Паньков Игорь Викторович ivpankov @ mail ru Материалы о Никите Пане Историко-научные источники: Карамзин Николай Михайлович «История государства Российского» icon

Паньков Игорь Викторович ivpankov @ mail ru Материалы о Никите Пане Историко-научные источники: Карамзин Николай Михайлович «История государства Российского»



НазваниеПаньков Игорь Викторович ivpankov @ mail ru Материалы о Никите Пане Историко-научные источники: Карамзин Николай Михайлович «История государства Российского»
Дата конвертации05.07.2012
Размер246.58 Kb.
ТипДокументы


Паньков Игорь Викторович
ivpankov @ mail.ru


Материалы о Никите Пане

Историко-научные источники:

Карамзин Николай Михайлович «История государства Российского», Том 9, Глава 6

http://www.magister.msk.ru/library/history/

«К числу буйных Атаманов Волжских принадлежали тогда Ермак (Герман) Тимофеев, Иван Кольцо, осужденный Государем на смерть, Яков Михайлов, Никита Пан, Матвей Мещеряк, известные удальством редким: слыша, как они ужасают своею дерзостию не только мирных путешественников, но и все окрестные Улусы кочевых народов, умные Строгановы предложили сим пяти храбрецам службу честную; послали к ним дары, написали грамоту ласковую (6 Апреля 1579 года), убеждали их отвергнуть ремесло, недостойное Христианских витязей, быть не разбойниками, а воинами Царя Белого, искать опасностей не бесславных, примириться с Богом и с Россиею; сказали: "имеем крепости и земли, но мало дружины: идите к нам оборонять Великую Пермь и восточный край Христианства". Ермак с товарищами прослезился от умиления, как пишут: мысль свергнуть с себя опалу делами честными, заслугою государственною и променять имя смелых грабителей на имя доблих воинов отечества, тронула сердца грубые, но еще не лишенные угрызений совести. Они подняли знамя на берегу Волги: кликнули дружину, собрали 540 отважных бойцов и (21 Июня) прибыли к Строгановым - "с радостию и на радость, - говорит Летописец: - чего хотели одни, что обещали другие, то исполнилось: Атаманы стали грудью за область Христианскую».

<…>

«Завоевав еще главный Остяцкий город Назым (1583 год) и многие иные крепости на берегах ее, пленив их Князя и горестно оплакав кончину храброго сподвижника Атамана Никиты Пана, убитого на приступе вместе с некоторыми из лучших Козаков, Ермак не хотел идти далее: ибо видел пред собою одни хладные пустыни, где мшистая кора болот и летом едва теплеет от жарких лучей солнца и где среди мерзлых тундр, усеянных мамонтовыми костями, представляется глазам образ ужасного кладбища природы».


***

^ Р.Г. Скрыльников «Ермак»

http://zw-observer.narod.ru/books/ERMAK/10.html

«Воеводские отписки того времени не оставляют сомнения в том, что накануне сибирской экспедиции среди "воровских" казаков произошел раскол. Вместе с Иваном Кольцо в нападении на царского посла участвовали Богдан Барбоша, Савва Болдыря и Никита Пан. На казачьем круге атаман Богдан Барбоша возглавил тех "воровских" казаков, которые отказались присоединиться к Ермаку и Ивану Кольцо. Они оставались на Яике и спустя четыре года выстроили себе там укрепленный острог. Встревоженные воеводы направили на Яик приказ и велели им идти на государеву службу.

Приказ выполнили атаманы Матюша Мещеряк, Ермак Петров и сто пятьдесят других казаков. Но Богдан Барбоша остался верен себе. Двести пятьдесят его казаков "с Яика не пошли и государевым грамотам не поверили". Вместе с Барбошей были его сотоварищи "Нечай Шацкой, Якбулат Чембулатов, да Якуня Павлов, да Никита Ус, да Первуша Зея, да Иван Дуда".

Раскол среди казаков имел огромное влияние на дальнейшие судьбы экспедиции. На Яике остались те, кто олицетворял дух бунтарства и закоснел в "воровстве". То были Барбоша с товарищами, не верившие никаким обещаниям властей и не желавшие связывать себе руки службой у царя или Строгановых.

После того как Барбоша и его сторонники покинули круг, большинство перешло к Ермаку и его станицам. Они выдвинули из своей среды атаманов Матвея Мещеряка, Якова Михайлова, есаула Богдана Брязгу, Черкаса Александрова. От "воровских" казаков были избраны Иван Кольцо ("сверстник" Ермака, иначе говоря, второй руководитель экспедиции), Никита Пан, Савва Болдыря (прим. – за «воровских» казаков на Дону и на Волге слыли те, которые не подчинялись ни Главному Войску, ни Москве).

Посланцы Ермака заявили в Москве, что в сибирском походе участвовали 540 человек и что это были "волжские казаки". Посольский приказ в дальнейшем неизменно называл ермаковцев "волжскими казаками". Но надо иметь в виду, что вольные казаки на разных реках еще не обособились друг от друга в виде "войска Донского", "войска Яицкого" и пр., как то произошло позднее. По случаю разгрома посольства Пелепелицына дьяки произвели дознание и установили, что вместе с Иваном Кольцо на Волге орудовали "беглые казаки", живущие "на Тереке и на море на Яике и на Волге и казаки донские, пришедшие с Дону". Все эти сподвижники Кольца участвовали затем в предприятии Ермака.

Прозвище казаков указывали на их самое различное происхождение. "Черкас" и "Пан" были выходцами из украинских и польских земель, "Шуянин" - из Шуи, "Темниковец" - из Темникова, "Мещеряк" - с Мещеры».


***

^ Е.П. Савельев «Кто был Ермак и его сподвижники»

http://www.passion-don.org/ermak.html

Гл. VII

«Появление Ермака на Волге летописи относят к концу 70 годов ХVІ столетия. В это время от нынешнего Саратова до Астрахани и Яика было уже много временных казацких станов на землях отнятых у татар. В 1570 году несколько донских атаманов разгромили и окончательно уничтожили столицу ногайского ханства Сарайчик, бывший при устьях Яика. За этот подвиг Иоанн Грозный в том же году прислал на Дон жалованную грамоту, первую из сохранившихся 52). Награждая казаков за их заслуги и поощряя в войне с татарами, Иоанн Грозный как тонкий политик, в то же время старался уверить ногайцев в своей к ним дружбе, вследствие чего некоторые донские атаманы, бывшие в это время на Волге, как-то: Иван Кольцо, Богдан Барабоша, Никита Пан и другие, попали в довольно неприятное положение: напали и ограбили близ переволоки ногайских послов, в том числе и ехавшего с ними русского посла Василия Перепелицына. Разгневанный царь положил на них свою опалу».

<…>

«О действиях атамана Ермака, как разбойника, в период его появления на Волге, а именно в 1577-79 г.г., ни в одном из исторических актов ни слова не говорится. Эта новая светлая личность явилась туда как-то внезапно. Видя некоторые, не совсем похвальные действия Донских казаков на Волге и двусмысленное положение их атаманов, подпавших под опалу Грозного царя, а также слыша, что для умиротворения волжского края плывут вниз по Волге царские войска, под начальством стольника Мурашкина, Ермак, не желая сталкиваться с единоверным ему народом, двинулся с своими сподвижниками вверх по Волге и, предупредив Мурашкина, вошел в Каму. С ним были атаманы: Иван Кольцо, Яков Михайлов, Никита Пан и Матвей Мещеряк (вероятно, из мещерских казаков), с 540 донских казаков».


***

^ Е.П. Савельев1 «Средняя история казачества»

http://www.passion-don.org/history_2/history_2_3.html

Стр. 252

«После этого похода (прим. – участия в русско-литовской войне, которую вел Иван Грозный) казаки с Ермаком, как это обыкновенно делалось всегда, вернулись на Дон. К этому-то времени, а именно к 1582 г., нужно отнести и столкновение его с другим донским атаманом Андреем Шадрой, последствием чего было выселение с Дона, о чем мы говорили выше, 300 казаков из городка Гребни за Терек. На Волге перед этим господствовали казацкие атаманы Иван Кольцо, Богдан Барбоша, Никита Пан и др. Первые два навлекли на себя царскую опалу за нападение и ограбление на волжском перевозе близ Соснового острова ногайских послов и боярского сына Василия Перепелицына. Царь приказал переловить их и казнить, о чем послал грамоты в Казань, Астрахань и во все украинные города [Дела Ногайские, кн. 10, л. 258–261 – наказ Петру Федорову].

Казаки ушли с Волги на Каспийское море и Яик, напали на столицу своих старых врагов ногайцев Сарайчик, разрушили ее до основания и всех людей пересекли; даже разрывали могилы и уничтожали гробы мусульман. Но судьба готовила им другой жребий. На Волгу явился с донскими казаками Ермак и увлек их на более благородный подвиг, чем мелкие ссоры и нападения на ногайские улусы, уже к тому времени жившие спокойно и признававшие протекторат Москвы».

Стр. 255.

«540 человек – это казаков с Дона и Волги. Всего же у Ермака было войска с строгоновскими людьми от 6 до 7 тысяч. Кто же был Ермак и его сподвижники? Строгоновская летопись, а за нею и Карамзин, называют Ермака и его сподвижников то волжскими атаманами, то донскими казаками, что в сущности одно и то же, т. к. донские казаки всегда переходили с Дона на Волгу и обратно. То же говорит и Есиповская летопись. Кажется, ясней чего не может быть: донские атаманы, донские казаки. Что еще нужно? Мало. Карамзин, со слов летописи, добавляет еще: "Испытав (Строгоновы) бодрость, мужество и верность казаков; узнав разум, великую отвагу, решительность их главнаго вождя Ермака Тимофеевича, родом неизвестнаго, душою знаменитаго…" Как можно говорить родом неизвестнаго после всего того, что нами сказано о происхождении донских казаков, их жизни на Дону и службе русским царям?

Неужели для выяснения родословия героев казачества XVI в. необходимо указывать стан или кош, где кто родился, именовать его отца и мать, церковь или часовню, в которой этот герой крестился, и проч. Это невозможно. Казаки на Дону родились, крестились, вырастали, учились воинским упражнениям, становились в ряды борцов за свободу родины и веры, умирали геройской смертью в битвах со врагом или погибали в тяжкой неволе у басурман. Метрических книг в XVI–XVII вв. не вели и даже не имели писцовых книг своих станов и городков. Все были равны, все были герои. И если кто из них выделялся из среды товарищей своим умом и недюжинными воинскими способностями, то его выбирали атаманом кошевым, походным и вообще предводителем во время набегов и морских экспедиций. О нем лишь говорили, что он казак, донской атаман и все мы – атаманы-молодцы. И только. Все принадлежали одному войску и служили одной идее».

Стр. 264

«С призванием князей и в особенности в жестокое правление Ярослава I, новгородская гетская вольница, теснимая с запада германцами, двинулась на северо-восток и завела свои колонии по Северной Двине, Волге, Каме и Вятке.

Еще в конце ХII в. отважные новгородские "повольники" или "ушкуйники" основали на р. Вятке гор. Хлынов, переименованный впоследствии в Вятку, и оттуда предпринимали свои торговые путешествия или военные набеги вниз по Волге. В 1361 г. они проникли в столицу Золотой Орды Сарайчик, а в 1364–65 гг. – за Уральский хребет на берега р. Оби.

Предводители этих "ватаг" именовались "ватманами", а впоследствии атаманами. Основанные повольниками общины, по примеру Новгорода и Пскова, управлялись "вечем", т.е. народным "кругом", где каждый гражданин имел равный голос со всеми. После разгрома Хлынова Иваном III, 1489 г., большая часть его граждан, жаждавших свободы и независимости, ушла на Северную Двину, Каму и вниз по Волге; другая часть была расселена по московским областям».

Стр.291

«Язык этих документов, как сами могут убедиться читатели, с письменными памятниками Москвы XVI и XVII вв. имеет мало общего. Это язык древних новгородцев.

В верховых станицах преобладает говор на я и на ша: чаво, яво, ишшо и ишто, штобы, няльзи, табя, сабя, мяня, братишша, дружишша, переходящий ниже, во 2-й и 1-й Донские округа, в более смягченный: чиво, иво, тибе, сибе, мине, он говоря, пиша, читая (читает), ходя, едя, бегить и др. Далее, в низовьях Дона и по Донцу в говор казаков начинают уже примешиваться слова малороссийские, занесенные туда запорожцами и малороссийскими черкасами, часто с мягким выговором на ми и ви (мы и вы). Также появляются и малороссийские фамилии казаков, с позднейшим прибавлением окончания на ов, а также на ий и ич: Трофименков, Абраменков, Филенков, Ханжонков, Сидоренков, Гайдамаченков, Тимощенков, Савченков, Панченков, Лехницкий, Крупницкий, Луковский, Вансецкий, Венцович, Балашевич, Облакевич и др.

Вообще на Дону чуть ли не в каждой станице или в каждом районе в простонародье имеется свой особенный говор, отличный от великороссийского. Но несмотря на все это, по всему Дону, от верху и донизу, красной нитью проходит по станицам и хуторам говор новгородский, чистый и звучный, как и бросающийся в глаза самый тип этого элемента казачества, его домовитость и закоренелый консерватизм, удерживающий с поразительной стойкостью древние обряды и обычаи, а также и религиозные мировоззрения в виде старообрядчества и разного рода сектантства».


***

«Думки козацьки. Откровения старого коня»

http://voron.iplus.ru/Braty.files/Tron.html

«В союз, под названием - казаки, вошли разные племена, отдельные личности, каждый в свое время. Важно, что существует этот союз с легендарных времен.

Важно, что племена, вошедшие, в этот союз осознают себя единым целым, и всегда приходили друг к другу на выручку, а стало быть с незапамятных времен осознают себя единым народом.

Примеров взаимодействия и взаимовыручки можно привести множество, напомню только которые из них:

<…>

5) так же хочется напомнить и о том, что под стены Казани, на помощь царю Московскому Ивану IV Грозному, по призыву атамана Сусара Фёдорова, на ряду с другими атаманами, привели своих казаков атаманы Иван Черкашин и Никита Пан, которые в последствии участвовали и в походе на Сибирь, возглавленным Ермаком Тимофеевичем2».


***

Проскурина Т.В.

ТГПИ имени Д.И. Менделеева, г. Тобольск, Россия

http://www.rusnauka.com/ESPR_2006/Philologia/9_proskurina%20t.v..doc.htm


^ НЕКАЛЕНДАРНЫЕ ИМЕНА В СИБИРСКИХ ЛЕТОПИСЯХ XVII ВЕКА


Классификация некалендарных имен А.М. Селищева стала традиционной и принималась за основу в последующих исследованиях некалендарных антропонимов многими учеными.

Некалендарные личные имена в Сибирских летописях XVII века находят отражение в классификации А.М. Селищева в некоторых приводимых им группах, а именно: 1) семейные отношения, порядок и время рождения; 2) профилактика [Селищев: 1968, 108-110].

Некалендарные антропонимы приведенных лексико-семантических разрядов многие ученые-антропонимисты рассматривают в качестве имен, которые наиболее длительное время сохраняли функцию личных имен (Т.В. Бахвалова, С.И. Зинин, А.Н. Мирославская, Г.Я. Симина, Ю.И. Чайкина и др.).

Рассмотрим состав внутрисемейных некалендарных внутрисемейных личных имен, стоящих на первой позиции в антропонимной формуле именования лица. В летописях XVII века зафиксированы внутрисемейные некалендарные личные имена, относящиеся к следующим лексико-семантическим разрядам.

  1. Имена, называющие ребенка по порядку и времени рождения, появления в семье: ^ Первуха, Третьяк, Девятка; Суботка, Вешнячко. Например, посланник государев Третьяк Чебуков.

  2. Имена, выражающие отношение родителей к рождению ребенка: ^ Богдан, Дружина, Любим. Например, атаман Богдан Брязга.

  3. Имена-профилактики, призванные играть роль оберега, защищать человека от воздействия на него дурной силы: ^ Гроза, Грязной. Например, атаман козак Гроза Иванов.

Некалендарные внутрисемейные личные имена встречаются редко в именованиях людей. И, следует отметить, в равной степени как среди лиц высшего служилого сословия посланник государев боляр Третьяк Чебуков, так и низшего сословия – атаманов и казаков атаман Богдан Брязга, атаман Гроза Иванов.

В Сибирских летописях XVII века некалендарные имена на второй и других позициях в модели именования лица не встречаются вообще.

Тексты летописей свидетельствуют о том, что уже в XVII веке на территории Сибири репертуар некалендарных личных имен (как внутрисемейных, так и прозвищных) был незначителен, немногочислен. Это объясняется, во-первых, автономностью Сибири, во-вторых, особенностями ее заселения, народами ее населявшими, и, в-третьих, тем, что люди, пришедшие в Сибирь, были родом из центральных регионов государства, где активно шел процесс утрачивания некалендарных имен. Летописцы XVII века повествуют о том, что Сибирь до прихода русских населяли сибирские князья и цари. Летописи содержат развернутое повествование о походе Ермака и укреплении русских в Сибири.

Некалендарные прозвищные имена больше представлены в антропонимической системе сибирских летописей. Одной из причин, способствующих формированию большего количества прозвищных имен, является незначительный объем группы внутрисемейных некалендарных личных имен и возникшая в связи с этим одноименность [Чайкина, 2004, 4].

Функциональная характеристика некалендарных прозвищных имен выглядит следующим образом:

  1. прозвищные имена и собственно прозвища лежат в основе патронимической лексики, где проявляется идентификационная функция:

дьяк Андрей Щелкалов – отчество от прозвища Щелкун, означало «наглый забияка, драчун» или «пустослов, болтун, сплетник»;

воевода князь Иван Глухов – «глухой» - лишенный способности слышать; у кого нет слуха, кто ничего не слышит или слышит плохо;

воевода князь Иван Иванович Киселев – из отчества от прозвища Кисель, возможно от глаголов киселить – «льстить, улещать», кисельничать – «важничать, таять от лести», в разных говорах киселем называют слабого, беспомощного человека, плаксу, зазанайку, кривляку;

^ Семен, Яков и Григорий Строгановы – от прозвища Строган, его происхождение можно объяснить от глагола строгать, в таком случае строганный – либо худощавый человек, либо получивший ножевые ранения (известные промышленники Строгановы объясняли свою фамилию тем, что их предок был остроган, изувечен в турецком плену);

атаман Иван Кольцов – отчество от прозвища Кольцо;

воевода Василей Пелепелицын – «пелепелъ» - птица или украшения, насаженные на одежду из швейного золота, каменьев, жемчуга;

воевода Данило Чюлков – «чулокъ» - исподняя, вязаная долгая обувь;

воевода Василей Сукин, воевода Василей Борисов сын Сукин – «сука» - песья матка, собачья самка, также волчья, лисья, песцовая и пр.;

столник Иван Мурашкин – прозвище могло быть дано либо человеку маленького роста, либо сильному, трудолюбивому, они связаны с названием насекомого муравей. В некоторых говорах мураш – «крестьянин, занимавшийся оптовой торговлей»;

  1. прозвищные имена служат вторым дополнительным именем и являются собственно прозвищами (на первое место выходит характеризующая функция):

  2. преподобный отец Симеон Столпник – почетное звание св. Симеона, сподвизавшегося на столпе; воевода Иван Мясной – прозвище Мясной, в древнерусском языке мясо – «туша или часть туши животного, употребляемая в пищу»; в говорах мясной – «толстый, полный, тучный»;

Богдан Брязга – прозвище Брюзга, так называли того, кто брезгует, т.е. привередничает. Кроме того, подобное прозвище мог получить человек, склонный брезжать – «болтать трещоткой, говорить вздор» либо брезготать – «брюзжать, ворчать»;

атаман Матфей Мещеряк – отчество от именования по месту прежнего жительства – житель Мещеры;

^ Никита Пан3Пан – «господин, помещик» (в отношении к полякам); прозвище Пан от нарицательного пан, употреблявшегося в северорусских говорах в разных значениях: «атаман шайки», «разновидность семги», «белый гриб» и т.д.;

  1. прозвищные имена выступают в качестве личного имени (т.е. выполняют функцию идентификации лица): ^ Печенега княжец, Самар княжец – именования по месту прежнего жительства.

Некалендарные прозвищные имена встречаются чаще, чем некалендарные внутрисемейные имена. Их употребление в функции личных имен незначительно. В текстах сибирских летописей более всего отмечено употребление прозвищных имен на второй позиции в моделях именований лиц как высшего служилого сословия, так и низшего.

Состав некалендарных имен является неоднородным. Группа некалендарных прозвищных имен значительно превосходит группу некалендарных внутрисемейных имен.

В антропонимической системе Сибирских летописей XVII века некалендарные антропонимы выступают в основном в функции патронимических прозвищных именований, реже употребляются в функции личных имен, т.е. на первой позиции в модели именования лица употребляются в малом количестве, на второй позиции – значительно больше. Занимая вторую позицию в модели именования, прозвищные имена компенсируют недостаток фамильных прозваний.


Литература:

  1. Веселовский С.Б. Ономастикон: древнерусские имена, прозвища и фамилии. М, 1974

  2. Ганжина И.М. Словарь современных русских фамилий. – М.: ООО «Изд-во Астрель», 2001

  3. Даль В. Толковый словарь в четырех томах. – М.: Терра, 1994

  4. Никонов В.А. Словарь русских фамилий. – М.: Школа-Пресс, 1993

  5. Селищев А.М. Происхождение русских фамилий, личных имен и прозвищ/ А.М. Селищев //Избранные труды. – М., 1968.

  6. Суслова А.В., Суперанская А.В. О русских именах. Лениздат, 1985.

  7. Фролов Н.К. Избранные работы по языкознанию: В 2 т. Т. 1. Антропонимика. Русский язык и культура речи. Тюмень: Издательство Тюменского государственного университета, 2005.


Литературные источники:4

Сергей Кравченко «Яйцо. Птицы. Сирин.5
Достоверный мотив покорения Сибири» (фрагмент)

http://empire.netslova.ru/Egg/index.html

^ Глава 2. 1570 Волга. Братство Кольца

«Повадка волжская в полной мере использовала выгодный природный ландшафт и законы гидродинамики. Она в то время была такова.

Рассмотрим сначала ландшафт. Основное гнездо бандитское находилось на том самом месте, где сейчас благоухает город Самара. Не очень-то удачно его разместили, надо сказать. Теперь с преступностью там вечные неприятности происходят.

Река Волга в тех местах спускается с севера, потом резко заворачивает налево, потом направо, идет по часовой стрелке и возвращается в точку первого поворота, на пару верст не дотягивая замкнуть кольцо. Потом снова срывается на юг, соорудив круглый полуостров. Можете сами посмотреть на этот завиток, он такой же, что и 400 лет назад. Только размеры его поменялись.

В те экологически чистые годы, задолго до азартного гидростроительства Волга была намного полноводней. Сейчас она подсела, и разбойничий полуостров имеет поперечник около 60 километров с перешейком в 12 километров. А во времена Грозного параметры были другие: 20 верст поперек и 2 версты перешейка. Весной из-за разлива перешеек сужался до нескольких сот саженей, покрытых кустарником и кривыми, коряжистыми деревьями. Намного живописнее там было, чем сейчас. Давайте туда вернемся.

Итак, имеем речную петлю, в восточной части которой в Волгу врывается безымянная речка (ныне - р. Самара), а в правой, западной части имеется упомянутый сухопутный переход на большую землю. Все это очень удобно для наших водных процедур.

Природный феномен эксплуатировали три дружественные бригады. Командовали ими три друга, три названных брата Иван Кольцо, Богдан Боронбош, да Никита Пан6.

Первая шайка гнездилась на северном берегу перешейка. Ее атаман Богдан Боронбош раньше был запорожским казаком. Вообще-то, его настоящая "фамилия" была Барабаш, - вполне библейское слово, производное от "Барабас" или "Варавва". Так звали разбойника, любезно уступившего Христу место на кресте. Варавва выступил в роли козла отпущения, и эта фигура - бандит, обретший свободу, - доныне популярна среди братвы и священнослужителей. Богдан так и носил бы славное имя, если б не попал в переплет.

Однажды казачья ватага, в которой был и Богдан Барабаш, разбила крымский обоз. Две арбы добычи казаки, не разбирая, погнали в Сечь. Имелось бы время, они бы с чувством и расстановкой перебрали товар, но теперь задерживаться не приходилось, - на горизонте мельтешило, могла погоня нагрянуть. Но Бог миловал, добрались до перевоза. Когда перегружали добычу в лодки, среди прочего на дне арбы нашелся ящик - не ящик, сундук - не сундук, и тащить его досталось Богдану. Богдан накануне был ранен в голову, татарская сабля рассекла ему переносицу, но хотелось помочь друзьям, и бинтованный Богдан ухватил ношу поперек. В ящике аппетитно звякнуло. "Цэ ж гроши!", - легко определил Богдан.

На острове Хортица, на Сечевой стороне казаков встретили гетманские люди, приняли добро. В том числе и денежный ящик.

В Сечи был закон: что захвачено не в одиночку - дели на всех. Однако, когда вечером того же дня гетманский писарь читал реестрик добычи, ящик тоже прозвучал, но не звонко, а гулко: "Кутийка порожня".

"Як порожня? - выскочил Богдан. От винного отдыха и полученной раны он потерял сообразительность, - як порожня? Там грошив с полпуда було!".

- А раз "було", так куда ты их, пан Барабаш подевал? - поинтересовался писарь. И не успел Богдан перекреститься, как оказался в яме под корнями спаленного дуба.

По протрезвлению состоялся суд чести. Особенно горевал о ее "порушении" писарь. Он чуть не виршами страдал на кругу и выписал Богдану полное удовольствие, чтоб не совал свой длинный нос в войсковой карман. По приговору должны были вырвать казаку ноздри, но вышло неудачно. От позавчерашней сечи нос у Богдана держался еле-еле. Поэтому, когда гетманский кат Юрко рванул ноздрю щипцами, нос отделился вовсе.

С тех пор Богдан обиделся на Сечь Запорожскую и при первом удобном случае бежал на Дон и Волгу.

У Кольца Богдан Барабаш появился с черной повязкой на бывшем носу и представлялся гнусаво. У него выходило то Борбонш, то Боронбош, то еще хуже. Бандитский поп Святой Порфирий по пьянке шутил, что нос Богдана "отпущен" во искупление грехов. А Иван Кольцо успокаивал казака, что сделает ему нос золотой. Или серебряный - по выбору.

Вторая группа наших умельцев располагалась в устье Самары на середине кольца. Ею командовал Иван, в прошлом московский карманник, получивший кличку по открытому им речному рельефу.

Третье подразделение возглавлял новгородец7^ Никита Па. Его сорок разбойников отдыхали на южном берегу перешейка.

И вот, к примеру, караван купеческих лодок плывет от Казани на Астрахань. Груз - мануфактура, галантерея всякая, изделия народных промыслов. Вереница судов начинает движение по кольцу с длиной окружности в 60 верст. Если караван податливый, без пушек, воинского конвоя, то его сразу забирает северная бригада Боронбоша. Если караван мощный, то его либо пропускают, либо откусывают от него хвост. В любом случае посыльные Боронбоша скачут на две стороны. Один несется галопом строго на восток, проделывает 20 верст, и с высокого берега подает дымовые знаки наблюдателям Ивана Кольца, притаившегося в устье Самары. Второй гонец лениво, иногда пешком тащится на юг и сообщает разведданные или результаты первого столкновения братишкам Никиты Пана.

Караван тем временем преодолевает полукруг в 30 верст и оказывается в зоне жизненных интересов Ваньки Кольца со товарищи. Банда Ивана вылетает на одномачтовых чайках, берет караванщиков на абордаж, грабит, топит, куражится на всю катушку.

Следует отдельно описать приемы работы Ивана Кольца. Ванька выезжал "из-за острова на стрежень". Вы думаете, об этом в песне для рифмы поется? Что Стенька Разин выплывал на стрежень для утопления княжны? Заблуждаетесь, дорогие! Тут мы переходим ко второй части нашей лекции – особенностям использования законов гидродинамики при речном разбое8.

"Стрежень", это стоячая волна, образующаяся по линии столкновения струй сливающихся рек. Арагвы и Куры, Волги и Самары, Миссури и Миссисипи. В принципе, это могут быть две протоки одной и той же реки, огибающие разинский остров.

Купец традиционно прет по более широкой воде, - боится берегов. В устье узкой протоки или притока его караулит наш Стенька, то есть - наш Ванька. Приток в данном случае - речка Самара.

Караван приближается к стрежню, здесь его сбивает вбок струя из притока. Она обычно более быстрая и резкая. Корабельный порядок на несколько минут расстраивается, и тут на него с приточной струей внезапно налетает наш Иван. Времени на подготовку к отражению такой атаки у мирных водоплавающих нету. Пушки заранее не заряжены, чтобы порох не раскис от сырого речного воздуха, брызг и т.п. Мортирка или кулеврина корабельная заряжается минуты 2-3. Ивану этого времени вполне хватает, чтобы подъехать на вороных. А уж в ближнем бою, - сами понимаете!

Если караван тащится снизу, то наскок на стрежень выходит и вовсе мгновенным. Так что, выскакивать на стрежень очень выгодно в нашем разбойном деле.

Итак, дело это сделано.

Те купцы, которым удалось-таки прорваться на юг, думают, что спаслись промыслом Божьим. Напрасно. Против нашей троицы обычный рыбный промысел бессилен. Остатки, сплывающие по течению, легко подбирает Никита Пан. Он просто с распростертыми объятьями караулит странников на середине фарватера. Вот же сказал господь наш Иисус Христос ученикам своим, рыбакам Андрею и Петру: "Были вы ловцы рыб. А я вас сделаю ловцами человеков". Так что Иван, Богдан да Никита Пан четко по учению работали. Проверим еще раз божий завет.

Вот караван идет с юга, против течения. Тогда ему еще хуже приходится. Во-первых, скорость ниже. Во-вторых, груз тяжелее - сельскохозяйственная продукция, полезные ископаемые, прочие астраханские и заморские грузы. Операция повторяется в обратном порядке: Пан - застрельщик, Иван - налетчик, Богдан - чистильщик.

Вечером трудного дня братва собирается в центре своего полуострова, в специальной зоне отдыха. Тут, конечно, происходит честная дележка на троих, шашлык жарится, винцо пенится, девки пляшут вкруг костра. Хорошо!

Иван Кольцо, Никита Пан и Богдан Боронбош очень довольны были своим совместным предприятием. Теперешние самарцы горько завидуют трем богатырям, ибо слабо им всю Волгу контролировать! Друзья мечтали по-научному усовершенствовать бизнес. Был у Пана блестящий проект. Собирался он прорыть через перешеек тоненькую канавку - в сажень шириной. Теперь смотрите. Перепад высот между началом и концом канавки - такой же, как у Волги в начале и конце кольца имени Ивана Кольца. Но сечение канавки - незначительное. Следовательно, скорость потока в ней может достигать просто горных величин. Воистину Арагви! Теперь, если в верхней точке сделать плотинку и открывать ее по праздникам, когда купец на горизонте, то можно:

а) уволакивать в канавку отстающих путников;

б) вылетать на стрежень еще и у Никиты Пана;

в) стремительно драпать в случае чего.

Но мечты мечтами, а жизнь поворотилась неожиданным боком».

***

^ Евгений Федоров «Ермак» (фрагмент)

http://e-lib.info/book.php?id=1120000418&p=25

Стало повольникам известно, что Строгановы зовут на службу казаков. Закричала, зашумела ватага: - Батьку на круг! Купцам продал...

Иванко Кольцо заорал:

- Трень-брень! Крикуны, пустошумы! Кого батька продаст? Эх, вы червивые души!

^ Никита Пан закрутил длинные усы, сказал горько:

- Отгулялись: воевода на Волге хозяин, на Каме - Строгановы. Куда идти?

- Атамане, закричали днепровцы. - Пришли мы от Запорожья, опять уйдем туда.

- Хлопцы, рассудительно ответил Никита. - Режьте меня, а я батьку не оставлю. Всю силу повольников он собрал в одну жменю. Не для того дружину взрастил, чтоб купцам служить.

- На Днипро, атамане! - не унимались хлопцы.

- Истинно так, кто куда! - завопил Гундос, беглый из-под Серпухова.

- Врешь! - перебил его Гаврюха Ильин. - Не за тем я с Дона убег, чтобы от батьки отстать. Брехун ты! Ведомо мне, что батьку на Дону ищут, спят и видят, как бы выдать его царю. Чьи головы к плахе осуждены?

- Браты, продали нас Гаврила заодно с Ермаком! - не унимался Гундос.

Страсти разгорались.

- Батьку на круг! Пусть ответ держит!

Гул катился по буераку, ревели десятки здоровенных глоток, казаки свистели, заложив пальцы в рот, хватались за сабли...

Ермак вышел из шатра, уверенный в себе, спокойный. Поднялся на колоду, снял шапку и твердым взглядом обвел толпу, ожидая, когда она стихнет. Как и всегда, покоренные властной его силой, люди перестали кричать, затихли.

- Звали? В лиходействе обвинили? - отрывисто спросил Ермак и пронзительно глянул в ту сторону, где особенно шумели.

В толпе повольников произошло замешательство. Гундос спрятался за спины других, кое-кто потупился.

- А подумали, кто купит вас? - язвительно спросил атаман. – В одиночку вам грош каждому цена! На первом перепутье стрелец иль городовой казак убьет. Только бражничать вам да горло драть! Слушать меня, казаки! - загремел Ермак. - Сила наша и могущество в громаде! Надо беречь эту силу!.. А кто помыслит иное словом или делом, тому будет гибель...

Злой голос вырвался из толпы:

- Ты не стращай, ты о казне скажи! К чему затаил? Убечь один задумал?

Ермак нахмурился:

- Баклашкин голос слышу! В бою худой казак, а на дуване первый...

Матвей, подь сюда! - позвал Ермак хранителя ватажных денег. На середину вышел Мещеряк.

- Казна у тебя?

- Целехонька, вся до копеечки, до денежки в сохранности.

Ермак страшным взглядом глянул на Баклашкина. Тот побледнел и задрожал.

- Браты, - воззвал Ермак к кругу. - Дуванить, может быть, удумали? Решай! Только глядеть вперед надо. Подумать надо о том, кто казну добыл: Баклашкин иль все войско?

- Войско! - одним дыханием, облегченно вздохнул круг.

- Войско сбивали великими трудами, уряд казачий твердо установлен. Так что же, порушить его и войску разбрестись? В холопы, что ли, к боярину пойти?

- Сам купцу Строганову нас продал! - истошно закричал Гундос.

- Казак - человек не продажный! - под гомон одобрения ответил атаман.

- Мы с Дону пришли, кровно сроднились. Никита с Днепра со своими пришел. Все - честные лыцари. Спроси их, продадут они Никиту?

- Николи от века того не будет! - заорали дружно сотни глоток.

Еpмак поднял гоpящий взгляд, повел им по кpугу и пpодолжал:

- Ефимки pаздуванишь, а человека не купишь! Вот оно что! Не к Стpоганову поведу я вас на послугу, а подале - на доpожку нехоженую. Послужить Руси пришла пора! Поведу я вас от pаспpавы воеводской по Каме, в земли немеpенные, в края соболиные, на вольную волюшку!

У Иванко Кольцо глаза заблестели.

- Батька, построим там царство казацкое! - не утерпел и воскликнул он.

- Может и построим. Увидим...

Богдашка Бpязга смахнул шапку с лохматой головы:

- Бpаты, казачество, мы - на Каму!

- Стой кричать, казак! - тяжело поднялся с земли бурлак в онучах. - Может, оно тебе утешно, твое казацкое царство, а я думку имею порадеть всей Рассеи - холопу подъяремному, пахотнику, мужикам... Сколько веков его терзают вороны. Так и кинуть его на погибель? Помысли, атаман! Ударим по воеводе и разметаем царевы полки!

Ермак внимательно выслушал совет.

- Ты, Гаврила, доброе слово изрек, - ответил он. - Пришла пора порадеть для всей Руси. Но ударить по царским полкам - нет наших сил, не доспели мы! На Каму-pеку!..

- На Каму! - подхватили повольники. - Мы еще вернемся сюда, Волга-матушка!

Никита Пан поскреб затылок:

- Казачили мы на Украине, на теплой воде, а ныне куда понесет! Тяжко то! Но и лыцаpство кидать - срам. Да и как пройдешь сквозь заставы, - казаков поpастеpяем. - Он помедлил, покрутил головой и выкрикнул басом: - И мы на Каму! Веди нас, атамане, на край света!

- Ноне же, бpаты, за весла! Поплывем... - отдал приказ атаман.

***

^ Вадим Сафронов «Дорога на простор» (фрагмент)

http://www.litportal.ru/genre23/author278/read/page/4/book2008.html

«То были днепровские казаки.

Главарь их, Никита, уже рассказывал, как порубали они шляхетские полки и явились среди главного посполитого войска пид самисеньку пику пана-воеводы.

За походы на панские земли и прозвали Никиту "Паном"».


Выводы:

1. Никита Пан в 70-х годах XVI века был атаманом одной из волжских казачьих ватажек, и до момента ограбления ногайского посольства, сопровождаемого отрядом царских стрельцов, чувствовал достаточно себя свободно, разбойничая в районе устья Камы. Поскольку он не подчинялся ни Донскому Войску, ни царю, его в документах того времени относили к «воровским атаманам».

2. Вероятно, ватаги Ивана Кольца, Никиты Пана и Богдана Барабоша (Барбоша, Боронбоша) стали сильно прижимать царские слуги, и поэтому перед ними остро встал вопрос о смене дислокации. И когда в их вотчине появился Ермак со своими соратниками, вернувшийся с «западного фронта», т.е. русско-литовской войны, и предложил им принять участие в сибирской экспедиции в обмен на царскую амнистию, то большая часть казаков охотно приняли его предложение. Иван Кольцо стал фактически заместителем Ермака, а Никита Пан – одним из его есаулов (Богдан, похоже, отказался).

3. О происхождении Никита Пана судить сложно (даже о происхождении более известного Ермака у историков велись и ведутся споры), но в любом случае могут быть только две версии, имеющие равные права:

1) Никита Пан являлся малороссом и, действительно, получил кличку после походов в польские земли и позже мигрировал сначала на Дон, а потом в Поволжье;

2) Никита Пан являлся выходцем с новгородских или хлыновских (вятских) земель, а его кличка имеет северорусские диалектные корни («атаман шайки»); «карьеру» начинал в Донском войске, а потом мигрировал в Поволжье.

В любом случае, в среде казаков он выделялся отчаянным и бесшабашным характером (из документальных источников – за заслуги в начале сибирской кампании он получил от царя право беспошлинной торговли), а поэтому, вероятно, был большим авантюристом и непоседой.

4. Вероятно, что, ведя значительную часть своего козакования «воровской» образ жизни, Никита Пан не имел жены (в отличие от более степенного Ермака, у которого по источникам было два сына), такой бесшабашный человек не мог не иметь связей с женщинами (как у современного «дальнобойщика» в каждом крупном городе по «жене»), поэтому можно предположить, что он оставил немало маленьких «панят» и «паньков» в станицах и деревнях по берегам Днепра, Дона, Волги и Камы.

1 Савельев Евграф Петрович – авторитетный историограф донского казачества, большинство трудов написал в начале XX века. – прим. Панькова И.В.

2 Эта версия видимо имеет какие-то источники, но весьма сомнительна, т.к. между взятием Казани и Сибирским походом Ермака почти три десятка лет. Если ей верить, то либо Никита Пан во время взятия Казани был очень юным, либо – в походе весьма старым. – прим Панькова И.В.

3 Здесь нужно добавить, что на украинных землях Руси было в ходу имя «Пан» и его производные, уменьшительные у молодых - «Панько» или «Панька». – прим. Панькова И.В.

4 Художественные книги приведены в качестве фактического материала, в надежде на то, что авторы при их написании более или менее серьезно поработали с историческими документами – летописями, казацкими сказами, былинами и пр., хотя манера Пикуля «свободно оперировать» фактами, по-прежнему присуща многим писателям. – прим. Панькова И.В.

5 Книга С. Кравченко написана в весьма своеобразном стиле, и её трудно классифицировать по жанру, но автору в знании истории той эпохи отказать нельзя. – прим. Панькова И.В.

6 Здесь автор книги дает свое объяснение очень интересному вопросу, о котором, похоже, не задумывались историки – почему эти три атамана во всех источниках всегда упоминались вместе? В одной ватаге три атамана быть не могло, стало быть, было три ватаги, но несколько ватаг обычно собирались вместе только на какое-то время, как правило, для осуществления совместного похода, а здесь выходит, что эти три ватаги длительное время базировались в одном месте. По идее между ватагами должна быть конкуренция за «хлебное» место (как в новейшей истории России – бандитские группировки делили сферы влияния), но об этом нигде не упоминается, следовательно, у них была кооперация. А в чем состояла кооперация казачьих ватаг – это очень убедительно и логично объясняет автор. – прим. Панькова И.В.

7 Из книги не понятно, почему автор однозначно отнес Никиту Пана к новгородцам: то ли у него есть какие-то исторические источники, то ли литературный вымысел. – прим. Панькова И.В.

8 Авторский стиль написания книги (ироничность, ёрничество, фантазийность) при первом впечатлении предполагает несерьезное отношение к чтиву, но подобные авторские изыскания заставляют относиться к этому литературному труду с большим интересом и уважением. – прим. Панькова И.В.





Похожие:

Паньков Игорь Викторович ivpankov @ mail ru Материалы о Никите Пане Историко-научные источники: Карамзин Николай Михайлович «История государства Российского» iconФеоктистов игорь Викторович
Феоктистов игорь Викторович, капитан на судах Мурманского тралового флота. Умер в 1985 году
Паньков Игорь Викторович ivpankov @ mail ru Материалы о Никите Пане Историко-научные источники: Карамзин Николай Михайлович «История государства Российского» iconКарандин игорь Михайлович
Карандин игорь Михайлович, капитан на судах Мурманского тралового флота. В 1962 году старпом траулера «Курейка», в 1970-м капитан...
Паньков Игорь Викторович ivpankov @ mail ru Материалы о Никите Пане Историко-научные источники: Карамзин Николай Михайлович «История государства Российского» iconНиколай михайлович карамзин
Си нова монастыря. Стоя на сей горе, видишь на правой стороне почти всю Москву, сию ужасную громаду домов и церквей, которая представляется...
Паньков Игорь Викторович ivpankov @ mail ru Материалы о Никите Пане Историко-научные источники: Карамзин Николай Михайлович «История государства Российского» iconМосковский городской психолого-педагогический университет Входное анкетирование и тестирование слушателя, проходящего обучение по программе дпо
Дорогие коллеги! Прошу Вас срочно заполнить эту анкету и выслать мне по адресу: igorvachkov@mail ru! C уважением, Игорь Викторович...
Паньков Игорь Викторович ivpankov @ mail ru Материалы о Никите Пане Историко-научные источники: Карамзин Николай Михайлович «История государства Российского» iconДокументы
1. /Соловьев - История Государства Российского.txt
Паньков Игорь Викторович ivpankov @ mail ru Материалы о Никите Пане Историко-научные источники: Карамзин Николай Михайлович «История государства Российского» iconБездорожев николай Михайлович
Бездорожев николай Михайлович, капитан на судах Северного бассейна. В 1960-1970-е годы руководил экипажами траулеров «Сириус», «Гридино»,...
Паньков Игорь Викторович ivpankov @ mail ru Материалы о Никите Пане Историко-научные источники: Карамзин Николай Михайлович «История государства Российского» iconМатериалы к интернет-тестированию по социологии История
Любая научная дисциплина имеет свою историю. Знание такой ис­тории необходимо всем, кто приступает к изучению той или иной нау­ки....
Паньков Игорь Викторович ivpankov @ mail ru Материалы о Никите Пане Историко-научные источники: Карамзин Николай Михайлович «История государства Российского» iconВозрождение лучших традиций народной жизни России
Кирилла и Мефодия, первоучителей словенских. Более 1000 лет назад они заложили основы единой письменности, единого языка, общих традиций...
Паньков Игорь Викторович ivpankov @ mail ru Материалы о Никите Пане Историко-научные источники: Карамзин Николай Михайлович «История государства Российского» iconЧувиляев николай Михайлович
Чувиляев николай Михайлович, капитан на судах Мурманского тралового флота. Руководимый им экипаж бмрт «Холмогоры» был признан лучшим...
Паньков Игорь Викторович ivpankov @ mail ru Материалы о Никите Пане Историко-научные источники: Карамзин Николай Михайлович «История государства Российского» iconШаповалов николай Харитонович
М. И. Каргин так о нем и других своих учителях отозвался в 1984 году: «Авенир Михайлович Смирнов, Георгий Михайлович Бородулин, Николай...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов