Журнал «Уголовное право» №1/98 г с. 51-62 icon

Журнал «Уголовное право» №1/98 г с. 51-62



НазваниеЖурнал «Уголовное право» №1/98 г с. 51-62
страница1/3
Дата конвертации29.07.2012
Размер371.52 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3

Журнал «Уголовное право» №1/98 г. с. 51-62


Пашин А.С.

Основания оспаривания допустимости доказательств стороной защиты


Проблема допустимости в качестве доказательств, используемых в ходе уголовного судопроизводства материалов перестала быть теоре­тической и приобрела конкретное практическое из­мерение, когда 16 июля 1993 г. был создан процессуальный механизм решения вопроса о юри­дической судьбе оспариваемых сторонами по пра­вовым основаниям показаний, заключений, прото­колов, иных документов, предметов. Материалы, полученные с нарушением закона, стали исключать­ся из разбирательства; за ними не признавалась юридическая сила, их невозможно было использо­вать для подтверждения обвинения и доказывания события преступления, виновности обвиняемого, ха­рактера и размера причиненного ущерба (ч. 3 ст. 69 УПК РСФСР) Впоследствии данное правило полу­чило конституционное закрепление (ч 2 ст. 50 Кон­ституции Российской Федерации).

Обращая внимание судов на необходимость вы­полнения конституционного положения о том, что при осуществлении правосудия не допускается ис­пользование доказательств, полученных с наруше­нием закона, Пленум Верховного Суда РФ в абз. 2 п. 16 Пост. № 8 от 31 октября 1995 г. разъяснил, что доказательства должны признаваться таковы­ми "если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией РФ пра­ва человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собира­ние и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в резуль­тате действий, не предусмотренных процессуаль­ными нормами" 1

Оспаривая допустимость того или иного матери­ала, сторона защиты (защитник, а также обвиняемый (подозреваемый) и его законный представитель) дол­жна прежде всего продемонстрировать его ущерб­ность, то есть сделать явными признаки нарушения закона, отразившиеся в нем или в других касаю­щихся этого материала источниках. В этой статье будут с учетом материалов правоприменительной практики и судейского опыта автора классифициро­ваны и описаны типичные пороки материалов, выда­ваемых за доказательства, на которые может ссы­латься сторона защиты.

Эти пороки для целей настоящей работы бу­дут подразделены на четыре разновидности:

1) порок в источнике, как они перечислены в ч. 2 ст. 69 УПК РСФСР;

2) порок в субъекте;

3) порок в процедуре получения;

4)порок в оформлении.


^ 1) Порок в источнике

Порок в источнике доказательств констатирует­ся, если:

1) показания даны лицом, которое в силу своих физических или психических недостатков не способ­но правильно воспринимать обстоятельства, имею­щие значение для дела, и давать о них правильные показания (п 2 ч. 2 ст. 72 УПК),

2) давший заключение эксперт подлежал отво­ду ввиду обнаружившейся его некомпетентности (п. 4 ч. 1 ст 67 УПК), законодатель превратил в этом и предыдущем случае критерий достоверности мате­риала в элемент его юридической допустимости; за­ключение эксперта, подлежащего отводу по иным мотивам, ущербно ввиду "порока в субъекте", о чем говорится ниже;

3) заключение эксперта выходит за пределы его специальных познаний, "Суды не должны допускать постановку перед экспертом правовых вопросов как не входящих в его компетенцию (например, имело ли место хищение либо недостача, убийство или са­моубийство)" (п 11 Пост ПВС СССР № 1 от 16 мар­та 1971 г.2), причем аналогичные разъяснения да­вались высшими судебными органами применительно к использованию заключения экс­перта при доказывании некоторых преступлений (см., например, абз. 2 п 5 Пост ПВС РСФСР № 50 от 22 октября 1969 г. в ред Пост. Пленума № 56 от 23 декабря 1970 г., № 10 от 24 декабря 1985 г.; № 2 от 27 августа 1986 г.; № 11 от 21 декабря 1993 г.3);

4) источником сведений признается не чело­век, а животное, как, например, при обнаружении запаховых следов служебной собакой в ходе так называемых одорологической выборки или одорологической экспертизы.

Специально надо отметить, что современная практика негласно признает за экспертными сис­темами (сложными программами для ЭВМ, ведущими себя как эксперты в определенной области, реализующими свой потенциал на определенном оборудовании) значение источников сведений На­пример, автоматизированные автотехническая или графологическая экспертизы осуществляются без участия эксперта-человека, который лишь вводит исходные данные, снимает с печатающего устрой­ства заключение и подписывает его как свое,

5) сведения черпаются из материала, не став­шего одним из тех, которые упомянуты в исчерпы­вающем перечне, приведенном в ч 2 ст 69 УПК (например, из радиопередачи, из произнесенной в ходе судебных прений речи, из слухов),

6) сведения черпаются из "мнимого доказатель­ства", лишь внешне схожего с каким-либо из мате­риалов, перечисленных в ч 2 ст. 69 УПК, например

- вместо заключения эксперта приводится акт ведомственной экспертизы, так, в п 2 Пост ПВС СССР № 1 от 16 марта 1971 г сказано " Имею­щиеся в деле акты либо справки о результатах ведомственного исследования какого-либо обстоя­тельства, в том числе и ведомственные заключе­ния, именуемые экспертизой (о качестве товара, недостаче товарно-материальных ценностей и т.п.), хотя бы и полученные по запросу органов след­ствия или суда, не могут рассматриваться как за­ключение эксперта. " ";

- используется протокол не признанного в РФ следственного действия, скажем, проверки показа­ний на месте, упоминание о которой не содержится в ст. 87 УПК;

- вместо показаний свидетеля дается "аффи­девит", т.е. письменное заявление очевидца об об­стоятельствах, входящих в предмет доказывания, заверенное нотариусом или заслуживающими до­верия гражданами,

- к показаниям подсудимого приравнивается его выступление с защитительной речью или по­следним словом,

7) сведения черпаются из материала, хотя и упо­мянутого в ч. 2 ст. 69 УПК, например "иного докумен­та", но по своей юридической природе служащего средством выражения позиции органа, ведущего уголовный процесс, или стороны (например, из по­становления следователя, ходатайства или жалобы стороны).

Суд равно не связан позицией следователя и сто­рон и приводимыми ими в ее обоснование материа­лами (п. 10 ч. 1 ст. 5, ч. 1 ст. 20, ч. 3 ст. 70, ст. 71, ч.1 ст. 240 и др. УПК);

8) сведения извлекаются из законного материа­ла, но по своему характеру не могут быть извлечены из такого материала.

Строго говоря, институт обстоятельств, устанав­ливаемых только определенными доказательствами, характерен для гражданского судопроизводства. Од­нако и в уголовном процессе можно выделить некото­рые правила того же рода, основанные отчасти на законе, отчасти на материалах судебной практики.

Так, свидетели могут давать показания лишь о том, что воспринято их органами чувств; умозак­лючения свидетеля не имеют значения, кроме ред­ких случаев Показания сведущих лиц, даваемые исходя из интерпретации воспринятого с точки зре­ния имеющихся у очевидца специальных знаний, российское законодательство не считает источ­ником доказательств

Некоторые обстоятельства могут быть установ­лены только в результате использования заключе­ния эксперта Так, суды при рассмотрении дел о пре-ступлениях, связанных с наркотическими средствами, сильнодействующими и ядовитыми веществами "для определения вида средств и ве­ществ . их названий и свойств должны распо­лагать экспертным заключением" (п 2 Пост. ПВС РФ № 2 от 27 апреля 1993 г в ред. Пост. Пленума № 11 от 21 декабря 1993 г). 5 При этом не верно распространенное мнение, будто обстоятельства, указанные в ст 79 УПК, могут быть подтверждены лишь заключением эксперта и "не могут быть до­казаны иными доказательствами...".6 Ведь по за­кону в этих случаях "заключение эксперта не яв­ляется обязательным для лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда, однако несогласие их с заключением должно быть моти­вировано" (ч. 3 ст. 80 УПК)

Пункт 12 Пост. ПВС СССР № 3 от 30 марта 1990 г. прямо предписывает, с помощью каких доказа­тельств можно оценить предмет взятки, от стоимости которого "зависит квалификация преступления" 7;

п. 8 Пост. ПВС СССР № 4 от 30 марта 1990 г. тре­бует устанавливать "нормативные акты", регламен­тирующие "круг и характер служебных прав и обя­занностей должностного лица". 8

Если отсутствие у обвиняемого судимости может быть установлено справкой, полученной по запросу следователя, то наличие судимости, когда это имеет значение для квалификации содеянного или призна­ния лица особо опасным рецидивистом, подтвержда­ется лишь копией приговора. " .Следует требовать от органов следствия приобщения к делу копий приго­воров и других документов, которые могут иметь зна­чение для решения вопроса о признании лица особо опасным рецидивистом" (п. 7 Пост. ПВС СССР № 4 от 25 июня 1976 г. в ред. Пост. Пленума № 10 от 9 декабря 1982 г. и № 5 от 16 января 1986 г.). То, что в подобных случаях требуется именно при­говор, вытекает из смысла п.п. 8, 14, 15 и др. дан­ного постановления 9,

9) в материале не приведены сведения, кото­рые обязательно должны в нем содержаться.

Например, содержание заключения эксперта установлено ч. 1 ст 191 УПК; содержание прото­кола об обстоятельствах совершенного преступления должно отвечать требованиям, изложенным в ч 3 ст 415 УПК и абз 1 п 3 Пост. ПВС РСФСР № 8 от 24 декабря 1985 г в ред Пост Пленума №11 от 21 декабря 1993г 10

2) Порок в субъекте

При наличии порока в субъекте, в отличие от по­рока в источнике, лицо, которое в принципе могло бы участвовать в создании доказательства, в конкрет­ном случае не вправе этого делать ввиду имеющих­ся процессуальных ограничений; порок же в источ­нике характерен для материалов, которые созданы фигурами, в принципе не могущими быть источника­ми доказательств, либо облечены в форму, которая не признается процессуальным законом

Порок в субъекте, имеющем право участвовать в получении доказательств, констатируется, если

1) материал получен лицом, не наделенным вла­стью добывать доказательства процессуальным пу­тем (практикантом, членом рабочего отряда содей­ствия милиции, дружинником, техническим сотрудником правоохранительного органа), кроме случаев, когда это лицо выполняло роль передаточ­ного звена (например, студент, находящийся на производственной практике, привез следователю по его просьбе справку о том, что обвиняемый состоит на учете в венерологическом диспансере)

В силу п 7 ст 3 Закона РФ от 11 марта 1992 г "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации" частному детективу разре­шается "в целях сыска.. сбор сведений по уголов­ным делам на договорной основе с участниками про­цесса", причем эта деятельность может осуществляться с учетом ограничений, предусмот­ренных ст 7 названного Закона, однако судьба до­бытых таким образом материалов определяется по тем же правилам, что и материалов, представляе­мых участвующим в процессе нанимателем подоз­реваемым, обвиняемым, защитником, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком и их представителями,

2) материал получен лицом, имеющим право представлять доказательства (ч. 2 ст. 70 УПК), од­нако не был приобщен к уголовному делу органом, ведущим процесс (например, при отказе защитнику в ходатайстве о приобщении соответствующего ма­териала в качестве доказательства);

3) материал получен лицом, имеющим право в некоторых случаях производить следственные дей­ствия, с превышением полномочий (например, в ре­зультате нарушения требований ч. 4 ст. 119 УПК пу­тем самовольного, без поручения следователя, производства сотрудником органа дознания следст­венных действий после передачи дела следовате­лю либо продолжения органом дознания рассле­дования по делам, по которым производство предварительного следствия обязательно, после истечения 10 суток со дня возбуждения дела - см. ч 1 ст 121 УПК)

К тому же типу нарушений относится производ­ство сотрудником органа дознания в полном объеме расследования дела о преступлении, по которому обязательно производство предварительного след­ствия, в частности, производство им дознания или подготовки материалов в протокольной форме в от­ношении несовершеннолетнего или лица, которое в силу своих физических или психических недостат­ков не может само реализовать свое право на защи­ту-ч ч 1 и2ст 126 УПК,

4) материал получен с существенным участием лица, подлежащего отводу в силу ст.ст. 59, 60, 63-67 У ПК

Под существенным участием следует пони­мать активное поведение, которое оказало или мог­ло оказать влияние на ход и результаты получения материала, а также его содержание (так, не может считаться существенным присутствие помощни­ка прокурора, подлежащего отводу, при допросе, осуществляющемся лично не заинтересованным в исходе дела следователем),

5) материал получен незаконным составом су­да, например

- с участием народного заседателя, избран­ного в другой суд или с истекшим сроком полно­мочий, судьи, назначенного на должность помимо установленного Конституцией РФ и федеральным законом порядка, судьи, народного или присяжно­го заседателя, не достигших возраста, установ­ленного законом, присяжного заседателя, который был вызван в суд специально, без применения уст­ройств и способов случайного отбора; судьи, на­родного или присяжного заседателя, вступивших в процесс не с самого начала;

- судом в составе, не предусмотренном зако­ном' при нарушении норм о коллегиальности и по­рядке определения состава суда с учетом мнения обвиняемого (см ст. 15, ч.ч. 2-4 ст 35, ч.ч. 2-4 ст 267 УПК), отсутствии кворума в заседаниях пре­зидиумов судов; при наличии в соответствующих случаях лишь 1 народного заседателя и менее 12 комплектных присяжных заседателей; при участии коллегии присяжных заседателей, сформирован­ной незаконно или в целом не способной вынести объективный вердикт (ст.ст. 438-441 УПК);

6) материал получен каким-либо следователем, кроме следователя прокуратуры, по делу, не отно­сящемуся к подследственности органа, сотрудником которого он является, если, разумеется, прокурор, действующий в пределах своей компетенции, не вос­пользовался полномочием передавать дело от од­ного органа предварительного следствия другому (п. 9 ч. 1 ст. 211 УПК); следователь вторгся в ком­петенцию следователя военной прокуратуры (см. ст. Положения о военной прокуратуре, утвержденного Указом Президиума Верховного Со­вета СССР от 4 августа 1981 г) либо военный сле­дователь принял к своему производству дело, от­носящееся к подследственности других органов;

нарушение ведомственных правил разделения тру­да (см., например, приказ Генерального прокурора Российской Федерации № 32 от 29 июля 1992 г. "О разграничении компетенции территориальных и специализированных прокуратур") существен­ным, как правило, не считается;

7) материал получен в нарушение правил о под­судности и месте расследования, предусмотренных ст.ст. 41 и 132 УПК, а также на территории, не подпа­дающей под юрисдикцию судов и правоохранитель­ных органов РФ, в противоречии с международны­ми договорами об оказании правовой помощи;

8) материал получен следователем или прокурором, не принявшими дело к своему производству в порядке, предусмотренном ч. 2 ст. 129 и п 5 ч 1 ст 211 УПК,

9) материал получен ненадлежащим судом или органом суда с нарушением права человека "на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом" (ч 1 ст. 47 Конституции РФ, ст ст. 35-39. 42, 326, 368, 370, 374, 388 и др. УПК),

10) произошло совмещение ролей (например, сле­дователь, прокурор или судья выступили в роли пе­реводчика или эксперта, или понятого, или статиста при опознании),

11) количество субъектов, участвовавших в соз­дании доказательства, недостаточно.

Таким пороком страдает, например, заключе­ние судебно-психиатрической экспертизы, прове­денной не комиссионно, а единолично, а также "протокол об обстоятельствах совершенного пре­ступления", не утвержденный начальником органа дознания или не отмеченный санкцией прокурора на направление материалов в суд (п. 4 Пост ПВС РСФСР № 8 от 24 декабря 1985 г в ред. Пост. Пле­нума № 11 от 21 декабря 1993 г.11).

^ 3) Порок в процедуре получения

Порок в процедуре получения доказательств кон­статируется, если обнаружено одно из названных ниже обстоятельств. Этот порок имеет много разно­видностей, которые можно условно подразделить на три части:

собственно процедурные нарушения;

нарушение прав и свобод лица;

иные существенные нарушения.

^ 3.1) Собственно процедурные нарушения

Они имеют место, когда:

1) материалы получаются в ходе незаконной в целом процедуры. В частности, материалы ущербны, если-

а) расследование проводилось без возбужде­ния уголовного дела (п. 7 Пост. ПВС СССР № 10 от 30 ноября 1990 г.12), в частности, по материалам, выделенным из другого дела в отдельное произ­водство в отношении иного лица по новому обви­нению без возбуждения уголовного дела (п. 7 Пост-ПВС РСФСР № 2 от .17 апреля 1984 г в ред. Пост Пленума № 11 от 21 декабря 1993 г.13).

Возбуждению уголовного дела придается зна­чение формального рубежа, по преодолении кото­рого разрешается производить следственные дей­ствия всех видов, а не только осмотр места происшествия (ч. 2 ст. 178 УПК). Материалы, по­лученные без возбуждения уголовного дела (объ­яснения очевидцев и проч ), как правило, утрачи­вают доказательственное значение для целей уголовного преследования.

На недопустимость использования акта судеб-но-медицинского освидетельствования, составленно­го до возбуждения уголовного дела, указано в опре­делении Кассационной палаты Верховного Суда РФ от 26 декабря 1994 г. по делу К.А. Соколова;

б) судебное разбирательство производилось вне связи с поступлением уголовного дела с должным образом составленным обвинительным заключени­ем или в отношении лиц, не упомянутых в таком обвинительном заключении в качестве обвиняемых по делу;

в) был нарушен принцип гласности судебного разбирательства (ст 18 УПК);

г) дело рассматривалось заочно вопреки ст. 246 УПК;

д) кассационная инстанция рассматривала де­ло вне связи с протестом или жалобой лица, упол­номоченного опротестовать или обжаловать при­говор (ст. 325 УПК);

е) дело рассматривалось повторно вопреки требо­ваниям ч. 1 ст. 50 Конституции РФ и п. 9 ч. 1 ст. 5 УПК.

Процедура может оказаться незаконной частич­но, что способно, например, повлечь ее возобновле­ние или возвращение дела для нового судебного разбирательства, повторения производства в кассационной инстанции. Рассмотрение дела в суде присяжных может оказаться недействительным из-за невозможности заменить выбывших комплектных присяжных заседателей (ч. 6 ст. 440 УПК) или рос­пуска коллегии присяжных (п. 5ч. 1 ст. 461 УПК). Как правило, это не означает априорной ущербности по­лученных в ходе такой процедуры доказательств; их ущербность признается, поскольку при их получе­нии действует причина, умаляющая допустимость материала.

Например, после отмены приговора ввиду суще­ственного нарушения права обвиняемого на защиту, следует выяснить, не носит ли это нарушение ра­зовый характер: если председательствующий зло­употребил своей властью, удалив подсудимого из зала судебного заседания,- протокол судебного за­седания становится ущербным с этого момента;

если было нарушено право обвиняемого иметь защитника - он ущербен изначально, если же речь шла о лишении подсудимого последнего слова -показания и результаты осмотров, зафиксирован­ные в протоколе, вполне приемлемы

Те же соображения применимы и к случаям воз­вращения дел для производства дополнительного расследования (например, отсутствие утверждающей надписи прокурора на обвинительном заключении, а равно усугубление им обвинения по сравнению с ранее предъявленным становятся, бесспорно, суще­ственными нарушениями закона, но не приводит к аннулированию полученных в результате расследо­вания доказательств)

Кроме того, причины возвращения дела на бо­лее раннюю стадию рассмотрения могут относиться лишь к определенному лицу и губить некоторую груп­пу доказательств Например, в результате непра­вильного предъявления лицу обвинения ущербны­ми становятся материалы, полученные с его участием, но не показания потерпевшего или свиде­телей, не протоколы обысков и осмотров,

2) материалы получаются в ходе законной, но ненадлежащей для данного случая или несвоевре­менной процедуры, например.

а) имеет место нарушение требований ст 126 УПК, т.е. вместо предварительного следствия проведено дознание (п 7 Пост ПВС РСФСР № 2 от 17 апреля 1984 г. в ред Пост Пленума № 11 от 21 декабря 1993 г14);

б) производство велось по правилам протоколь­ной формы досудебной подготовки материалов "в от­ношении преступлений, не предусмотренных ст. 414 УПК", а также в случаях, когда правонарушитель ока­зался несовершеннолетним либо в силу физических или психических недостатков не может сам осуще­ствлять свое право на защиту (п 4 Пост ПВС 'РСФСР № 8 от 24 декабря 1985 г. в ред Пост Пле­нума № 11 от 21 декабря 1993 г.15),

в) следственные действия проводились "в ходе досудебной подготовки" материалов по протоколь­ной форме (п 4 Пост. ПВС РСФСР № 8 от 24 де­кабря 1985 г в ред Пост Пленума № 11 от 21 де­кабря 1993 г16), а равно для целей получения дополнительных материалов в смысле ст 337 УПК, которые "...не могут добываться следственным пу­тем..." (абз. 2 п 10 Пост ПВС СССР № 10 от 17 декабря 1971 г в ред Пост Пленума № 9 от 1 декабря 1983 г17),

г) следственные действия проводились после прекращения (ст. 208 УПК) или приостановления (ст. 195 УПК) производства по уголовному делу, а также после направления его прокурору с обвини­тельным заключением (ст. 207 УПК);

3) материалы получаются уполномоченными должностными лицами непроцессуальным путем я помимо способов собирания доказательств, пре­дусмотренных ст 70 УПК.

В Российской Федерации последовательно ве­дется наступление на данное правило и сознатель­но размываются рамки надлежащей правовой про­цедуры при получении доказательств Так, согласно ч 2 ст 11 Федерального закона "Об оперативно-ро­зыскной деятельности", принятого Государственной Думой 5 июля 1995 г, "Результаты оперативно-ро­зыскной деятельности могут служить поводом и ос­нованием для возбуждения уголовного дела, пред­ставляться в орган дознания, следователю или в суд, в производстве которого находится уголовное дело, а также использоваться в доказывании по уго­ловным делам в соответствии с положениями уго-ловно-процессуального законодательства Россий­ской Федерации, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств" Исполняющий обязанности Генерального прокурора РФ в п. 5 при­каза №3 от 29 июня 1994г. предложил подчинен­ным " основной упор делать на то, чтобы... уста­новленные при проведении оперативно-розыскных мероприятий факты . могли быть использованы в качестве доказательств...".

Представляется, что результаты опроса граждан, наведения справок, сбора образцов для сравнитель­ного исследования, проверочной закупки, исследо­вания предметов и документов, наблюдения, отождествления личности, обследования помеще­ний, зданий, сооружений, участков местности и транс­портных средств, контроля почтовых отправлений, те­леграфных и иных сообщений, прослушивания телефонных переговоров, снятия информации с тех­нических каналов связи, оперативного внедрения, контролируемой поставки, оперативного эксперимен­та могут использоваться в уголовном судопроизвод­стве лишь в том случае, если они:

- осуществлялись в соответствии с требова­ниями Федерального закона от 5 июля 1995 г., включая наличие надлежащих оснований для про­ведения оперативно-розыскных мероприятий (ст 8) и получение в установленных случаях су­дебного разрешения,

- преобразованы в процессуальную форму (напри­мер, путем допроса лиц, осуществлявших эти акции);

- представлены постановлением руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность (ч 3 ст. 11)

При этом должно предполагаться, что проис­хождение, подлинность и обстоятельства полу­чения представляемого материала могут быть за­свидетельствованы в любой момент по требованию сторон или суда первоначальным, т.е. не с чужих слов, свидетельским показанием из­вестного лица

Постановление ПВС РФ № 8 от 31 октября 1995г "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуще­ствлении правосудия" также предусматривает ряд требований, предъявляемых к полученным опера­тивным путем материалам

"Поскольку ограничение права гражданина на тай­ну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, -сказано в его п. 14-допускается только на основании судебного реше­ния (ч. 2 ст 23 Конституции РФ), судам надлежит иметь в виду, что в соответствии с Федеральным законом Российской Федерации "Об оперативно-ро­зыскной деятельности" проведение оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих указанные конституционные права граждан, может иметь ме­сто лишь при наличии у органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, информации о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обяза­тельно; о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, по кото­рому производство предварительного следствия обя­зательно, о событиях или действиях, создающих уг­розу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации Перечень органов, которым предоставлено право осу­ществлять оперативно-розыскную деятельность, со­держится в названном законе

Эти же обстоятельства суды должны иметь в виду при рассмотрении материалов, подтверждаю­щих необходимость проникновения в жилище про­тив воли проживающих в нем лиц (ст 25 Консти­туции РФ), если такие материалы представляются в суд органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность

Обратить внимание судов на то, что результаты опе­ративно-розыскных мероприятий, связанных с ограни­чением конституционного права граждан на тайну пе­реписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также с проникно­вением в жилище против воли проживающих в нем лиц (кроме случаев, установленных федеральным зако­ном), могут быть использованы в качестве доказа­тельств по делам, лишь когда они получены по разре­шению суда на проведение таких мероприятий и проверены следственными органами в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством"18.

Считаются полученными непроцессуальным пу­тем также материалы, которые положены в основу приговора, не будучи исследованными судом в хо­де судебного следствия (например, если, как в свое время по делу Дрейфуса, судьи ознакомились с ком­прометирующими документами уже в совещатель­ной комнате, без справедливого и равноправного участия сторон),

4) отсутствуют предварительные условия право­мерности получения доказательства, в частности.

а) получение санкции прокурора или разреше­ния суда на совершение действий, ущемляющих конституционные права и свободы человека и гражда­нина (например, на проникновение в жилище против воли проживающих в нем лиц - ст 25 Конституции РФ), ограничение права на тайну переписки, теле­фонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений допускается только на основании судеб­ного решения (ч 2 ст 23 Конституции РФ),

б) безотлагательность производства следст­венного действия, позволяющая обойтись в ис­ключительных случаях без санкции прокурора или разрешения суда (ч 3 ст 168 УПК, например).

Так, Московским городским судом были объяв­лены юридически ничтожными результаты оператив­ного прослушивания телефонных переговоров по делу Ц и других, поскольку хотя прослушивание и велось с письменного согласия одного из абонентов (жены незаконно лишенного свободы человека), и спустя несколько дней с начала прослушивания была получена судебная санкция, но государственный обвинитель не доказал, что случай не терпел отла­гательства,

в) вынесение следователем (судом) постановления (определения) о производстве следственного действия (см , например, ч 3 ст. 167, ч 3 ст 168, ч 3 ст 175 и др УПК) или назначении экспертизы (ч 1ст 184 УПК)

Замена постановления следователя или опреде­ления суда о назначении экспертизы другими доку­ментами, не предусмотренными законом (сопроводи­тельным письмом, списком вопросов эксперту и т.п), делает заключение эксперта ущербным материалом;

г) наличие веских оснований и действительной необходимости в производстве следственного дей­ствия (см , например, п 2ч 2ст 172 УПК)

". .Суды должны рассматривать материалы, под­тверждающие необходимость проникновения в жи­лище, если таковые представляются в суд",- под­черкивается в п 2 Пост. ПВС РФ № 13 от 24 декабря 1993 г.19, надо иметь в виду, что по смыслу защищающей неприкосновенность жилища ст 25 Конституции РФ необходимость проникновения в жи­лище может констатироваться в случаях, установ­ленных федеральным законом, не только судом;

д) непрерывность судебного разбирательства (ч 2 ст. 240 У ПК).

"Рассмотрение теми же судьями других уголов­ных либо гражданских дел ранее окончания слуша­ния начатого дела" становится существенным про­цессуальным нарушением (п. 15 Пост. ПВС РСФСР № 5 от 23 августа 1988 г. в ред. Пост. Пленума № 11 от 21 декабря 1993 г.20). Закон не запрещает при этом рассматривать дела об административ­ных правонарушениях, замечания на протокол су­дебного заседания и тому подобные вопросы". По­нятно, что ущербными при нарушении требований непрерывности судебного разбирательства окажут­ся материалы, полученные в самом первом про­цессе, но лишь после перерыва; доказательства

же, полученные в прерывающем изначальное раз­бирательство заседании, не могут быть оспорены по данному основанию;

5) нарушены правила о необходимости пред­варительного производства другого следственно­го действия или использования другого до­казательства.

Так, очная ставка проводится "между двумя ра­нее допрошенными лицами" (ст. 162 УПК) Приоб­щению к делу вещественного доказательства дол­жен предшествовать его осмотр (ч. 1 ст. 84 УПК). "Опознающие предварительно допрашиваются об обстоятельствах, при которых они наблюдали со­ответствующее лицо или предмет, и о приметах и особенностях, по которым они могут произвести опознание" (ч 2 ст. 164 УПК) Установление при­чин смерти и характера телесных повреждений, а также других обстоятельств, указанных в ст. 79 УПК, может происходить на основании не только заключения эксперта, но и любых других доказа­тельств, однако не раньше, чем по соответствую­щим вопросам будет назначена экспертиза и вы­воды ее окажутся отвергнутыми мотивированным решением лица, производящего дознание, следо­вателя, прокурора или суда - ч. 3 ст. 80 УПК;

6) следственное действие стало беспредметным Это происходит, когда доказательство может быть получено лишь в результате однократного невоспро­изводимого действия. Так, протокол предъявления для опознания становится ущербным, если ему предшествовал показ подозреваемого опознающему вне рамок уголовного судопроизводства. Примени­тельно к предъявлению для опознания следует иметь в виду, что одно и то же лицо не может быть опозна­ваемо одним и тем же свидетелем или потерпевшим повторно, кроме случаев, когда повторное опознание производится по другим признакам внешности Напри­мер, если в первый раз очевидец видел лица опозна­ваемых, то затем ему может быть предложено опо­знать, например, татуировку на спине либо походку, жестикуляцию, но так, чтобы лица подозреваемого и статистов были сокрыты от опознающего,

7) возможности следственного действия были расширительно истолкованы

Так, например, имели место случаи проведения опознания голоса, запаха, звука шагов, а не внеш­ности человека.

  1   2   3




Похожие:

Журнал «Уголовное право» №1/98 г с. 51-62 iconДокументы
1. /уголовное право.rtf
Журнал «Уголовное право» №1/98 г с. 51-62 iconДокументы
1. /уголовное право особенная часть.rtf
Журнал «Уголовное право» №1/98 г с. 51-62 iconДокументы
1. /Учебник Уголовное право (Крылова).txt
Журнал «Уголовное право» №1/98 г с. 51-62 iconУголовное право -совокупность уголовно-правовых норм как общеобязательных правил поведения, установленных государством, адресованных неопределенному кругу лиц, рассчитанных на неоднократное применение и обеспечиваемых в случае необходимости принудительной силой государства.

Журнал «Уголовное право» №1/98 г с. 51-62 iconРекомендуем посетителям нашего сайта: Журнал «Историк и художник» Главный редактор
Именно художественное творчество было и остается одним из способов познания и понимания человека в истории. Поэтому право историка...
Журнал «Уголовное право» №1/98 г с. 51-62 iconДокументы
1. /Info.txt
2. /Уголовное право..doc

Журнал «Уголовное право» №1/98 г с. 51-62 iconДокументы
1. /Info.txt
2. /Уголовное право.DOC

Журнал «Уголовное право» №1/98 г с. 51-62 iconДокументы
1. /Info.txt
2. /Уголовное право.DOC

Журнал «Уголовное право» №1/98 г с. 51-62 iconДолжностные обязанности начальника летнего лагеря дневного пребывания детей. Начальник лагеря Назначается
Ведет необходимую документацию летнего лагеря (табель учета детей, бракеражный журнал, журнал инструктажа по тб, журнал регистрации...
Журнал «Уголовное право» №1/98 г с. 51-62 iconДокументы
1. /Уголовное право [Москва], 28_9_2002, ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ СИСТЕМЫ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ В...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов