Мысли по поводу суда над э. В. Лимоновым icon

Мысли по поводу суда над э. В. Лимоновым



НазваниеМысли по поводу суда над э. В. Лимоновым
Дата конвертации30.06.2012
Размер52.67 Kb.
ТипПрограмма

МЫСЛИ ПО ПОВОДУ СУДА НАД Э. В. ЛИМОНОВЫМ




Не так давно в Саратове состоялся суд над Э. В. Лимоновым и ему был вынесен приговор 4 года - вместо предполагавшихся 12. Этому событию целиком была посвящена программа "Основной инстинкт" Светланы Сорокиной.

В ходе обсуждения было затронуто несколько интересных вопросов, но главный можно выразить так: если один человек напишет некий текст (книгу), а другой воплотит идеи первого в жизнь (и выйдет из этого явное преступление). то будет ли виновен автор текста? Виновность второго, по мнению присутствующих, не подлежала сомнению.


— Если признать, что автор не виновен, так как он сам не совершил никаких реальных преступлений, то аналогично нельзя признать виновными руководителей экстремистских или мафиозных группировок, руководителей бандформирований и высших военных и государственных чиновников — ведь все они только лишь писали тексты (приказы, инструкции, планы и пр.), сами не грабили и не убивали — вообще, сами не совершали преступных действий.

Надо отметить, что на Нюрнбергском процессе напротив, вина была возложена на "авторов" и снята с "исполнителей": осудили всех высших партийных, государственных и военных руководителей, которые писали книги, выступали с речами, отдавали приказы и распоряжения; а рядовые солдаты, чиновники, просто обыватели, которые сами убивали, захватывали, жгли, распоряжались строительством концлагерей и газовых печей или просто голосовали, приветствовали на митингах, аплодировали на собраниях и т. д., оказались совершенно невиновны. Они лишь исполняли приказы. Хотя многие действовали добровольно, с воодушевлением, по собственной инициативе.


— Если признать, что автор также виновен, то, во-первых, едва ли не у каждого писателя-классика можно найти такие тексты, за которые им полагались бы самые строгие виды наказаний. Приводились примеры: от Пушкина до Достоевского. Пример Светланы Сорокиной: Н. В. Гоголь написал "Мертвые души"; если бы после этой выхода в свет этой книги нашлась бы группа людей, которая занялась бы махинациями с крепостными по схеме, описанной в романе — можно ли выло бы считать Николая Васильевича виновным?

А мне вспомнилось еще несколько примеров. 1) Недавно смотрел телепередачу: писатель-фантаст Ли рон Хаббард в свое время написал фантастическую книгу, в которой утверждается, что земляне делятся на две части - высшую и низшую, с которой высшие люди могут поступать как угодно. Ныне весьма распространившиеся сайентологи примерно так и используют идеи Хаббарда: смотрят на себя как на высших людей, а на остальных — как на низших и (пока что) вытесняют их со всех предприятий, в которых сайентологи начинают преобладать. Виновен ли в этом писатель-фантаст Ли рон Хаббард? 2) Дж. Р.
Толкьен, кажется, совершенно не претендовавший на основание новой религии, а всего лишь писавший сказки, виновен ли в том, что в нашей стране идут своеобразные религиозные войны между ортодоксальными толкинистами, которые, как могут, стараются воплотить творчество Толкьена в реальность, и последователями Ника Пирумова — своего рода еретика внутри толкинизма? Война не очень сильная, но горы книг Н. Пирумова уже сожжены, а сам он был сильно избит и доставлен в больницу (тоже была телепередача).


Итак, этот главный вопрос на передаче остался без ответа. Обвинители на суде решили, что автор виновен так же, как и исполнитель — как командир, отдавший преступный приказ своему подчиненному. Сам Лимонов заявил, что приведенные на суде цитаты из его книг были всего лишь художественным творчеством, а не инструкциями к практическим действиям, и с людьми, купившими оружие, у него так же мало общего, как и у Г. А. Зюганова с каким-нибудь рядовым коммунистом, замешанным в убийстве. Наказание в 4 года вместо 12 оказалось компромиссным решением.

Все остальные писатели остались на свободе, так как не нашлось людей, желающих внедрить в жизнь то, что можно было встретить в их книгах. И Лимонов не подлежал бы суду, если бы не нашлись люди, пожелавшие воплотить в жизнь то, что им встретилось в его книгах; люди, с которыми автор лично не был знаком и которых лично ни о чем не просил — как это видно из представленных на передаче материалов.

Надо отметить, что здесь уголовная ответственность наступила не за то, что сам человек (автор) что-то сделал и даже не за то, что он что-то написал или сказал, а за действия другого человека (исполнителя), непосредственно с первым не связанного.

Надо отметить, что между призывами к экстремистским действиям и просто художественным творчеством никакой четкой границы нет — вернее, только сам автор может сказать: писал ли он агитационную речь или художественную сказку — хотел ли он воплощения написанного или нет. Если он скажет, что хотел — то получит максимальное наказание, если скажет, что всего лишь писал сказки — то его нужно тут же отпустить домой. А что он думал на самом деле, когда писал книгу — определить невозможно. Аналогичная ситуация и с законами об АГС: если человек не идет в армию по пацифистским убеждениям — его надо отправить на АГС, а если без таковых - по ст. 328 на 2 года. О том же, какие у него есть убеждения, знает только он сам. Сам человек определяет: подсуден он или нет, и какова ему должна быть мера наказания.


Проблема эта глобальна и представляется неразрешимой. Попытки ее разрешить приводят к двум результатам: 1) пытаются "залесть" в сознание и подсознание людей — к подсудимым применяют детектор лжи; в ходе решения дел по АГС люди проходят специальные тесты, которые показывают их миролюбивый, неагрессивный характер.

2) Внимательное рассмотрение таких дел приведет к резкому снижению авторитета суда и доверия к нему. Не конкретно к этому суду, составу судей, адвокатов, свидетелей и т. п. — а вообще к судебной системе. Если сам подсудимый может решить: виновен он или нет, приговорить ли его к пожизненному наказанию или отпустить домой, заплатив за моральный ущерб; если не в умозрительных рассуждениях, а в совершенно реальном деле такое колоссальное расхождение между возможными решениями суда зависит от того или иного разрешения "философского" (в самом худшем смысле) вопроса, который принципиально разрешить нельзя, а можно лишь .принять один из двух несправедливых вариантов; если человеку, укравшему буханку хлеба из магазина полагается строго определенное наказание, а человеку, который намеревался (возможно) совершить государственный переворот, революцию, создать "вторую Россию" и двинуть ее на первую и т. п. наказание полагается "любое", по существу, такое, которое он выберет сам — то какое может быть отношение к судебной системе?

И раньше к судебной системе выдвигались претензии, но большая часть их была другого рода. Например, не ясно, достаточно ли улик и свидетельских показаний для осуждения человека и т. п. — обычное несовершенство человека — как и во всех делах. Здесь же принципиально невозможно оценить взаимозависимость слов одного и действий другого.

Дело такого рода тоже не первое. ( ) Почему же раньше они были незаметны? — В отсутствии свободы слова наказывались и авторы и исполнители. Тот, кто писал листовку, публицистическую книгу или художественную повесть так же подлежал наказанию, как и тот, кто внедрял их идеи в жизнь (и даже при отсутствии таких исполнителей). Поэтому никто не играл в революцию, "и пишущий понимал, что он пишет и для чего, принимая всю ответственность, и почти всегда сам являясь исполнителем своих идей. В отсутствии гарантированных прав тот, кто имел власть, сам определял, виновен ли подсудимый и какое наказание ему полагается. Определял исходя из своего инстинкта самосохранения: насколько подсудимый казался ему опасен — никто не играл в законность и демократию.

Если такие процессы, их всенародное обсуждение и падение авторитета судебной системы продолжатся, то можно ожидать следующих вариантов развития событий; часть людей попытается возвратиться назад к принципу "кто сильнее, тот и прав" — без какого-либо законодательства; часть попытается кардинально реформировать систему (пока еще неизвестным образом, например, постаравшись "залесть" в подсознание); а часть людей постарается научиться жить по очень простому, но трудновыполнимому правилу: никого не судить.


Адаменко В. В.

4 июня 2003 г.


<Через несколько дней Лимонова помиловали>




Похожие:

Мысли по поводу суда над э. В. Лимоновым iconО нашей вине1
Полагаю, что часть присяжных согласится с приговором суда ведь люди все разные. Но я по этому поводу должен сказать следующее
Мысли по поводу суда над э. В. Лимоновым iconС. П. Мельгунов
Невольно вновь вспоминаешь слова В. Г. Короленко, мимолетно брошенныя им по поводу его работы над Бытовым явлен
Мысли по поводу суда над э. В. Лимоновым iconКто он, кин Овчинников?
Овчинниковым (далее кин О.) по поводу книги Н. Гарифа «Освободительная война татарского народа», навевают грустные мысли. Это «фальсификация»...
Мысли по поводу суда над э. В. Лимоновым iconВ судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации
Рузского районного суда Московской области от 28 сентября 2010 года, определение Судебной коллегии по уголовным делам Московского...
Мысли по поводу суда над э. В. Лимоновым iconГригорий Стернин
России 1830- 1840-х годов как раз по поводу трактовки религиозных тем. Вот почему, вместе с этой новой ориентацией научной мысли...
Мысли по поводу суда над э. В. Лимоновым iconПостановлением Конституционного Суда РФ от 03. 06. 2004 n 11-П, Определением Конституционного Суда РФ от 27. 06. 2005 n 231-О, Постановлением Конституционного Суда РФ от 10. 07. 2007 n 9-п настоящим Федеральным закон
...
Мысли по поводу суда над э. В. Лимоновым iconПленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет: Утвердить регламент
...
Мысли по поводу суда над э. В. Лимоновым iconВ президиум Московского областного суда
Рузского районного суда Московской области от 28 сентября 2010 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Московского...
Мысли по поводу суда над э. В. Лимоновым iconПо поводу “Правил русской орфографии и пунктуации”
Правилах” указано, но явно нигде почти не сказано конкретно, что такое обращение необходимо именно по поводу, излагаемому в правиле,...
Мысли по поводу суда над э. В. Лимоновым iconВпрочем, регулярные заседания Синода вынуждены были прекратиться уже в конце 1935 начале 1936 года; даже для "кворума" церковного суда над епископом требуется 12 архиереев (Карф. Соб., прав. 12-е) и их не было
Впрочем, регулярные заседания Синода вынуждены были прекратиться уже в конце 1935 – начале 1936 года; даже для “кворума” церковного...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов