Любовь Отраднева icon

Любовь Отраднева



НазваниеЛюбовь Отраднева
страница2/6
Дата конвертации26.05.2012
Размер0.5 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6
1. /My Heaven Is Your Hell.docЛюбовь Отраднева

Глава вторая


Как выяснилось, товарищи Антона прибыли на место гораздо раньше самого незадачливого оперативника. Были они в панике и, наплевав на кодекс дозорных, крыли Городецкого матом. Смысл их ругани сводился к тому, что надо было не шляться неизвестно где, а двигать по следу вспугнутого порождения сумрака. Ибо оно, разозлённое и раздосадованное, раздавило всмятку грузовик, вёзший в порт некие грузы. И не в грузах дело, а в том, что погибли люди… Патруль Светлых опоздал на пару минут. Хорошо, что вообще какая-то машина Дозора случилась в тех краях… Жуткое НЕЧТО было разобрано на молекулы и затолкано в сумрак.

А потом полетели погоны – хотя никаких погон, конечно, и не было. Городецкого просто лишили магии на пятьдесят лет и начертали на двери его квартиры десяток позорных рун. Отныне ни один Светлый не имел права подать ему руки.

Инквизиция в дело не вмешивалась. В инциденте ведь пострадали только люди, а Иных это никак не затронуло. Хоть страшное ОНО потенциально угрожало и Светлым и Тёмным.

И да, Антон Городецкий наотрез отказался давать какие-то объяснения своей преступной халатности. Ничего более чем: «Ну я лопух, ну у меня сигареты кончились, вот и пошёл в другую сторону!» – от него добиться не удавалось. Психа придурочного он изображал настолько убедительно, что бывшие коллеги по Дозору даже побрезговали ковыряться в его сознании. Мало ли, ведь, в конце концов, ЭТО могло и мозги ему необратимо набекрень поставить…

На самом же деле Антон просто дал себе слово ни под какими пытками не называть имени Алисы. Ведь неизвестно ещё, к каким последствиям для обоих Дозоров и, главное, для неё лично могло это повести…

* * *

Донникова всё так же работала.

Иногда вспоминала парня, который спас её от сумеречного глюка.

Когда Алиса услышала, что Антона лишили Силы, первым порывом было – пойти к нему. Но, как это обычно бывает, сначала были дела, потом был Завулон, потом снова дела, и так по кругу.

Воспоминания стирались, и черствела душа.

Жизнь текла своим чередом. В мелочах – динамичная и насыщенная, а в целом – такая же тягучая и унылая, как раньше.

Алиса не умела скучать. А даже если и попробовала бы хоть раз, всё равно не стала бы тратить столь ценное чувство на какого-то Светлого, который случайно подвернулся под руку тем, уже совсем далёким, осенним вечером.

Жизнь текла своим чередом. Утром Алиса ехала на работу, отсиживала там положенные восемь часов и возвращалась в пустую, холодную квартиру.

Немного настораживал Завулон, который сменил индифферентное наблюдение на диковатое любопытство. Любопытство хищника, после которого мало кто выживает.

Алису всё это раздражало.
Раздражало отношение к ней, как к вещи (да кого оно не раздражает?), раздражала дурацкая должность оперативницы. Всё на свете раздражало.

А выхода не было. Она всё так же ездила на операции, устраняла Светлых… Когда потребовалось заняться Тёмной, терпение по капле начало вытекать. Какой-то старухе посвящала своё бесценное внимание половина Дозора, а её, Алисы, появление… Ну, нельзя сказать, что совсем не замечали. Но никто не воспринимал её как личность, вполне уже цельную и сформировавшуюся.

Нужно было сделать круг Силы, помочь одному из своих вытащить какую-то Тёмную старуху, Тьма его знает зачем… Этот бессмысленный расход Силы приводил Алису в отчаяние. Она ненавидела всех и вся. Она ощущала Силу на кончиках пальцев, Сила фонтаном била из неё… А первый урок, с призмой, забылся напрочь. Нельзя поддаваться эмоциям в сумраке. Он жадный. И очень голодный.

Алиса даже не почувствовала, что Сила исчезла. Естественное состояние беззащитности стало просто чуть более ощутимым.

А жизнь текла своим чередом. Она не умела, черт возьми, течь иначе.

* * *

Городецкий уже который месяц охранял какой-то склад – сутки через двое. Нет, ну конечно, сначала он честно пытался устроиться по специальности… но очень быстро понял, что программистов в столице – перепроизводство. На новом месте работы Антон был далеко не единственным товарищем с высшим образованием. И каждый Божий день начальство обещало, что вот-вот начнёт ставить Жутко Автоматизированную Систему Управления Складскими Запасами. Бывший дозорный только криво ухмылялся, слыша подобное. Хорошо хоть зарплату не задерживали и не приходилось искать вторые и третьи источники средств к существованию… Жил неудавшийся Светлый, конечно, впроголодь, но старался всё же не поддаться соблазну: мол, напиваться дешевле, нежели есть. Всё равно проблемы и переживания в спирте топиться не желали…

Если бы у него была возможность повернуть время вспять – как бы он поступил? Если бы знал заранее, что эта Алиса – Тёмная ведьма, стал бы он с ней связываться? Наверняка ведь стерва и развратница, как все они…

Только вот упорно не хотелось думать о том, что она оказалась там специально. Взяла его на жалость, на рыцарские чувства, чтобы потом подставить и лишить Силы. Не верилось в подобное. Всё было случайно. Сглупил сам он, Светлый дозорный, а не Алиса. И нечего валить всё на неё – даже мысленно…

«Я когда-нибудь об этом пожалею, я когда-нибудь день этот прокляну, но сегодня я одной тобой, одной тобой болею, но сегодня я люблю тебя одну…»

Песня упорно крутилась в голове, хоть и не подходила к случаю. Неужели он, Городецкий, повторил бы всё сначала? Ведь ничего и не было между ним и Тёмной – лишь призраки и иллюзии…

* * *

«Артек».

Всё вокруг приводило в бешенство. Сотни галдящих детей, десятки воспитателей… Нужно было отдохнуть, как-то развеяться, а Алиса чувствовала себя как на работе, напряжённая до предела.

И вдруг увидела Его. Того, кто, если бы и был Иным, то обязательно Светлым. Было острое желание его испортить, «отемнить». Недолго думая, Донникова позвонила Завулону, спросила разрешения. Без этого начинать какие-либо действия было просто опасно для жизни. Завулон усмехнулся и разрешение дал. У Алисы ещё возникло странное ощущение неправильности, которое она решительно отбросила и с головой окунулась в короткий, курортный роман.

Были свечи, ночной пляж, море и секс. Были любовь, влечение, наслаждение и упоение. Была романтика.

А после было Открытие. Светлый.

Хотелось выцарапать ему глаза. Хотелось выдрать с корнем все его волосы. Хотелось банально его убить.

Зубы скрежетали так, что слышно было на другом берегу Чёрного моря.

Игра, значит? Будет тебе игра, Светлый.

…Чёрное море. Чёрное и тягучее, как время, в котором жила Алиса.

Пресс.

Вот, значит, как? А что же – любовь?

Пресс.

Не было никакой любви. Ты сам признавался!

И ты. А я лгал.

Светлые не лгут.

Пресс. Пресс. Пресс.

Тонешь? Тони.

Я ведь люблю тебя…

А я нет.

Пресс.

Достаточно.

…Морю была принесена жертва. И море благодарило, и море штормило.

К утру труп выбросило на берег. Алиса этого уже не видела.

Утром Завулон лично приехал за ней. Побросал её чемоданы в машину, посадил туда саму Алису, надавил на газ и умчался в неизвестном направлении. Как будто бы и не было никогда воспитательницы Алисы в лагере «Артек». Иллюзии это всё. И плохие сны. Ведьмы не бывают воспитательницами.

* * *

Такой же иллюзией показались спросонья Антону голоса в его квартире, прямо над ухом.

«Приснится же ерундистика с утра пораньше… – надо сказать, что на самом деле было уже хорошо за полдень… – Отвалите! Нету вас и никогда не было! Не было Дозора! И никакого Пресветлого Бориса Игнатьевича!»

Но голос бывшего шефа продолжал назойливо лезть в уши. Правда, обращался глава Ночного Дозора не к своему сотруднику-расстриге, а к кому-то невидимому:

– Ну и зачем тебе это надо, Завулон? С ним ведь и так уже… фактически покончено.

– Всё не так просто, Гесер, – ответил незнакомый голос. – Я об этом деле знаю больше, чем ты. И мой сотрудник здесь замешан не меньше, чем твой. Сотрудница.

– Хочешь сказать, что Городецкий поэтому и запирался? Хочешь сказать, что ты всё подстроил?

– Я всего лишь хочу сказать, что судьбы этих двух идиотов связаны между собой. И от этого так просто не отмахнёшься. Даже если ты со свойственным тебе милосердием устроил самосуд над своим сотрудником и выпихнул его на обочину жизни. Пока в дело не вмешалась Инквизиция, лучше бы нам с тобой восстановить баланс по-своему.

На этом месте у ничего не понимающего бывшего дозорного зашумело в ушах, и он снова провалился в неспокойный сон. До той минуты, пока Иного-расстригу не потрясли за плечо и он не увидел над собой склонённое лицо всамделишного Бориса Игнатьевича.

– Ну что вам от меня надо? – пробурчал неудавшийся Светлый вместо приветствия. – Я же для вас больше не существую!

– В последний раз, Антон. Я не думаю, что ты заслуживаешь такого позора, каким тебя заклеймили.

– Вы… узнали что-то новое? Не верьте.

– Это тебя не касается, Городецкий. Просто… у меня к тебе последняя просьба. Пожалуйста, встань и оденься. В твою дверь сейчас позвонят.

* * *

Накануне, сидя в кабинете, забившись в уголок дивана, Алиса слушала переговоры Завулона с Гесером и обдумывала своё положение.

Одно дело – просто секс с начальником. Это понятно и объяснимо.

Совсем другое – то, что было между ними в последнее время. Совсем другие взгляды и совсем другие ласки. Совсем другое поведение.

Но это не было любовью. Это был холодный, равнодушный расчёт. После года влюбленности в Завулона Алиса знала это.

Завулон говорил по телефону, периодически оценивающе косился на девушку, потом снова говорил… Его слова ничего не значили для Алисы, это был просто набор звуков, в который даже не хотелось вникать.

Хотелось горячего шоколада, и тёплого одеяла, и камина, и чьих-нибудь объятий. В Москве шёл дождь, и она промокла до нитки.

Завулон положил трубку и бросил на неё ещё один внимательный взгляд.

А потом был и шоколад, и одеяло, и объятья, и целая ночь «любви». Того, что принято называть любовью.

…Рано утром Артур лично отвёз Алису в довольно старый и обшарпанный дом, поднялся с ней до квартиры и позвонил в резкий звонок, изменив тем самым всю её жизнь.

Может, этого она и ждала столько лет?..

1   2   3   4   5   6



Похожие:

Любовь Отраднева iconЛюбовь освещает
Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не...
Любовь Отраднева iconСемья — дом любви
Семья — это дом любви, место ее пребывания. Вне семьи любовь ущербна, неполна. В семье любовь реализуется во всех своих ипостасях:...
Любовь Отраднева iconКуба – любовь моя куба — любовь моя! Остров зари багровой, Песня летит, над планетой звеня: «Куба — любовь моя!»

Любовь Отраднева iconЛюбовь Вам не трали-вали, Любовь для того, чтоб её отдавали

Любовь Отраднева iconЗаметки о патриотизме академика Д. С. Лихачева
Постепенно расширяясь, эта любовь к родному переходит в любовь к своей стране – к ее истории, ее прошлому и настоящему, а затем ко...
Любовь Отраднева iconАлис’ины Приключения в Чудо стране Глава IX = Фальшивого Черепах’и Рассказ
О, ’тоесть любовь, ’тоесть любовь, что заставляет = мир вертеться / [идти кругом]!’”
Любовь Отраднева iconСергеймогилевце в кукл а
Но любовь пластмассовой куклы жестока, и не похожа на любовь женщины. Лишь с огромным трудом, стоя на пороге гибели, удается писателю...
Любовь Отраднева iconНезависимый религиозно-общественный журнал ясная поляна выпуск 12 рига, 1991
Бог есть любовь и потому воля в человеке, когда она сходится с волей Бога, есть тоже любовь, и желает блага не одному себе, но всему,...
Любовь Отраднева iconЖитие и наставления Старца Силуана
После он уже никогда не мог забыть невыразимо кроткий, беспредельно любящий, радостный, непостижимого мира исполненный взгляд Христа,...
Любовь Отраднева iconВеликие математики Софья Васильевна Ковалевская
Я получила в наследство страсть к науке от предка, венгерского короля Матвея Корвина; любовь к математике, музыке, поэзии от деда...
Любовь Отраднева iconЭто моя жизнь! by Настюшка
...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов