А я всего лишь пользуюсь случаем icon

А я всего лишь пользуюсь случаем



НазваниеА я всего лишь пользуюсь случаем
Дата конвертации02.07.2012
Размер280.6 Kb.
ТипДокументы

ПТЕНЕЦ


А я всего лишь пользуюсь случаем

(Ловлю за хвосты пролетающих птиц)

Приподними завесу и взгляни

На царство невидимых крыльев и глаз

Послушай в пустынном месте

Как медленно

ветка за веткой

вьётся в тебе гнездо


февраль 1996


АЛЫЙ БЛЮЗ


Люди-С-Палками

Разбили затылок облаку

А у неба несвёртываемость крови

И размылось оно

В сине-бело-багряную жижу

Вот и учим теперь детей

Жить до ночи

не поднимая глаз

Верим

Надеемся

Любим –

но только

Не под открытым небом


июль 1996


ОСКОЛКИ


Орнамент города

Рисует утро –

Люди просыпаются

Осколки сумасшествия разбросаны по комнате

Пока ещё не так светло,

блестят глазами сна

Упал я с плоскости,

разбился –

не склеить воедино

не влить в меня отныне жидкость жизни

И форма прежняя становится абсурдом

Рассвет дырявым знаменем

прилип к окну

Мне руку подал друг –

порезался

Я не узнал лицо своей любви

Подумал лишь,

что никогда её и не было

Орнамент города ожил

Потёк по улицам

по лицам

по сердцам

По плоскости, с которой я упал


декабрь 1996


КРУГЛОЕ


Внезапно пробудившись от долгого сна

Увидев вокруг себя

В горячке

Под солнцепёком отчаяния

Закутанных в каменный плащ вечности

Под давлением атмосферных воздушных традиций

С голубыми глазами, зовущими самоуничтожение

В душных комнатах со вспотевшим счастьем

На полях свободы, обрабатываемых рабами долга

Долга, доставшегося в наследство

С трепетом подстреленных ранимых сердец

С лохмотьями душ

С военными праздниками

И мирными буднями

С демографической политикой

В зоопарке своих личностей

Без посетителей

Притиснутых в угол самосознанием

Лжесвидетелей своего бессилия,

Ослепших от веры в истину

С невинностью мыслей, проступившей в изгибах тел

С интеллектами членов и влагалищ

С одной десятой мозга

В абсурдной вечности дробных чисел

В семейных ячейках бесчисленных судеб

Налакавшихся водки прав

Захлебнувшихся блевотиной налогов

Внезапно пробудившихся от долгого сна

Увидевших вокруг себя


март 1997


БУМЕРАНГ


Бумеранг летаргической жизни

Воздух ковыряет, вселяя заразу

Сон наяву

Влетает на целинную территорию любви

Наполняя её умиранием

Плотным

Густым

Живучим

Высшей формой пустоты

Пустоты нового поколения


Я проснусь в обновлённом завтра

Жалюзи суток впустят алый румянец рассвета

освещать мою не нагретую комнату

Где утреннюю накуренную вывернутость не выветрит сила привычек

Поры кирпичного дома вдохнут с виртуальной росой

Вкус нескончаемой старости

В коридорных извилинах зданий зашевелятся мысли –

Нестёртые копии файлов

Это забегают люди-служащие

Лоб упрётся в холод стекла

А за гранью к нему прислонится

громадный прозрачный двойник

С бумерангом в груди

Улыбнусь понимающе:

Всё вокруг уже оккупировано

В город входили ночью, тихо

Одену молчание

Выйду дышать озоном

распылённого дождя

Буду гулять

Вдоль зарешёченных окон седалищной свободы

Обновлённой сырой невесомой

бездушной

Он настигнет меня

среди сонного дня

Побродив взад-вперёд

Поглядев за углы

На виду у деревьев и птиц

я повешусь


* * *


Косматое

Волосы-змеи


Дети-лохмотья стоят на обочине

Не то мальчики, не то девочки


Вовлечённость, увлечённость, развлечённость

Тела трёх китов измазаны губной помадой


Чудовище

Распухшее обвисшее брюхо,

набитое мной

Зрелища на голодный желудок

Липкое

Хочешь заклеить глаза?

Хочешь блевать в замочную скважину?


май 1997


* * *


Домов бумага скомкалась

Лесной ковёр свернулся

Оловянное счастье поплыло из глаз

Добро – светлое и тёплое одеяло – укутало с ног до головы

Кожа лица постигает территорию любви

Я люблю

Я люблю?


май 1997


СОЗВЕЗДЬЯ


Смотри, не порань своих рук

Беспечные в сумерках города

Мы мчимся сквозь струны дождя

Что в лужи глядишь ты отчаянно?

Влюблённых ищу отблеск звёзд

Но под ноги падает в грязь переулков

Лишь остроконечная тень суеты

Смотри, не порань своих ног


Степные созвездья любви

не торопятся

И в зеркале моря плывут не спеша

Мечты горизонт, они недосягаемы

Смотри, не порань своих глаз


За берега гранью

упала горящая

И гривою гребни пошли

А ты, с ветром за руки взявшись

Страстей наблюдай прилив

Смотри, не порань своё сердце

О брызги их каменных волн


январь 1998


ТЫ


Искать цветы в твоих глазах

Читать сценарий тихих игр

Рассвета в чёрных волосах

Сквозь жёлтый сон, который – тигр


Ещё – заблудшая пчела

В степи сияний золотых

Где солнце твоего чела

В траве, как в локонах витых


Щекочет взглядом зыбкий мир

Растущий с каждым мигом сна

И создаёт пространств эфир

Как будто жизнь ему тесна


Вплестись в ковыльный карнавал

Твоих творений и забав

Лица исцеловать овал

Как будто став одной из трав


Почувствовать, как мы близки

Обжечься кончиками губ

И вдруг очнуться у реки,

На жёлто-чёрном берегу


То тень играет на песке

Возможно, ты – всё тот же сон

Опять пчелой гудишь в виске

Моим виденьям в унисон


сентябрь 1998


^ ХОЛОДНАЯ КРОВЬ


Мы – твои дети

И кровь твоя – Лыбидь

Наши питает сердца-однолюбы

Плоть из камней ожививший художник

Духом-каштаном слетевший с Андреевского

В город войди отчуждённых собратьев

И вместе с нами увидишь себя:


Вороны садятся на веки заката,

Что опускаются в полном бессилии

Киев лысеющей головой

Первый осенний встречает снег

Топчется, мёрзнет он у порога

Скоро появится гость

Дряхлый еврей,

Очки протирает

Старый интеллигент

Кашляет карканьем приглушённым

В липкий кулак Майдана

Чёрные перья птиц как сумерки

Путаются в бровях

Словно советуя снова забыться

В тёмном дурмане улиц ночных

Изредка – вспышки – глаза вороньи

Окон центральных – блеснут

К сердцу Крещатика путь приоткроют

Только немногие это заметят

Меньше того – услышат

Как оно бьётся негромким плачем

Стылых осенних капель

Время своё измеряя

Мы же забыты

меж прошлым и будущим

Где-то на Прорезной

Путаем дни и эпохи в подвалах

Мыслей холодных

Нить оборвалась до нас –

и не выбраться

Из лабиринта окраин судьбы

Мы – сыновья обречённые города,

Дети без всяких иллюзий,

Сидя в тени преждевременных воронов

Не озираясь,

безмолвно взрослеем


Ты уже нам не поможешь

Жди наступления снега, Отец


октябрь – ноябрь 1998


ВЛАГА


Кап. Предоставь душе право

С крыши сосулькой свисать

Смерти письмо написать

Сном-почтальоном отправить


Выпасть осадком наружу

Выдохом ночь растопить

В утро неловко ступить –

В скользкое зеркало-лужу


В вязком снегу – крупе манной

Пробовать привкус небес

В таяньи льдинок-невест

Ту отыскать, что желанна


Ту, что таилась рекою

В муфте своих рукавов

Сбросила ныне покров

Зимнего платья рукою


Кровь баламутить позволь ей

И вдохновения жди

Если в тебе льют дожди

Радуга глаз выйдет солью


Скоро сосулька растает

Вздрогнут глаза – чувств весы

Русло последней слезы

Щёку твою приласкает


декабрь 1998


ТУМАН


Язык тумана слизывал

Осенних слов пейзажи

С губ города. Записывал –

Мне каждый миг был важен


Боялся – не запомню я

Как бродит одиноко

По улицам симфония

Дождём звенящих окон


Всё исчезало в облаке

Слетевшем на прогулку

И растворялись облики

Знакомых переулков


И двигался наощупь я

К незримому истоку

Где на бумаге площади

Домов стирались строки


Где вечность – медный памятник

Расплавилась в эпоху

А время – сердца маятник

В груди считало вдохи


Что дымом настоящего

Пыл лёгких обжигали

Там дни с проворством ящериц

В былое убегали


А утром видел отданный

Воспоминаний хвостик

Вокруг погода Лондона

Мои ломила кости


И смогом мегаполиса

Унынье окатило

Окутало околицы

В руках неся кадило


Виденье, изваяние

Осеннего обмана

Очей очарование –

На языке тумана


февраль 1999


ПРЕДВЕСТИЕ


Линии утра сплетаются в танец

Красят рассвета полотна

Голубь – из верхнего мира посланец

Туч рассекает волокна


Бьются лучи в решете небосвода

Солнца невинного нити

Молний курок ждёт небесного взвода

Ливня обрушить обитель


Что на раздувшемся парусе тучи

Выткана голубем свыше

Сшить этот парус раскатом созвучий

С шёлком травы, с ситцем крыши


Сизый предвестник апрельского грома

Выпорхнет стихотвореньем

Ранним из книги земной полудрёмы

Мир взбудоражит пареньем


май 1999


* * *


Ты выпал из обоймы

Выбился из стаи

Ослеп,

разглядывая солнце

Умер

в глазах бессмертных

Стал живым

единственным в отряде зомби

Бросился на амбразуру

любви к Отчизне

Сделал пересадку

на линию сердечного искусства

Вошёл другим путём

в придуманные двери

Не вернулся


май 1999


* * *


И вдруг остановились все прохожие

И замерли

За тучи скрылось солнце

Опали листья с майских крон

Заглохли двигатели

Нелепый дождик перестал

Притихли птицы

Ветреный восторг

сменился грозовой тревогой

Застыла обесточенная жизнь


Так в город не спеша спокойно

входили люди новые


май 1999


* * *


Ты, будто солнце, впопыхах

Взошла на поцелуя мост

Я захлебнулся в облаках

Твоих взъерошенных волос


Но вниз смотри, где в боли волн

Речного зеркала куски

Течение приносит чёлн

Такой непрошеной тоски


май 1999


* * *


Попробуй растение силы

Укрой своё одиночество мной

как покрывалом

Подари мне слезу,

в которой – отражение вечности

Сделай меня сильным

Сделай меня собой

Полетим бумерангами в неизведанное


июнь 1999


* * *


Ты разрушаешь мозаику детства

Память о чистых листах

В зеркало смотришь,

в котором застыла печаль

Трещиной –

Щелью между мирами

Рвёшь фотографии,

запечатлевшие твоё будущее

Давишь ладонью осколки разбившейся чашки

С губ вытираешь вкус разочарования

Дышишь выхлопами ненависти,

Просыпаясь от удушливого отсутствия сновидений

Смеёшься нахально в окно от увиденного:

Клеймо неизменного воскресного утра

проступает на загоревшем плече августа

Выходишь ко мне

- Извини, - говоришь, - меня не греет твоё солнце

Идёшь напиваться

пустотой

Я разглядываю неспешную походку,

изгибы спины удаляющейся фигурки,

следы

Вдалеке оборачиваешься

Улыбка едва видна

Я

узнаю

лицо

Ветер доносит бормотание губ:

Забудь о детстве

Продлевай этот день без меня

Вдыхай полной грудью оставшийся воздух жизни

Прощай, мы не встретимся больше


август 1999


* * *


Два живых милиционера в вагоне метро

Синие

Остальные пассажиры как будто из воска

Сидят, не шелохнувшись

Расстояние между мной и тобой уменьшается с каждой секундой

Оборачиваюсь к дверям, прислоняюсь

Приближаю свой выход

Кушать не хочется уже давно

Пить, как обычно, бросаю

Выползли из туннеля

Станция

Несколько добрых людей

Девушка, женщина, третьего не разглядел

Ласково смотрят мне в глаза, нежно улыбаются

Странно

Приятно

Надеваю шапочку, натягиваю на глаза

Хотя жарко

Все говорят, что там холодно

Возможно

Но, скорее, просто не знают, как не обращать внимания

Ты где-то там, выше, за стеклянными дверями

А кажется, что рядом

Что всегда рядом

Будто тень

Будто второе полушарие

Вторая рука

Будто сновидение, вылезающее из-под подушки

Будто второй круг кровообращения

Будто взгляд с моей чёрно-белой фотографии

Будто чужой забытый зонтик

Будто слеза, не падающая со щеки

Будто телефонный звонок с едва слышными всхлипываниями

Будто апельсиновый сок, смешанный с водкой

Будто удаляющийся трёхголовый трамвай

Совсем не холодно, если бы не сквозняк

- Ну, здравствуй


октябрь 1999


* * *


Мы бредём по окуркам

неиспользованных возможностей

Заблудившись в переулках распростёртого вечера

Одетого в лохмотья темноты

Мы роняем слова в лужи,

не слыша друг друга

Ветер выдувает чувства

из наших глаз

Я касаюсь твоей ладони мочками пальцев

Да, ты рядом

Но почему этого никто не видит?

Мы движемся вверх

по размытому руслу бульвара

Сквозь молитвы ноябрьских деревьев

Сквозь мелькающие безумные глаза автомобилей

Сквозь бордюры и лестницы,

перила, асфальт

недосказанных фраз

Сквозь проезжие части

всеобщего хаоса

В промокших ненужных одеждах

А может, нас просто

давно уже нет?

Я видел не единожды

самоубийства любви

Самоустранения, неподвластные

цепким пальцам влюблённых

Но снова и снова встречал её в странных улыбках прохожих

А оказалось, что так легко убить любовь самому

Эй, где твоя рука?

Ты меня слы…


декабрь 1999


РЫБАМ


Ныряю в созданное рыбами

Выскальзываю вон из пальцев

От цепких слов, зажатых глыбами

Умов. К старателям-скитальцам


Беспечным странникам течения

В телах чешуйчатой фортуны

Туда, где ищут приключения

В пиратском логове Нептуна


Туда, где впитывают жабрами

Любви чужие отраженья

Фильтруют сказанное, жадные

К скупым, но точным оглашеньям


К земной стихии не пригодные

Как время ни пыталось сжечь их

Творят своё, глубоководное

Хранят молчанья тайный жемчуг


январь 2000


ТАТЬЯНА


Ноги грузнут в лужах мыслей

О бесполезности шагов

Прохладный февральский вечер

с привкусом ранней весны

Грею дыханием руки

И вдруг что-то падает сверху в ладони

Это странное тёплое чувство любви

Вскидываю голову

Там ветер запутался полами плаща

В растопыренных пальцах деревьев

Как же можно носить такое в кармане?

Излучение тайны

сквозь скорлупу простоты

Вспышка добра

на неосвещённой улице цинизма

Тихий голос, ласкающий кожу

Нежнее прикосновения губ


Промокшие ноги знают дорогу к тебе

Согретые руки помнят контуры

целого мира

Мы виделись где-то

В далёких пространствах

А может, и здешних

Но только не липнущих, а невесомых

Смотрели сквозь пальцы

у этих деревьев

Вдвоём наблюдали за чудом

Рождение нового марта


А ветер уже улетел,

улыбаясь

февраль 2000


* * *


Таня, ты никогда не плачешь

На ветру,

летя в компании бессильных засохших листьев?

Прилипая к витрине счастья,

выставленного на продажу

Медленно сползая под ноги

будущим покупателям

Ты никогда не уезжаешь

на четвёртом троллейбусе

намного выше Вторых Теремков?

По спирали вокруг небоскрёба

Шестнадцатиэтажной клетки,

набитой желанием жрать

Ты не заливаешься слезами,

сидя на асфальте у входа в Голосеевский парк

Посреди веселья преданных друзей?

Наблюдая, как смыкается хоровод

их преждевременных смертей

Ты не повышаешь иммунитет к любви

Вводя под кожу мимолётную боль?

Ты не ощущаешь одноразовый шприц общества

В вене своей личности?

Ты не опускаешься ниже своего лабиринта?

Подвала воздушных замков

Ниже дна, в землю

В сплошной тупик без иллюзии выхода

Не оставляешь ли ты открытым окно

на случай исчезновения последней двери?


Не касалась ли твоей левой щеки

Огромная чёрная нежная птица,

Всегда подлетающая из-за спины?


февраль 2000


* * *


Чувствуешь,

как бродит по коже

Как бросает в дрожь

Как обнимает за шею

Как целует обжигающим льдом

холодных губ

Как оттуда, изнутри

выползает

Плёнку сна проявляя

Взору расширенных глаз

Представляя обнажённое мгновение

ясности?


март 2000


^ `A LA GUERRE...


Поверь мне, и я уцелею

Открой расставания ставни

На битву смотри веселее –

Со Смертью я в сговоре давнем


Мы с Нею как нитка с иголкой

Не деньги в груди зашиваем –

Твой образ. В побоище долгом

Ты будешь со мной как живая


Ты – вдох неприкаянной музы

Но ты – вдохновения выдох

Ты – крыльев святая обуза

Из тела безудержный выпорх


Я вспомню рождение птицы

В тугой скорлупе твоей плоти

Весну обручённой синицы

В заоблачном дерзком полёте


Поверь, и вернусь я сквозь гибель

Открой возвращения двери

Позволь только сердца изгибы

Тебе, победившей, доверить


июнь 2000


* * *


В ногах каштанов – подлинных владык

Окутавшего берег вдохновенья

Текут Днепра гитарные лады

Мостов пороги ждут прикосновенья


Знакомых пальцев чутких тёплых рук

Волос знакомых тихой юной ивы

И той поры, когда наступят вдруг

Души знакомой вешние разливы


август 2000


ПЕРЕПРАВА


Невинный, как чихание младенца, гром

Унынье прогоняет, будто сон – чайфир

Из ночи выплывает утро, как паром

Везущий в новый день напиток свой – кефир


Усталость опохмельных кислых строк и рифм

На берег не прожитых ощущений, чувств

Невнятный, как предсмертное шептанье, миф

Паромщик извлекает из засохших уст


О том, что дождь напоминает в этот час

Седеющей пластинки метрономный треск

О том, что скучно видеть сотни тысяч раз

Покрашенных волос рассвета жёлтый блеск


А мне приятны их вплетения в лучи

Родившегося солнца. Может, я не прав

Но хочется услышать, как оно звучит –

Начало жизни над одной из переправ


сентябрь 2000


* * *


Твой дерзкий взгляд

Посылающий невидимый бумеранг

На территорию, не подвластную силе притяжения

Твоё белое желание падения

Вспарывают подушку неба

И невесомые тихие перья парят

Бережно шелестят по склонам наших плеч

в междуречье объятия

Чувствуют свободу прикосновения

к неведомому земному

Исчезают в ладонях

Застилают мой одинокий плач

на твоих коленях

Это ты?

И укрытые слёзы продолжают жить

Не останавливаются

Несвёртываемость печали

Смертельно опасна

Она дарит тепло затаившимся подснежникам мыслей

О тебе

Это ты – снег?

Белым пишешь один день вечности

Пока не растает

Запечатлеваешь движение к солнцу замерзающих ветвей

Чёрно-снежная фотография

Слепок с неровной поверхности первой близости

Мозаика глаз,

видевших изнанку пространства

И я любуюсь белым, не заслеженным

Я учусь

И я повторяю:

^ Нет смерти для тебя

Нет смерти для тебя


* * *


Расплачиваешься мелочью дней

Медяки бесполезных солнц

Вылетают из усталой ладони

Последние годы

закатываются под диван

навсегда

Последние деньги

Богатая память

о жарких утренних майских прогулках

Высыхает быстро,

как отражения в пыльных мелких лужах

Летящий пух

тёплых дневных минут

не оставляет ничего,

кроме раздражения глаз

Хрупкий бумажный кораблик

наших прохладных вечерних встреч

уносится мутным потоком Лыбеди

Не успеваешь окликнуть друзей

Они растворяются

на линиях метро,

уходящих в глубины уже засыпающего подсознания

Исчезающие гордые затылки

несостоявшегося братства

Слегка облысевшие

А на забытых кухнях стынут отголоски

холодных ночных чаепитий

Последнее вино

Дождливый напиток невозвращения

выливается из разбитого сумеречного кувшина

Деньги на ветер

Серебряники ненужных лун


А завтра в 8.30 – отправление поезда

И непроизвольное ускорение движения

И бег

И страх

Жуткий страх умереть сейчас


* * *


Запах спелых слив

твоих сосков

Заполняет воздух южным откровеньем

Нагревается солёное дыханье

Груди волн, вздымаясь, прикасаются к песку

Медленно и нежно

Поцелуй Азова

Тихий мудрый

Будто лебеди в лимане

Будто след полёта чайки в небе

Волосы до плеч рассвета

Мокрые

Искрятся

Солнце запустило в них ладонь

Гладят взгляд

Ресницы

Как котёнка

И он катится ко мне клубком

По песку, омытому улыбкой

Море прогибается в постели

Не спеша, впуская в глубину


Над поверхностью сливается с восходом

Сливы вкус –

воспоминанье моих губ


июль 2001


* * *


Окурки снов

Тлеющие в слёзной росе рассвета

Вспоминают падения звёзд

из глаз ночного неба

Успел ли ты загадать желание –

жить в одиночестве

суметь отдать всё

печальной радости предвкушения смерти

разгадать тайну утра

Пока разрезается пуповина восхода

И оглянуться в сумерках вечера

Когда псы времени будут обгладывать

Кости умершего дня?


август 2001


* * *


Волосы закрывают её лицо

Ветер

Синие красные ручейки

Выдавливаются из глаз

Рисуют на щеках причудливые узоры

Заползают в рот

Вкус последней песни

Последний бит в груди

перед исполнением

Я знаю его:

Это грохот станков в цеху

Неторопливо проходящий поезд

Треск иглы,

застрявшей в теле пластинки

Чечётка

Сто семь пресловутых шагов


Пожалуйста, не накрывайте ей голову мешком

Хоть это и против правил

Слепая,

Она всё это уже видела

Послушайте звуки тишины

из вентиляционного отверстия

Несуществующий хор из часовни

Громкий удар петли –

тоже в ритм

Метрономную ясность последней и первой секунд


август 2001


* * *


Порвались струны дождя

Над тамтамами киевских крыш

И заплакал вовнутрь он

Нестройными звуками улиц

Смехом детей,

играющих в футбол на заброшенной стройке

Улыбчивым хлюпаньем луж

Брызгами радости

на бедняцких одеждах

Заинтересованной мокрой собакой,

бегущей по клавишам павшего дощатого забора


Пальцы шершавые

скрюченных листьев

Покатились по голому грифу бесполезного каштана

Первое ноября струилось женским пением

По стенам домов

И по стенкам сосудов

Майдана сосуд

Наполнялся сочащейся музыкой

киевской осени

Стекались, стекали и капали

сотни прохожих

Акустика ветра по руслу Крещатика гулко ползла

Шарманкой сигналила

труппа бродячих машин


ноябрь 2001


= ПЕРВОЕ ЯНВАРЯ


Кто писал твои узоры,

Маленькое белое создание,

тающее на моей ладони?

Письмо без обратного адреса

Белым по белому

Послание, исчезающее в ничто

Загадочное, как и поток мгновений

несущий сквозь меня непонятную смесь

неразгаданную формулу

в числителе – как на поверхности: чувства, мысли, эмоции, память...

в знаменателе – то, что сокрыто в пучине, поглубже

за скобками – в степени Я

прибавить внезапную первую встречу с тобой

Равно (троеточие)

А в каждой секунде плывут

Ещё не разбавленные концентраты жизней

И нет повторений

Снежинки-случайности сыплются сверху

как брошенные невзначай взгляды

немые признания, изменяющие формулу

И всё колеблется на грани, готовое растаять

Вот только мы были и вот уже нет

Вспышки сознания великого фотографа –

выныривания из потока в вечность

И кто решит, проявлять ли чёрно-белую плёнку

где я, ты и снег

оставлять навсегда эти призывы глаз

или завтра забыть

Запечатлеть ли узоры любви,

утекающей сквозь пальцы?


январь 2002


* * *


Когда кисточки пальцев

Обведут контуры тела

На нетронутом холсте

утра, ещё не расписанного рассветом

Постарайся не споткнуться

о спящие на полу облака

Во мраке, предвкушающем озарение

Они видят бессонную музыку снов

Они слушают картины

летаргического недосыпания

Облака-алкоголики

Ввели в запой твою любовь

Переродившиеся ангелы одиночества

Невесомые керуаковские битники

Купающиеся в джазовых клубах сигаретного дыма

Художники,

посылающие миру воздушные окурки поцелуев

Шагни сквозь угар

недопитой ими невинности

В безоблачность

первых акварельных объятий


апрель 2002


* * *


А я проснулся в рыжеволосых объятиях

в апельсиновых брызгах рассвета –

лучах цитрусового солнца,

греющего оранжевым теплом

И серые

прозревающие от счастья окна в мир

жмурятся жалюзями ресниц

По подоконникам бегут

только что родившиеся котята

и выпрыгивают –

Юркие игривые интуитивные слепые взгляды

Они резвятся,

прижимаются к подсолнухам твоих грудей

Раскрывающихся навстречу новому, светлому

Мчатся вдаль и заполняют

пустоту нового дня

Ещё не знающего о себе ничего

Делают его

Продолжают меня наощупь

Уже коснувшегося огненных прядей

Светила по имени Ольга


июль 2002


* * *


В волосах скучающих клёнов

Блестят заколки-птицы

И кажутся неживыми

Отражая недвижимость жары

Одинаковые лица городских домов

Одинаково безысходные глаза автобусов

Неизбежно кипящие вены дорог

А мы бежим по проезжей части

своего одиночества –

гонимые ветром

павшие листья

Удираем от семитонного грузовика

предстоящей недели

Раздавленные такой же самой прошлой

Летим в круговерти ежедневных колёс

Механические средства существования

Доведённые до автоматизма

Двигатели внутреннего сгорания

Топливо-пища, смазка-алкоголь

Составляют километраж жизни

Мы смотрим из окон

железобетонной тоски

Не прописанные в тексте

этого воскресенья

Кошачьими взглядами,

Полными слёз

И вызываем дождь


июль 2002


* * *


Где-то неподалёку

За городской чертой сумерек

Горят окна,

похожие на наше –

Созвездия кухонных посиделок

В свете спутников-фар

на Млечном шоссе

Мы растягиваем подольше

чёрный чай ночи

Тянем лёгкими

дым предрассветной любви

И завариваются

Соцветия обретших незнание

Не приспособленные к условиям

микрорайонного климата

Мы выключаем свет

своего выживания

И начинаем жить,

Прикуривая счастье

Мигающими зажигалками глаз


сентябрь 2002


* * *


Веское слово сумерек

Туманные глаза сигаретного дыма

Вкрадчивое шипение пластинки

Отчётливые пальцы с правой стороны души

Красные линии на свитерах застенчивости

Задумчивость улыбки свежего воздуха

Глоток несмышлёной шутки

из бокала молчания

Глубина входа и выдоха

Музыка, подсевшая за стол

Терпение понимания

Звук изнутри тишины тебя

Невидимый

Дерево вокруг

переставшее быть посторонним

Отрешённость

убежавшая от холодного прикосновения

Тёплого прикосновения

холодной руки


декабрь 2002


* * *


Истории, рассказанные

беспризорными домами

Обветшалым детям,

аварийно смотрящим на наступление зимы

Отражаются в моргающих окнах

Ёлочными игрушками

Бесполезные запчасти

не работающих сказок

И битое стекло сновидений

Выплёскиваются из глаз

устаревшего детства

О, прекрасное дитя Нового года,

Укравшее кусок тёплого ночлега

У невинности евровитрин,

В твоём одичавшем взгляде

я вижу жестокий ветер,

Выметающий

мусор выброшенных иллюзий


январь 2003


* * *


1


Розовой влагой пропитан закат.

Сумерки глаз. Так расплакался вечер


2


Сорванные лепестки луны

Предрекают рассвет любви


3


Заспанное февральское утро

С закисшими лужами глаз,

Раскрывая двери подъездов, зевает

Потягивается,

расправляя плечи понедельника

И ведёт нас за руки

в детский сад рабочей недели


* * *


Когда из сада твоих яблочных волос

Разлетелись птицы теплокровных слов

Петь для всех

Когда из расписанной в сердца и солнца

глиняной чашки

Расплескалось небо

Всем на обозрение

В моих ладонях гнездился след

твоего прикосновения

И я вспомнил взрыв бессознательных движений –

Танец, разбившийся в осколки

Брызги платья

И молнии глаз

Над холмами тела

И память вышла в сегодняшний мир

Целовать руки прохожим деревьям

и людям

Отдавать себя лепке невидимых пальцев

Растапливать взглядом

ещё живые глаза затвердевших фигур


июнь 2003


* * *


Раствори концентрат одиночества

в облаках студенческих воспоминаний

Помнишь

Разрезание вен сновидения

Брызги на плечи обнажённого понедельника,

Прогуливающего институт

Бессознательные брожения босиком

по проезжим частям разваливающейся реальности

Струи очарованных глаз

на стёклах учебных заведений

Иные книги за решётками библиотек

Спасительный свет на дне бутылки

Трубку братства

по распаду разума

Уход из ячеек

в сплошное обще-житие

Вагоны трамвая,

танцующие рок-н-ролл

Любовь, выплёскивающуюся из форточек

Слайды города,

кружащие голову

Прохожих, вползающих в чёрно-белые фотографии

Слова протеста, выложенные из людей

на улице власти

Неудачные репетиции жизни

непрофессиональными актёрами в театре имени Павлова


Получи не выплаченную стипендию юности

И купи на «Юности» добротное счастье

для вышедших из этого возраста

Крепко стой на ногах

Под облаками студенческих воспоминаний


сентябрь 2003


* * *


Они слышат ветер за окнами душ,

Что тканями листьев осенних обвит

И мир вынимают из памяти луж,

Где вкрадчивый дождь шепчет капли любви


Деревья-буддисты окрасились в сны

Их медленных странствий в просвет октября

И брызги их взглядов предельно ясны

Стекают по кронам, меняя наряд


На жёлтое платье в рассветных мазках

Стекают по крышам и падают вверх

Уносится крик в бессловесный рассказ,

Который сознания ось опроверг


Из горла природы, за гранью опять

Шептание осени в лужи стекло

Они снова слышат ход времени вспять

За руки берут и ведут сквозь стекло


октябрь 2003


* * *


И посыпались стены

отделявшие от дождя

И вывернутое наизнанку нутро

потекло на асфальт

Одиноких существ

живущих под одной крышей

на разных этажах

И было смыто за минуту

И по асфальту снова

затопали люди

захлюпали по лужам

А на развалинах дома

играли соседские дети,

уже не помнящие,

кто здесь жил

пока ещё уверенные в себе


октябрь 2003




Похожие:

А я всего лишь пользуюсь случаем iconВ гостях у леса
Утро. Не по-осеннему ярко светит солнце. На улице тепло, лишь дует легкий свежий ветер. Я иду с друзьями в лес за грибами. Идти совсем...
А я всего лишь пользуюсь случаем iconИ с каждым днем становится все более самостоятельным, без уста­ли осваивая окружающий мир. Ваша задача
...
А я всего лишь пользуюсь случаем iconСначала Москва была всего лишь небольшим городком на окраине Владимиро-Суздальского княжества

А я всего лишь пользуюсь случаем iconДокументы
1. /ЖИЗНЬ - ВСЕГО ЛИШЬ СОН.TXT
А я всего лишь пользуюсь случаем iconАрхив «Отписка» Александр Ливчак Пытки в колонии: Как расследовалось убийство заключенного Издание второе Екатеринбург 2005 Автор пользуется случаем выразить благодарность за поддержку фонду «Общественный вердикт»
Автор пользуется случаем выразить благодарность за поддержку фонду «Общественный вердикт»
А я всего лишь пользуюсь случаем iconДокументы
1. /Всего лишь еще один конец света_Michael-1st.doc
А я всего лишь пользуюсь случаем iconГарри Гаррисон Подвиньтесь! Подвиньтесь!
Посвящается Тодду и Мойре. Я надеюсь, дети, что это окажется всего лишь вымыслом
А я всего лишь пользуюсь случаем iconЕкатеринбург 2006 Автор пользуется случаем выразить благодарность за поддержку фонду «Общественный вердикт»
Автор пользуется случаем выразить благодарность за поддержку фонду «Общественный вердикт» и депутату гд РФ ройзману Е. В
А я всего лишь пользуюсь случаем iconЗемля и море
...
А я всего лишь пользуюсь случаем iconАнализ
Осенние каникулы составляют 10 дней это всего лишь часть годового объема свободного времени школьников и далеко не все родители могут...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов