Пересмотр судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам в механизме судебной защиты прав и законных интересов граждан и организаций icon

Пересмотр судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам в механизме судебной защиты прав и законных интересов граждан и организаций



НазваниеПересмотр судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам в механизме судебной защиты прав и законных интересов граждан и организаций
Дата конвертации29.07.2012
Размер341.08 Kb.
ТипЗакон


ПЕРЕСМОТР СУДЕБНЫХ ПОСТАНОВЛЕНИЙ ПО ВНОВЬ ОТКРЫВШИМСЯ

ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ В МЕХАНИЗМЕ СУДЕБНОЙ ЗАЩИТЫ ПРАВ

И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ ГРАЖДАН И ОРГАНИЗАЦИЙ


В.В. БЛАЖЕЕВ


Блажеев Виктор Владимирович - кандидат юридических наук, профессор, ректор МГЮА, заведующий кафедрой гражданского процесса, заслуженный юрист РФ.


Предпринимаемые в последнее время на законодательном и судебном уровнях попытки решить отдельные частные проблемы правоприменения путем абсолютно бессистемной коренной ломки уже сложившихся процессуальных институтов приводят к нарушению единства и целостности существующих механизмов судебной защиты прав и законных интересов граждан и организаций. Ярким примером тому служит институт пересмотра судебных актов (судебных постановлений) по вновь открывшимся обстоятельствам, имеющий давнюю историю и четко определенное функциональное назначение в арбитражном и гражданском процессах.

Начало этому в гражданском и арбитражном процессах было положено Постановлением Конституционного Суда РФ от 3 февраля 1998 г. N 5-П "По делу о проверке конституционности статей 180, 181, пункта 3 части 1 статьи 187 и статьи 192 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации", которым признавалась возможность устранения судебных ошибок, не выявленных ранее в порядке надзора, посредством пересмотра постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ по вновь открывшимся обстоятельствам <1>. При этом важно обратить внимание на то, что пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам вследствие обнаружившейся судебной ошибки применялся лишь в отношении исключительно постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, т.е. судебных актов, принятых в порядке надзора. Все остальные вступившие в законную силу судебные акты, принятые с нарушением норм материального и процессуального права, подлежали пересмотру в надзорном порядке.

--------------------------------

<1> СЗ РФ. 1998. N 6. Ст. 784.


Изложенная правовая позиция основывалась на ранее принятом Постановлении Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1996 г. "По делу о проверке конституционности пункта 5 части второй статьи 371, части третьей статьи 374 и пункта 4 части второй статьи 384 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан К.М. Кульнева, В.С. Лалуева, Ю.В. Лукашова и И.П. Серебренникова". В нем применительно к уголовному судопроизводству Конституционный Суд РФ высказал принципиальное положение о том, что введение жестко ограниченного по объему понятия вновь открывшихся обстоятельств, позволяющих возобновлять уголовное дело, по существу, освобождает государство от обязанности обеспечивать приоритетную защиту прав и свобод в случаях судебных ошибок, не выявленных в обычном надзорном порядке, и ограничивает право каждого защищать свои интересы в таких ситуациях всеми не запрещенными законом способами (ч. 2 ст. 45 Конституции РФ) <2>.


--------------------------------

<2> Российская газета. 1996. 15 фев.


Принятый в 2002 году действующий АПК РФ впервые законодательно закрепил возможность пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам в случае, если впоследствии Конституционным Судом РФ или Европейским судом по правам человека будет установлено, что при рассмотрении данного дела арбитражный суд неправильно применил закон. Соответственно к основаниям пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам ст. 311 АПК РФ отнесла: признание Конституционным Судом РФ не соответствующим Конституции РФ закона, примененного арбитражным судом в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Конституционный Суд РФ (п. 6); установленное Европейским судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении арбитражным судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Европейский суд по правам человека (п. 7).

Не последнюю роль в том, что одно из указанных выше обстоятельств получило законодательное закрепление в действующем АПК РФ в качестве основания пересмотра вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, сыграла Рекомендация N R (2000) 2 Комитета министров Совета Европы от 19 января 2000 г. "По пересмотру дел и возобновлению производства по делу на внутригосударственном уровне в связи с решениями Европейского суда по правам человека", поддержавшая государств-участников в их стремлении изучать свои национальные правовые системы для обеспечения существования адекватных возможностей для пересмотра дел, включая возобновление производства в тех инстанциях, в которых суд установил нарушения Конвенции (п. II) <3>.

--------------------------------

<3> Журнал российского права. 2000. N 9. С. 61 - 62.


Наряду с необоснованным законодательным расширением круга оснований для пересмотра вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам Высшим Арбитражным Судом РФ предложены весьма сомнительные трактовки давно устоявшихся в теории и практике представлений об отдельных группах вновь открывшихся обстоятельств. Примером тому может служить Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12 марта 2007 г. N 17 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам". Так, согласно п. 5 названного Постановления к вновь открывшимся обстоятельствам в смысле п. 1 ст. 311 АПК РФ следует относить нарушения ч. 4 ст. 288 АПК РФ, допущенные кассационной инстанцией при принятии судебного акта. Кроме того, таковыми Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ предлагает считать указанные в п. п. 2, 3 ст. 311 АПК РФ обстоятельства, установленные определением или постановлением суда, постановлением прокурора, следователя или дознавателя о прекращении уголовного дела за истечением срока давности, вследствие акта об амнистии или акта о помиловании, в связи со смертью обвиняемого, при условии признания их судом существенными для дела в соответствии с п. 1 ст. 311 АПК РФ (п. 6) <4>.

--------------------------------

<4> Вестник ВАС РФ. 2007. N 4. С. 120.


Наконец, следуя ранее избранному подходу, Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в своем Постановлении от 14 февраля 2008 г. N 14 "О внесении дополнений в Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 марта 2007 г. N 17 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам" распространил действие п. 1 ст. 311 АПК РФ на случаи, когда примененный по делу закон истолкован арбитражным судом вопреки правовой позиции Пленума или Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ. Согласно п. 5.1 указанного Постановления, пересмотру по вновь открывшимся обстоятельствам на основании п. 1 ст. 311 АПК РФ подлежит "также судебный акт, оспариваемый заявителем в порядке надзора и основанный на положениях законодательства, практика применения которых после его принятия определена Высшим Арбитражным Судом РФ в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ или в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, в том числе принятого по результатам рассмотрения другого дела" <5>. Тем самым Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ фактически признал возможным пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам всех судебных актов, принятых до принятия постановлений Пленума или Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, изменивших практику применения отдельных законодательных положений, которыми руководствовались суды при первоначальном рассмотрении дела, если право обжалования еще не утрачено. По сути, новому толкованию отдельных законодательных положений, содержащемуся в постановлениях Пленума или Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, придается обратная сила. К тому же, как следует из смысла данного Постановления, выработанная Пленумом или Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ позиция относительно практики применения законодательных положений может им же переоцениваться и изменяться, что не придает принятым судебным актам требуемой окончательности и неопровержимости, а судебной практике - необходимой стабильности.

--------------------------------

<5> Вестник ВАС РФ. 2008. N 3. С. 54.


К слову, нетрудно спрогнозировать практические последствия применения данного Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ. Ведь им подрывается стабильность гражданского оборота, поскольку допускается отмена вступивших в законную силу судебных актов, на основании которых путем многократных переуступок прав сложились новые гражданские правоотношения. Существующая на протяжении весьма продолжительного времени угроза отмены вступившего в законную силу судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам порождает неопределенность прав субъектов таких правоотношений, что само по себе противоречит принципу правовой определенности.

Сходные подходы к реформированию института пересмотра вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам реализованы и в гражданском процессуальном законодательстве.

В одном из первых проектов Федерального закона "О внесении изменений в статьи 392 и 395 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" предлагалось дополнить ч. 2 ст. 392 ГПК РФ двумя новыми основаниями пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам: признание Конституционным Судом РФ закона, примененного судом в гражданском деле, не соответствующим Конституции РФ (п. 5); установленное Европейским судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом Российской Федерации гражданского дела, связанное с применением федерального закона, не соответствующего Конвенции о защите прав человека и основных свобод, либо иными нарушениями Конвенции о защите прав человека и основных свобод (п. 6). Важно подчеркнуть, что в отличие от п. п. 6, 7 ст. 311 АПК РФ предложенные проектом Федерального закона дополнения в ст. 392 ГПК РФ предусматривали возможность пересмотра на основании постановления Конституционного Суда РФ или Европейского суда как вступившего в законную силу судебного постановления по делу, ставшему предметом рассмотрения в Конституционном Суде РФ или Европейском суде, так и вступивших в законную силу судебных постановлений по другим ранее рассмотренным судами делам, если при их разбирательстве были допущены такие же нарушения. Однако окончательная редакция п. 5 ст. 392 ГПК РФ, предложенная в порядке законодательной инициативы Пленумом Верховного Суда РФ в Постановлении от 6 февраля 2007 г. N 4, допускала пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам только судебных постановлений, незаконность которых подтверждена постановлениями Конституционного Суда РФ или Европейского суда <6>. Принятый же 4 декабря 2007 г. Федеральный закон N 330-ФЗ "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации" существенно изменил предложенную редакцию п. 5 ст. 392 ГПК РФ, предусмотрев в качестве основания для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам только принятие Конституционным Судом РФ постановления, которым признан неконституционным закон, примененный по данному делу <7>.

--------------------------------

<6> СПС "КонсультантПлюс".

<7> СЗ РФ. 2007. N 50. Ст. 6243.


Приведенный анализ позволяет сделать совершенно определенный вывод о том, что институт пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам все чаще используется в качестве одного из способов устранения судебных ошибок, повлекших принятие незаконных и необоснованных судебных постановлений (судебных актов). Подтверждением сказанному служит законодательное закрепление в ГПК РФ и АПК РФ новых оснований для пересмотра вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, к которым следует отнести п. п. 5, 6, 7 ст. 311 АПК РФ, п. 5 ст. 392 ГПК РФ.

Проверяя на соответствие Конституции РФ примененный по конкретному гражданскому делу федеральный закон, Конституционный Суд РФ не напрямую, а опосредованно проверяет законность принятого по делу судебного акта. Признание Конституционным Судом РФ не соответствующими Конституции РФ тех или иных положений федерального закона означает, что судом общей юрисдикции или арбитражным судом допущена судебная ошибка при применении норм материального или процессуального права.

Этот вывод основывается на том, что Конституция РФ имеет высшую юридическую силу и прямое действие на всей территории Российской Федерации (ч. 1 ст. 15). Как указал Пленум Верховного Суда РФ в п. 2 Постановления от 31 октября 1995 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия", судам при рассмотрении дела следует оценивать содержание закона или иного нормативного правового акта, регулирующего рассматриваемые судом правоотношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию РФ в качестве акта прямого действия. В частности, Конституцией РФ следует руководствоваться тогда, когда суд придет к выводу, что федеральный закон, принятый после вступления в силу Конституции РФ, находится в противоречии с соответствующими положениями Конституции <8>.

--------------------------------

<8> СПС "КонсультантПлюс".


Конечно, нельзя исключить ситуацию, при которой у суда в процессе рассмотрения дела возникнет неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции РФ закон, примененный или подлежащий применению по данному делу. В таком случае, как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в п. 3 вышеуказанного Постановления, суду предоставлено право на любой стадии процесса обратиться в Конституционный Суд РФ с запросом о конституционности этого закона (ч. 4 ст. 125 Конституции РФ) <9>. На время рассмотрения Конституционным Судом данного запроса судебное производство по делу подлежит приостановлению (абз. 5 ст. 215 ГПК РФ, п. 1 ч. 1 ст. 143 АПК РФ).

--------------------------------

<9> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" // СПС "КонсультантПлюс".


Следовательно, применение судом при производстве по делу положений федерального закона, противоречащих Конституции РФ, следует расценивать как допущенную им ошибку, связанную с нарушением или неправильным применением закона.

Аналогичную роль играет и Европейский суд, проверяющий на соответствие положениям Конвенции судебное постановление (судебный акт), принятое судом общей юрисдикции или арбитражным судом по конкретному гражданскому делу.

Ратифицировав Конвенцию о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. (далее - Конвенция) <10>, Российская Федерация не только признала непосредственное действие ее положений на территории Российской Федерации с 5 мая 1998 года, но и согласилась с юрисдикцией Европейского суда по правам человека (далее - Европейский суд) по всем вопросам, касающимся толкования и применения положений Конвенции и протоколов к ней (ст. 32 Конвенции).

--------------------------------

<10> Федеральный закон от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней" // СЗ РФ. 1998. N 14. Ст. 1514.


Таким образом, арбитражные суды и суды общей юрисдикции при разрешении дел должны напрямую применять положения Конвенции. При этом согласно ст. 15 Конституции РФ положения Конвенции имеют приоритет перед федеральными законами. Кроме того, поскольку в постановлениях Европейского суда конкретизируются и развиваются отдельные положения Конвенции, арбитражные суды и суды общей юрисдикции должны руководствоваться ими при отправлении правосудия по конкретным делам.

На непосредственное применение положений Конвенции и постановлений Европейского суда ориентируют суды, и Высший Арбитражный Суд РФ, и Верховный Суд РФ.

В информационном письме Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 декабря 1999 г. N С1-7/СМП-1341 "Об основных положениях, применяемых Европейским судом по правам человека при защите имущественных прав и права на правосудие" подчеркивается, что российские механизмы судебного контроля за соблюдением имущественных прав участников экономического оборота в Российской Федерации получили поддержку в виде международного судебного контроля. "Это означает, что компетенция арбитражных судов по рассмотрению и компетенция Европейского суда по рассмотрению жалоб на нарушение имущественных прав взаимосвязаны" <11>. Исходя из этого, Высший Арбитражный Суд РФ сформулировал в своем письме девять основополагающих положений Конвенции, направленных на защиту имущественных прав и права на правосудие, которые необходимо учитывать арбитражным судам при рассмотрении и разрешении конкретных дел <12>.

--------------------------------

<11> Вестник ВАС РФ. 2000. N 2. С. 93.

<12> Там же. С. 93 - 96.


Еще более определенно по этому поводу высказался Верховный Суд РФ, указав в п. 10 Постановления от 10 октября 2003 г. N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерацией" на то, что "применение судами вышеназванной Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод" <13>.

--------------------------------

<13> Российская газета. 2003. 2 дек.


Указанная позиция Пленума Верховного Суда РФ нашла свое дальнейшее закрепление и развитие в других его постановлениях. Так, в п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении" обращается внимание нижестоящих судов на то, что при составлении мотивировочной части судебного решения им следует учитывать постановления Европейского суда, в которых дано толкование положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подлежащих применению по данному делу <14>.

--------------------------------

<14> Российская газета. 2003. 26 дек.


В Постановлении от 12 февраля 2008 г. N 2 "О применении норм гражданского процессуального законодательства в суде надзорной инстанции в связи с принятием и введением в действие Федерального закона от 4 декабря 2007 г. N 330-ФЗ "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации" Пленум Верховного Суда РФ указал на то, что при пересмотре судебного постановления в порядке надзора суд должен исходить из принципа правовой определенности, по смыслу которого нельзя пересматривать вступившее в законную силу постановление только в целях проведения повторного слушания и получения нового судебного постановления. Иная точка зрения суда надзорной инстанции на то, как должно быть разрешено дело, не может являться поводом для отмены или изменения судебного постановления нижестоящего суда <15>.

--------------------------------

<15> Российская газета. 2008. 16 фев.


В п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" разъяснено, что в соответствии со ст. 10 Конвенции и ст. 29 Конституции РФ, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского суда при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, утверждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ, поскольку, являясь выражениями субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности <16>.

--------------------------------

<16> Российская газета. 2005. 15 марта.


Таким образом, постановления Европейского суда по делам с участием Российской Федерации в отношении нарушений, имевших место после 5 мая 1998 г., являются обязательными для судов общей юрисдикции и арбитражных судов. При рассмотрении конкретного гражданского дела суды общей юрисдикции и арбитражные суды обязаны соблюдать положения Конвенции и руководствоваться судебной практикой Европейского суда в части постановлений, принятых в отношении Российской Федерации после 5 мая 1998 года. Принятие судом общей юрисдикции или арбитражным судом судебного постановления (судебного акта) без учета указанных положений свидетельствует о судебной ошибке, допущенной судом при применении норм материального или процессуального права.

Подобный подход к определению роли и значения постановлений Европейского суда в гражданском судопроизводстве и судопроизводстве в арбитражных судах разделяют те ученые, по мнению которых "в настоящее время Европейский суд является важным фактором исправления судебных ошибок" <17>.

--------------------------------


КонсультантПлюс: примечание.

Статья М.Ш. Пацация "Европейский суд по правам человека и пересмотр судебных актов по арбитражным делам" включена в информационный банк согласно публикации - "Законодательство и экономика", 2006, N 3.


<17> См., например: Пацация М.Ш. Европейский суд по правам человека и пересмотр судебных актов по арбитражным делам // Европейская интеграция и развитие цивилистического процесса России: Сборник научных статей. М., 2006. С. 127.


В плане сравнения важно подчеркнуть, что в уголовном процессе для устранения допущенных российскими судами нарушений положений Конвенции используется институт возобновления производства по уголовным делам. Так, в соответствии с ч. 4 ст. 413 УПК РФ новым обстоятельством для пересмотра уголовных дел является "установленное Европейским судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом Российской Федерации уголовного дела, связанное с: а) применением федерального закона, не соответствующего положениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод; б) иными нарушениями положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод".

С таким подходом к трактовке допущенных судом нарушений положений Конвенции трудно согласиться по следующим соображениям.

Во-первых, по своей правовой природе новые обстоятельства относятся к фактической, а не правовой стороне дела. Это юридические факты, входящие в предмет доказывания по гражданскому или уголовному делу.

Во-вторых, отличительной особенностью новых обстоятельств (юридических фактов) является то, что они возникают уже после вступления судебного решения (приговора) в законную силу; на момент рассмотрения дела их не было и не могло быть.

Поскольку допускаемые судом при принятии решения по делу нарушения положений Конвенции относятся к вопросам применения права (правовой стороне дела), их нельзя рассматривать в качестве новых обстоятельств. Такое нарушение является не чем иным, как судебной ошибкой, подлежащей устранению в надзорном порядке, который специально приспособлен для пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений (судебных актов), принятых с нарушений норм материального или процессуального права.

Констатация того, что постановлением Конституционного Суда РФ или Европейского суда подтверждается имевшее место нарушение соответственно Конституции РФ или Конвенции, допущенное судом общей юрисдикции или арбитражным судом при рассмотрении конкретного дела, требует разработки адекватного механизма устранения судебной ошибки, повлекшей вынесение неправосудного решения по делу.

С допущенной судебной ошибкой п. 5 ст. 311 АПК РФ связывает возможность отмены ранее принятого судебного акта по конкретному делу, основанного на сделке, которая судебным актом арбитражного суда или суда общей юрисдикции впоследствии была признана ничтожной или были применены последствия недействительности ничтожной сделки. Ведь в соответствии со ст. ст. 166, 167 ГК РФ ничтожная сделка недействительна с момента ее совершения независимо от судебного признания ее таковой. При этом суд, рассматривая гражданско-правовой спор, вправе применить последствия недействительности ничтожной сделки по собственной инициативе. Поэтому проверка условий действительности сделки как основания рассматриваемого искового требования входит в предмет доказывания по данному делу. Невключение судом в орбиту своего исследования такого рода обстоятельств следует рассматривать как судебную ошибку, связанную с неправильным применением норм материального права.

Признав выработанную Президиумом или Пленумом Высшего Арбитражного Суда РФ правовую позицию основанием пересмотра судебного акта по п. 1 ст. 311 АПК РФ <18>, Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ допускает возможность использования данного института для исправления судебной ошибки, допущенной при рассмотрении и разрешении конкретного дела и связанной с неправильным истолкованием примененного закона. Тем самым Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ расширительно толкует п. 1 ст. 311 АПК РФ, распространяя его действие на случаи неправильного применения арбитражным судом при производстве по делу норм материального права.

--------------------------------

<18> См.: Постановление от 14 февраля 2008 г. N 14 "О внесении дополнений в Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12 марта 2007 г. N 17 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам" // Вестник ВАС РФ. 2008. N 3. С. 54 - 55.


Исходя из приведенного анализа п. п. 1, 5, 6, 7 ст. 311 АПК РФ, следует признать, что избранный законодателем и Пленумом Высшего Арбитражного Суда РФ путь исправления ошибок, допущенных судами при рассмотрении и разрешении гражданских дел, не вполне согласуется с особой правовой природой института пересмотра вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам.

Пересмотр вступивших в законную силу судебных постановлений (судебных актов) по вновь открывшимся обстоятельствам традиционно служит исключительной формой проверки законности и обоснованности судебных решений, характеризующейся наличием весьма специфических оснований к отмене судебных актов <19>. В качестве таковых исторически в теории и практике рассматривались предусмотренные законом юридические факты, существовавшие на момент рассмотрения дела, но обнаруженные лишь после вступления судебного акта (судебного постановления) в законную силу. Именно с момента их обнаружения возникают сомнения в законности и обоснованности уже вступивших в законную силу судебных постановлений (судебных актов), которые призван устранить институт пересмотра судебных постановлений (судебных актов) по вновь открывшимся обстоятельствам. Таким образом, целью данного производства является установление существенного для дела юридического факта, подтверждение которого в судебном заседании влечет отмену вынесенного по делу судебного акта и возврат дела для рассмотрения в соответствующую судебную инстанцию. Не случайно пересмотр вступивших в законную силу судебных актов по п. 1 ст. 311 АПК РФ традиционно рассматривался в качестве процессуального механизма устранения пробелов судебного разбирательства, относящихся исключительно к неправильному установлению фактической стороны дела, в возникновении которых не усматривалась вина суда (судебная ошибка).

--------------------------------

<19> Автор не разделяет позиции Е.А. Борисовой относительно того, что пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам не является производством по проверке судебного акта. См.: Борисова Е.А. Проверка судебных актов по гражданским делам. М., 2005. С. 60. Представляется, что производство по пересмотру является лишь формой, в рамках которой осуществляется проверка законности и обоснованности судебного постановления (судебного акта).


При пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам суд не проверяет правильности применения норм материального или процессуального права. Признав в п. 5.1 Постановления от 14 февраля 2008 г. N 14 "О внесении дополнений в Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 марта 2007 г. N 17 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам" правовую позицию, выработанную Президиумом или Пленумом Высшего Арбитражного Суда РФ, основанием пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам, Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ распространил действие п. 1 ст. 311 АПК РФ на случаи, связанные с толкованием применяемой при рассмотрении дела нормы материального права, т.е. с правовой стороной дела. Получается, что новое толкование высшей судебной инстанцией ранее примененных судом по конкретному делу положений закона может служить основанием для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам состоявшегося по данному делу судебного акта. Само по себе это не согласуется, как уже отмечалось, с правовой природой вновь открывшихся обстоятельств, относящихся не к правовой, а к фактической стороне дела.

В силу этих же соображений нельзя согласиться и с п. 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12 марта 2007 г. N 17 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам", в соответствии с которым нарушения ч. 4 ст. 288 АПК РФ подлежат устранению путем пересмотра постановлений арбитражного суда кассационной инстанции по п. 1 ст. 311 АПК РФ.

С дефектами правовой стороны рассматриваемого дела связана необходимость отмены вступивших в законную силу судебных актов и в случаях, предусмотренных п. п. 6 и 7 ст. 311 АПК РФ.

Процессуальный порядок пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений (судебных актов) по вновь открывшимся обстоятельствам устроен таким образом, что не предполагает установления и исправления фактических или правовых ошибок, допущенных судом в ходе разбирательства дела. Это проявляется в следующих процессуальных особенностях, характеризующих порядок пересмотра дел по вновь открывшимся обстоятельствам.

Вступившие в законную силу судебные постановления (судебные акты) пересматриваются по заявлению лиц, участвующих в деле, судом, который принял данный судебный акт (судебное постановление), изменил его или принял новое судебное постановление (судебный акт). Возможность пересмотра судебного постановления (судебного акта) судом, его принявшим, допустима лишь постольку, поскольку лица, участвующие в деле, и суд не знали о существовании юридического факта на момент рассмотрения дела и его принятия. Его обнаружение лицами, участвующими в деле, уже после вступления в законную силу судебного постановления (судебного акта) не связано с просчетами суда при производстве по делу, а вызвано вполне объективными, не зависящими от суда причинами, ставящими под сомнение законность и обоснованность принятого судебного постановления (судебного акта). Поскольку речь не идет об ошибке, пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам, как верно отмечает Т.В. Сахнова, осуществляется судом, постановившим решение <20>.

--------------------------------

<20> Сахнова Т.В. Курс гражданского процесса. М., 2008. С. 670.


Судебная ошибка в применении права всегда является следствием нарушения норм материального или процессуального права, допущенных судом при производстве по делу, и выражается в виновном действии или бездействии судей. При этом следует признать, что вина судей, рассматривающих дело, может существовать в форме как умысла, так и неосторожности. По этой причине трудно согласиться с учеными, по утверждению которых вина не является обязательным признаком судебной ошибки <21>. Скорее наоборот: вина - тот сущностный субъективный признак, по которому судебную ошибку следует отграничивать от других причин, объективно приведших к принятию незаконного и необоснованного решения. Нельзя признать ошибкой суда неустановление в судебном заседании обстоятельства, о существовании которого суд по объективным причинам не должен был знать. Поэтому предложенная Г.Л. Осокиной конструкция судебной ошибки с объективным характером, допускаемой судом в ситуации, когда он "не знал и не мог знать о существовании и, следовательно, принять во внимание юридически значимые для правильного (обоснованного и законного) разрешения дела по существу обстоятельства" представляется малоубедительной <22>. Судебная ошибка, как указывалось выше, всегда носит субъективный характер <23>.

--------------------------------

<21> Терехова Л.А. Система пересмотра судебных актов в механизме судебной защиты. М., 2007. С. 28.

<22> Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Особенная часть. М., 2007. С. 732.

<23> Обосновывая существование объективной судебной ошибки, Осокина Г.Л. приходит к выводу о том, что судебные ошибки, подлежащие выявлению и устранению судом в порядке осуществления самоконтроля, всегда имеют объективный характер (см.: Осокина Г.Л. Указ. соч. С. 731 - 732). Это утверждение представляется излишне категоричным, так как в порядке самоконтроля суд вправе устранить и отдельные ошибки, относимые автором к судебным ошибкам субъективного характера. Например, при наличии нарушений, предусмотренных ст. 201 ГПК РФ, по заявлению заинтересованных лиц суд, принявший решение, выносит дополнительное решение, устраняя судебные ошибки, которые со всей определенностью по предложенной Г.Л. Осокиной классификации необходимо имеют субъективный характер.


Полемизируя с Г.А. Жилиным по поводу понятия судебной ошибки, Л.А. Терехова акцентирует внимание на том, что при пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам речь идет именно об устранении судебной ошибки (а не какой-либо неправильности), так как в данном случае результат судебной деятельности не соответствовал целям судопроизводства <24>.

--------------------------------

<24> Терехова Л.А. Указ. соч. С. 27.


Представляется не совсем верным любое несоответствие результата судебного рассмотрения гражданского дела целям правосудия связывать исключительно с судебной ошибкой. Причиной тому могут служить и объективно сложившиеся ситуации, при которых суд не имел возможности выяснить все обстоятельства дела и, соответственно, правильно применить закон. Как уже отмечалось, таковыми являются вновь открывшиеся обстоятельства, о существовании которых суд не знал и не мог знать в момент рассмотрения дела и принятия по нему решения. Поэтому следует согласиться с Е.А. Борисовой в том, что погрешности решения могут быть вызваны не только ошибкой, допущенной судом (судьей) при рассмотрении и разрешении дела, но и иными причинами <25>.

--------------------------------

<25> Борисова Е.А. Указ. соч. С. 8.


Выяснение и правильное разграничение причин, по которым суд принял незаконное и необоснованное решение, крайне важны, поскольку от этого зависит выбор способа устранения указанных недостатков. Ввиду отсутствия вины суда, рассмотревшего дело без учета обстоятельства (юридического факта), о существовании которого на тот момент он не знал и не должен был знать, пересмотр вступившего в законную силу незаконного и необоснованного судебного постановления (судебного акта) допускается самим судом, его принявшим. Исходя из общих принципов гражданского и арбитражного процессов, доктрины res judicata, судебная ошибка как виновное действие или бездействие суда, повлекшее принятие незаконного и необоснованного решения, подлежит устранению вышестоящей инстанцией (апелляционная, кассационная или надзорная). Не случайно ст. 200 ГПК РФ прямо указывает на то, что после объявления принятого решения суд уже не вправе отменить или изменить его. Тем самым подчеркивается незыблемость принятого судом решения, исключающая возможность бесконтрольного его изменения судом, допустившим при рассмотрении дела существенные нарушения, повлекшие за собой незаконность и необоснованность принятого судебного решения.

Сказанное полностью соответствует Рекомендации N R (95) 5 Комитета министров государствам-членам относительно введения в действие и улучшения функционирования систем и процедур обжалования по гражданским и торговым делам, принятой Комитетом министров 7 февраля 1995 г., в соответствии с которой судьям вышестоящих судов должно быть запрещено участвовать в разбирательстве дел, рассмотренных ими в нижестоящих судах (п. "d" ст. 1) <26>.

--------------------------------

<26> Российская юстиция. 1997. N 10. С. 2.


Следовательно, судебная ошибка, допущенная при производстве по делу и подтвержденная постановлениями Конституционного Суда РФ или Европейского суда, не может быть устранена самим судом, нарушившим конституционные или конвенциальные положения.

При пересмотре вступившего в законную силу судебного постановления (судебного акта) по вновь открывшимся обстоятельствам суд устанавливает с помощью имеющихся у заявителя доказательств выявленный юридический факт и определяет его значимость для дела. Так, например, в соответствии с п. 2 ст. 392 ГПК РФ основанием для пересмотра вступившего в законную силу судебного постановления являются заведомо ложные показания свидетеля, повлекшие за собой принятие незаконного или необоснованного решения. При этом, основываясь на представленных доказательствах, суд, пересматривающий судебное постановление (судебный акт) по вновь открывшимся обстоятельствам, проверяет, подтверждены ли заведомо ложные показания вступившим в законную силу приговором суда, а также насколько значимы были эти свидетельские показания для правильного разрешения дела.

С учетом сказанного не совсем ясен предмет судебного исследования в ситуации, когда основанием пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам послужило постановление Конституционного Суда РФ или Европейского суда. Ведь в таких случаях факт нарушения права подтвержден соответствующим постановлением Конституционного Суда РФ или Европейского суда. По сути, функция суда, пересматривающего судебное постановление (судебный акт) по вновь открывшимся обстоятельствам, сводится к автоматической его отмене со ссылкой на соответствующее постановление Конституционного Суда РФ или Европейского суда. Исходя из п. 5 ст. 392 ГПК РФ и п. п. 6, 7 ст. 311 АПК РФ, суд не вправе осуществлять какую-либо дополнительную проверку наличия или отсутствия судебной ошибки, обнаруженной и подтвержденной Конституционным Судом РФ или Европейским судом.

Стало быть, установленный законом порядок рассмотрения заявления о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам не рассчитан на установление и устранение судебных ошибок, допущенных при производстве по делу. Поэтому совершенно правы те ученые, по мнению которых пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам для этих целей не предназначен <27>, а поэтому его нельзя рассматривать в качестве возможного способа исправления судебной ошибки <28>.

--------------------------------

<27> См.: Алиев Т.Т. Пересмотр судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам. Саратов, 2004. С. 60; Сахнова Т.В. Указ. соч. С. 673.

<28> Морозова Л.С. Пересмотр решений по вновь открывшимся обстоятельствам. М., 1959. С. 17 - 18; Борисова Е.А. Указ. соч. С. 61.


В гражданском и арбитражном процессах допущенная судом ошибка в применении норм материального или процессуального права, обнаруженная после вступления в законную силу судебного постановления (судебного акта), традиционно служит основанием для его пересмотра в надзоре <29>. Необходимость исправления судебной ошибки в порядке пересмотра судебных постановлений (судебных актов) по вновь открывшимся обстоятельствам обычно связывают с ситуацией, при которой возможность использования надзорного пересмотра уже утрачена. Поэтому пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам зачастую рассматривается как дополнительная стадия по проверке законности и обоснованности судебных постановлений (судебных актов) в механизме защиты субъективных прав и законных интересов граждан и юридических лиц. С этих позиций пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам применяется как альтернативный надзорному производству порядок пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений (судебных актов), целью которого является устранение допущенных нижестоящими судами ошибок в применении права. На это ориентирует суды и Конституционный Суд РФ, который в ряде своих определений указывал на то, что пересмотр судебных решений в связи с признанием нормы неконституционной допускается как в порядке судебного надзора, так и по вновь открывшимся обстоятельствам <30>.

--------------------------------

<29> Следует обратить внимание на то, что Советом Европы высказаны серьезные претензии к надзорному порядку пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений в гражданском процессе в плане его соответствия принципу правовой определенности. См.: Промежуточная резолюция ResDH (2006) 1 о нарушении принципа правовой определенности надзорным производством в гражданском процессе в Российской Федерации - принятые общие меры и нерешенные вопросы, принятая Комитетом министров Совета Европы 8 февраля 2006 г. // СПС "КонсультантПлюс".

<30> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 14 января 1999 г. N 4-О "По жалобе гражданки Петровой Ираиды Валерьяновны на нарушение ее конституционных прав частью второй статьи 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации"; Определение Конституционного Суда РФ от 27 мая 2004 г. N 211-О "По жалобе гражданки Севастьяновой Алевтины Ивановны на нарушение ее конституционных прав пунктом 6 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" и др.


Наличие в гражданском и арбитражном процессах двух экстраординарных стадий (надзор и пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам), пересматривающих судебные постановления (судебные акты) по качественно однородным основаниям, связанным с судебной ошибкой, противоречит принципу правовой определенности <31>. Поэтому конечную цель реформирования гражданского судопроизводства и судопроизводства в арбитражных судах Комитет министров Совета Европы видит в создании такого механизма пересмотра судебных постановлений, при котором бы исправление судебных ошибок осуществлялось в рамках обычного апелляционного и (или) кассационного производства до того, как постановления станут окончательными <32>.

--------------------------------

<31> В процессуальной литературе на это обстоятельство обращалось внимание С.М. Ахмедовым. См.: Ахмедов С.М. Производство по пересмотру судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам в системе пересмотра судебных актов в арбитражном процессе: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2008. С. 11.

<32> Промежуточная резолюция ResDH (2006) 1 о нарушении принципа правовой определенности надзорным производством в гражданском процессе в Российской Федерации - принятые общие меры и нерешенные вопросы, принятая Комитетом министров Совета Европы 8 февраля 2006 г. // СПС "КонсультантПлюс".


Однозначно по этому вопросу высказался и Конституционный Суд РФ. Проверяя конституционность положений ст. 392 ГПК в части запрета на пересмотр решения суда по вновь открывшимся обстоятельствам вследствие обнаружившейся ошибки суда, Конституционный Суд РФ указал на то, что сама по себе ст. 392 ГПК РФ, устанавливающая основания для особой процедуры проверки судебных постановлений - пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам, не может рассматриваться как нарушающая конституционные права и свободы заявительницы. Для исправления же судебных ошибок, допущенных вследствие нарушения или неправильного применения судом норм права, законодательство предусматривает другие формы проверки решений вышестоящими судами общей юрисдикции - апелляционное или кассационное производство, а также пересмотр вступивших в законную силу судебных постановлений в порядке надзора <33>.

--------------------------------

<33> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 25 января 2007 г. N 41-О-О // СПС "КонсультантПлюс".


Наконец, нарушение принципа правовой определенности при использовании института пересмотра судебных актов (судебных постановлений) для исправления судебных ошибок усматривается еще и в том, что АПК РФ и ГПК РФ не предусматривают общих сроков отмены судебных актов (судебных постановлений) с момента их вступления в законную силу. Существующая на протяжении неопределенного периода времени угроза отмены вступившего в законную силу судебного акта (судебного постановления) по причине обнаружившейся судебной ошибки, указанной в законе, не отвечает требованиям окончательности и завершенности производства по гражданскому делу.

Исходя из правовой природы постановления Конституционного Суда РФ и Европейского суда, представляется необходимым рассматривать их в качестве оснований для пересмотра судебных актов в надзорном порядке.

В действующей системе пересмотра судебных постановлений (судебных актов) надзорная инстанция является самостоятельной стадией процесса, в порядке которой пересматриваются уже вступившие в законную силу судебные постановления (судебные акты) с целью устранения существенных судебных ошибок, допущенных судами при рассмотрении гражданских дел в первой, апелляционной и (или) кассационной инстанциях. Подобный вывод вытекает из анализа оснований, по которым суд общей юрисдикции или арбитражный суд вправе отменить, изменить ранее принятые судебные постановления (судебные акты) или вынести новое решение. Так, согласно ст. 304 АПК РФ допущенные арбитражными судами нарушения норм материального или процессуального права служат основаниями для отмены или изменения принятых по делу судебных актов, если они нарушают единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права (1), либо нарушают права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, международным договорам Российской Федерации (2), либо нарушают права и законные интересы неопределенного круга лиц или иные публичные интересы.

Аналогичны по своему характеру надзорные основания к отмене или изменению судебных постановлений и в гражданском процессе. К таковым ст. 387 ГПК РФ относит нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов. Частным случаем отмены судебного акта в порядке надзора по ГПК РФ является постановление Европейского суда, которым признано нарушение положений Конвенции по пересматриваемому делу. Представляется, что в таком же порядке следует пересматривать судебный акт арбитражного суда, несоответствие которого положениям Конвенции подтверждено постановлением Европейского суда. При этом суду надзорной инстанции следует руководствоваться п. 2 ст. 304 АПК РФ, согласно которому судебный акт подлежит отмене, если нарушает права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, международным договорам Российской Федерации.

Указанный порядок пересмотра судебных постановлений (судебных актов) должен применяться в случае принятия Конституционным Судом РФ постановления, признавшего неконституционными положения закона, примененные по пересматриваемому делу. Возможность устранения судом надзорной инстанции ранее допущенных по данному делу нарушений права, выразившихся в применении не соответствующих Конституции РФ положений закона, предопределена назначением надзора в системе пересмотра судебных постановлений (судебных актов). Как уже отмечалось, его основной целью является пересмотр уже вступивших в законную силу судебных актов при обнаружившихся существенных нарушениях норм материального или процессуального права, повлиявших на исход дела, к числу которых, несомненно, следует отнести и применение судом закона, чьи положения Конституционный Суд признал неконституционными. Поэтому в гражданском процессе основанием для надзорного пересмотра судебного постановления по делу, в отношении которого имеется постановление Конституционного Суда РФ, вполне может служить ст. 387 ГПК РФ.

Нарушение единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм права будет являться тем основанием, по которому суду надзорной инстанции следует отменять или изменять принятые по делу судебные акты при наличии постановления Конституционного Суда РФ, признавшего неконституционными примененные по данному делу положения закона.

Следовательно, постановления Конституционного Суда РФ и Европейского суда как основания для пересмотра ранее принятых по делу судебных постановлений (судебных актов) по своей правовой природе являются надзорными основаниями, не имея ничего общего с вновь открывшимися обстоятельствами. Для того чтобы привести действующее законодательство в соответствие с назначением указанных оснований в системе пересмотра судебных постановлений (судебных актов) в гражданском и арбитражном процессах, необходимо исключить п. п. 6, 7 из ст. 311 АПК РФ и п. 5 из ст. 392 ГПК РФ.

В этой связи нельзя обойти вниманием высказанные в процессуальной литературе предложения относительно упразднения пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам и сосредоточения всех оснований для проверки вступивших в законную силу судебных постановлений (судебных актов) в надзоре. Первым к подобному выводу, хотя и с определенными оговорками, в науке советского гражданского процесса пришел К.И. Комиссаров, по мнению которого существование двух сходных институтов, не имеющих существенных различий, является неоправданным <34>. Указанная позиция имеет своих сторонников и в современной российской процессуальной науке. В частности, Л.А. Терехова считает, что сам порядок пересмотра судебных актов, вступивших в законную силу, должен быть единым, в рамках которого как одно из оснований к пересмотру необходимо предусмотреть и вновь открывшиеся обстоятельства, определив в законе их понятие, признаки и перечень <35>.

--------------------------------

<34> Комиссаров К.И. Теоретические основы судебного надзора в сфере гражданского судопроизводства: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Свердловск, 1971. С. 39 - 40.

<35> Терехова Л.А. Указ. соч. С. 300.


Поскольку пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам, как уже неоднократно отмечалось, не связан с устранением ранее допущенной по делу судебной ошибки, обнаружение такого обстоятельства при пересмотре дела в апелляционном, кассационном или надзорном порядке может быть учтено при рассмотрении дела судом соответствующей инстанции. Следует согласиться с Л.А. Тереховой в том, что если ранее неизвестное обстоятельство выявилось в период, установленный законом для апелляционного обжалования, то нет смысла ждать вступления решения в законную силу; обнаруженное доказательство необходимо предъявлять суду апелляционной инстанции <36>. Сказанное вполне применимо к любой инстанции, включая надзорную. Если суд надзорной инстанции обнаружит вновь открывшееся обстоятельство, то он вправе отменить ранее вынесенные по делу судебные постановления (судебные акты) по причине существенного нарушения норм права. Тем самым стадия пересмотра судебных постановлений (судебных актов) рассчитана на тот случай, если уже не представляется возможным воспользоваться апелляционным и/или кассационным порядком обжалования. В этом смысле пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам допускается по основаниям, по которым судебное постановление (судебный акт) может быть пересмотрено в ординарном порядке (апелляционном, кассационном).

--------------------------------

<36> Терехова Л.А. Указ. соч. С. 291.


Следовательно, обнаружение при пересмотре дела в апелляционном, кассационном или надзорном порядке обстоятельства (юридического факта), о существовании которого суд первой инстанции не знал и не мог знать, не препятствует рассмотрению дела в соответствующей инстанции. Указанный недостаток может быть устранен судом, пересматривающим дело в апелляционном, кассационном или надзорном порядке.

Однако подобный вывод вовсе не означает, что следует отказаться от пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам как стадии гражданского и арбитражного процесса. Несмотря на то, что недостатки фактической стороны рассматриваемого дела, подлежащие устранению на данной стадии процесса, могут быть восполнены при пересмотре судебных постановлений (судебных актов) в обычном (ординарном) порядке, целесообразность сохранения пересмотра судебных постановлений (судебных актов) очевидна. Крайне важно, что без использования весьма сложной и длительной процедуры пересмотра дела в надзорном порядке заявитель может воспользоваться более упрощенным порядком, в рамках которого сам суд устранит недостаток, не связанный с допущенной им ранее при рассмотрении дела ошибкой в применении материального или процессуального права.

Вряд ли убедительным представляется довод сторонников упразднения данного института о том, что на практике заявители и суды не проводят должного различия между вновь открывшимися обстоятельствами и основаниями пересмотра судебных актов в надзорном порядке, а потому дела пересматриваются по надуманным основаниям <37>.

--------------------------------

<37> Там же. С. 299 - 300.


Действительно, подобные ситуации весьма часто встречаются в судебной практике. Однако принимаемые в этом случае незаконные постановления судов общей юрисдикции и арбитражных судов подлежат обжалованию в установленном законом порядке (ст. 317 АПК РФ). Предложенный радикальный способ искоренения недостатков путем упразднения института пересмотра судебных постановлений (судебных актов) по вновь открывшимся обстоятельствам в гражданском и арбитражном процессах нельзя признать конструктивным.

Институт пересмотра судебных постановлений (судебных актов) по вновь открывшимся обстоятельствам занимает совершенно особое место в механизме защиты субъективных прав и законных интересов граждан и организаций. Особое назначение этого института в системе пересмотра судебных постановлений (судебных актов) состоит в установлении процессуального порядка для устранения недостатков фактической стороны дела, не связанных с допущенной ранее судебной ошибкой в применении права. Указанное положение, как было обосновано выше, является исходным для определения законодательных перспектив развития и совершенствования пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений (судебных актов) в гражданском и арбитражном процессах.




Похожие:

Пересмотр судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам в механизме судебной защиты прав и законных интересов граждан и организаций iconПостановление 12 марта 2007 г. N 17
О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре вступивших в законную силу судебных актов по...
Пересмотр судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам в механизме судебной защиты прав и законных интересов граждан и организаций iconДокументы
1. /Info.txt
2. /Гражданско-процессуальный порядок...

Пересмотр судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам в механизме судебной защиты прав и законных интересов граждан и организаций iconСистема пересмотра судебных актов в механизме судебной защиты
Терехова Лидия Александровна, кандидат юридических наук, доцент Омского государственного университета им. Ф. М. Достоевского
Пересмотр судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам в механизме судебной защиты прав и законных интересов граждан и организаций iconРоссийская федерация федеральный закон об основных гарантиях прав ребенка в российской федерации
Настоящий Федеральный закон устанавливает основные гарантии прав и законных интересов ребенка, предусмотренных Конституцией Российской...
Пересмотр судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам в механизме судебной защиты прав и законных интересов граждан и организаций iconУказ президента российской федерации о дополнительных мерах по обеспечению прав и защиты интересов несовершеннолетних граждан российской федерации
Установить, что наличие гражданства Российской Федерации у ребенка, не достигшего возраста 14 лет, по выбору его родителей или других...
Пересмотр судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам в механизме судебной защиты прав и законных интересов граждан и организаций iconУказ президента российской федерации о дополнительных мерах по обеспечению прав и защиты интересов несовершеннолетних граждан российской федерации
Установить, что наличие гражданства Российской Федерации у ребенка, не достигшего возраста 14 лет, по выбору его родителей или других...
Пересмотр судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам в механизме судебной защиты прав и законных интересов граждан и организаций iconДокументы
1. /Возобновление дел по вновь открывшимся обстоятельствам на основе принципа состязательности...
Пересмотр судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам в механизме судебной защиты прав и законных интересов граждан и организаций iconГлавное управление Министерства
От Региональной общественной организации содействия защите прав законных интересов граждан с Синдромом Дауна и членов их семей «Время...
Пересмотр судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам в механизме судебной защиты прав и законных интересов граждан и организаций icon1. Полное и сокращённое наименование организации и её организационно-правовая форма
Региональная общественная организация содействия защите прав и законных интересов граждан с синдромом Дауна и членов их семей «Время...
Пересмотр судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам в механизме судебной защиты прав и законных интересов граждан и организаций iconПринят Государственной Думой 3 июля 1998 года Одобрен Советом Федерации 9 июля 1998 года Настоящий Федеральный закон
Настоящий Федеральный закон устанавливает основные гарантии прав и законных интересов ребенка, предусмотренных Конституцией Российской...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов