Письма, зачастую, дают более глубокое представление о че­ловеке и его поведении, чем многие другие источники icon

Письма, зачастую, дают более глубокое представление о че­ловеке и его поведении, чем многие другие источники



НазваниеПисьма, зачастую, дают более глубокое представление о че­ловеке и его поведении, чем многие другие источники
страница1/5
Дата конвертации02.07.2012
Размер0.54 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5
1. /franz_4.docПисьма, зачастую, дают более глубокое представление о че­ловеке и его поведении, чем многие другие источники

Письма

Письма, зачастую, дают более глубокое представление о че­ловеке и его поведении, чем многие другие источники. Благода­ря письмам Евгения Францева и посланиям, которые он полу­чал от Веры Плехановой и Екатерины Мартазовой, можно еще лучше представить характер нашего героя и глубже, яснее обри­совать его отношение к этим девушкам, которые почти поровну занимали его воображение.

Обе они были ему очень дороги, хотя в разное время далеко не в одинаковой мере властвовали в его сердце. Это зависело от многих обстоятельств, и, конечно же, в значительной степени от того, как девушки отвечали на внимание Евгения к ним, как улав­ливали его чувства, мысли, взгляды, настроение.

Судя по всему, о чем рассказывалось в книге выше, Евгений в 10 классе дружил с одноклассницей Катей Мартазовой в пря­мом смысле этого слова. На более глубокие и близкие отноше­ния еще не было и намека, хотя, конечно же, молодые люди нра­вились друг другу.

Но вот перед юношей появилась Вера Плеханова, и его созна­ние наполнилось новым светом: Евгения охватило ощущение, которого жаждет каждое молодое сердце, это было предчувствие любви.

Однако оно по-прежнему, как и его друга Михаила Глухова, а также обеих девушек не заходило дальше чисто дружеских от­ношений. И только когда, резко повзрослевшие, после оконча­ния школы, все они разъехались в разные стороны, их чувства обозначились четче и острее.

Впрочем, все равно понадобилось время, чтобы Евгений уяс­нил свою определенную увлеченность, а девушки поняли, что посвящать себя одному и тому же юноше и вместе с тем быть подругами почти невозможно.

Воображение Евгения все больше захватывал образ Веры, но Катя все равно оставалась в сознании хорошим другом и прият­ной девушкой и, как Вере, он ей тоже постоянно отправляет ис­кренние, душевные послания. Но девушки, хотя и стремились воспринимать эту двойную дружбу без предвзятости, быть как бы выше струнок ревности, невольно попадали в сети соперни­чества и, разумеется, какая-то из них уходила в тень. В первое время учебы Евгения в училище отошла в тень Катя Мартазова. Верой Евгений был увлечен сильнее.

Это заметно по письмам всех троих. Публикуем мы их в хро­нологическом порядке. Однако, если послания Евгения к девуш­кам, в большинстве сохранились, как и Веры к нему, то вот вес­точек от Кати Евгению до 1943 года почти не осталось.

* * *

Чернушка. 3 сентября 1940 г.

Вера, здравствуй!

Горячий привет и обилие самых лучших пожеланий. Город Молотов тебе не нравится? Просто смешно: областной центр окрестила "городишком".
Еще смешнее, что мне (и Михаилу тоже) не понравился город Москва. Мила нас за это окрестила именем "убежденных провинциалов". На самом деле - все не так. И Молотов, и Чернушка , и всякая другая Грязнушка не по­нравятся с первого взгляда. Но русский человек тем и славится, что он умеет жить в любых условиях и привыкнуть (и даже по­любить) какую-нибудь Чернушку и ее жителей.

Поверь, Вера, что твое первое впечатление сгладится и г. Мо­лотов тебе будет близким и родным. Вспомни свои первые впе­чатления о первом посещении "достопримечательностей" Чер­нушки. Она тебе казалась глухим болотом, диким лесом, непро­ходимой глушью. Но теперь ты ее вспоминаешь, как близкую тебе и дорогую.

А теперь последние новости. Катя Мартазова живет в Чер­нушке. Видел ее дня три тому назад. Почти не говорил. Она не сдала, вернулась. Вот сглупила! Ведь есть в Москве не один тек­стильный институт, а еще много других. Вот и все.

* * *

Чернушка. 14 сентября 1940г.

Здравствуй, Вера!

Получил твое письмо и был очень рад. Давай-ка не будем уны­вать. Жизнь свою надо устраивать хорошо, хоть в Молотове, хоть в Чернушке. А тут я тебя не узнаю, вечно веселую, жизнерадос­тную.

Ну, а я живу только одним - скорее в училище, к ребятам, с которыми успел познакомиться и близко сойтись.

Катя живет здесь, но я ее видел всего два раза. Никуда она не уезжает, будет работать в Броду учительницей. Вот и все.

Зачем бес сводит людей не так, как надо бы? Что она мне не нравится - не могу ответить, потому что не знаю, но что-то есть. Может быть, и наоборот, что ничего нет. Может, поэтому мы и не встречаемся. А ходить в клуб и не быть с ней - еще обидится. Вот так на сердечном фронте.

А ты почему упорно отказываешься от М. Г. (Миша Глухов), я плохого ничего не вижу, если любить хорошего человека. Чего греха таить, сам однажды попал в переплет. ..

* * *

Чернушка. 5 октября 1940 г.

Здравствуй, Вера!

Твое долгожданное письмо получил и был очень рад, что ты все же не забываешь "своих".

Получил твое письмо, но не мог сразу ответить на твой воп­рос: "Как долго будет наша переписка?" Я вспоминал, чем мог тебя обидеть, чтобы ты так спрашивала. Вообще, этим вопро­сом ты меня ошарашила.

* * *

Ейск. 8 декабря 1940 г.

Здравствуй, Вера!

В тебя я действительно верю. В том, что ты хороший товарищ - это не стоит доказывать; что ты хороший друг - тоже бесспор­но, и только. Что ты можешь сказать по этому поводу? Ставлю на голосование, как понимать: "Верь". Ответь, хоть в шутку.

Почему молчишь так упорно? Всякое терпение может лоп­нуть. Пиши, уважаемая. С горячим приветом. Твой Евгений.

* * *

Ейск. 10 января 1941 г.

Вера, как встречала Новый год? В вихре вальса или в вихре снега?

А мы Новый год справляли.. .

О, что было! .. .

Отбой в 11.30. И мы все почти спали, когда радио оповестило о торжественных церемониях: подняты бокалы, пробило 12 и .. . пошло веселье. Вальс, фокстрот и туман хмеля все больше и больше охватывает голову и тело. Крутишься во все стороны, чувствуешь близко девушку, любимую, стройную и послушную в танцах. Чувствуешь так близко, так крепко держишь ее. И эта девушка - ты. И проснувшись, я долго не мог поверить, что все это лишь сон.. .

* * *

Ейск. 15 января 1941 г. Добрый день, Веруська!

Признаться, я не могу ничего толком написать сейчас - так ты ошарашила меня своим письмом. И мне все время лезут в голову нехорошие мысли о здешних девушках и дамочках, которые сами льнут к курсантам. Мне казалось чудовищным, когда рас­сказывали об этом старшие. А когда сам увидел это "порочное" знакомство на один вечер, стало на душе совсем тяжело.

И все же я живу хорошо, замечательно. Все вошло в свою ко­лею: учеба каждый день, физ. подготовка, изредка строевая.

* * *

Ейск. 23 февраля 1941 г.

Здравствуй, Вера!

Письмо твое получил. Я так долго ждал! Благодарю за внима­ние, но не благодарю за заключение, которым ты кончила пись­мо.

Чем ты так обижена? Я тебя уважал. Потом тобой увлекался, но не мог ничего предпринимать, так как был в хороших отноше­ниях с М.Г. и знал многие его "тайны", то есть ваши отношения. Мы с ним часто говорили об этом. Я знал, что он тебя любит.

Одному всегда надоедает шататься. И стал я трепаться, грубо говоря. Что было делать? Потом с Катюшей. Знаешь, по секрету говоря, она в письме с месяц назад объяснялась в любви. Я стал в тупик. Но решил сказать ей всю правду. А что отвечать? Отпи­саться? Она еще и ревнует.

Ну, а чем тебя обидел? Почему пишешь: "если хочешь, это будет последнее письмо"?

Что я от тебя хочу? Главное, чтобы ты по-дружески поддер­живала в трудные минуты мой дух.

Ты представляешь, какая у нас обстановка? Она требует ду­шевного равновесия. Надо чтобы ничто не тревожило, когда под­нимаешься в воздух. Это наш закон. Ну, да ладно.

* * *

Ейск. 28 февраля 1941 г.

Здравствуй, Катерина!

Прости, что долго не писал, не мог. Сдал 3 зачета. В марте -еще 4 или 5. В общем, придется опять заниматься. Скорей бы в лагерь!

Все письма твои получил. И карточку, за которую - большое спасибо.

А о первом письме хочу сказать, чтобы больше так не писала. Я как будто не заслужил, чтобы крыть меня на чем свет стоит.

Не знаю, что тебе обидело в моем письме? То, что я "буду моряком"?

Ничего нехорошего в этом не вижу.

Евгений.

* * *

Чернушка, 15 марта 1941 г.

Евгений, здравствуй ! ! !

Катю М. не видела уже давненько, но она на меня сердится (хотя сама не сознается в этом). Думаешь из-за чего?

Из-за тебя! Она, вероятно, ревнует тебя ко мне, раз мы с тобой переписываемся. Ну и чудачка! Она тебе, наверное, пишет что-нибудь о нашей переписке? Но на меня ничего не подействует, все равно буду писать. (Это - личное желание).

Пока сами не рассоримся.

Вера.

* * *

Ейск. 28 июля 1941 г. Здравствуй, Катя !

Получил твою открытку. Очень рад за тебя, что твоя мечта осуществилась - ты уехала в Свердловск. Немного о себе. Учусь, летаю, работаю.

Готовлюсь вступить в ряды Действующей. А ты чем помогаешь фронту? Ну, всего хорошего.

Больше писать не могу - не имею времени.

* * *

Чернушка. 1 сентября 1941 г.

Дорогой Евгений! ! !

Только что получила от тебя письмо и спешу ответить. Боль­шое, большое спасибо за него.

Женечка! Ты ждешь от меня обширного письма. Ну что я могу написать? Перед этим я послала письмо, которое затерять­ся не должно. В нем я кое-чего написала. Не знаю, понравится оно тебе или нет. Только ты должен написать откровенно. Хо­рошо?

Крепко, крепко целую тебя. Вера.

* * *

Чернушка. 30 октября 1941 г.

. . . Евгений! Сегодня 30 октября. Ты помнишь в этот день утро. Мы простились с тобой у вагона. Прошел год! Я как сей­час тебя вижу, словно вчера простились. Передо мной твоя фо­токарточка. Смотрю на нее, рассуждаю вслух и пишу тебе пись­мо. Настроение - замечательное, будто с тобой разговариваю. От Кати Мартазовой не получила ни одного письма, как уехала она в Свердловск. Ты с ней не переписываешься случайно? Если да, привет ей от меня. Недавно получила от Михаила Г. письмо. Спрашивает, где ты находишься. Вот его адрес: Орджоникид-зевский кр. Г. Моздок, п/я 20. Целую крепко. Вера.

* * *

Ейск. 25 ноября 1941 г.

Здравствуй, Вера!

Давно получил твою открыточку и все ждал письма, но, увы, -не дождался.

А какой красивый восход солнца был 7 ноября. Исключитель­ный, праздничный, торжественный и величавый. Я нес "почет­ную вахту" - стоял ночь в карауле.

Откуда-то нарастал гул моторов. Вот вылетела туча самоле­тов различных типов-истребители, штурмовики, бомбардиров­щики - это летчики торопились в столицу на парад. Не в Москву, а в новую столицу - Куйбышев. Вечером был митинг. Потом по­тянулись будни: занятия, полеты, различные работы и зачеты по теоретическим предметам. Я все сдал на 5. Но для нас заводы еще не сделали самолетов. И кто знает, сколько времени еще придется здесь коптить небо. С М. Глуховым мы разъехались окончательно. И где только нет сейчас наших! М.Г. где-то на Кав­казе. Если у тебя есть его адрес, пришли.

* * *

27 декабря 1941г.

Ура! Сегодня получил сразу 2 письма, а вчера - телеграмму. Вот радость! Оказывается, еще есть друзья. Сразу настроение улучшилось.

Эх, Верочка, если бы ты знала, как здесь надоело. Я так часто вспоминаю былое, во сне вижу, будто я приехал домой, встре­тил тебя. Между прочим, часто тебя я вижу в двух вариантах:

сначала веселую, простую, добрую; потом - веселую и хитрую, с какой-то тайной мыслью. Потом начинаю припоминать все наши встречи. Хоть мы с тобой были только товарищи, но имен­но ты мне была самой близкой из всех чернушан.

* * *

Чернушка, 28 июня 1942 г.

Здравствуй, Евгений !

Шлю горячий сердечный привет. Напрасно ты пишешь, что я скрытная. Возможно, писать не следовало бы. Ну что же, выслу­шай. Я вначале первого полюбила тебя, Евгений, не обращая внимания на М. Г. У нас с ним были товарищеские отношения, разговаривали даже с ним редко. Он за мной ухаживал, но стес­нялся. Потом незаметным образом мы сдружились, он мне стал больше нравиться. Дружила с ним, но ты мне нравился. Поэто­му я написала тебе, что в душе к Вам относилась почти одинако­во.

Сейчас понятно или нет? Я не умею описывать такого рода вещи, но написала как было на самом деле. С Михаилом мы дру­жим и сейчас. Но я с удовольствием читаю твои письма и пишу тебе.

Вот, Женичка, таковы дела.

Может быть ты больше переписываться со мной не будешь. прочитав это. Дело твое. Но мне не хочется терять переписку с тобой.

Целую крепко - Вера.

* * *

Село Преполовенка, 12 августа 1942 г.

Дорогая Катюша ! Добрый вечер !

Получил сразу два твоих письма. Сердечно благодарю, милая подруга! Я всегда рад твоим письмам. Ты упорно вспоминаешь прошлое. Ну, что ж выслушай. В последнюю встречу и вообще после приезда из Москвы - ты была слишком холодная и сдер­жанная. Я подумал, что я тебе надоел. Начал с ребятами в шах­маты резаться, отвлечь себя игрой от мыслей о тебе. Если в пер­вых двух случаях был целиком виноват я, то здесь - половина -твоя вина. Правда? Катя, какая ты скромная, застенчивая девуш­ка! Не могла уж сказать тогда! И я - тоже шалопай порядочный был! Такой медведь.

Твой Женя.

* * *

Чернушка, 1 октября 1942 г.

Здравствуй, дорогой Евгений ! ! !

Да, все было так, Женечка, как ты пишешь. Интересно полу­чилось: Миша твой товарищ и Катя моя подруга, и вдруг такая "чепуха". Только благодаря этому мы скрывали друг от друга свои чувства. А сейчас как-то невольно все это вылилось. Я очень жалею те дни, когда мы могли встретиться и поговорить откро­венно. И что нам мешало, я сама не знаю. Когда вернулась из Молотова, дала себе слово, что расскажу все откровенно и тебе, и Михаилу. Когда ты с Катей пришел к нам (на второй день пос­ле моего приезда, помнишь?), я передумала. А Михаилу все же сказала, что ты мне нравишься и пр. Он многое пережил, мы с ним рассорились. И только перед самым его отъездом помирились. Если все тебе написать, что было из-за тебя между нами, так смех и горе. Хотя бы такой случай. Когда мы проводили тебя. то мне очень было тяжело. Домой с ним шли вместе. По дороге я не смогла сдержать слезы и заплакала. Он рассердился и ушел на 3 дня. А потом сам же пришел мириться.

Женя! Я думала, что можно делиться с Мишей, но нет абсо­лютно никакого желания. Он, оказывается, не такой, каким я его представляла. Делиться с тобой я готова всегда, но почему-то мне думается, что мои письма только обременяют тебя.

Женечка! Я согласна с тобой, что мы останемся лучшими дру­зьями. С Катей дружбу бросать не думай, она хорошая девушка. Только напрасно ты думаешь, что я передам ей то, что ты мне пишешь. Мы с ней почти не переписываемся. Как она уехала в Свердловск, я получила только одно письмо. Я не знаю, почему она не желает мне писать. Надеюсь, и ты ничего ей не сообщил. Если только она узнает, какие я тебе письма пишу, конечно, рас­сердится. Женя! Давай договоримся, о чем пишем друг другу, пусть между нами и остается.

Крепко, крепко целую тебя - Вера.

* * *

Ст. Мыльная, 10 октября 1942 г.

Милая Вера ! ! !

"В одну минуту ты мне стала всех дороже,

Чужой недавно - самой близкой и родной..."

Как хорошо любить и быть любимым! Дорогая! Чего ж те­перь жалеть прошедшие дни, их уже нет. А впереди! Как много впереди хорошего, светлого. И - обязательно встретимся! Как я соскучился по тебе! Я почему-то всегда думал, что ты не мо­жешь забыть Михаила, что только его любишь (двоих трудно любить!). Никакие намеки я не хотел понимать и чтобы не обма­нывать себя дальше - написал все тебе. И, хорошо, оказывается,

сделал. Ты бы не решилась, правда?

* * *

Ст. Безенчук, 10 декабря 1942 г.

Здравствуй, дорогая Катя ! ! !

Благодарю за письмо. Был очень и очень рад. Не получал от тебя писем больше месяца. Ты все обещала прислать фотокар­точку, потом и обещать перестала, а я так соскучился.

Крепко жму руку и горячо целую. Женя.

* * *

г. Молотов, 17 июня 1943 г. Дорогой, любимый Женечка ! ! !

Неужели ты будешь в Чернушке, а я здесь! Просто ужас, пла­кать хочется, даю тебе честное слово... Знаю только одно, что хочу видеть тебя хотя бы на один час, поцеловать первый раз в нашей жизни. Женя, милый, неужели ты этому не веришь? Это так и больше никак. Я считаю тебя самым близким другом, к которому летят все мои мечты и стремления. Пора это понять обоим...

Крепко, крепко целую тебя - твоя Вера.

* * *

г. Свердловск, 19 июня 1943 г.

Дорогой мой, все скучаю о тебе.

После разгрома немцев мы с тобой встретимся по-настояще­му, для тебя заготовлю "ликера" - (ты, наверно, научился выпи­вать) выпьем, как на выпускном вечере выпивали и у меня на прощальном.

А уж прощальный вечер не забуду никогда, когда Вера Плеха­нова основательно влюбилась в тебя и не обращала внимания на Михаила.

Я ее не осуждаю, она не виновата, что у нее такой характер, но нужно иметь постоянство. Я все поняла сразу, но еще глупа была, плохо разбиралась в этих вопросах. Вот только сейчас от­вечу: я хотела дать полную возможность дружить вам с Верой. С ней же я переписывалась.

Прошу тебя не счесть за глупую ревность, я презираю "бабью привычку", но сердце подсказывает не делать того, что делала раньше.

Безусловно, Вера тебе могла понравиться, она была неплохая девушка; поэтому я дала вам полную волю и вот сейчас полу­чаю от тебя объяснительные письма, где ты пишешь о моей пас­сивности, ты думал, что надоел мне и т.д. причиной этому - вы­шеизложенное...

Целую крепко, твоя Катя.

* * *

Чернушка, 9 августа 1943 г.

Женечка, родной мой, как я соскучилась о тебе. Побыть бы с тобой хоть один час вместе. Два года мы не встречались, но пе­реписывались аккуратно. Бумага и перо закрепили нашу друж­бу. А что будет дальше - не знаю. Но я бы желала, чтобы наша дружба закрепилась. Ты можешь меня спросить, а Миша Г.? Прежних отношений у нас не осталось, хоть изредка переписы­ваемся.

Крепко и горячо целую тебя, твоя Вера.

* * *


г. Свердловск, 30 сентября 1943 г.

Здравствуй, дорогой Женя!

Ты представь: я ездила домой в Чернушку!

Здесь я вспомнила всю свою жизнь. Все те места, где мы с тобой были, что говорили. Вот наши ворота, около которых про­стаивали часами в лунную ночь. Сходила на Танып. Была там, где мы с тобой сидели, ворожили на ромашку, цветы собирали, где стояли под кустами, спасались от дождя, помнишь тот вы­ходной день?

Приходила Вера Плеханова , но общего языка мы не нашли. Говорю откровенно тебе, если переписываетесь, крепко скованы письменными отношениями, продолжайте, но я больше не могу восстановить с ней дружбу, хотя ты на себя берешь вину в наших отношениях с ней. И, если, Женя, друг, родной, ты ей пишешь, разрыв с ней будет большой тяжестью для тебя, то прошу тебя, напиши мне от чистого сердца, я не буду занимать твоего време­ни своими письмами, хотя и очень тяжела для меня эта просьба, я думаю, лучше закончить переписку тогда нам с тобой.Вот такой вывод я сделала из встречи двух, когда-то неразрывных подруг.

Катя.

* * *

8 октября 1943 г.

Здравствуй, дорогая Катюша!

Горячо целую тебя, очень рад твоему письму. Благодарю, ми­лая, за письмо и платочек. Ты всегда вспоминаешь прошлое, про наши отношения. Хорошо, напишу коротко, но понятно. Мы с ней (Верой) переписывались и переписка была довольно дру­жеской, даже интимной, в конце 42 г она особенно усердствует, после чего сообщает, что поругалась с Михаилом, что он не пи­шет ей, потом будто стал писать, но она не отвечала. Мне это очень не понравилось. Я стал ей писать суше, вызывая на пра­вильные отношения, чтобы она не заблуждалась. Она допыты­вается, в чем дело, на что я обижаюсь. Я решил еще резче напи­сать, что я испортился, что стал много пить, курить и ругаться, что здорово изменился в худшую сторону. И тогда она начинает меня утешать, что это ничего, что я знаю меру и пр. Как же это слышать от нее, проповедника нравственности и этики, культу­ры и скромности - она же уговаривала меня не курить и не пить - монахом, мол, будь! - другую песенку. Тебя я не посвятил в эти дела, не нужно, по-моему, было. Но раз ты хочешь - изволь, читай эти строки.

Твой Женя.

* * *

15 октября 1943 г.

Привет, дорогая Катюша!

Вчера разговорились мы с Колей о своих девушках.

Я ему рассказал про тебя, Катя, про нашу дружбу, про то, что

только в разлуке я по-настоящему крепко полюбил тебя.

* * *

20 октября 1943 г.

Привет, дорогая Катюша!

Катя, милая, ты для меня дороже всех, тебя. одну тебя я часто, очень часто вспоминаю с любовью и теплотой. Что было-то было, вспоминать не будем, хорошо? Вере я больше писать не буду.

Недавно видел постановку "Давным - давно", вспоминается один куплетик:

...''В бою - ведь это не в постели, Погибнуть нам здесь суждено. Попы, наверное, нас отпели

Давным - давно, давным - давно."

* * *

I декабря 1943 г. Свердловск.

Здравствуй, Евгений !

Вот пришла Татьяна, видит, что я доканчиваю писать тебе, и решила сама что-то тебе черкнуть..

Пишет Вам правда не знакомая для Вас девушка, но хоро­шо знающая Катю. Катя - мой лучший друг. Она, хотя ма­лость и капризная, но славная девушка. Если Вы ее любите, то есть за что. Это исключительно самостоятельная и нрав­ственная девушка, выглядит просто замечательно, стала пол­ненькая.

* * *

II декабря 1943 г.

Здравствуй, дорогой Евгений!

Сегодняшнее известие ошеломило меня. Получаю уже вто­рое анонимное письмо, в котором написано: "Что ты напрасно ждешь и веришь Евгению, ведь Вера его ждет".

Целую крепко, твоя Катеринка.

* * *

18 декабря 1943 г.

Дорогой и родной мой, Женечка!

Вот опять долго нет от тебя весточки. Уже 16 дней! Был бы здесь, за уши надрала. А пишешь: "Скучаю ... верю и т.д." Так бы поругала тебя. да рука не поднимается, немножко жалковато становится, ведь ты такой вредный парасенок (по-уральски), ругать-то нельзя тебя, а стоит, забываешь?

Целую, твоя Катеринка.

* * *

31 декабря 1943 г.

Милая Катеринка!!!

Получил твое письмо с фотографиями. Я едва узнал по этим карточкам, худенькую Катю - мне безразлично улыбается свет­ская дама, как всякому незнакомцу в ответ на приветствие. И это выражение лица очень шло к тону письма, в котором ты "веришь и не веришь" и твои "сомненья", и "я живу только мыслью о тебе". Что это за комедия, милая моя? Я тебе писал, что Вере я совсем не пишу, ты это место не прочитала или не поняла?

Ты себе. Катя, когда-нибудь веришь? Почему другу один раз

не поверишь?

* * *

21 апреля 1944 г., Чернушка.

Здравствуй, Евгений !

Шлю горячий сердечный привет.

Прошел довольно большой промежуток времени с тех пор, как мы не стали переписываться. Из-за чего? Этот вопрос я час­то задаю себе, но ответы остаются загадочными. Неужели мы переписывались 3 года ради того, чтобы сразу ее кончить? По­чему нельзя было продолжить товарищескую переписку? Сегод­ня меня охватило какое-то нетерпение и я решила написать тебе.

Женя, напиши откровенно, почему все получилось между нами так, а не иначе.

Крепко жму твою руку. Вера.

*'* *

19 сентября 1944 г.

Здравствуй, дорогой Женя!

Вот уж 55 дней от тебя нет ни звука. Получила газету. В указе Президиума твоя фамилия и в газете "Красный Флот''. Сегодня получила письмо от твоего папы, а потом от мамы. Они пишут о твоем выступлении по радио, очень жалела, что не слышала. Мы очень рады твоим успехам. Герой наш! Старики, чувствуется из письма, очень рады, еще бы! Только очень беспокоились твоим молчанием.

Целую, твоя Катя.

* * *

  1   2   3   4   5




Похожие:

Письма, зачастую, дают более глубокое представление о че­ловеке и его поведении, чем многие другие источники iconТребования к написанию и оформлению курсовых работ по специальности «Организация работы с молодежью»
Курсовая работа – это более глубокое и объемное исследование избранной проблемы учебного курса, чем реферат, доклад и контрольная...
Письма, зачастую, дают более глубокое представление о че­ловеке и его поведении, чем многие другие источники iconОсобенности адаптации первоклассников к школьной жизни
Адаптация человека в новых условиях жизни и деятельности, как правило, связана с напряжением его душевных и физических сил. Чем младше...
Письма, зачастую, дают более глубокое представление о че­ловеке и его поведении, чем многие другие источники iconИнструкция для достижения кратчайшим путем счастья
Чем глупее человек – тем более он индивидуален, чем совершеннее – тем более универсален
Письма, зачастую, дают более глубокое представление о че­ловеке и его поведении, чем многие другие источники iconВ конце недели у Сатурна исчезнут кольца
Сатурн расположена примерно вдвое дальше от Солнца, чем Юпитер, и обращается вокруг Солнца за 29,5 года. На фото Сатурна тоже можно...
Письма, зачастую, дают более глубокое представление о че­ловеке и его поведении, чем многие другие источники iconПредставление в одном действии
Действующих лиц двое: купец Краснобрюхов, кающийся, и лицо со служебным положением. Есть еще некто Гавриленко, который привел кающегося,...
Письма, зачастую, дают более глубокое представление о че­ловеке и его поведении, чем многие другие источники iconПривлекать дополнительные источники финансирования для развития образования
Зачастую некоторые родители выступают в роли «потребителя», и не желают быть полноправными участниками образовательного процесса
Письма, зачастую, дают более глубокое представление о че­ловеке и его поведении, чем многие другие источники icon«Рыбак Камчатки» №16 2002 г Косатки
Косатки… Одни из наиболее узнаваемых животных Мирового океана. Несмотря на более чем 30-летнее изучение, многие моменты жизни этих...
Письма, зачастую, дают более глубокое представление о че­ловеке и его поведении, чем многие другие источники iconКритический анализ общей электродинамики
Некоторые его выводы легко могут быть распространены и на другие теории. Здесь я лишь снова напомню или завершу идеи, выдвинутые...
Письма, зачастую, дают более глубокое представление о че­ловеке и его поведении, чем многие другие источники iconДиктатура пролетариата и беднейшего крестьянства
Прежде чем читать выдержки из этой конституции, напишите пять черт, которые, согласно Вашим представлениям, присущи диктатуре. Затем...
Письма, зачастую, дают более глубокое представление о че­ловеке и его поведении, чем многие другие источники iconДвижение “нет” декларация. “ А куда они денутся ?!” (Один из кандидатов в президенты)
Более 70% избирателей выражают твердое намерение принять участие в голосовании. Значит, речь идет о чем-то более серьезном, чем выборы...
Письма, зачастую, дают более глубокое представление о че­ловеке и его поведении, чем многие другие источники iconБольшой белохохлый какаду
Несмотря на такую скудную диету, попугай был в прекрасном состоянии. Прошло, более 2 месяцев, пока сотрудники зоопарка приучили его...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов