начинаю осознавать, что все остальные низшие виды любви (любовь-половое влечение, романтическая любовь, любовь-дружба) составляют, по сути, одно целое с Высшей любовью, исходят из общего источника. Теперь мне стоило послушать, например, песню о страстной романтической любви, как я тут же начинал погружаться в вышеописанное состояние. Запомнились особенно такие певцы как Евгений Мартынов, Карел Готт. Думаю, что эти люди, вероятно, в предыдущих воплощениях, возможно, были великими бхакти-йогами.


С этого времени половая проблема исчезла для меня как таковая. Несколько сложнее с другими людьми. Ведь для них я по-прежнему являлся предметом, связанным с их половыми желаниями. Для некоторых верующих это является якобы неразрешимой проблемой, но я так не думаю. Действительно, с одной стороны, когда я был "оборванным хиппи", мной относительно мало интересовались. Но когда я стал верующим, особенно после вышеуказанных проявлений Высшей любви, интерес ко мне явно возрос. "В любовь к Тебе я погружаться продолжал. Застыли в изумлении сердца пред Нею" (суфийские стихи).

На самом деле, проблемы здесь нет. Ещё раньше я интуитивно в подобных случаях применял метод недеяния (просто отказывать, конечно, не милосердно). То есть занимал выжидательную позицию. С точки зрения современной науки этологии дело, по-моему, обстоит следующим образом. Перед тем, как должно произойти сближение половых партнёров, должен обязательно состояться брачный ритуал. Так вот, оказывается, участие в этом брачном ритуале обязательно должно быть обоюдным! Если данный половой партнёр, делая свою часть брачного ритуала, в ответ не получает встречного ритуала, у него естественно угасает всякое желание. На деле это происходило обычно следующим образом. Сначала данная женщина старается почаще попадаться мне на глаза. Затем (когда это не даёт необходимого ей результата) она попадается мне на глаза с каким-нибудь другим мужчиной. Этим самым она как бы говорит: "Смотри же! Я нормальный половой партнёр, мною интересуются". Когда же и это не действует, обычно на этом всё заканчивается.

Это моё опьянение Высшей любовью продолжалось несколько лет. За это время я приобрёл много пластинок, которые с удовольствием прокручивал. Особенно мне запомнился поэт-песенник Л.Дербенёв. Думаю, он тоже, вероятно, в предыдущих воплощениях, возможно, был великим бхактой. Более того, мне удалось собрать из разных пластинок, из разных песен как бы иллюстрацию моего духовного Пути. Так, первая песня, помнится, начинается с описания кризиса. Там поётся: "Лишь в снах я счастлив был на краткий срок... Но неизбежна горечь пробуждения".

Так же я переписал в тетради много суфийских стихов, которые с удовольствием перечитывал. Назову некоторые имена: Руми, Хафиз. Но вот мне стали приходить на ум (сначала неопределённые) такие мысли: "Как же так? Вот ты себе наслаждаешься (пусть даже Высшей любовью). А ведь рядом люди печалятся, страдают. Имеешь ли ты право на это наслаждение один?" Потом мне однажды стало просто стыдно от этого. И, удивительное дело, сразу же эта привычка опьянения Высшей любовью, эти интенсивные экстазы прекратились сами собой! Но жизнь продолжается! Я ведь не умер! Возможно, у некоторых читателей возникнет такой вопрос: "А почёму Вы считаете, что любовь-сострадание, любовь ко всему живому есть Высшая любовь?! Может, есть ещё более высший вид любви?" Ответ мой будет такой: " Несомненно, высший именно ввиду потери сознания при ней и вероятной смерти после этого" (у многих духовных практиков так и было).

Очевидно, начался у меня новый период взросления. Об этом будет в следующей части.




Похожие:

Александр Васильевич Лобачёв iconАлександр Васильевич Лобачёв
Прежде всего, мне следует объяснить мотивы, которые подтолкнули меня взяться за написание своей автобиографии. На мой взгляд, существует...
Александр Васильевич Лобачёв iconАлександр Васильевич Лобачёв
Следующий период взросления, эволюции человека является, по-моему, тот, в котором ведущей, доминантной деятельностью является служение....
Александр Васильевич Лобачёв iconАлександр Васильевич Лобачёв
Но, при соответствующих условиях, хотя и труднее, с ошибками, все предыдущие стадии можно пройти и без наставника. По-видимому данная...
Александр Васильевич Лобачёв iconГуров александр Васильевич
Гуров александр Васильевич, капитан на судах Мурманского тралового флота. В 1960-х годах возглавлял экипаж траулера «Латвия», промышлял...
Александр Васильевич Лобачёв iconЖуков александр Васильевич
Жуков александр Васильевич (1918 – 31. 10. 1984), капитан, руководитель промрайона, заместитель генерального директора Мурманрыбпрома....
Александр Васильевич Лобачёв iconЗверев александр Васильевич
Зверев александр Васильевич, капитан на судах Мурманского тралового флота. Во второй половине 1980-х годов возглавлял экипаж пст...
Александр Васильевич Лобачёв iconАлександр Васильевич Лобачёв
Это было бы слишком болезненным для неё, и мне было её жалко лишать этого привычного и приятного для неё дела. Так что же делать?...
Александр Васильевич Лобачёв iconЛобачёв Александр Васильевич родился во Львове. Мать учитель истории, отец экономист. В детстве был любознательным, живым ребёнком. Много читал, увлекался теннисом, хорошо катался на лыжах и коньках. Школу закон
Школу закончил с похвальной грамотой по математике, самостоятельно, без связей и репетиторов, поступил на самый тяжёлый факультет...
Александр Васильевич Лобачёв iconПубличный доклад общая характеристика учреждения и условий его функционирования
Сказкина Римма Ивановна, которой удалось наладить тесное сотрудничество с трестом Энгельсхимстрой. Благодаря поддержке треста материально...
Александр Васильевич Лобачёв iconПубличный доклад общая характеристика учреждения и условий его функционирования
Сказкина Римма Ивановна, которой удалось наладить тесное сотрудничество с трестом Энгельсхимстрой. Благодаря поддержке треста материально...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов